Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / Библиотека / Иерусалимский вестник / Иерусалимский вестник ИППО № II, 2012 / I. Императорское Православное Палестинское Общество: исторические традиции и современные реалии / Полемика секретаря Императорского Православного Палестинского Общества А. А. Дмитриевского и сенатора Е. П. Ковалевского о научной деятельности Палестинского Общества. А. А. Корнилов

Полемика секретаря Императорского Православного Палестинского Общества А. А. Дмитриевского и сенатора Е. П. Ковалевского о научной деятельности Палестинского Общества

В марте 1915 года по частной инициативе члена Государственной Думы Евграфа Петровича Ковалевского в Петрограде состоялось совещание по вопросу о русских научных интересах в Палестине. В совещании приняли участие видные российские ученые – историки и археологи, а также сотрудники Императорского Эрмитажа. С пространным докладом на тему «Русские научные интересы в Палестине и прилежащих областях» выступил член Государственной Думы Е.П. Ковалевский[1]. Докладчик обозначил несколько важных тезисов.

 

Е.П. Ковалевский

Е.П. Ковалевский

 

Война с Османской империей, сказал Е.П. Ковалевский, поставила вопрос об обеспечении при заключении будущего мирного трактата русских религиозных и научных интересов в пределах Турции, в частности в Палестине. С научной точки зрения, особый интерес представляют Палестина, Сирия, Финикия и Синайский полуостров. Сенатор Ковалевский считал, что в деле научных интересов общая атмосфера в пределах Турции остается неблагоприятной. «Ожидать в Палестине изменений всего правового уклада в скором времени едва ли возможно: кому бы ни принадлежала в Палестине государственная власть, трудно рассчитывать на полное упразднение мусульманского права после войны, ввиду того, что 80 % населения там мусульмане». Поэтому уже сейчас, в период войны, утверждал Е.П. Ковалевский, России следует принять ряд мер[2].

 

Е.П. Ковалевский предложил создать русское археологическое учреждение для изучения Палестины. Учреждение, по плану Ковалевского, должно было состоять из двух частей: в Петрограде – Комитет или Общество палестиноведения, а в Иерусалиме – правомочное научное учреждение Русский Археологический Институт (РАИ)[3]. Мнение и роль археологического института в вопросах, связанных с изучением, поддержанием и реставрацией всех христианских святынь, памятников до эпохи крестовых походов и позднейших православных сооружений, должно иметь особое значение. Основание института, как видно из объяснительной записки Е.П. Ковалевского, служило бы средством борьбы России с аналогичными научными учреждениями других великих держав за исследовательское пространство в Святых местах. Сенатор Ковалевский выдвигал такой аргумент в пользу создания РАИ: «Западноевропейские государства и Соединенные Штаты имеют целый ряд учреждений и обществ, которые при соседстве экспедиций, миссий, филиальных отделений работают в пределах Палестины и Сирии. Достаточно указать на Лондонское Общество Palestine Exploration Fund, германское  Palastina-Verein, немецкий и американский археологические институты…»[4].

 

Докладчик указал на недостаточные усилия Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в сфере научных исследований Святой Земли.  Похвалив ИППО за энергичные усилия в различных областях, Е.П. Ковалевский в то же время подчеркнул, что общество «проявляло интенсивную деятельность преимущественно в области руководства паломниками и просвещения местного населения. Естественно, что, несмотря на блестящую полосу в жизни Общества, отмеченную научной палестиноведной деятельностью, давно нашедшей у нас достаточно сил для своего развития, все же чисто научные цели представляли для него второстепенный интерес»[5].

 

Последний важный тезис Е.П. Ковалевского состоял в том, что ИППО могло быть представлено в новых предлагаемых структурах делегатами с правом совещательного голоса[6]. Проект Е.П. Ковалевского по сути дела представлял собой альтернативу ИППО в той части работы общества, которая была научно-исследовательской. Аргументируя свой план необходимостью острой конкурентной борьбы с западными институтами, Е.П. Ковалевский и некоторые ученые-востоковеды предлагали свести на нет научное направление в работе Императорского Православного Палестинского Общества. Более того, Е.П. Ковалевский в письме председателю Московского археологического общества графине П.С. Уваровой написал: «Заботы о паломниках, о Святых Местах, о просвещении местного арабского православного населения, о народной литературе – умножаются и усложняются. Выдвигается вопрос об интеллигентных паломниках-экскурсантах, для которых надо будет обставить посещение Святых мест более научно. При таких обстоятельствах есть основание думать, что на чисто научные работы Обществу (ИППО – А.К.) может не хватить времени средств». Е.П. Ковалевский предположил, что само название «Православное Общество» «будет служить ему некоторым тормозом» для исследований еврейских, языческих и мусульманских памятников[7].     

 

Поскольку проект стал обсуждаться в очень высоких правительственных кругах, в частности, был направлен министру иностранных дел Российской империи С.Д. Сазонову, Палестинское общество решило отстоять свои интересы и вступить в полемику с Е.П. Ковалевским.

 

В марте 1915 года в Совет ИППО был направлен подписанный машинописный экземпляр документа под названием «Записка Секретаря ИППО А.А. Дмитриевского о научной деятельности Общества». В «Записке» профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский[8] довольно обстоятельно раскритиковал тезисы сенатора Е.П. Ковалевского[9].

 

Во-первых, Секретарь напомнил, что с самого начала, с момента создания в 1882 году общество распалось на три отделения: 1) научных изданий и исследований; 2) пособие русским паломникам; 3) поддержание православия в Святой Земле. «Руководители Палестинского Общества, писал А.А. Дмитриевский, - зорко наблюдали за тем, чтобы преобладающее внимание к одному из трех существующих отделений не поглощало бы в большей части его наличных средств, но чтобы последние по возможности равномерно распределялись между всеми отделениями». Научной стороне своей деятельности, утверждал, и не без оснований, Секретарь ИППО, Общество уделяло «исключительный» интерес и заботливое внимание. Если научная работа на некоторое время и ослабевала, то причины сего следует искать не в самом обществе, а в условиях политической, экономической и даже научной жизни Российской империи[10]

 

А. А. Дмитриевский

А.А. Дмитриевский

 

Во-вторых, профессор А.А. Дмитриевский остался верен православной основе Общества, которая исключает какое-либо соперничество или соревнование ради материального или политического преобладания. Как раз к принципу соперничества и подводил свой проект Русского Археологического Института сенатор Е.П. Ковалевский. «Императорское Православное Палестинское Общество, - указал профессор А.А. Дмитриевский, - чуждо мысли о соперничестве с грандиозными изысканиями и раскопками западноевропейских исследователей, но считает, однако, не лишним напомнить и почтенному докладчику, и кружку «лиц, интересующихся делами Ближнего Востока», и даже «специалистам по палестиноведению», что деятельность его и в этом направлении заслуживала бы несколько большего к себе внимания и более справедливой оценки»[11]. И далее Секретарь ИППО привел краткий перечень предпринятых Обществом научных экскурсий на Ближний Восток за период с 1882 года - всего 10 крупных научных проектов. Эти научные мероприятия впечатляют и палестиноведов XXI века.  

 

В-третьих, не отвергая в принципе создание археологического института в Иерусалиме, А.А. Дмитриевский, тем не менее, считал целесообразным деятельность подобного учреждения не в параллели, а в структуре Палестинского Общества. Секретарь ИППО предложил еще один вариант – кооперацию ИППО с новым Институтом при том, что Палестинское Общество не снижает своих научных изысканий, но наращивает их с помощью археологического института. Однако, печально констатировал профессор, «из доклада Е.П. Ковалевского явствует, что Археологический Институт в Иерусалиме, если Комитет его образуется при ИМПЕРАТОРСКОЙ Академии Наук…, будет явлением новым, в вопросах научных вполне самостоятельным и нисколько не желающим считаться с мнением научного отделения Общества почтенной давности»[12].

 

«Записка» содержала тревожный вывод. Руководство ИППО было уже научено горьким опытом недружественных, но подчас и откровенно враждебных отношений с Русской Духовной Миссией и генеральным консульством Российской империи во Иерусалиме. Теперь идея появления еще одного влиятельного на Святой Земле русского учреждения угрожало уставной деятельности ИППО. «Не явится ли этот Институт, - вопрошал профессор А.А. Дмитриевский, - призываемый к всестороннему изучению дорогих всем нам памятников Святой Земли, новым очагом недоразумений и распрей среди остальных существующих уже в Иерусалиме русских учреждений, к вящей, конечно, радости греческого православия и западного инославия?»[13]

 

Начавшаяся полемика А.А. Дмитриевского с Е.П. Ковалевским получила развитие на дневном и особом (вечернем) заседаниях Совета ИППО 9 марта 1915 года в Петрограде. На вечернем заседании присутствовал и выступал сам Е.П. Ковалевский. Следует подчеркнуть, что большинство членов Совета ИППО и приглашенных на заседания видных ученых-археологов признало необходимым ведение научных изысканий на Ближнем Востоке под руководством ИППО. Палестинское Общество было признано главным и авторитетным учреждением, способным организовать исследования, в том числе и в Палестине[14]. Тем не менее, сторонники проекта Е.П. Ковалевского выдвигали идею основания РАИ в Иерусалиме и в 1917 году, накануне трагического падения Российской империи.  В Архиве внешней политики Российской империи, фонд РИППО, отложился документ под названием «Сопроводительная непременного секретаря Императорской Академии Наук академика С.Ф. Ольденбурга профессору В.Н. Бенешевичу». В этой записке предлагалось создать при Академии Наук «Палестинский Комитет для изучения Палестины и сопредельных с ней стран». ИППО в этой записке даже не упоминалось не только в качестве координирующего общества, но и вообще как некая научная сила, исследующая Святую Землю[15].

 

Состоявшаяся в 1915 году полемика профессора А.А. Дмитриевского и сенатора Е.П. Ковалевского обнажила проблемы в деятельности Палестинского Общества, которые имеют и современное звучание. Первая проблема состояла в том, в какой степени ИППО должно сообразовывать свои научные изыскания с аналогичными усилиями иностранных институтов. Следует ли обострять вопрос: западные (Западная Европа и США) институты открыли, раскопали, изучили, привезли в музеи и архивохранилища такие-то артефакты, а российское ИППО отстает от них? В любом случае, российские научные интересы в Палестине, Сирии, Ливане, Египте по-прежнему велики и признаны. Парадоксально, но именно в 1990-е годы, когда финансирование со стороны государства было минимальным, организации и ведомства РФ довольно жестко артикулировали свои интересы в Святой Земле. Именно в 1990-е годы Императорское Православное Палестинское Общество вернуло себе историческое название и приступило к активной работе в Палестине. ИППО явно уступало по финансовым возможностям коллегам из стран Запада, однако не материальный интерес, а религиозная мотивация, академический, научный энтузиазм, желание помочь решению различных задач государства Российского направляли деятельность руководителей и рядовых членов Палестинского Общества в 1990-е годы.    Вторая проблема заключалась в том, что появление любого нового российского учреждения в Палестине обостряло и без того сложные отношения между Палестинским Обществом, РДМ и дипломатическими представительствами России. К сожалению, эта «болезнь» дает себя знать до сих пор, хотя и в латентной форме. От того, смогут ли наши российские учреждения – дипломатические, церковные, общественные, научные, культурные – скоординировано вести свою деятельность в Палестине, зависит будущее православного паломничества и, что может быть, более важно, будущее Православия на Святой Земле. Заметим, что, в отличие от 1915 года, вопрос координации стоит иначе. Российские учреждения и разного рода представительства должны учитывать специфику отношений с государством Израиль и Палестинской национальной администрацией (ПНА). Ситуация на территории Палестинской национальной администрации остается сложной и нестабильной. Государство Израиль также ведет войну за существование, испытывает теракты. Все это осложняет паломнические процессы и заставляет местное православное население принимать новые меры адаптации к условиям конфликта между израильтянами и палестинцами. Третья проблема также была очень серьезной, и она сегодня стоит на повестке дня. Это вопрос о соотношении научной, паломнической деятельности и работе ИППО по поддержанию Православия на Святой Земле. 

 

Полагаем, что в первое десятилетие XXI века Палестинское Общество развернуло свою деятельность в полном масштабе – при поддержке государства, с благословения и по молитвам Русской Православной Церкви, при активном участии десятков ученых, общественных и политических деятелей Российской Федерации. 

 

© Александр Алексеевич Корнилов,

доктор исторических наук, профессор, 

заведующий кафедрой регионоведения,

руководитель НИЛ «Русское Зарубежье»

факультета Международных отношений

Нижегородского государственного университета

им. Н.И. Лобачевского (ННГУ),

заместитель Председателя Нижегородского отделения

Императорского Православного Палестинского Общества

 

Иерусалимский вестник Императорского Православного Палестинского Общества.

Выпуск № II.

Издательство: Иерусалимское отделение ИППО.

Иерусалим. ISBN 978-965-7392-45-4. 2012.

Страницы 39-44.


© Иерусалимское отделение ИППО

Копирование и любое воспроизведение материалов этой статьи разрешено только после письменного разрешение редакции нашего сайта: ippo.jerusalem@gmail.com

  

Примечания



[1] Доклад Е.П. Ковалевского «Русские научные интересы в Палестине и прилежащих областях». Петроград. 1915 г.// Россия в Святой Земле. Документы и материалы: В. 2 т. Т.1. – М.: Международные отношения, 2000 г., стр. 339-349.
[2]Там же., стр. 339-341.
[3] Там же, стр. 342-343.
[4] Там же, стр. 343.
[5] Там же.
[6] Там же, стр.346, 348. 
[7] Письмо сенатора Е.П. Ковалевского Председателю Московского Археологического Общества графине П.С. Уваровой// Там же,  стр. 349-350.
[8]Алексей Афанасьевич Дмитриевский (1856-1929 гг.) был видным деятелем Киевского отдела ИППО, профессором Киевской духовной академии.  А.А. Дмитриевский - знаток археологии и греческого языка; он был несколько раз в Палестине и Сирии, на Синае и Афоне, писал много о святых местах и был хорошо знаком с местными деятелями в Греческой Церкви. Он составил описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках Православного Востока. А.А. Дмитриевскому принадлежит монография «Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века» (СПб., 1907 г.). С 1906 г. профессор А.А. Дмитриевский по решению Великой Княгини Елисаветы Феодоровны и  приглашению Совета ИППО  занял должность Секретаря ИППО, которую занимал до 1918 года. А.А. Дмитриевский возглавил ревизию  палестинских учреждений ИППО в 1910 г. Он активно участвовал в обсуждении педагогической реформы учебных заведений ИППО в Сирии и Палестине (1912–1913 гг.), в дискуссии о создании Комитета палестиноведения и Русского археологического института в Иерусалиме (1915 г.), в совещаниях о восстановлении русского присутствия в Палестине по окончании Первой мировой войны (декабрь 1914 - февраль 1917 гг.). Вплоть до своей кончины, уже в советский период А.А. Дмитриевский продолжал заниматься научной деятельностью. Подробнее см.: Лисовой Н.Н. Алексей Афанасьевич Дмитриевский/ Императорское Православное Палестинское Общество// http://www.ippo.ru/osnovateli-i-podvizhniki-ippo/aleksey-afanasjevich-dmitrievskiy.html
[9] Записка Секретаря ИППО А.А. Дмитриевского о научной деятельности общества. Петроград. Март 1915 г.// Россия в Святой Земле, стр. 350-356.
[10]Там же, стр. 350-351.
[11] Там же, стр. 352-353.
[12] Там же, стр. 355.
[13] Там же, стр. 356.
[14] Протокол дневного заседания Совета Императорского Православного Палестинского Общества. Петроград. 9 марта 1915 г.// Там же,  стр. 357-358; Протокол особого (вечернего) заседания Совета Императорского Православного Палестинского Общества. Петроград. 9 марта 1915 г.// Там же,  стр. 359-360. Следует обратить внимание и на письмо выдающегося русского археолога Н.В. Покровского в Совет ИППО. В своем письме Н.В. Покровский считает, что если и будет создан Русский Археологический Институт, то все мероприятия должны находиться в компетенции Палестинского Общества – см.: Письмо директора Императорского Археологического Института Н.В. Покровского вице-председателю ИППО князю А.А. Ширинскому-Шихматову// Там же, стр. 356-357.
[15] Сопроводительная непременного секретаря Императорской Академии Наук академика С.Ф. Ольденбурга профессору В.Н. Бенешевичу. Петроград. 4 февраля 1917 г.// Там же,  стр. 366-367. 
   

Автор: Корнилов, Александр Алексеевич

версия для печати