Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




 

Главы 194-214

Содержание

 

194. Совет старца из Скита молодому иноку — не ходить по корчмам

195. Евагрий философ, обращенный к вере епископом Синезием

196 Чудо происшедшее с детьми в Апамее, произнесшими во время игры слова св. возношения

197. Рассказ Руфина о св. Афанасии и его сверстниках

198. Ответ св. Афанасия Александрийского на вопрос относительно силы крещения

199. Рассказ о простом старце, вразумленном людьми, а не ангелами, которых он видел

200. Юноша, золотых дел мастер, усыновленный вельможею за усердие в вере

201. Юноша, которого умирающий отец вверил покрову Божию

202. Жизнь раба Божия Авивы

203. Рассказ о ювелире

204. Благочестивая и богобоязненная женщина вразумляет инока

205. Благоразумная женщина, избежавшая насилия со стороны инока

206. Как знатная женщина научилась кротости

207. Девица, окрещенная ангелами

208. Ответ старца брату, одержимому печалью

209. Наставления св. мужа по поводу слов молитвы Господней: не введи нас в искушение

210. Епископ, одержавший победу смирением

211. О старце, освободившем из темницы брата, унесшего у него имущество

212. О великодушном поступке двух старцев с разбойниками

213. Для чего совершаются знамения и чудеса во св. Церкви

214. Чудо в Соруде

215. Чудо в Кедребатах

216. Разумный совет: не следует делать неразумных решений и, тем более, исполнять их

217. Совет старца иноку об обращении с женщинами

218. Авва Сергий вразумляет земледельца своей кротостью и терпением

219. Смирение побеждает вражду 

 

Глава 194. Совет старца из Скита молодому иноку — не ходить по корчмам

 

Умоляю тебя, не делай этого!

 

Старец один жил в Скиту. Однажды, придя в Александрию что­бы продать свое рукоделие, увидал молодого монаха, вошедшего в корчму. Старец опечалился и остановился вне корчмы, чтобы дождаться выхода монаха и побеседовать с ним. Так и было. Лишь толь­ко молодой монах вышел, старец, взяв его за руку и отведя в сторо­ну, стал говорить ему: «Брат, разве ты позабыл, что ты облечен в святую одежду? Или не знаешь, что ты еще юн? Не испытал еще того, как много козней строит нам диавол? Не знаешь еще ты, как много вреда для иноков, проводящих время в городе, оттого, что они здесь видят, слышат, от различных сцен городской жизни?.. Вот ты, без зазрения совести, ходишь по корчмам, слышишь и видишь там, чего не должен, и встречаешься там с женщинами...Пристойно ли это тебе? Умоляю тебя, не делай этого, иди лучше в пустыню, где ты можешь получить спасение» «Ступай-ка себе, старче! Бог ничего не желает, кроме чисто­го сердца», — отвечал молодой инок. «Слава Тебе, Господи! - воскликнул старец, подняв руки к небу. - Пятьдесят лет я прожил в Скиту, а чистого сердца еще не стяжал, а ты, юный, шатаясь по харчевням, достиг чистоты сердца! Бог да сохранит тебя и меня да не посрамит в уповании моем! — сказал в заключение старец.

 

 

Глава 195. Евагрий философ, обращенный к вере епископом Синезием

 

Когда будете хоронить меня, вложите вот эту грамоту в мои руки!

 

Когда мы были в Александрии, пришел туда из Пентаполя Леонтий, апамейский уроженец, муж христолюбивый и благочестивый. В Кирене он прожил уже много лет. А в Александрию он при­шел во времена св. папы Евлогия, патриарха Александрийского, в зависимости от которого находилась и кафедра Киринийская. Во время нашей беседы он рассказал. При блаженном папе Александрийском Феофиле в Кирене был епископ Синезий философ. Прибыв в Кирену, он встретил там од­ного философа, по имени Евагрия, своего школьного товарища и искреннего друга. Но Евагрий как был, так и остался язычником и предан был идолопоклонству. Епископ Синезий желал и старался отвратить его от идолослужения, мало того — он поставил себе это целью и главной заботой — ради той любви, какую издавна питал к нему. Однако язычник не только не соглашался, даже вовсе не желал и слушать его убеждений. Несмотря на это, епископ, побуждаемый любовию к нему, не падал духом и не переставал ежедневно наставлять, склонять и убеждать, чтобы Евагрий, уверовав во Хри­ста, воспринял Его учение. Однажды философ даже прямо сказал епископу: «Вот что, господин епископ! Из всего, чему учите вы, христи­ане, более всего возмущает меня то, что настанет конец этому ми­ру, и по кончине мира все от века жившие люди восстанут в этой плоти, и эта плоть будет нетленной и бессмертной, что затем наста­нет вечная жизнь, и каждый получит воздаяние, что оказывающий милостыню нищим дает взаймы Богу, и расточающий имущество на бедных и нищих собирает себе сокровище на небе, что вместе с вечной жизнью Христос сторицей воздаст ему в грядущем веке — все это, кажется мне, обман, насмешка, басня и пустые слова...». Со своей стороны, епископ Синезий утверждал, что все учение христиан истинно, что в нем нет ничего ложного или чуждого ис­тине, и старался подтвердить истину своих слов многими доказа­тельствами. Долго епископ добивался своей цели, пока, наконец, не обра­тил философа в христианство и затем крестил с детьми и всеми до­мочадцами. Спустя немного времени Евагрий вручил епископу три динария золотом в пользу бедных и при этом сказал: «Прими от меня три динария, раздай бедным и дай мне удостоверительную грамоту, что Христос воздаст мне за это в будущей жизни» Взяв золото, епископ охотно дал ему грамоту, какую тот желал. Прожив несколько лет после крещения, Евагрий тяжело заболел и почувствовал приближение смерти. Пред самой кончи­ной он говорил своим детям: «Когда будете хоронить меня, вложи­те вот эту грамоту в мои руки и с ней похороните меня». После его смерти дети исполнили его заповедь и зарыли его в могилу вместе с документом. На третий день после погребения он является ночью в сновидении епископу Синезию и говорит: «Пойди и в гробу, где я лежу, возьми свою грамоту. Я получил, что следует. Вполне удовлетворенный, я не имею более никакой претензии на тебя и в удо­стоверение тебя в этом я расписался на твоей грамоте». Епископ не знал, что философ был погребен с его грамотой. Призвав в то же утро сыновей философа, епископ сказал им: «Что вы положили в гроб вместе с философом?» «Ничего, владыко, кроме обычных погребальных одежд». Они предположили, что епископ спрашивает о деньгах. «Как?! — сказал епископ. — Разве не положили вы с ним грамоты?» Тут они вспомнили — они никак не могли представить себе, что дело идет о грамоте, — и отвечали: «Точно так, владыко. Умирая, отец дал нам какую-то грамоту и сказал: «При погребении вложите мне в руки грамоту, так чтобы никто об этом не знал». Тогда епископ рассказал им свой сон, который видел в ту ночь. Потом, взяв детей, духовенство, знатных жителей города и некоторых из простых граждан, пришел к могиле философа. Могилу раз­рыли, раскрыли гроб, философ лежал и держал в руках грамоту. Взяв грамоту из рук умершего, они развернули ее и нашли только что сделанную собственноручную подпись философа... Вот что было написано: «Я, Евагрий философ, тебе, святейшему епископу господину Синезию, желаю радоваться. Я получил по твоей распи­ске, вполне удовлетворен и не имею никакой претензии на тебя из-за того золота, которое я дал тебе, а чрез тебя Христу Богу и Спасителю нашему». Все присутствовавшие были поражены этим и долго взывали: «Господи, помилуй!» Все прославляли Господа, творящего чудеса и подающего вечное воздаяние рабам Своим. Тот же господин Леонтий утверждал вместе с тем и то, что гра­мота с собственноручной подписью философа сохраняется доныне и находится в сокровищнице церкви киренской. Всякий, вновь всту­пающий в свою должность ризничий вместе со священными сосуда­ми принимает и эту грамоту и бережно хранит ее. Сдавая другому, вместе с сосудами передает и грамоту в полной неповрежденности.

 

Глава 196. Чудо происшедшее с детьми в Апамее, произнесшими во время игры слова св. возношения

 

Огонь ниспал с неба.

 

Бывший начальник африканской провинции Георгий, чело­век христолюбивый, чтивший иноков и нищелюбец, сорадовавшийся всему доброму и богоугодному, рассказал нам: «На моей ро­дине, — он был родом из Апамеи, второй сирийской провинции, из города Торакса, — есть местечко, лежащее в сорока милях от горо­да, называемое Гонаг. В окрестностях селения, на расстоянии од­ной мили, дети пасли скот. Однажды дети, как это обыкновенно бывает в их возрасте, вздумали поиграть. Разыгравшись, они вдруг решили: «Давайте устроим собрание и отслужим обедню». Все тотчас согласились, поставили одного в чине священника, двух дру­гих произвели во диаконы. Нашли один гладкий камень и начали игру: на камне, как на жертвеннике, положили хлеб и в глиняном кувшине вино. Священник встал перед жертвенником, а диаконы — по сторонам. Священник произносил молитвы св. возношения, а диаконы махали поясами, будто рипидами. Во священники был из­бран такой, который хорошо знал слова молитвы, так как в церкви вошел в употребление обычай, чтобы дети во время литургии стоя­ли перед святилищем и первые, после духовенства, причащались Св. Тайн. В иных местах священники имеют обычай громко произносить молитвы св. возношения, почему, часто слыша, дети могли знать их наизусть. Когда все было устроено по церковному чину, прежде чем при­ступить к раздроблению хлеба — вдруг огонь ниспал с неба, пожрал все предложенное и совершенно испепелил самый камень, так что не осталось никакого следа ни от камня, ни от того, что приноси­лось на нем. При виде неожиданного явления дети в страхе замерт­во попадали на землю и не могли ни встать, ни закричать. Так как они не вернулись в обычное время домой — они без чувств все еще лежали на земле, — родители отправились из селения узнать о причине их необычного отсутствия. После розысков они нашли их распростертыми на земле. Дети не узнавали своих родителей и ничего не отвечали на расспросы. Увидав их без чувств, родители взя­ли детей, каждый своего, и отнесли домой. Все были в крайнем изумлении, видя детей в таком состоянии. Да и узнать что-либо нельзя было вследствие бессознательного состояния детей. В течение целого дня их принимались не один раз спрашивать, но не до­бились никакого ответа. Весь день и ночь прошли в полной неизве­стности относительно случившегося. Только на другой день дети понемногу стали приходить в сознание и рассказали, что они дела­ли и что случилось. Тогда родители взяли детей и, пригласив важ­нейших жителей селения, пошли на место происшествия, где со­вершилось изумительное чудо. Там заметны еще были следы нис­павшего огня. Все, кто только слышал о происшествии и убедился своими гла­зами в достоверности его, поспешили в город и обо всем по поряд­ку рассказали епископу. Епископ, удивляясь важности полученных сведений, отправился со всем клиром на место происшествия. Вы­слушав от детей еще раз рассказ обо всем и увидав следы небесно­го огня, епископ благословил детей в иноки и на самом месте уст­роил знаменитый монастырь. Над местом, куда ниспал огонь, был устроен храм и поставлен св. жертвенник». Господин Георгий прибавил к своему рассказу, что в этом монастыре он видел одного из мальчиков. Вот о каком дивном небесном знамении рассказал нам христолюбец Георгий!

 

Глава 197. Рассказ Руфина о св. Афанасии и его сверстниках

 

Слава расскажет гораздо меньше самой правды.

 

Церковный историк Руфин записал из прежнего времени не­что подобное об игре детей. Повествуя о детстве св. Афанасия, этого великого борца и провозвестника истины, бодрого и творив­шего угодное перед Богом пастыря, говорит, что его предназначе­ние к епископскому сану получило свое начало свыше в некотором дивном предчувствии. Мы расскажем, что узнали от других, о ран­них годах этого мужа, о том, каким он был в отрочестве, напомним и о его воспитании. Святой Александр, бывший папой в Александрии после Ахилла по предсказанию св. архиепископа и священно-мученика Петра, осудившего нечестивого Ария, однажды взглянул на море, увидал на морском берегу игравших там по обычаю детей. Они представляли епископа и все, что по чину совершается в хра­ме. Присмотревшись внимательно к игре детей, он увидал, что у них совершаются некоторые таинства. Пораженный этим зрели­щем, он немедленно созывает духовенство и рассказывает о том что видел. Потом послал взять и привести к нему всех детей. Дети явились. Папа спросил их, во что они играли и что при этом делали. Естественно, что ребятишки перепугались и чистосердечно рассказали обо всем по порядку, как, между прочим, они крестили некоторых, оглашенных Афанасием, которого дети поставили над собой епископом. Тогда епископ тщательно расспросил, кого дети окрестили, и узнал, что дети в точности исполнили все по чину бо­гослужения. После совещания со своим клиром папа постановил: вторично не совершать крещения над теми, кто удостоился св. та­инства. Относительно же Афанасия и тех, кто избран был детьми в клирики, он поручил родителям воспитывать их в наставлении и на­казании Господнем, в особенности — Афанасия, которого вскоре затем посвятил Богу. Так уже с юных лет обогащаясь благодатными дарами, состоя при епископе, он просиял впоследствии, взойдя сам на высшую степень... Пригласив к себе родителей Афанасия и тех детей, которые в игре представляли собою священников и диако­нов, он пред лицом Бога посвятил их на служение Церкви, и с тех пор они содержались на церковные средства. Прошло немного времени. Афанасий окончил школу первона­чального обучения и затем прошел полный курс словесных наук и литературы. Родители, как вверенный Богу залог, отдали его свя­щеннику, и, подобно Самуилу, он продолжал свое воспитание при храме Божием. Всякий раз, как престарелому Александру приходи­лось отправляться на соборы епископов, он брал с собою Афана­сия, который и носил его священное облачение, то, что по-еврей­ски называется ефод. Подвиги и борьба Афанасия за Церковь против еретиков бы­ли так велики, что к нему можно приложить слово Писания: «Аз 6о скажу ему, елика подобает ему о имени Моем пострадати» (Деян.9,16). Во вражде к нему вся вселенная соединилась, по­двиглись цари земные и царства, и воинства поднялись на него... Но он соблюл слово Божие: «аще восстанет на мя брань, на Не­го аз уповаю» (Пс.24, 3). Дела его столь славны, что их величие не позволяет ни о чем умолчать, и в то же время столь многочис­ленны, что заставляют предпочесть молчание... Разум теряется, отказываясь указать, что предпочесть и что опустить... Напомним о немногом, что относится к моей задаче — об остальном пусть говорит слава! Но и слава расскажет гораздо меньше самой правды — не может она ничего ни прибавить к правде, ни изобрести чего-либо нового...

 

Глава 198. Ответ св. Афанасия Александрийского на вопрос относительно силы крещения

 

Пустые мешки...

 

Однажды спросили св. Афанасия, папу Александрийского, можно ли считать, согласно вере и учению христианскому, крещенным того, кто, не веруя на самом деле и лишь притворяясь верую­щим, испросит себе крещение по каким-либо посторонним обсто­ятельствам? «Послушайте, — отвечал он, — что говорят старцы: когда была сильная смертность, многие без околичностей прибега­ли к св. крещению из страха смерти. Блаженному мученику Петру явился некто в виде ангела и сказал: «Доколе будете вы посылать сюда запечатанные мешки, но совершенно пустые, без всякого со­держания внутри?» Поэтому, насколько можно заключить из слов ангела, носящие печать крещения, хотя бы и получили его в расче­те на какое-либо благо, считаются крещенными».

 

Глава 199. Рассказ о простом старце, вразумленном людьми, а не ангелами, которых он видел

 

Ошибаешься старче!.. не принимает этого Церковь!

 

Один из отцев рассказывал. Был старец, святой и чистый по жизни. Когда он совершал св. литургию, то видел ангелов, стоявших по правой и по левой сторо­не. Усвоив у еретиков чин службы и будучи сам не сведущ в божест­венных догматах, он, по простоте и незлонамеренно, во время службы говорил не то, что должно, не сознавая своей ошибки. По Промыслу Божию, к нему пришел один брат, сведущий в догматах. Старцу пришлось при нем совершать литургию. И сказал ему брат — он был в сане диакона: «Отче, то, что ты сказал во вре­мя священнодействия, не согласно с православной верой, но заим­ствовано у еретиков». Старец, при виде ангелов, предстоящих свя­щеннодействию, не обратил никакого внимания на слова брата. Но диакон не переставал утверждать: «Ошибаешься, старче! Не при­нимает этого Церковь...» При этих укоризнах и обличениях, кото­рым он подвергался от диакона, старец, увидав по обычаю ангелов, спросил их: «Вот что говорит мне диакон. Правда ли это?» «Послушайся его, он правильно говорит», — сказали ему ан­гелы. «Почему же вы не сказали мне этого?» «Бог так устроил, чтобы люди были исправляемы людьми же», — отвечали ангелы. С тех пор старец исправился в службе и воздал благодарность Богу и брату.

 

Глава 200. Юноша, золотых дел мастер, усыновленный вельможею за усердие в вере

 

Разве Христос не примет моей жертвы, подобно двум лептам вдовицы?

 

Один из отцов рассказал нам. Молодой человек, прекрасных дарований, поступив к золотых дел мастеру, в скором времени в совершенстве изучил свое ремес­ло. Один из знатных людей заказал устроить золотой крест с дра­гоценными камнями, чтобы пожертвовать в церковь. Хозяин пору­чил этот заказ молодому человеку, как весьма искусному мастеру. Он и стал размышлять: вот какое богатое пожертвование прино­сит Христу этот человек! Почему бы и мне не уделить из моего жа­лованья на этот крест? Разве Христос не примет моей жертвы, по­добно двум лептам вдовицы? Рассчитав, сколько следует ему полу­чить жалованья, он делает заем и употребляет его на крест. Между тем, приходит заказчик и, взвесив крест, прежде чем были вставле­ны камни, находит его по весу гораздо тяжелее данного им количе­ства золота. Тогда он с угрозами начинает укорять молодого человека за то, что он прибег к обману, сделав подмес к золоту. Юноша отвечал ему: «Единый, ведый сердечные помышления, знает, что я не сде­лал ничего подобного. Но, видя, сколь великое пожертвование ты приносишь Христу, я решился присоединить к нему из своего жа­лованья, чтобы и мне иметь часть с тобою, и Христос принял и мою жертву, как две лепты вдовицы» «Подлинно ли так ты, чадо, и рассуждал?!» — сказал поражен­ный словами юноши заказчик. «Подлинно так...» «Если ты держишься таких мыслей и всю волю свою преда­ешь Христу и если ты пожелал иметь часть со мною, — сказал вель­можа, — вот, отныне я усыновляю тебя и оставляю своим наслед­ником» И, действительно, взял его к себе и сделал своим наследником.

 

Глава 201. Юноша, которого умирающий отец вверил покрову Божию

 

Я желаю лучше Христа!

 

Вот что рассказал мне один из отцев: «По некоторой надобности я прибыл в Константинополь. Сижу я в церкви, и вот входит некто из мирян, человек знатный и христолюбивый. Увидав меня, он сел рядом со мной, и у нас завязался душеспасительный разго­вор. Во время беседы я сказал, что те, кто хорошо распоряжаются земными благами, сподобятся и небесных. «Хорошо ты сказал, отче! - отвечал он. - Блажен тот, кто уповает на Бога и всецело себя предает Ему. Вот тебе пример. Я - сын одного из весьма знатных в мире. Отец мой был очень милос­тив и щедр и много уделял бедным. Однажды он позвал меня к себе и, показав мне все деньги, спросил: «Скажи мне, чадо, что тебе бо­лее будет угодно, оставить ли тебе деньги или Самого Господа тво­им попечителем?» Я, рассудив для себя более полезным то, чего, как видно было, желал и отец, отвечал ему: «Я желаю лучше Хрис­та. Все это проходит: сегодня тут, а завтра — где?» И с тех пор, как отец услышал это от меня, он без сожаления раздавал все, так что по смерти своей мне почти ничего не оставил. Став бедняком, я вел себя очень скромно, всю надежду возложив на Бога, Которому он поручил меня. Был один богач и притом весьма знатный. У него была жена христолюбивая и боящаяся Бога. У них была только одна дочь. Од­нажды жена обратилась к мужу с такой речью: «У нас всего только одна дочь, и так много благ даровал нам Господь! Чего ей не доста­ет? Если мы будем стараться выдать ее замуж за такого же богача, как и мы, но человека порочного — она будет несчастна весь свой век. Поищем-ка лучше для нее человека скромного и богобоязнен­ного, чтобы он любил ее в Боге и согревал своей любовью». «Пра­вильно ты рассудила — отвечал муж. — Ступай в церковь, помолись усердно и потом сядь там: кто первый войдет, тот и будет избран­ник, посланный Самим Богом». Она так и сделала. Помолилась и села, и вот я первый вхожу... Она тотчас посылает за мною раба и начинает расспрашивать: «Откуда ты?» «Я живу здесь же, в этом городе, и сын такого-то» «Того, кто был так милостив к бедным?.. Женат ли ты?» «Нет» Потом я передал ей свой разговор с отцом. И тогда она, воздав хвалу Богу, воскликнула: «Вот твой добрый Попечитель, Которого ты избрал себе, по­слал тебе жену и богатство, чтобы пользовался тем и другим в стра­хе Божием» И я молю Бога, чтобы Он дал мне идти путем отца моего до конца моей жизни».

 

Глава 202. Жизнь раба Божия Авивы

 

Ты искал Христа!

 

Один из отцев рассказал нам. У некоего мирянина был сын, отличавшийся благочестием, це­ломудрием и воздержанием во всем. Вина он не пил с самых ранних лет. Его душа стремилась к отшельнической жизни, между тем отец хотел его пристроить к какому-либо делу, но сын не соглашался на это. Между братьями он был старшим. Так как взгляды и стремления отца и сына расходились, то отец постоянно укорял его, ставя ему в порок самое его воздержание. «Ты бы взял пример хоть с братьев своих и принялся бы за дело», — говорил отец. Сын все переносил молчаливо. Между тем, все знавшие его любили его за благочестие и скромность. Приблизилась кончина отца. Некоторые родственники и близ­кие друзья, вообразив, что отец ненавидит своего старшего сына, так как часто порицал его, собрались и рассуждали между собою: «Как бы отец не лишил наследства этого раба Божия. Пойдем, попросим за него». А старик был богат. Вот приходят к умирающему и говорят: «Мы имеем нечто попросить у тебя» «В чем же состоит ваша просьба?» — спросил тот. «О господине Авиве, как бы ты его не забыл в своем завеща­НИИ», — говорят. Старшего сына звали Авивом. «Это вы за него-то просите меня?» «Да...» «Позовите-ка его ко мне» Все думали, что он начнет его бранить по обыкновению. Когда явился старший сын, отец сказал ему: «Подойди ко мне» Когда тот подошел, отец бросился к ногам его со слезами. «Прости меня, чадо, — воскликнул умирающий, — и молись за меня Богу, чтобы простил меня, если я чем-либо огорчил тебя... Ты искал Христа, а я предавался мирским заботам» Потом зовет к себе других сыновей и, указав на старшего брата, говорит: «Вот вам господин и отец! Скажет он вам: вот ваше — и будет ваше. Скажет: нет вам ничего — и ничего не будет у вас!» Все были поражены этим. Отец тут же скончался. По кончине отца старший брат отдал братьям каждому что следовало из наслед­ства. Получив свою часть, Авив все раздал бедным, не оставив себе ничего, потом приступил к устройству кельи и, окончив работу, за­болел. Кончина быстро приближалась... Один из братьев навестил его. Больной сказал брату: «Ступай и устрой утешение своей семье -^Ц теперь великий день...» А был праздник св. апостолов. «Как же мне уйти и оставить тебя одного?» — спросил брат. «Ступай... Придет час мой — я позову тебя», — ответил больной. В самом деле, когда настал час смерти, Авив привстал и, посту­чав в окно, дал знать брату. «Приди сюда!» Брат немедленно пришел, и Авив предал дух свой Господу. И все удивились и прославили Бога. «Вот какой кончины сподобился он, кончины, достойной той любви, какою он возлюбил Христа!» — говорили все.

 

Глава 203. Рассказ о ювелире

 

Бросайте все в море!

 

Вот рассказ одного из отцов. Был один ювелир. У него было много драгоценных камней и жемчуга. Однажды он сел с детьми на корабль, чтобы отправиться на чужую сторону и там заниматься своим ремеслом и торговлей. По устроению Божию, на корабле он полюбил одного мальчика, который прислуживал ему, за что и получал помощь от купца, пита­ясь от стола его. Однажды мальчик слышал, как матросы шептались между собою и уговаривались бросить ювелира в море, чтобы овла­деть его камнями. Войдя по обычаю к ювелиру для услуг, мальчик не мог скрыть своей скорби. «Что ты, молодец, сегодня так грустен?» — спросил купец. Мальчик, подавляя скорбь, молчал. «В самом деле, скажи-ка мне, что с тобой?» — расспрашивал купец. Тогда мальчик, разразившись плачем, сказал: «Вот так и так уговорились поступить с тобой...» «И это верно?» — спросил купец. «Да, так они решили между собой...» Тогда купец зовет детей и говорит им: «Что бы я ни сказал вам, исполняйте немедленно и без всяких рассуждений» Потом, развернув полотно, говорит им: «Принесите мне ларцы!» Те принесли. Раскрыв ларцы, начал вынимать и раскладывать камни на полотне. Вынув все, он начал говорить: «Так вот от чего зависит моя жизнь? И ради этих-то камней я подвергаюсь опасностям и бурям на море и даже должен подверг­нуться близкой смерти, не взяв с собой ничего из этого мира?! Бро­сайте все в море!!» — крикнул он детям. Те немедленно, по приказанию его, побросали все в море. Матросы были поражены таким поступком, и замысел их разру­шился.

 

Глава 204. Благочестивая и богобоязненная женщина вразумляет инока

 

Вспомни о скорби и тяжести раскаяния!

 

Рассказ одного из отцов. Один инок был укушен змеей и пришел в город лечиться. Его приняла к себе в дом благочестивая и богобоязненная женщина и стала лечить. Лишь только немного успокои­лась боль у инока, диавол стал внушать ему блудные помыслы. Од­нажды он схватил ее за руку. «Нет, отец! — сказала женщина. — Побойся Христа! Вспомни о скорби и тяжести раскаяния, которые ты испытаешь в своей ке­лье, вспомни о воплях и слезах, которые предстоят тебе». Вот что и многое другое говорила женщина иноку, и брань ос­тавила его. От стыда он не мог взглянуть на женщину и хотел бе­жать из дому. Но женщина, почувствовав сожаление к иноку, ради Христа, сказала ему: «Не стыдись и не уходи, отец! Тебе еще надо полечиться». А то — был не помысел чистой души твоей, но козни злобного диавола. Окончив лечение, она без всякого соблазна отпустила его с миром.

 

Глава 205. Благоразумная женщина, избежавшая насилия со стороны инока

 

Какими глазами ты посмотрел бы на моего отца?

 

Нам рассказывали об одном брате, который, живя в киновии, был посылаем по разным ее нуждам. В одном селении жил благочестивый мирянин, который радушно принимал инока всякий раз, как тот заходил в селение. Мирянин имел единственную дочь, ко­торая, пожив с мужем один или два года, незадолго перед тем овдо­вела. Приходя и уходя от них, инок впал в плотскую брань... Дочь, женщина разумная, заметив это, стала остерегаться инока и избега­ла показываться ему на глаза. Однажды отец по надобности отпра­вился в ближайший город, оставив дочь одну в доме. Как раз в это время по обычаю зашел к ним инок и, застав ее од­ну, спросил: «А где же отец твой?» Пошел в город. Инок взволновался от плотской брани и намеревался при­чинить ей насилие. Но она, не потеряв присутствия духа, сказа­ла ему: «Не волнуйся, не выходи из себя — отец долго еще не возвра­титься... Мы здесь одни... Я знаю, что вы, иноки, ничего не делаете без молитвы... Встань, помолись Богу... Что Он положит тебе на сердце, то мы и сделаем...» Но инок не мог успокоиться. Страсть обуревала его... «Ты в самом деле никогда не знал женщины?» — спросила хо­зяйка. «Никогда! — отвечал инок. — И мне хочется узнать, что это такое...» «Потому-то ты так и взволновался, что не знаком еще со смрадом нечистых женщин...» И, желая укротить страсть его, она старается внушить ему от­вращение к себе. «Я в периоде месячного очищения, и никто не может прибли­зиться ко мне без того, чтобы не обонять смрада...» Такие и другие подобные речи подействовали на инока. А при­дя в себя, он залился слезами... Увидав, что инок успокоился, женщина говорит ему: «Вот видишь: если бы, послушавшись, я отдалась тебе, мы те­перь сидели бы уже врозь, совершив грех. Какими глазами посмот­рел бы ты на моего отца? Как, вернувшись в монастырь, ты мог бы слушать лик святых, воспевающих Богу? Прошу тебя, отрезвись и не стремись к тому, что может из-за минутного наслаждения погу­бить все твои подвиги и лишить вечных благ» Выслушав эти речи, брат возвратился в монастырь, принес по­каяние во грехе своем и воздал благодарность Богу за то, что Он че­рез благоразумие и целомудрие женщины не допустил его до ко­нечного падения. Об этом происшествии передал тому, кто рассказывал нам, сам подвергавшийся брани инок.

 

Глава 206. Как знатная женщина научилась кротости

 

Она стяжала великую кротость.

 

Один из отцов рассказывал нам о некоей знатной особе, из се­наторского рода. Она отправилась на поклонение св. местам. При­быв в Кесарию, она предпочла здесь остаться и проводить жизнь в уединении. «Дай мне девицу, — стала просить она епископа, — чтобы она воспитывала меня для иноческой жизни и научила страху Божию» Избрав одну смиренную девицу, епископ приставил к ней. Спу­стя немного времени при встрече епископ спросил: «Ну, что девица, приставленная к тебе?» «Она прекрасного поведения, — отвечала знатная женщина, — только совершенно бесполезна для души моей, потому что предостав­ляет мне действовать по произволу. Она очень скромна, а мне нужно, чтобы бранили меня и не позволяли мне исполнять мои прихоти» Тогда епископ, избрав другую, крутого нрава, приставил к ней. Та то и дело говорила ей: «дура богатая», или бранила ее другими подобными словами. Вскоре епископ опять спрашивал: «Какова девица?» «Вот эта воистину приносит пользу душе моей» Таким-то об­разом она стяжала великую кротость.

 

Глава 207. Девица, окрещенная ангелами

 

Праведен ecu, Господи и правы суды Твои!

 

Авва Феона и авва Феодор рассказали нам. При патриархе Павле в Александрии осталась сиротой после смерти родителей, очень богатых людей, одна девица. Она была не крещена. Однажды вышла в сад, оставленный ей родителями. При домах знатных даже среди города есть сады. В глубине сада она уви­дала неизвестного человека, собравшегося удавиться. Быстро под­бежав к нему, она спросила: «Что ты делаешь, добрый человек?» «А тебе какое дело? Уйди! Я в большом горе...» «Скажи мне всю правду. Я, может быть, помогу тебе» «Я много должен. Мои заимодавцы сильно теснят меня, и я предпочел скорее умереть, чем вести такую горькую жизнь» «Прошу тебя, возьми все, что у меня есть, и отдай, только не губи себя» Тот согласился на это и уплатил долги. Между тем, девица оказалась в стесненном положении. И не мудрено: осталась без родителей, позаботиться о ней было некому. Придя в крайнюю бедность, она начала распутную жизнь. А те, которые знавали ее родителей, говорили: «Кто знает суды Божий, как и для чего попускается душе падать!» Молодой организм не вынес такой жизни, она заболела и опо­мнилась. В сокрушении духа она просила соседей: «Ради Господа, сжальтесь над душой моей и поговорите с папой, чтобы мне стать христианкой». Но все отвернулись от нее с презрением. «Кто пожелает быть восприемником такой распутной женщи­ны?» — говорили о ней. И была она в большой скорби. Когда она совсем пала духом при таких обстоятельствах, явился ей ангел Господень в виде того человека, которому некогда оказала она милость. «Что с тобою?» — спросил ее ангел. «Я желаю сделаться христианкой, и, увы, никто не хочет ска­зать обо мне» «В правду ли ты желаешь?» «Да, и прошу и тебя об этом» «Не падай духом! Я приведу кого-нибудь, и тебя примут в ло­но Церкви» Ангел приводит еще двух ангелов, и они относят ее в церковь. Потом, приняв вид известных сановников при особе наместника, приглашают клириков, на обязанности которых было крестить но­вообращенных. Клирики спрашивают сановников: «Ручается ли ваша любовь за нее?» «Да!» — отвечают они. Клирики совершили все, что следует по чину над готовящимися ко крещению, и окрестили ее во имя Отца и Сына и Св. Духа. Потом облекли ее в одежды новокрещенных. Ангелы перенесли ее в дом, ку­да она вернулась в белых одеждах. И положив ее, стали невидимыми. Соседи, увидав ее в белых одеждах, спрашивали: «Кто окрестил тебя?» «Кто-то пришел, — отвечала она, — отнесли меня в церковь, сказали клирикам, и они окрестили меня» «Да кто же именно? Какие клирики?» Об этом она ничего не могла сказать. Доложили папе. Папа призвал клириков, приставленных к крещению. «Вы ли окрестили ту женщину?» — спросил папа. Те не отреклись, подтвердили и сказали, что были приглашены для того таким-то и таким-то из сановников при правителе. Епис­коп посылает за указанными лицами и спрашивает у них, точно ли они поручились за девицу? «Ничего мы не знаем, — отвечали те. — Не знаем и тех, кто сделал это» Тогда епископ понял, что это — дело Божие. И пригласив ново-крещенную, спросил: «Скажи мне, дщерь моя, что сделала ты доброго?» «Я блудница и бедная... Что же доброго могла я сделать?» «Так-таки и не знаешь за собою ни одного доброго поступка?» «Нет... вот разве это... однажды я увидала неизвестного мне человека, собиравшегося удавиться. Его сильно теснили заимодав­цы. И, отдав ему все мое состояние, я избавила его от беды...» И, сказав это, она почила в Господе, получив отпущение своих вольных и невольных прегрешений. Епископ прославил Господа: «Праведен еси, Господи, и правы суды Твои!» (Пс. 118,137.)

 

Глава 208. Ответ старца брату, одержимому печалью

 

Что мне делать?

 

Один брат, одержимый печалью, спросил старца: «Что мне делать?! Помыслы одолевают меня, внушая мне, что напрасно я отрекся от мира и все равно спасения не достигну...» «А ты знаешь ли, — ответил старец, — хотя бы мы и не могли достигнуть земли обетованной, нам лучше сложить кости в пусты­не, чем возвратиться в Египет?!»

 

Глава 209. Наставления св. мужа по поводу слов молитвы Господней: не введи нас в искушение

 

Мы не о том просим, чтобы не подвергаться искушению.

 

Один из святых сказал: «Молясь Господу: "Не введи нас во искушение", мы не о том просим, чтобы нам не подвергаться искуше­нию, потому что это невозможно. Нет, мы молимся о том, чтобы под влиянием искушения нам не возжелать деяния, неугодного Богу. Вот это и значит — не впасть в искушение. Например, святые му­ченики, испытываемые мучениями и не побежденные ими, не впали в искушение, подобно сражающемуся со зверями, пока он еще не съеден зверями. Если же будет растерзан, значит — пал среди испы­тания. Так и при каждой смерти — пока человек не побежден ею».

 

Глава 210. Епископ, одержавший победу смирением

 

И вы поступайте так же!

 

Рассказ одного из отцов. Два епископа, жившие недалеко один от другого, поссорились между собою. Один из них был богат, а другой был весьма смиренный человек. Богатый искал случая повредить другому. Тот узнал об этом и сказал своему клиру: «Мы победим его благодатию Христа. Он хорошо знал, как ему поступить» «Кто же может, владыко, устоять против него? — возразил клир» «Подождите и сами увидите» Епископ стал выжидать благоприятного случая. И вот, когда его собрат отправлял торжество в честь св. мучеников, он, взяв свой клир, повелел: «Следуйте за мною, и мы одержим победу» «Что такое он намерен сделать?» — рассуждали клирики. Епископ отправляется на праздник. И вот когда другой шел, со­вершая всенародное молебствие, он, лишь только шествие прибли­зилось, бросается к ногам собрата вместе со всем своим клиром, со словами: «Прости нас, владыко! Мы — рабы твои...» Тот, пораженный этим поступком, умилившись в душе по дей­ствию благодати Божией, изменившей настроение сердца его, сам объемлет ноги собрата и говорит: «Ты — мой владыка и отец!» И с того времени установилась между ними великая любовь. И сказал смиренный епископ своему клиру: «Не говорил ли я вам, что мы победим благодатию Христа? И вы поступайте так же, когда возымеете что-либо друг против дру­га, и всегда победите» Вот другое изречение старца: «Смиренный превосходит само­го царя славою, потому что царя славят только в лицо, а смиренно­го и в глаза и за глазами все хвалят и ублажают».

 

Глава 211. О старце, освободившем из темницы брата, унесшего у него имущество

 

Услышав о твоем заключении, я опечалился.

 

Один авва рассказывал нам: «Близ нашей киновии жил старец возвышенной души, а подле него жил еще один брат. Однажды, в отсутствие старца, брат, по внушению диавола, отворив келью старца, вошел в нее и похитил книги и сосуды. Старец возвратился и, войдя в келью, заметил пропажу сосудов и пошел к соседу сказать о похищении. И вот его сосуды — среди кельи... Брат не успел еще и спрятать их. Старец не желал ни стыдить, ни обличать брата. Сде­лав вид, будто он внезапно почувствовал боль в желудке, он тотчас вышел как будто для естественной надобности и пробыл вне кельи достаточно времени для того, чтобы брат мог убрать сосуды. Вер­нувшись к нему, старец начал с ним разговор о постороннем пред­мете и брата не обличил. Прошло немного времени. Сосуды старца нашлись. Брата, ули­ченного в краже, заключили в тюрьму, а старец ничего об этом не знал. Услышав о заключении брата, он точно также не знал и о при­чине заключения. Вот старец приходит ко мне, — рассказывал игумен. — Он час­то навещал нас. «Сделай милость, - говорит, — дай мне несколько яиц и пше­ничного хлеба» «Наверное, у тебя сегодня гости?» — спрашиваю его. «Да», — ответил он. Взяв припасы, старец отправился в темницу — навестить и уте­шить брата. При его появлении в темнице брат бросился к ногам его со сло­вами: «За тебя я, авва, попал сюда. Это я похитил твои сосуды, а книга твоя у такого-то, плащ — у такого-то» «Да успокоится сердце твое, чадо! Я не затем пришел сюда. Я даже и не знал, что ты здесь за меня... Услышав о твоем заключении, я опечалился и пришел к тебе с утешением. Вот тебе хлеб и яйца. Сверх того я похлопочу о том, чтобы освободить тебя из темницы» Оставив брата, старец отправился к начальству — он был хоро­шо известен по добродетельной жизни. По приказанию властей брат был освобожден из-под стражи».

 

Глава 212. О великодушном поступке двух старцев с разбойниками

 

Этот рассказ принес мне много пользы!

 

Рассказ одного старца: «Пришел к нам старец высокой доброде­тели. Мы прочитывали в книге Рай изречение св. отцов. А старец всегда любил читать о них. Он, казалось, весь был проникнут ими, и, коренясь в его сердце, они произращали плод добродетели. Читая, мы дошли до рассказа о старце, к которому пришли разбойники. «Мы пришли забрать все в твоей келье», — сказали разбойники. «Что желаете, чада, то и возьмите», — ответил старец. Забрав все, разбойники ушли, но не заметили висевшего на стене мешочка. Старец, схватив мешочек, побежал за ними, громко крича: «Чада, захватите — вот вы не заметили у меня в келье...» Разбойники, тронутые незлобием старца, возвратили ему все в келью. Раскаявшись, они говорили друг другу: «Воистину, это — че­ловек Божий!» Когда мы прочли об этом, старец сказал нам: «Знаешь ли, авва? Этот рассказ принес мне много пользы» «Каким образом, отче?» — говорю я. «Однажды я находился в стране близ Иордана. Прочитал тогда этот рассказ и, подивившись старцу, воззвал: «Господи, удостоив­ший меня этого звания, удостой и следовать по стопам этого мужа». И вот, когда в душе горело такое желание, спустя два дня врываются ко мне разбойники. Они еще стучались в дверь, но я понял, что это разбойники, и сказал сам себе: «Благодарение Богу! Настало время показать плод моего желания». Отворив дверь, я принял их с весе­лым видом, зажег светильник и начал им все показывать. «Не беспо­койтесь! Верен Бог, что не скрою от вас ничего», — говорю им. «А есть у тебя золото?»— спросили они. «Да. Вот три номисмы» И я открыл сосуд перед ними. Взяв монеты, они ушли с миром. «А возвратились ли они, как к тому старцу?» — шутливо заметил я. «Нет! — быстро сказал старец. — Боже сохрани! Я и не желал, чтобы они вернулись...»

 

Глава 213. Для чего совершаются знамения и чудеса во св. Церкви

 

Знамения бывают и теперь в Церкви Божией.

 

Один из старцев говорил нам о дивных знамениях. Они быва­ют и теперь в Церкви Божией по причине народившихся и разрас­тающихся ересей, в особенности по причине раскола Севера акефала и других гибельных учителей, для ограждения и утверждения в вере более слабых душ, равно как и для обращения самих лжеучи­телей, если бы захотели. Поэтому святые отцы и с первого време­ни христианства святые мученики ежедневно до сих пор соверша­ют знамения в кафолической Божией Церкви.

 

Глава 214. Чудо в Соруде

 

У подошвы горы, на которой возвышается город кианеицев, есть селение Соруда. В этом селении находится купель, источаю­щая воду в день св. Богоявления. От выступающих капель она наполняется в течение трех часов, и после крещения также в течение трех часов вода не вдруг, но понемногу снова убывает.

 

Глава 215 Чудо в Кедребатах

 

Не велик труд пройти до Ликии.

 

И в селении Кедребаты, у подошвы возвышенности города Эноанда, также есть купель, которая, хотя и высечена из одного цельного камня, в праздник Пасхи, в светлое Христово Воскресение, вдруг сама собою наполняется и держит воду до дня Пятидесятницы, и в день Пятидесятницы вдруг исчезает. Если кто сомневается в этом — не велик труд пройти до Ликии, чтобы удостовериться в истине.

 

 

Глава 216. Разумный совет: не следует делать неразумных решений и, тем более, исполнять их

 

Я с радостью соглашался на это!

 

Однажды пришлось мне быть во св. граде. Ко мне пришел один христолюбец и сказал: «У меня с братом произошла небольшая ссора, и он не хочет мириться со мною. Уговори его пожалуйста». Я с радостью согласился на это и, пригласив брата, стал склонять его к любви и миру. Казалось, мои слова произвели на него впечат­ление. Вдруг в конце концов он сказал мне: «Не могу я помириться с ним! Я поклялся крестом...» Улыбнувшись, я сказал ему: «Твоя клятва имеет такое же значение, как если бы ты сказал: «Клянусь честным Крестом Твоим, Христе, что я не стану испол­нять Твоих заповедей, но буду творить волю врага Твоего диавола». Мы не только не должны упорствовать в дурных своих решениях, но должны каяться и скорбеть о том, что мы задумываем дурного против себя самих, как говорит богоносный Василий. Если бы Ирод покаялся и не упорствовал в своей клятве, он не совершил бы великого злодеяния, обезглавив Предтечу Христова. В заключение я опять воспользовался изречением св. Василия, которое он заимствовал из Евангелия — о том, как Петр противо­речил Господу, когда Он хотел омыть ноги св. Петра...

 

Глава 217. Совет старца иноку об обращении с женщинами

 

Старец говорил: «Чадца, соль из воды и, соединяясь с водою, растворяется и исчезает. Так и монах. От жены произойдя, он, при­ближаясь к женщине, ослабевает и обращается в ничто, т. е., пере­стает быть монахом».

 

Глава 218. Авва Сергий вразумляет земледельца своей кротостью и терпением

 

Я согрешил! Прости меня!

 

Авва Сергий, игумен монастыря аввы Константина, рассказы­вал нам: «Однажды мы путешествовали с одним св. старцем. Сбившись с пути, мы против желания и не зная, где пройти, попали на засеянное поле и потоптали немного всходов. На поле тогда рабо­тал земледелец. Увидев нас, он в гневе осыпал нас бранью. «Монахи ли вы? Есть ли у вас страх Божий? Если бы вы имели пред очами страх Божий, вы бы так не поступали». «Ради Господа, никто ничего не говори!» — быстро сказал нам св. старец. Затем, обратившись к крестьянину, ответил: «Правильно, чадо мое, сказал ты. Если бы мы имели страх Бо­жий, мы не поступали бы так» Но крестьянин продолжал гневно браниться. «Правду говоришь ты, чадо! — снова отвечал старец, — если бы мы были истинными монахами, мы не делали бы сего. Но, ради Господа, прости нам, что мы согрешили против тебя» Тронутый этими словами, крестьянин, приблизившись, бро­сился к ногам старца. «Я согрешил! — воскликнул он. — Прости меня! И ради Гос­пода возьмите меня с собой» И действительно, — присовокупил блаженный Сергий, — он последовал за нами и принял иноческий чин».

 

Глава 219. Смирение побеждает вражду

 

Каждому надлежит укорять се­бя во всем.

 

Вот о каком происшествии рассказал мне старец: «Однажды я прожил немного времени в лавре аввы Герасима. Там был у меня возлюбленный мною брат. Однажды мы сидели вме­сте и разговаривали о пользе душевной. Мне пришлось вспомнить слова аввы Пимена: «Каждому надлежит укорять себя во всем». «Я, отец мой, — сказал брат, — на опыте узнал силу и душевную пользу от этих слов. У меня был искренний друг — диакон лавры. Не знаю, с чего он возымел подозрение в одном поступке с моей сторо­ны, причинившем ему скорбь, и стал мрачно смотреть на меня». Видя угрюмый взор его, я просил его объяснить мне причину. «Вот что ты сделал!» — сказал он мне. Вовсе не зная за собой такого поступка, я принялся уверять его, что не делал ничего подобного. «Прости меня, но я не удовлетворен твоими оправданиями», — сказал брат. Удалившись к себе в келью, я начал испытывать свое сердце, не сделано ли в самом деле мною чего-либо подобного, и не нашел ничего. Однажды видя, как он держал св. чашу для преподания св. при­чащения, я с клятвою стал уверять его, что я не виновен в том, что он приписывает мне. Но он и тут не убедился моими словами. Обращаясь снова к себе самому, я стал припоминать изречения св. отцев и, доверившись им, обратился к своим мыслям. «Диакон искренно любит меня, — говорил я сам себе, — и, побуждаемый любовию, прямодушно говорит мне о том, что у него на сердце, чтобы я трезвился, бодрствовал над собою и не совершил бы чего-либо подобного. Положим, бедная душа моя, ты и не совершила этого. Но не совершено ли тобою множество других злых дел и все ли они тебе известны? Где то, что ты творила вчера или третьего дня, или десять дней тому назад? Помнишь ли ты об этом? Так не совершила ли ты и того, что тебе приписывают, а потом позабыла, как и пер­вое? И, размышляя таким образом, я так расположил свое сердце, как бы и в самом деле я сделал это, но позабыл, как и другие свои де­ла. И стал я благодарить Бога и диакона, что через него Бог дал мне познать грех мой, и я мог раскаяться в нем. После таких размышле­ний я встал и пошел к диакону просить у него прощения и благода­рить за то, что он помог мне познать грех. Но лишь только я посту­чался к нему в дверь, он, отворив, бросается мне в ноги со словами: — Прости меня, что диавол, издеваясь надо мною, внушил мне подозрение на тебя! Воистину Сам Бог вразумил меня, что ты невинен. И начал он говорить, что не дозволит мне принести ему изви­нение. «В этом нет никакой надобности» Получив отсюда великое назидание, я прославил Отца и Сына и Св. Духа. Тому держава и великолепие во веки веков! Аминь».

 

Начало >>


версия для печати