Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главы 101-133

Содержание

 

101. Жизнь инока Павла, из Рима

102. Рассказ Софрония софиста о том, что он видел перед своим пострижением

103. Жизнь и добродетели аввы Стратигия

104. Жизнь аввы Нонна пресвитера

105. Жизнь св. старца Христофора, родом из Рима

106. Рассказ аввы Феодора об иноке, державшемся ереси Северовой

107. Жизнь аввы Герасима

108. Девственная жизнь пресвитера и жены его

109. Жизнь аввы Георгия, никогда не возмущавшегося

110. Наставления св. старца египетского

111. Поступок юродивого

112. Жизнь и смерть инока Льва из Каппадокии

113. Совет аввы Иоанна из Петры

114. Рассказ об авве Данииле египетском

115. Советы аввы Иоанна, игумена раифского

116. О брате, несправедливо обвиненном в похищении денег

117. О брате бесноватом, исцеленном аввою Андреем раифским

118. Жизнь Мины, инока раифского

119. О явлении диавола в одежде инока в келье старца раифского

120. О трех умерших иноках, найденных фаранскими рыбаками

121. О кончине аввы Григория византийского и аввы Григория фаранского

122. О двух иноках, которые вошли нагие для причащения во храм и не были никем видимы, кроме аввы Стефана

123. Об авве Зосиме киликийском

124. Рассказ аввы Зосимы о себе самом

125. Подвиг аввы Сергия отшельника

126. Ответ аввы Орента на горе Синайской

127. Жизнь аввы Георгия с горы Синая и поступок благочестивой старицы из Галатии фригийской

128. Жизнь Аделфия, епископа Арабесского, и о св. Иоанне Златоусте

129. Жизнь одного отшельника

130. Советы аввы Афанасия

131. Жизнь аввы Закхея

132. Авва Закхей получил эту милость!

133. О св. иноке, который сделал неподвижным ловчего сарацинского на два дня 

 

Глава 101. Жизнь инока Павла, из Рима

 

Бог простил ему его прегрешение!

 

От отцов той же обители слышали мы также следующий рассказ. Жил там авва Павел, родом римлянин. Он скончался незадолго. Однажды он пошел с лошаками. На постоялом дворе оказался ре­бенок, которого, по козням диавола, лошак раздавил до смерти. Сильно огорченный этим, авва Павел удалился и пришел в Арон. Сделавшись отшельником, он постоянно оплакивал смерть дитяти. «Я был причиной смерти ребенка, и меня будут судить на суде, как убийцу». Поблизости находилось львиное логовище, и авва Павел ежедневно подходил к логовищу, бил и раздражал зверя, чтобы тот, поднявшись, растерзал его. Но лев не делал ему никакого вреда. Увидав, что ему не удается раздражить зверя, он решил так: «Вот лягу на пути льва. Он выйдет, направится к реке для утоления жажды и пожрет меня». Лег. Вскоре лев, действительно, показался, но, подобно человеку, со всей осторожностью прошел, не задев старца. Тогда старец вразумился, что Бог простил ему его прегрешение. Возвратясь в свою обитель, он жил в ней, принося всем пользу примером своего подвига — до самой кончины своей.

 

Глава 102. Рассказ Софрония софиста о том, что он видел перед своим пострижением

 

Софроний увенчан.

 

Когда авва Софроний софист, брат мой, решился принять пострижение, стояли близ него я, авва Схоластик, авва Кирик и неко­торые другие отцы. И он говорил нам: «Иду я дорогой, и вот предо мною хор дев... Они плясали, восклицая: «Благословен приход твой, Софроний... Софроний увенчан!..»

 

Глава 103. Жизнь и добродетели аввы Стратигия

 

Частый пост, бдение и великое трудолюбие...

 

Об авве Стратигии, настоятеле той же обители св. отца наше­го Феодосия, братия монастыря рассказывала нам, что сравнитель­но с современными иноками три преимущества возвышали его: ча­стый пост, бдение и великое трудолюбие.

 

Глава 104. Жизнь аввы Нонна пресвитера

 

Лучезарная звезда сияла над главой его.

 

В киновии св. отца нашего Феодосия авва Феодосий, бывший епископом в Капитолиаде, рассказывал нам об авве Нонне: Однажды ночью, перед тем как ударять в било, лежа на своей кровати, я услыхал, как кто-то восклицал: «Господи, помилуй!» Голос был тихий и умильный. Насчитав пятьдесят раз «Господи, помилуй», я захотел посмотреть, кто это молится. Выглянув из окна своей кельи в церковь, я увидал коленопреклоненного старца, и лучезарная звезда сияла над головой его... При свете ее я и узнал старца». А другой из старцев той же обители рассказал нам об авве Ноне следующее: «Однажды, также до удара в било, выйдя из кельи, я пошел в храм и вот вижу - пред храмом стоит старец с воздетыми к небу руками и молится. И руки его сияли, как горящие лампады. Исполнившись страха, я удалился».

 

Глава 105. Жизнь св. старца Христофора, родом из Рима

 

То - свечи отцов!

 

Когда мы были в Александрии, зашли к авве Феодулу, жившему у св. Софии, в Фаре. Вот что мы узнали от него: «Я отрекся от мира в обители св. отца нашего Феодосия, что в пустыне близ св. града Христа, Бога нашего. Там я встретил великого старца по име­ни Христофора, родом римлянина. Однажды, поклонившись ему, я спросил его: «Сделай милость, авва, скажи мне, чем ты занимался в моло­дости?» Долго умолял я старца, и, наконец, видя, что я прошу его для пользы души, он рассказал мне следующее: «После отречения от мира, чадо мое, я имел горячую иноческую ревность: днем я пел каноны, по ночам уходил в пещеру, туда, где покоятся св. Феодосии и прочие св. отцы, и там молился. Входя в пещеру, я на каждой ступени клал по сто земных поклонов, а всех ступеней восемнадцать. Пройдя все ступени, я оставался там до тех пор, пока не ударяли в било. Тогда я возвращался к службе. Таким образом я провел десять лет: в посте, великом воздержании и подвиге. Однажды, по обычаю, прихожу в пещеру. Исполнив все поклоны по ступеням, я хотел было сойти на пол пещеры, как вдруг пришел в восторженное состояние. Я увидел, что весь пол пещеры наполнен свечами. Одни горели, а другие — нет. Два мужа в мантиях — все в белом — приготовляли эти свечи. «Зачем вы наставили столько свечей, — спросил я,— так что и войти нельзя помолиться?» «То — свечи отцов!» — отвечали мне. «Почему же одни горят, а другие — нет?» «То их воля: желающие зажгли свои...» «Сделайте милость — горит ли моя свеча или нет?» — спраши­ваю я. «Молись, и мы зажжем», — было мне ответом. «Молись!! — подхватил я. — Да что же я делал... даже до последнего часа?!» Но тут я пришел в себя и, оглянувшись, никого уже более не видел. Тогда сказал сам себе: Христофор, если желаешь спастись, должен усилить твой подвиг. И утром я удалился из монастыря и ушел на гору Синай, не взяв ничего, кроме одежды, которую носил. Там я подвизал­ся пятьдесят лет... Наконец, слышу голос: «Христофор, Христофор, возвратись в обитель, где ты подвизался добрым подвигом, чтобы окончить жизнь вместе с отцами твоими». И спустя немного времени после этой беседы святая душа его с радостью почила в Господе».

 

В другой раз тот же авва Феодул рассказал нам о Христофоре, как старец однажды поведал ему следующее: «Однажды из монастыря пошел я во св. град на поклонение св. Кресту. Поклонившись и уже выходя, вижу одного брата при входе в предхрамие: ни входит во храм, ни назад не возвращается. Два ворона смело летали перед лицом его и бросались к его глазам, препятствуя ему вступить во храм. Поняв, что это демоны, я говорю ему: «Скажи мне, брат, зачем стоишь при входе и не идешь во храм?» «Прости, отче, — отвечал он, — я борюсь с помыслами; один внушает мне: войди, поклонись св. Кресту, а другой говорит: нет, ступай назад и исполни свое дело. В другой раз поклонишься. Услыхав это, я взял его за руку и ввел во храм. Вороны тотчас улетели. Заставив его поклониться св. Кресту и св. Христову Воскресению, я отпустил его с миром». Вот что рассказал мне старец, потому что видел, как я был занят многими делами и не радел о молитве.

 

Глава 106. Рассказ аввы Феодора об иноке, державшемся ереси Северовой

 

Увидишь веру его.

 

Тот же авва Феодул в другой раз рассказывал нам: «Есть здесь недалеко от Фара, как раз посередине между св. Софией и ев Фавстом, гостиница. При ней был и гостинник. Однажды он про­сил меня придти в гостиницу и на несколько дней заменить его. Придя в гостиницу, я нашел остановившегося там одного инока, родом сирийца. Он не имел ничего, кроме власяницы, плаща и не­скольких хлебов. Стоя постоянно в одном углу, он день и ночь про­водил в песнопении и ни с кем не говорил. Настал воскресный день. Я подхожу к нему и говорю: «Брат, не сходишь ли ты ко св. Софии, чтобы причаститься Св. и Божественных Тайн?» «Нет!» — отвечал он. «Отчего же?» — спрашиваю его. «Я принадлежу к последователям Севера и не состою в обще­нии с Церковью». Услышав, что он не принадлежит ко св. кафолической и апостольской Церкви, а вместе с тем видя его прекрасное поведение и до­бродетель, я ушел со слезами в свою келью, запер дверь и, пав на лице свое пред Богом, три дня молился со слезами: «Господи Христе, Бо­же наш, преклонивый небеса по неизреченному и бесконечному че­ловеколюбию и сошедший нашего ради спасения, воплотивыйся о Владычицы Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, открой мне: кто истинно и прямо верует, мы ли, чада Церкви, или последователи Севера?» На третий день Кто-то незримый, сказал мне: «Иди, Феодул, и увидишь веру его». Придя наутро, я сел против него, надеясь увидать что-либо, по слову, бывшему ко мне. Я сидел около часу, пристально смотря на него. Он стоял и пел песнопения на сирском языке. И вот — Бог мне свидетель! — вижу, чада мои, голубя, парящего над главою его, почерневшего как бы от сажи в трубе, истрепанного и безобразного. Тогда я понял, что явившийся мне черный и безобразный голубь обозначает из веру». Вот что, обливаясь слезами и глубоко вздыхая, поведал мне этот поистине блаженный муж.

 

Глава 107. Жизнь аввы Герасима

 

В каком послушании находились животные у Адама.

 

На расстоянии почти одной мили от св. реки Иордан нахо­дится лавра, называемая св. аввы Герасима. По прибытии нашем в эту лавру жившие там отцы рассказали нам об этом старце. Во время прогулки по холмистому берегу Иордана он повстре­чался со львом. Лев издавал страшный рев от боли в лапе. В лапу ему вонзилось острие тростника, отчего лапа распухла и загноилась. Увидав старца, лев подошел к нему и показал лапу, раненную спицей, и, как бы плача, просил его о помощи. Старец, увидав льва в такой беде, сел, взял его за лапу и, вскрыв рану, извлек занозу и выда­вил гной, потом, промыв рану, обвязал полотном. Лев, получив помощь, уже не отставал от старца, но, как признательный ученик, всюду следовал за ним, так что старец крайне удивлялся такой признательности льва. С тех пор старец стал кормить его, бросая ему хлеб и свежие бобы. При лавре был осел, на котором привозили воду для нужд старцев, а воду они брали из св. Иордана. Лавра же, как сказано, отстояла на одну милю от св. реки. У старцев вошло в обычай поручать льву осла, чтобы он сторожил его на берегу Иордана. Однажды осел ушел от льва на большое расстояние, а в то время проходили из Аравии погонщики верблюдов. Поймав его, они ушли. Лев, потеряв осла, вернулся угрюмым и как бы пристыженным к авве Герасиму. Авва полагал, что он растерзал осла. «Где осел?» — спрашивал он льва. Тот, подобно человеку, стоял молча и опустив глаза. «Ты съел осла? Благословен Господь! Отселе ты должен исполнять работу!» Так с тех пор, по повелению старца, лев брал сосуд, вмещавший четыре ведра, и приносил воду. Однажды воин пришел для молитвы к старцу. Увидав льва, таскающего воду, и узнав причину, сжалился над ним. Вынув три номисм он вручил старцам, чтобы они купили осла для ношения воды, а льва освободили бы от этой обязанности. Прошло несколько времени после освобождения льва от работы. Погонщик верблюдов, укравший осла, возвращался обратно для продажи хлеба во св. граде и осел был с ним. Переправившись чрез Иордан, он случайно встре­тился со львом. Завидев льва, погонщик бросил верблюдов и убежал. Но лев, признав осла, подбежал к нему и, схватив его по обычаю за недоуздок, увел вместе с тремя верблюдами. Рыча от радости, что на­шел потерянного осла, возвратился к старцу. А старец все время был уверен, что лев растерзал осла, и только теперь узнал, что на льва возвели напраслину. Старец назвал льва Иорданом. С тех пор лев прожил в лавре около пяти лет, никогда не отступая от старца. Авва Герасим отошел ко Господу, и отцы похоронили его. По Божию устроению, льва на тот раз не было в обители. Вскоре лев возвратился и стал искать старца. Ученик старца и авва Савватии, увидав его, сказал ему: «Иордан, старец наш оставил нас сирыми и отошел ко Господу, но — подойди и поешь!» Лев не захотел есть, но, то и дело озираясь по сторонам, искал старца. Начал реветь, не видя его... Авва Савватий и остальные отцы гладили его по спине и говорили: «Отошел старец ко Господу, покинув нас!» Но говоря так, он не могли остановить рева и стонов льва, напротив — чем более с ухаживали за ним и старались утешить его словами, тем более увеличивался рев, и возрастала его скорбь. И голос, и морда, и глаза ясно выражали тоску его о старце. Тогда авва Савватий говорит ему: «Ну, пойдем со мной, если уж ты не веришь нам! Я покажу тебе, где лежит наш старец». И, взяв льва, пошел с ним на могилу. Она находилась в полумиле от храма. Став над могилой аввы Герасима, авва Савватий сказал льву: «Вот где старец наш!» И авва Савватий стал на колена. Увидав его простертым на земле, лев с необычайной силой ударился головой о землю и, взревев, издох над могилой старца. Вот, что произошло - не потому, чтобы лев имел разумную душу, но по воле Бога, прославляющего прославляющих Его не только при жизни, но и по смерти их и показавшего нам, в каком послушании находились животные у Адама, прежде чем он преступил заповедь Божию и был изгнан из рая сладости.

 

Глава 108. Девственная жизнь пресвитера и жены его

 

Получив от священника назидание, епископ отпустил его с миром.

 

По прибытии на остров Самос мы пришли в монастырь, называемый Хариксенский, к игумену авве Исидору. Это был муж добродетельный, исполненный любви ко всем и украшенный простотою и бесконечным смирением. Немного позже он был епископом в тамошнем городе Савии. Вот что мы узнали от него. За восемь миль от города есть селение и в нем храм. Там служит досточудный священник, которого родители против воли заставили вступить в брак. Однако, он не только сам чуждался плотских вожделений, хотя был молод и состоял в законном супружестве, но убедил и супругу проводить свою жизнь с ним в целомудрии и чистоте. Они выучили псалтирь и вместе вдвоем занимались псалмопением в храме, сохранив девство до старости. Однажды на этого священника возве­ли клевету перед епископом. Не зная его образа жизни, епископ по­слал за ним. Когда его привели из селения, он был заключен под стра­жу, куда обыкновенно заключаемы были провинившиеся клирики. Во время пребывания его в темнице настал воскресный день. Ночью является ему юноша благолепного вида и говорит: «Восстань, священник, и ступай в свой храм для совершения св. литургии» «Я не могу, так как я содержусь в заключении», — отвечает свя­щенник. «Я отверзу тебе двери темницы, — сказал явившийся. — Пойдем, иди за мною!» И, отворив двери темницы, вышел перед ним и сопровождал его до самого селения на расстоянии мили. С наступлением дня его хватились. Сторож, не найдя его, явился к епископу и сказал: «Бежал у меня священник... Ключ был при мне». Епископ, решив в самом деле, что он бежал, посылает одного из слуг епископского дома, наказав ему: «Ступай и посмотри, нет ли священника в его селе, и пока ничего не говори ему». Слуга отправился, нашел священника совершающим в храме св. литургию и, возвратившись, сказал епископу: «Он — там, и я застал его за божественной службой». Епископ, еще более разгневавшись, поклялся, что на утро он вернет его с большим бесчестием. На следующую ночь снова предстает священнику явившийся прежде и говорит: «Пойдем в город под стражу, куда заключил епископ». Взяв священника, юноша привел его обратно в темницу, что заведующий ею и не знал об этом. Наутро епископ узнает от сторожа, что священник неведомо как оказался под стражей. Епископ призвал священника и стал его расспрашивать каким образом он мог выйти из темницы и обратно вернуться без ведома сторожа. Тот ответил, что пркрасный юноша в светлой одежде, из епископского дома, по словам его, отворил дверь и беспрепятственно довел его до селения на расстоянии одной мили. В эту ночь обратно при­вел сюда. Тогда епископ позвал всех слуг епископского дома, но свя­щенник не признал ни одного из них. Тогда епископ понял, что то со­вершил ангел Божий, чтобы не осталась скрытой добродетельная жизнь священника, но дабы все узнали о ней и воздали хвалу Богу, прославляющему рабов Своих. Получив от жизни священника нази­дание, епископ отпустил его с миром и сильно порицал клеветников.

 

Глава 109. Жизнь аввы Георгия, никогда не возмущавшегося

 

 Отец наш просвещал сердца всех нас.

 

В монастыре св. Феодосия рассказывал нам о настоятеле этой обители, авве Георгии, ученик его авва Феодосии, сам отличавшийся благостью, кротостью и смирением. Он был потом епископом Капитолиадским. «В течение двенадцати лет я наблюдал за ним, не увижу ли его смущенным хотя один раз, и никогда не видал. А между тем, теперь здесь царит распущенность и непослушание... Кто так смиренно опускал очи, как отец наш св. Георгий? Кто затворял так слух свой, как он блаженный? Кто обуздывал так свой язык, как отец наш? Какой солнечный луч так озарял землю, как отец наш просвещал сердца всех нас?»

 

Глава 110. Наставления св. старца египетского

Будь стражем сердца своего!

 

Взял я господина Софрония, и мы вместе с ним пришли в г. Александрию, в лавру Октодекат, к старцу великой добродетели, родом египтянину. «Дай нам совет, отче, как нам вместе жить, так как господин софист имеет намерение отречься от мира». «Доброе дело, чадо, — отвечал старец, — что желаешь отречь­ся от мира и спасти свою душу. Пребывайте в келье, где пожелаете жить, трезвенно, молчаливо и в непрестанной молитве, и я уповаю на Бога, чадо, что Он пошлет вам вразумление и просветит ваш ум» «Если желаете спасения, — говорил он снова, — избегайте общений с людьми. Теперь мы непрестанно стучимся во все двери, обходим грады и страны, где только можем найти пищу сребролюбию или тщеславию и наполнить душу суетностью». «Итак, будем убегать (от мира), чада! — сказал он еще раз, - ибо время близ есть». «Увы, как много нам придется плакать и раскаиваться в том, в чем теперь не желаем каяться!» — говорил также он. «Когда нас превозносят похвалами, мы не умеем смиряться, равно как в противном случае не можем переносить слов. Первое питает в нас славолюбие, второе причиняет нам, несчастным, скорбь. Но где скорбь и тщеславие, там нет ничего доброго». «Великие и дивные отцы наши пасли многих. А я, недостойный, и одной овцы не могу упасти, напротив, сам постоянно под­вержен нападению зверей» «Вся забота демонов в том только и состоит, чтобы ввергнуть душу в грех и потом довести до отчаяния с целью окончательно погубить. Демоны непрестанно внушают душе: когда умрет и погибнет имя его (Пс.40,6)? Но если душа бодрствует, она сама будет вопиять против них: не умру, но жив буду и повем дела Господня (Пс.117,17). Но демо­ны бесстыдны и снова устремляются на душу, внушая ей: превитай по горам яко птица (Пс.10,1). На это у нас должен быть готов ответ: Той Бог мой и Спас мой, Заступник мой не преселюся (Пс.61,7)» «Будь стражем сердца своего, — сказал в заключение ста­рец, — чтобы не вошел кто-либо чужой со словами: наш ли еси ты, или от супостат?» (Иис.Нав.5,13.)

 

Глава 111. Поступок юродивого

 

Положив деньги на землю, удалился.

 

Однажды в Александрии вместе с другом Софронием мы отправились в храм в честь Феодосия. Нам встретился человек плешивый, одетый во власяницу до самых колен. Он нам показался как бы юродивым. «Дай мне денег, — сказал авва Софроний, — и ты увидишь добродетель прохожего». Даю ему пять фолер, а он отдал их тому, кто казался нам юродивым. Тот молча принял. Мы потихоньку пошли за ним. Свернув в переулок, он простер правую руку с фолерами к небу, выше головы, потом повергся пред Богом и, положив деньги на землю, удалился.

 

Глава 112. Жизнь и смерть инока Льва из Каппадокии

 

Я буду царствовать.

 

В царствование благоверного императора и кесаря Тиверия мы пришли в Оазис. Там увидали инока, великого пред Богом, ро­дом из Каппадокии. Имя ему было Лев. Нам многие и много дивно­го рассказывали о нем. Познакомившись с ним и близко узнав это­го святого мужа, мы получили от него великую пользу — особенно от его смирения, безмолвия, нестяжательности и любви, которую он имел ко всем. Этот достопочтенный старец говорил нам: «Поверьте, чада, я буду царствовать». «Что ты говоришь, авва? — отвечали мы. — Поверь нам, из Каппадокии не было ни одного царя. Понапрасну ты питаешь та­кие мысли». «Нет, чада! Я буду царствовать», — утверждал он. И никто не мог разубедить его. Когда мазики сделали набег и разрушили всю тамошнюю страну, пришли и в Оазис. Там многих иноков умертвили, а многих забрали в плен. В числе других взяли из лавры авву Иоанна, который прежде был чтецом в великой Константинопольской церкви, также авву Евстафия римлянина и авву Феодора. Все трое были немощны. В плену авва Иоанн говорит варварам: «Отведите меня в город. Епископ по моей просьбе заплатит вам за меня двадцать четыре номисмы». Один из варваров взял его и подвел его к городу. Авва Иоанн отправился к епископу. В городе оказался авва Лев и другие отцы, они не были захвачены. Придя к епископу, авва Иоанн стал просить его, чтобы он дал за него выкуп. Но у епископа нашлось не более восьми номисм, которые и были предложены варвару. Но тот не соглашался. «Или отдайте мне все двадцать четыре, или монаха!» И принуждены были отдать авву Иоанна, несмотря на его горе и слезы. Его отвели в стан к варварам. Через три дня авва Лев взял восемь номисм, пошел в пустыню к варварам и обратился к ним со словами: «Возьмите меня и восемь номисм и отпутите иноков. Они немощны и не могут работать. Все равно вам придется их убить. А я здоров и могу служить вам». Варвары согласились на его предложение и отпустили трех иноков. Авва Лев дошел с ними до какого-то места и, когда изнемог, был обезглавлен. Так авва Лев поступил по слову Писания: «больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин.15, 13). Тогда-то мы поняли смысл его слов: «Я буду царствовать». Действительно, он до­стиг царственной высоты, положив душу свою за други своя.

 

Глава 113. Совет аввы Иоанна из Петры 

В четырех лаврах искали уксусу и не могли найти.

 

Пришли мы к авве Иоанну, из Петры: я и друг мой Софроний, и просили у него наставления. Старец сказал нам: «Возлюбите нищету и воздержание. Поверьте мне, когда я еще в молодости был в Скиту, один из отцов заболел селезенкой. В четырех лаврах Скита искали немного уксусу и не могли найти. Такова была у них нищета и воздержание! А между тем, отцов было около трех тысяч пятисот человек».

 

Глава 114. Рассказ об авве Данииле египетском

 

Кто твой отец?

 

В другой раз рассказал нам тот же старец об авве Данииле, родом из Египта: «Однажды старец пришел в Теренуф продать свое ру­коделие. Один молодой человек обратился к старцу с просьбою: «Ради Бога, зайди, добрый человек, в дом мой и сотвори молитву над женой моей, потому что она неплодна». По просьбе молодого чело­века, старец пришел к нему в дом и сотворил молитву над женой его. И по воле Божией, жена зачала во чреве. Тогда некоторые, не боя­щиеся Бога, стали клеветать на старца, говоря, что бесплоден-то был муж, а не жена. Жена зачала от аввы Даниила. Дошли эти речи и до старца. И послал старец сказать мужу: «Дай мне знать, когда родит твоя жена». После родов муж известил старца: «По милости Божи­ей и по твоим молитвам, отче, моя жена родила». Тогда авва Даниил, придя к нему в дом, сказал: «Устрой пиршество и созови на него тво­их родственников и друзей». Во время пира старец, взяв младенца на руки, сказал ему перед лицом всех: «Кто твой отец?» — «Вот он» ответил младенец, указав на молодого мужа своим пальцем. А мла­денцу было всего двадцать два дня. И все прославили Бога, хранящего истину — для тех, кто всем сердцем ищет Его».

 

 

 Глава 115. Советы аввы Иоанна, игумена раифского

 

Да не оскверним, чада, места сего, которое отцы наши очистили от демонов.

 

Авва Иоанн, киликиянин, игумен раифский, наставлял бра­тию, говоря: «Чада, удалившись от мира, будем удаляться и от вожделений плотских. Будем подражать отцам нашим — строгости и безмолвию, с ка­кими они жили здесь. Да не оскверним, чада, места сего, которое отцы наши очистили от демонов. Здесь место подвижников, а не торговцев. Я застал здесь старцев, проживших семьдесят лет в этом месте и питавшихся только травой и финиками. Семьдесят шесть лет прожил я здесь и много зол и ужасов пре­терпел от демонов».

 

Глава 116. О брате, несправедливо обвиненном в похищении денег

 

Вот что слышали мы от аввы Андрея Мессинского: «Когда я был молод, отправились мы с аввой из Раифа и пришли в Палестину. Там мы остановились у одного старца. У принявшего нас старца была всего одна номисма, да и ту он потерял, забыв, где положил. Он заподозрил меня, как молодого человека, в краже монеты и сказал отцам того места, что брат Андрей взял у него монету. Узнал об этом мой авва и, призвав меня, спросил: «Скажи, Андрей, ты взял номисму у старца?» «Прости, авва: я не брал ничего». У меня был плащ, и я продал его за номисму. Придя к старцу, я поклонился ему и сказал: «Прости меня, авва: сатана посмеялся надо мною — и я взял у тебя номисму». В келье старца находился один мирянин. Старец отвечает мне: «Ступай, чадо, я ничего не потерял». Снова бросился я к ногам старца со словами: «Ради Господа, возьми номисму — вот она! И сотвори обо мне молитву, потому что сатана внушил мне украсть ее и огорчить тебя». «Чадо, я вовсе не терял ничего», — снова то же самое сказал старец. Но я не слушал старца. Тогда мирянин сказал мне: «Действи­тельно, брат, придя вчера к старцу, я нашел его в слезах, в большой скорби, на поклонах. Увидев старца в такой скорби, я спросил его: «Сделай милость, скажи мне, что с тобой?» Старец ответил мне: «Я оклеветал брата, будто он взял номисму; между тем, я нашел ее там, где сам положил». Так старец получил тогда от меня назидание. Не брав номисмы, я принес ее ему и сказал: «Возьми номисму, так как я взял ее».

 

 Глава 117. О брате бесноватом, исцеленном аввою Андреем раифским

 

Помолись обо мне, авва!

 

Один брат, одержимый злым духом, пришел на Дивную гору к Симеону столпнику и просил его, чтобы он молитву сотворил о нем и изгнал из него демона. «Где ты живешь?» — спросил его авва Симеон. «В Раифе» «Удивляюсь, брат, на тебя: какой ты подвиг совершил, предприняв такое путешествие, чтобы дойти до меня, грешного, когда в твоей лавре живут столь великие отцы. Ступай к авве Андрею и поклонись ему, чтобы он помолился о тебе, — и он немедленно исцелит тебя» Придя в Раиф, брат бросился к ногам аввы Андрея, как повелел ему авва Симеон: «Помолись обо мне, авва!» «Авва Симеон получил дар исцелений», — сказал в ответ авва Андрей. И сотворил молитву. Брат немедленно исцелился и воздал бла­годарность Богу.

 

Глава 118. Жизнь Мины, инока раифского

 

Возвратись в Раиф, откуда ушел ты!

 

Вот что рассказал нам авва Сергий раифский об одном брате, бывшем у них диаконом, которого звали Мина. Однажды он удалился в мир для служения. Что было с ним, мы не знаем, кроме того, что он снял с себя иноческую одежду и стал мирским человеком. Спустя много времени он пошел в Феополь и, проходя Селевкию, увидал издали монастырь св. аввы Симеона Столпника. «Дай-ка я зайду, — сказал он сам себе, — посмотрю на великого Симеона». Раньше ему никогда не приходилось видеть его. Пошел он и приблизился к столпу. Лишь только увидал его авва Симеон, узнал, что он прежде был иноком и посвящен был во диакона. Подозвав слугу, сказал ему: «Принеси-ка сюда ножницы», принес. «Благословен Господь! Постриги его», — сказал Симеон, указывая пальцем на Мину, так как около столпа стояло много народу. Изумившись словам старца и придя в то же время в великий страх, он принял пострижение, не произнеся ни одного слова. Ему пришло на мысль, что Сам Бог открыл св. старцу все, что случилось с ним. «Соверши диаконскую молитву!» — сказал авва Симеон. И когда тот исполнил повеление, святой старец продолжал: «Возвратись в Раиф, откуда ушел ты!» Мина отвечал, что ему стыдно и не вынести взоров людских. «Поверь мне, чадо, — возразил старец, — тебе нечего будет стыдиться. С веселым лицом и с радостью примут тебя отцы. Они возликуют о твоем возвращении. Знай: Бог явит тебе знамение, и ты поймешь, что Его милосердие простило тебе грех твой». Действительно, по приходе его в Раиф, от­цы приняли его с распростертыми объятиями и допустили его до священнослужения. Однажды, в воскресный день, когда нес он святую и животворящую Кровь Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, внезапно выпал у него глаз. Из этого знамения познали что Бог простил ему грех, по слову праведного Симеона.

 

Глава 119. О явлении диавола в одежде инока в келье старца раифского

 

Диавол исчез, как бы убегая от огня.

 

Однажды мы пришли к авве Евсевию, пресвитеру лавры Раифской. Он сказал нам, что в келлию старца в иноческом одеянии явился диавол. На стук в дверь старец отворил и сказал ему: «Произнеси молитву!» Диавол произнес: «Ныне, и присно, и во веки веков. Аминь». Старец трижды заставлял его сотворить молитву, и диавол се говорил: «Ныне, и присно, и во веки веков». «Не добро ты пришел, - сказал старец. — Сотвори молитву и скажи: Слава Отцу, и Сыну, и Св. Духу, всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь». После этих слов диавол исчез, как бы убегая от огня.

 

Глава 120. О трех умерших иноках, найденных фаранскими рыбаками

 

Море успокоилось, и противные ветры переменились на благоприятные.

 

Фаранские рыбаки рассказали нам следующее. «Однажды мы прибыли в Вухри по ту сторону Красного моря. Наловив много рыбы, мы стали возвращаться и приблизились к Птелею. Отсюда мы намеревались переправиться в Раиф, но были задер­жаны противными ветрами. В течение девяноста дней бури на море не утихали. Проходя там великой пустыней, мы нашли под одной скалой трех скончавшихся отшельников. Они были одеты в нижнее платье, а плащи их лежали подле них. Мы подняли их и отнесли на корабль, и немедленно море успокоилось, и противные ветры переменились на благоприятные. Благодаря им, мы переправились и прибыли в Раиф. Тамошние отцы похоронили их с древними старцами»

 

 

Глава 121. О кончине аввы Григория византийского и аввы Григория фаранского

 

Отцы того же места (раифские) рассказали нам об авве Григории византийском и об ученике его, авве Григории фаранском, что они поселились на каком-то острове Красного моря. На этом ост­рове не было совсем воды, но они доставали воду с материка, так как имели при себе судно, на котором и привозили воду. Однажды они спустили судно в море, привязав его к скале. Но в ту ночь про­изошла буря на море, веревка оборвалась, и судно погибло. Тогда отцы остались совсем без воды. Прошло восемь месяцев. Прибыли на остров раифские иноки и нашли обоих мертвыми. На спине черепахи нашли надпись: «Авва Григорий фаранский, не пив воды течение двадцати восьми дней, скончался, а я — прожив без воды тридцать семь дней...» Нашли того и другого невредимыми и, их, похоронили в Раифе.

 

Глава 122. О двух иноках, которые вошли нагие для причащения во храм и не были никем видимы, кроме аввы Стефана

 

На моих глазах вступили на воды Красного моря и прошли чрез него.

 

Мы пришли на гору Синай к авве Стефану из Каппадокии. Он рассказал нам. «За несколько лет пред сим я был в Раифе. На праздник Тайной Вечери я пришел в церковь. Совершалась литургия, и все отцы пред­стояли в храме, и вот я вижу, что в храм пришли какие-то два отшель­ника. Они были наги, и никто из отцов не заметил этого, кроме ме­ня. Причастившись Св. Тайн, они вышли из храма и стали удаляться. Я тоже вышел вместе с ними. Когда мы были уже вне храма, я поверг­ся пред ними со словами: «Сделайте милость, возьмите меня с со­бою». Поняв, что я видел их наготу, они сказали мне: «Ты в хорошем месте. Будь спокоен». Но я снова стал просить их, чтобы взяли меня с собой. Они ответили мне: «Не можешь ты быть с нами. Оставайся на своем месте. Тут хорошо». Помолившись обо мне, они на моих глазах вступили на воды Красного моря и прошли чрез него.

 

Глава 123. Об авве Зосиме киликийском

 

Вдруг лицо его стало как бы огненным.

 

Пришлось побывать у аввы Зосимы киликиянина, когда он жил на горе Синай. Старец отказался от епископства и вернулся в свою келью. Это был великий подвижник. Вот что он рассказал мне. «В молодости я ушел с горы Синай и пришел в Аммониак что бы там поселиться. Там я нашел старца, одетого во власяницу. Не успел я еще дать ему приветствие, как он сказал: «Зосима, зачем ты пришел сюда? Уйди отсюда! Ты не можешь остаться здесь». Paccудив, что он знает меня, я бросился к его ногам. «Сделай милость, старче, скажи мне, почему ты знаешь меня?» «За два дня, — отвечал он, — мне явился некто и сказал: «Вот к тебе придет инок Зосима. Не дозволяй ему оставаться здесь, по­тому что я хочу вверить ему Вавилонскую Церковь в Египте». И замолчав, старец отошел от меня на полет брошенного кам­ня. Простояв на молитве около двух часов, он снова подошел ко мне и, поцеловав мне чело, сказал: «Воистину, чадо, ты к добру пришел. Сам Бог привел тебя сю­да, чтобы похоронить меня». «А сколько лет провел ты здесь, авва?» «Сорок пять лет исполнилось...» И вдруг лицо его стало как бы огненным... «Мир тебе, чадо, помолись обо мне!» Сказав это, раб Божий лег и почил. Вырыв яму, я похоронил его и через два дня отошел, прославляя Бога».

 

Глава 124 Рассказ аввы Зосимы о себе самом

 

Не печалься! Бог милостив

 

Тот же старец рассказал нам следующее. «Двадцать два года тому назад приходил я в Порфирит, желая поселиться там. Взял с собою и ученика своего Иоанна. Прибыв на место, мы нашли там двух отшельников и поселились поблизости от них. Один из них, Феодор, был родом из Милета, а другой, Па­вел, — из Галатии. Феодор был из монастыря аввы Евфимия. Оба носили одежды из кожи газели. Я прожил там около двух лет. Меж­ду нами было расстояние в две стадии. Однажды мой ученик сидел, и его укусила змея, отчего он внезапно скончался, весь истекая кро­вью. В большом горе прихожу я к отшельникам. Увидав меня в боль­шом расстройстве и скорби, прежде чем я успел им поведать о сво­ем горе, они спросили меня: «Что с тобой, авва Зосима? Умер брат твой?» «Да!» — говорю им. Придя вместе со мною и увидав его распростертым по земле, они сказали мне: «Не печалься, авва Зосима, Бог милостив!» И, воз­звав к умершему, сказали: «Брат Иоанн, встань! Ты нужен старцу!» И брат тотчас поднялся с земли. Найдя зверя и взяв его, они пред нами рассекли его надвое. Потом сказали мне: «Авва Зосима, ступай на Синай. Бог хочет вверить тебе церковь в Вавилоне (египет­ском)». И мы немедленно удалились. Когда мы вернулись на Синаи, авва синайской обители спустя немного времени послал меня и еще двоих в Александрию. Блаженнейший Аполлинарий, папа Алексан­дрийский, принял нас и поставил всех троих епископами: одного - в Илиополь, другого — в Леонтополь, а меня — в Вавилон».

 

Глава 125. Подвиг аввы Сергия отшельника

Прими благословение отцов!

 

На Синае некоторые из отцов рассказывали нам об отшель­нике авве Сергии. Во время пребывания его на Синае эконом при­ставил его смотреть за лошаками. Однажды он шел с ними, и вот лев залег на пути. Увидали льва лошаки и их погонщики и, объятые ужасом, разбежались. Тогда авва Сергий, взяв из своей сумы один хлеб, подошел ко льву и говорит ему: «Прими благословение отцов и уйди с дороги, чтобы пройти нам». Лев взял хлеб и удалился.

 

Глава 126. Ответ аввы Орента на горе Синайской 

Исправьте то, что вы извратили.

 

Отцы того же места рассказывали нам об авве Оренте. Однажды в воскресенье вошел он в церковь, вывернув свою одежду и надев ее шерстью вверх. Когда он стал в хоре, ему стали говорить: «Старче, зачем ты пришел в таком виде, ты ведь бесчестишь нас перед чужими». «Вы извратили Синай, и никто вам ничего не говорит, а меня укоряете за то, что я выворотил одежду? Подите исправьте то, что вы извратили, и я исправлю то, что я извратил».

 

Глава 127. Жизнь аввы Георгия с горы Синая и поступок благочестивой старицы из Галатии фригийской

 

Ты не церемонься, возьми.

 

Вот что рассказывала нам игуменья Дамиана, жившая в уединении, мать аввы Афиногена, епископа Петрского. «На св. горе Синай был игумен по имени Георгий, великий по­движник. Когда авва сидел в своей келье в Великую Субботу, ему пришла мысль: «Пойду-ка я, встречу Светлое Христово Воскресе­ние во св. граде и причащусь Св. Тайн во св. храме Воскресения Христа, Бога нашего». Целый день старец держал эту мысль в уме и молился. Настал вечер. Приходит ученик и говорит ему: «Благо­слови, отче, идти на правило». Старец отвечал: «Иди и, когда на­станет час св. причащения, приди за мною». Сам все время оставал­ся в келье. Когда настало время св. причащения во св. храме Воскре­сения (в Иерусалиме), старец появился подле блаженного епископа Петра, и он преподал ему Св. Тайны вместе с пресвитера­ми. Потом патриарх спросил своего синкелла Мину: «Когда прибыл авва синайский?» «Молитвами твоими, владыко... Я не видел его, владыко, раньше, только теперь увидал...» «Скажи ему, чтобы не уходил, — приказал патриарх синкеллу. — Я желаю, чтобы он разделил со мною трапезу». Синкелл передал слова патриарха старцу. Тот ответил: «Да будет воля Божия!» Богослужение окончилось, старец поклонился св. Гробу и очутился в своей келье. Ученик стучится к нему и говорит: «Повели, отче! Пришло время причащения». Старец пошел в церковь вместе с учеником и причастился. Между тем, архиепископ Петр, опечаленный тем, что старец ослушался его, после праздника послал старцу послание, также и к епископу Фаранскому, авве Фотию и к отцам синайским, чтобы они привели к нему авву Георгия. Письма были доставлены по на­значению. Тогда авва с своей стороны послал к патриарху трех пре­свитеров: авву Стефана каппадокийца, великого старца, авву Зосиму, о котором раньше упоминали, и авву Дулкетия римлянина. Ста­рец оправдывался в письмах и говорил: «Да не будет того, святейший владыко, чтобы я презрел св. вестника вашего. Да будет ведомо Вашему Блаженству, писал далее, что мы через шесть меся­цев встретимся пред лицом Господа Христа, Бога нашего, и там я поклонюсь вам». Отправленные пресвитеры вручили письмо патриарху, причем сказали, что старец уже много лет как не ходил в Палестину. Представили ему и послание Фаранского епископа, удостоверявшего в том, что старец уже около семидесяти лет не отлучался со св. горы Синай. Тогда блаженный и благостный архипа­стырь Петр выставил свидетелями бывших за литургией в день Па­схи епископов и клир, подтвердивших, что они видели старца и приветствовали его святым целованием (христосовались с ним). После того прошло шесть месяцев; старец и патриарх действитель­но скончались, согласно предсказанию старца».

 

Та же мать Дамиана вот что еще рассказала нам. «Прежде моего удаления в затвор, однажды в пятницу я пришла в церковь свв. Космы и Дамиана и провела там всю ночь. Пришла также под вечер одна старица, родом из фригийской Галатии, и начала раздавать всем бывшим в храме по две лепты. Я знала ее и раньше, потому что часто она и мне подавала. Однажды прибыла на богомолье во св. град и прожила здесь год двоюродная сестра моя и благоверного императора Маврикия. Я взяла ее, и мы отправились к свв. Косме и Дамиану. В храме я говорю своей родственнице: «Смотри, моя дорогая, вот идет старушка, подающая каждому по две лепты. Ты не церемонься — возьми». «Что ж? Кто мне прикажет взять?» — возразила она с гневом. «А все-таки возьми, -, говорю ей. — Эта женщина велика в очах Божиих. Всю неделю она проводит в посте и что ни заработает в течение недели - все раздает во храме. Она вдова и ей уже около восьмидесяти лет от роду. Возьми же у ней и потом отдашь другому. Только не отвергай милостыни старушки. Во время разговора подходит старушка. Проходя, она подавала каждому тихо и молчаливо. Но, подав моей родственнице, сказала: «Возьми и съешь». Когда она ушла, мы догадались, что Бог открыл наш разговор: «Возьми и отдай нищему». Моя родственница по­слала слугу купить на две лепты бобов. Скушав их, она утверждала именем Божиим, что бобы были сладки, как мед, немало дивилась и прославляла Бога, дарующего благодать рабам Своим».

 

Глава 128. Жизнь Аделфия, епископа Арабесского, и о св. Иоанне Златоусте

 

Да что ж ты тут делаешь столько лет?

 

В лавре св. отца нашего Саввы мы посетили авву Афанасия. Он передал нам то, что сам услышал от аввы Афиногена, епископа петрского, сына игуменьи Дамианы. «Бабка моя Ианния имела брата по имени Аделфий, епископа Арабесского, а сестра его была настоятельницей женской обители. Однажды епископ прибыл в обитель навестить сестру. Войдя во внутренний монастырский двор, епископ увидал одну из сестер обители в припадке беснования, распростертую по земле. Призвав свою сестру, епископ сказал ей: «Или тебе нравится, что сестра подвергается таким мучениям и бесчестию от диавола? Разве не знаешь, что ты, как настоятельни­ца, должна будешь отвечать за каждую из сестер?» «Но что ж я могу сделать против демона?» — возразила сестра. «Да что ж ты тут делаешь столько лет?!» — сказал епископ. И, сотворив молитву, исцелил сестру».

 

Вот что еще рассказал нам авва Афанасий об епископе Аделфий, а он слышал от сестры его, игуменьи Ианнии. «Когда Константино­польский епископ Иоанн Златоуст был сослан в Кукуз, — говорила Ианния, — то он останавливался в нашем доме. Это произвело в нас великое дерзновение и любовь к Богу. Брат мой Аделфий говорил, как при вести о кончине блаженного Иоанна в ссылке им овладела не­выносимая печаль, что этот муж, вселенский учитель, радовавший Церковь Божию речами своими, скончался, лишенный своего пре­стола. «Я просил Бога со слезами, — говорил брат, — чтобы Он от­крыл мне, в каком состоянии он находится и причислен ли к лику па­триархов. Долго я молился об этом. Однажды, придя в восхищение, я увидал весьма благообразного мужа. Взяв за правую руку, он привел меня в светлое и дивное место и показал мне проповедников благоче­стия и учителей Церкви. Я озирался вокруг, стараясь увидеть того, ко­го желала душа моя, великого и возлюбленного моего Иоанна. Пока­зав мне всех и назвав каждого по имени, он снова взял меня за руку и повел вон. Опечаленный тем, что не видел с отцами св. Иоанна, я последовал за ним. При нашем выходе стоявший при дверях сказал мне: «Кто только входит сюда, ни один не выходит с печалью». «Я печалюсь о том, — говорю я, — что я не видал в числе дру­гих учителей моего возлюбленнейшего Иоанна, епископа Константинопольского». «Ты говоришь об Иоанне, проповеднике покаяния?» — спро­сил меня мой собеседник. «Да, о нем». «Человек во плоти не может увидать его: он предстоит престолу Божию...».

 

Глава 129. Жизнь одного отшельника

 

Бог отвращается от него, чадо.

 

В другой раз рассказывал нам авва Афанасий слышанное им от аввы Афиногена, епископа Петрского. В той стране был столпник, и все, приходившие к нему, стоя внизу, разговаривали с ним, потому что у него не было лестницы. Если какой-нибудь брат говорил ему: «Желаю открыть тебе помысл», он кротко отвечал: «Войди в кувуклию», и сам сходил в дру­гое отделение столпа. Таким образом они могли беседовать друг с другом: столпник — сверху, а брат — снизу. И никто из стоявших тут посторонних не слышал их разговора. Со слов аввы Афиногена, авва Афанасий о том же столпнике рассказал нам следующее. Два пастуха, искренне любившие друг друга, много лет ходили к столпнику, и всегда вместе. Однажды пришел один, тайно от друго­го. Долго он стучал в дверь, и старец не хотел отворить ему, так что тот, соскучившись, удалился. На обратном пути встретился ему друг его, шедший также к столпнику. Уговорил и первого вернуться с собой, чтобы вместе обоим побывать у старца. Постучались. Ста­рец ответил, чтобы вошел только один второй. Войдя, тот начал умолять старца, чтобы дозволил войти и его приятелю. Но старец сказал, что не может принять его. На усиленные и долгие просьбы, наконец, ответил: «Бог отвращается он него, чадо, и я не могу при­нять его». Вернулись домой, и первый чрез два дня скончался.

 

Глава 130. Советы аввы Афанасия

 

Мы желаем войти!

 

Тот же авва Афанасий говаривал: «Отцы наши до самой смерти наблюдали воздержание и нестяжательность, а мы только расширяем чрево и кошельки». «У отцов наших первая забота была о сосредоточенности в себе самом, а нас занимают горшки и рукоделия» «Однажды, — продолжал авва Афанасий, — пришло мне на ум: что будет с теми, которые подвизаются, и с теми, которые не подвизаются? Я пришел в восхищение, и некто, явившись, сказал мне: «Следуй за мной». Он привел меня в место, все озаренное светом, и поставил меня у врат. Красоты этих врат нельзя описать. И мы слышали внутри врат бесконечное множество голосов, прославля­ющих Бога. Когда мы постучались, кто-то из бывших внутри врат услышав нас, спросил: «Что вам нужно?» «Мы желаем войти», — сказал мой путеводитель. «Сюда никто не войдет из тех, кто проводит жизнь нерадиво, — отвечал голос изнутри. — Но если желаете войти, идите, подви­зайтесь, нисколько не заботясь о том, что в суетном мире».

 

Глава 131. Жизнь аввы Закхея

 

Будь спокоен!

 

Схоластик Прокопий порфиреонит рассказал нам об авве Закхее. «Два сына мои обучались в Кесарии. Там открылась моровая яз­ва, и я сокрушался о своих детях. Не знал совсем, как поступить. «Ес­ли послать за ними и взять их, - говорил я себе, — все равно гнева Божия не избежишь нигде. Там их оставить? А если они умрут и я более ­не увижу их?!.» В таком затруднении я, наконец, решил: пойду к авве Закхею. Что он скажет, то и сделаю. Прихожу в св. Сион - его там можно видеть, но на этот раз я не нашел его там. Увидав его на паперти храма Пресвятой Богородицы, рассказываю ему о своих сыновьях. Выслушав меня, он обратился к востоку и с распро­стертыми руками устремил свой взор на небо. Прошло два часа в молчании. Наконец, обратившись ко мне, произнес: «Будь спокоен и не горюй. Дети твои не умрут от моровой язвы, и самая язва чрез два дня прекратится в Кесарии». Так и было, по слову старца». Таков рассказ схоластика Прокопия!

 

Глава 132. Авва Закхей получил эту милость!

 

Когда мы пришли к авве Киприану, по прозванию Кукуля, монастырь которого стоит за вратами Кесарии, он рассказал нам: «Когда этот город был опустошаем свирепой и ужасной моровой язвой, я затворился в моей келье и умолял милосердного Господа, чтобы Он помиловал нас и отвратил грозный гнев Свой. И я слышал голос: «Авва Закхей получил эту милость».

 

Глава 133. О св. иноке, который сделал неподвижным ловчего сарацинского на два дня

 

Стой!

 

В Клизме язычник сарацин рассказывал тамошним жителям, а также и нам: «Однажды я отправился на охоту на гору аввы Антония. Подхожу к горе и вижу сидящего инока. В руках у него была книга, которую он читал. Иду прямо к нему, чтобы ограбить его, а может быть, и убить. Но когда я приблизился к нему, он простер ко мне свою правую руку и сказал: «Стой!» И я простоял двое суток, будучи не в состоянии двинуться с места. «Ради Бога, Которого ты чтишь, отпусти меня», — стал я просить. «Ступай с миром!» — сказал инок. И я получил возможность уйти с того места, на котором стоял».

 

Продолжение >>


версия для печати