Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / История / Подвижники и основатели ИППО / Великий князь Сергий Александрович - первый Председатель ИППО / Памяти Августейшего Председателя Императорского Православного Палестинского Общества Великого Князя Сергия Александровича. Журнал "Сообщения ИППО". Апрель 1905 г. СПб.


ПАМЯТИ

Августейшего Председателя

ИМПЕРАТОРСКАГО ПРАВОСЛАВНОГО ПАЛЕСТИНСКОГО ОБЩЕСТВА

Великого Князя

Сергия Александровича

 
(Эта статья с портретом Великого князя Сергия Александровича вошла в IV том 4-го выпуска Сообщений Императорского Православного Палестинского Общества в апреле 1905 года, хотя на обложке выпуск журнала датируется 1904 г. Публикация выпуска произошла после трагической смерти Великого князя Сергия Александровича в 1905 году и бы посвящена памяти председателя ИППО)*.
 

 

Портрет Великого князя Сергия Александровича,
Сообщения ИППО IV том 4-ый выпуск. 1904 г. 
Обложка журнала Сообщения ИППО, где были опубликованы
эта статья и портрет председателя ИППО
© Иерусалимское отделение ИППО. Библиотека Сергиевского подворья

 

 
4-го февраля безвременно погиб ужасною смертью Августейший Основатель Императорского Православного Палестинского Общества, Великий Князь Сергий Александрович, состоявший с 21 мая 1882 года, т. е. со дня открытая Общества, в течение почти 23 лет его Председателем. Брат Государя Миротворца принял на себя большой труд организовать Общество и осуществлять затем его благие цели при помощи исключительно доброхотных даяний русских людей. Общество необходимо было для того, чтобы продолжать деятельно содействовать глубокому и искреннему желании русского простолюдина побывать в Св. Земле, поклониться Живоносному Гробу Господню, пролить на месте страданий Сына Божия за наши грехи слезы покаяния, облегчить душевную скорбь, уврачевать житейское горе. Мысль о создании Общества впервые возникла у Августейшего Председателя тогда, когда Он Сам видел русских паломников в Иерусалиме, много раз молился с ними в великом храме и убедился, как должна быть дорога для русского человека забота об облегчении ему путешествия в Св. Землю, доставляющего на всю жизнь нравственное наслаждение в воспоминаниях и большое утешение в скорбях.
 
В 1881 году Царская Семья была поражена страшным горем: не стало Великого Государя, Освободителя миллионов крепостных людей, Благодетеля народа, а за год пред Ним Богу угодно было призвать к Себе Его Августейшую Супругу, Императрицу Марию Александровну, которая горела желанием сподобиться поклониться Живоносному Гробу Господню... Но Господь не судил Ей этого. Из осиротелого семейства два младших Сына Императора Александра II, Сергий и Павел Александровичи, вместе с Великим Князем Константином Константиновичем, решили отправиться в Св. Землю и там у Гроба Спасителя помолиться об отошедших в лучший мир.
 
Пребывание Их Высочеств в Палестине продолжалось 10 дней: 20 мая фрегат «Герцог Эдинбургский» бросил якорь на яффском рейде, а 30 мая последовало отплытие его обратно в Пирей.
 
Свиту Великих Князей составляли лишь четыре лица: полковник М. П. Степанов, г. Лакост, поручик Дерфельден и доктор Алышевский. На борт фрегата для встречи и приветствия Их Высочеств явились: русский генеральный консул Кожевников с служащими в консульстве, митрополит Епифаний Иорданский с двумя архимандритами, посланный блаженнейшим Иерофеем, патриархом иepycaлимским, и адъютант султана Ферик-Риза-паша с Иерусалимским губернатором и яффским каймакамом. Паша представил Великому Князю Сергию Александровичу собственноручное письмо султана и сообщил о желании падишаха принять Высоких Гостей на собственный его величества счет, как это было сделано и относительно эрцгерцога австрийского Рудольфа. Его Высочеством тотчас же была отправлена телеграмма на имя султана с выражением признательности его величеству за внимание.
 
По съезде на берег Великие Князья, восторженно приветствуемые собравшимся на набережной народом, сели в экипажи и направились по дороге в Иерусалим. Обед и ночлег были заготовлены, по распоряжение Риза-паши, в с. Латрун, на полдороге между Яффой и св. градом. Проведя ночь в палатках, Высокие Посетители в 3 часа утра выехали с ночлега а благополучно, но не без труда, перебравшись, по очень дурной дороге, чрез Иудейские горы, окутанные еще пеленой утреннего тумана, прибили в. с. Колония, в часе расстояния от с. Горняя (Айн-Карем). Тут Великие Князья и вся свита оделись в парадные мундиры и затем продолжали путь в Иерусалим. Риза-паша счел своим долгом оставить коляску, сел на лошадь и скакал по правую сторону великокняжеского экипажа, впереди коего ехали верхами кавасы и почетный турецкий конвой.
 
Приближаясь уже к городу и проезжая мимо русских построек, разукрашенных национальными флагами, Великие Князья были встречены громкими кликами «ура» и торжественным звоном колоколов собора Св. Троицы. Остановясь на несколько минут у главных ворот странноприимного дома и приветливо кланяясь русскому народу, который рассыпал цветы по пути, Августейшие Паломники продолжали следовать к Иерусалиму и только за пять минут до въезда в город вышли из экипажа, увидав у ворот расставленный шпалерами турецкий гарнизон, который при приближении Их Высочеств отдал Им, при звуках музыки, военные почести. Войдя в городские ворота в сопровождении свиты, турецких пашей и чиновников русского консульства и сопутствуемые значительным числом русских паломников и толпою городских жителей, Великие Князья проследовали по узким улицам, ведущим к храму Гроба Господня.
 
На пороге храма, в полном облачении, с крестом, окруженный своим клиром и русским духовенством, встретил Августейших Паломников блаженнейший патриарх Иерофей и приветствовал Высоких Посетителей кратким словом. Приложившись к кресту и совершив с благоговением поклонение Живоносному Гробу Господню, Великие Князья выслушали благодарственное молебствие, совершенное патриархом пред кувуклией по случаю праздника Вознесения Господня и тезоименитства одного из прибывших Великих Князей—Константина Константиновича; тропари праздников пели по-славянски русские паломники. Затем, предшествуемые патриархом и начальником русской духовной миссии, архимандритом Антонином, который давал объяснения, Великие Князья посетили все святыни  храма,  причем на  Голгофе прослушали евангелия св. страстей, а молясь на месте обретения Животворящего Креста Господня, услышали хор русских паломников, певших молитву: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко». Посетив патриаpxa в его покоях, Высокие Гости прибыли в ограду русских приютов, прошли в собор Св. Троицы, выслушали краткое молебствие и удалились в отведенный для их пребывания дом консульства. Было уже почти 4 часа пополудни.
 
На другой день, 22 мая, Великие Князья осматривали, под руководством известного германского археолога Шика, мечети Омара и Ель-Акса, посетили с архимандритом Антонином дом Пилата, арку «Се человек», страстной путь и другие святыни, находящиеся на пути от Харам-еш-Шерифа до великого храма. В следующие два дня осмотрены были святые места в ближайших окрестностях Иерусалима: Елеон, гробница Божией Матери, Гефсимания и другие; местности, освященные земною жизнью Спасителя. Ночи благочестивые Августейшие Паломники проводили почти сплошь в храме Гроба Господня, благоговейно отдаваясь молитве во время служения русским духовенством всенощных и литургий на Голгофе и у Живоносного Гроба Господня. После литургий совершались панихиды по в Бозе почившим Родителям Великих Князей Сергия и Павла Александровичей. В один из этих дней Их Высочества исповедовались на Голгофе у архимандрита Антонина и сподобились приобщиться св. Таин вместе с командою матросов с фрегата и русскими паломниками. Всех русских причастников было до 400 человек. 26 мая патриарх совершил с особой торжественностью литургии в храме Bocкpeсения, на которой присутствовали Августейшие Паломники. После облачения патриарха, два митрополита приблизились к Великому Князю Сергию Александровичу и просили Его Высочество подойти к патриаpxy. Его блаженство, осенив Великого Князя крестным знамением, прочитал над его главой молитву и возложил на него золотой крест с частицею Животворящего древа Креста Господня па широкой ленте. Затем патриарх поцеловал трижды Великого Князя, благословил и вручил грамоту на пожалованный  крест. Митрополиты проводили Его Высочество на его место. Тот же обряд был совершен и над Великими Князьями Павлом Александровичем и Константином Константиновичем. Греки называют этот обряд посвящением в иппотесы[1] Гроба Господня, т. е. рыцари, защитники этой величайшей святыни.
 
В течение одного из этих дней Августейшие Паломники посетили Вифлеем, где на пороге древней базилики, укрывающей в стенах своих место Рождества Христа Спасителя, Их встретили патриарх и митрополит Вифлеемский, совершившие затем торжественное богослужение.
 
Дни 26 и 27 мая посвящены были на поездку к Иордану и Мертвому морю. Эта поездка представлялась местными лицам, окружающим Великих Князей, сначала неудобною и даже отчасти опасною. Климат Иерихонской пустыни или Иорданской долины, лежащей на 1200 футов ниже уровня моря, представляет большую разницу от климатических условий остальной Палестины и, по общему отзыву врачей и наблюдению ученых, признается положительно вредным. Палящий зной бывает там по временам, особенно летом, так велик, что Реомюр в тени нередко показывает 40°. Поэтому паломнические караваны отправляются на Иордан исключительно осенью, зимою и раннею весною, а после Пасхи почти всегда прекращаются, так как нередко бывали случаи внезапной смерти паломников от солнечного удара. Имея все это в виду, русские служащие в Иepycaлиме и турецкие паши просили Их Высочества отложить поездку на Иордан. Но желание Августейших Паломников побывать у священной реки было так сильно, что они отклонили все представления, и караван русских богомольцев, имея во главе Великих Князей, отправился к Иордану. По счастию все обошлось благополучно, и поездка, не взирая на сильный зной, совершилась более благоприятно, чем можно было предполагать. Великий Князь Константин Константинович, в сопровождении секретаря консульства успел даже проехать к Мертвому морю и там выкупаться.
 
29 мая утром Их Высочества слушали литургии в соборе Св. Троицы и затем удостоили   своим посещением архимандрита Антонина, осмотрели больницу и странноприимные дома. Остальное время дня было посвящено прощанию с великим храмом Гроба Господня и с патриархом и на поездку верхом для осмотра «Гробниц  царей и судей».
 
30-го, рано утром, Их Высочества в последний раз молились на Голгофе, где совершена была на славянском языке обедня.. Возвратясь на русские постройки, Их Высочества прошли в церковь св. Царицы Александры, в здание Духовной миссии, выслушали краткий напутственный молебен и, при звоне колоколов и громких пожеланиях со стороны паломников счастливого пути, поместились в экипажах для возвращения в Яффу.
 
Случайный свидетель пребывания Августейших Паломников в св. граде сообщает в письме на родину свое воспоминание о Великих Князьях следующими словами: «Справедливость требует сказать, что Их Высочества, по уверениям как христиан, так и иноверцев, произвели самое отрадное впечатление, и память о Их приезде сохранится на долгое время в народе. Отрешившись на время от высокого своего положения и отказавшись от всяких официальных оваций, Великие Князья прибыли в Иepyсалим истинными богомольцами, желая в дни глубокой скорби своей поклониться великой святыне христианского Mиpa и помолиться у Гроба Спасителя за близких сердцу и за нашу матушку Poccию. Так, по крайней мере, смотрел на них, в простоте чувств своих, народ русский, удивленный смирением и набожностью, с какими Августейшие Посетители исполняли паломнический подвиг свой... Такое же, если не большее удивление произвели Великие Князья и на образованный класс иностранцев, видевших, конечно, много царственных гостей в стенах Иерусалима, но в первый раз встречающих Императорских Принцев, которые являют собою пример серьезного и благоговейного отношения к месту, освященному молитвами и слезами христианских поколений в продолжение целого ряда веков. Так высказалось общественное мнение, таков народный говор».
 
Последствием первого путешествия в Св. Землю Великого Князя Сергия Александровича явилась мысль основать Общество. По счастию, эта мысль нашла себе сильный отклик в другом почтенном паломнике, посетившем несколько лет пред тем Палестину и составившем замечательную книжку «Православие в Св. Земле». В конце февраля 1882 года автор этой книги, В. Н. Хитрово, в первый раз представлялся Его Высочеству в Царском Селе, а чрез 3 месяца, 21 мая, в годовщину въезда, Августейших Паломников в Иерусалим, совершено было богослужение в церкви дворца Великого Князя Николая Николаевича (ныне Ксенинский институт), представляющей подобие кувуклии Иерусалимского храма, и последовало открытие Православного Палестинского Общества.
 
Когда чрез 6 лет, в сентябре 1888 года, Великий Князь Сергий Александровичи вместе с Августейшею Супругою Великой Княгиней Елисаветой Федоровной и Великим Князем Павлом Александровичем вторично посетили Св. Землю, то в Иерусалиме уже воздвигалось большое здание Сергиевского подворья, в с. Бет-Джала, близ Иерусалима, была женская школа с пансионом, в Бет-Сахуре, близ Вифлеема,—начальная школа. В Галилее действовало 4 школы и амбулатория, в Бейруте—2 школы. Словом, добрый посев уже взошел в виде 10 учреждений Палестинского Общества, а теперь, еще чрез 17 лет, эти первые всходы разрослись и составили 112 учреждений Общества в Палестине и Сирии.
 
Вторичное посещение Августейшего Председателя Общества не только имело целью поклонение святыням, но и носило отчасти характер осмотра вышеозначенных 10 учреждений Общества. Августейшие Путешественники посетили поэтому: Назарет, с. Мжедель, близ этого города, Бейрут и Бет-Джалу. Мы не будем останавливаться на втором путешествии Великих Князей и Великой Княгини. Подробное описание этого паломничества будет изложено вместе с первым в той брошюре, которую Совет Общества пред полагает издать в память в Бозе почившего Великого Князя в текущем году.
 
Теперь скажем несколько слов о Великом Князе, как о представителе Общества. Он следил, по мере возможности и насколько позволяли другие его служебные обязанности, за деятельностью Совета, Общества, прочитывал все его журналы, интересовался жизнью каждого учреждения Общества в Сирии и Палестине, принимал деятельное участие в важнейших вопросах, касавшихся этих стран, например об антиохийской и об отношениях к иерусалимской патриархии по части распространения школ в Иудее и Галилее, об улучшении условий быта паломников во время путешествия и пребывания в св. граде. У Великого князя нередко бывали совещания с несколькими лицами из Совета Общества, особенно же с Н. Н. Селифонтовым и В. Н. Хитрово.
 
Неоцененную заслугу пред наукой и Обществом оказал Великий Князь произведенными на его счет большими раскопками близ храма Гроба Господа, которые привели к открытию Судных врат, чем доказана была подлинность теперешнего места Голгофы, которую оспаривали особенно немецкие ученые и в которой после раскопок должен был убедиться такой знаток топографии Иерусалима, как доктор Шик. У порога Судных врат создана впоследствии, при помощи Великого Князя, церковь св. Александра Невского и странноприимный дом.
 
Близ Гефсимании воздвигнут на средства всех Детей Императрицы Марии Александровны прекрасный храм св. Maрии Магдалины, освященный 1 октября 1888 года в присутствии Великих Князей Сергия и Павла Александровичей и Великой Княгини Елисаветы Федоровны. Теперь, по мысли Августейшего Председателя и покойного В. Н. Хитрово, устрояется около этого храма кладбище для православных русских паломников и служащих в Обществе и миссии. Великий Князь принимал участие в возобновлении храма в с. Мжеделе, близ Назарета, и в устройстве иконостаса — в храме Каны Галилейской и монастыря Георгия Хозевита. Вот важнейшие св. места в Палестине, открытые или благоустроенные при материальной поддержке Его Высочества. Не говорим уже об отдельных многих пожертвованиях иконами, утварью и облачениями в разные храмы Палестины и Сирии.
 
Интересуясь постоянно всеми учреждениями Общества, Великий Князь желал, чтобы возможно более достойных и просвещенных лиц знакомилось с ними, а потому всегда радовался, когда образованные паломники, посещая Палестину,  вникали в устройство   подворий, бывали в школах, интересовались больницею и амбулаториями. Почти каждого из таких лиц Августейший Председатель расспрашивал при первом свидании и желал слышать их откровенное мнение, не опасаясь неблагоприятных отзывов и строгой критики, так как вполне сознавал, что разумная и непредвзятая критика ведет к улучшению и совершенствованию. Благодаря такому взгляду Великого Князя, многие лица посещали учреждения Общества, и некоторые давали письменные и печатные отчеты или помещали в повременных изданиях литературные описания. В числе лиц, посетивших учреждения Палестинского Общества и сообщивших о них Августейшему Председателю или в Общество, можно указать на преосвященного Арсения, ныне епископа псковского, протоиереев: К. И. Фоменко, Г. Г. Сретенского и В. Я. Михайловского, на Т. И. Филиппова, И. Л. Горемыкина, М. Н. Галкина-Враского, М. И. Соловьева, Д. Д. Смышляева, В. П. Кулина, В. А. Латышева, А. Н. Нелидова, Н. И. Скрыдлова, П. А. Васильчикова, М. Т. Преображенского, П. II. Извольского, Л. А. Коробова, Д. В. Истомина, И. И. Ювачева, П. К. Аристова, а в особенности на В. Н. Хитрово, побывавшего в Палестине семь раз и составившего о Св. Земле несколько статей, брошюр и книг.
 
Относясь с такой заботою к учреждениям Общества, Августейший Председатель не упускал никогда из виду трудов местных деятелей, неустанно работающих там, среди чуждого населения при неблагоприятных условиях жизни, на поприщах медицинском и учебном, а также по управлению подворьями, стараясь ободрить, поддержать и поощрить их. Едва ли можно указать на таких людей, которые оставили службу в Обществе, чем-нибудь обиженные со стороны Великого Князя, а таких лиц, которые, благодаря Ему, получили за свои труды поощрения и обеспечения себе или своему семейству, Совет Общества мог бы назвать, если бы то понадобилось.
 
Вспоминается, например, как на одном из последних докладов, в декабре минувшего года, Его Высочество отнесся внимательно к служащему в Обществе, в Иерусалиме, молодому  человеку, прапорщику запаса, призванному в ряды армии. Великий Князь не только с радостью одобрил предположение Совета Общества выдавать семье этого честного труженика часть его содержания во все время призыва и сохранить ему должность, но и выразил желание от Себя оказать ему помощь и содействие. Когда другое лицо, принесшее неоспоримую пользу Обществу, вынуждено было по болезни оставить службу в Палестине, Великий Князь просил Совет Общества не останавливаться на предположенной пенсии, а назначить большую, применительно к выслуге полного числа лет в казенных учреждений. Когда третье лицо.... но пришлось бы перебирать не мало таких примеров, сохранившихся в благодарной памяти служащих в Обществе.
 
Вот, следовательно, какого благоговейного паломника, какого заботливого покровителя бедных православных сирийцев, какого доброго и отзывчивого к нуждам ближнего человека лишилось Палестинской Общество... Нам остается только жалеть, скорбеть и молиться....Но затем, благоговея пред памятью нашего Августейшего Председателя, нам нельзя нисколько падать духом и следует бодро продолжать действовать на благо Общества в твердом сознании, что мы стремимся к хорошим целям и что потому нас не оставить Господь своею милостью.
 
5 февраля в помещении Общества была совершена торжественная панихида по в Бозе почившем Великом Князе Сергии Александровиче в присутствие Совета и членов Общества. После оной состоялось экстренное заседание Совета, всецело посвященное памяти Августейшего Председателя Общества. На заседании составлена была нижеследующая телеграмма к Ея Императорскому Высочеству Великой Княгине Елисавете Федоровне, за подписью всех членов Совета:
 
«Пораженные невыразимым горем о потере Августейшего его учредителя и Председателя Императорского Православного Палестинского Общества, молимся о упокоении светлой души Его и повергаем пред Вашим Высочеством искреннее чувство скорби о постигшей Вас столь жестокой утрате. Мы уверены, что все православное население Святой Земли  и Сирии, вместе с нами и всеми служащими русскими здесь и в Палестине, мысленно повергается пред гробом своего Покровителя и Благодетеля».
 
Затем Совет постановил:
 
1) Сделать по телеграфу распоряжение о совершении Торжественных панихиде по в Бозе почившем Августейшем Председателе Общества в Иерусалиме, Дамаске, Назарете, Триполи и Бейруте.
 
2) Возложить на гроб в Бозе почившего Великого Князя Сергия Александровича серебряный венок, с укрепленным на нем знаком почетного члена Общества, с надписью: Августейшему Председателю Императорское Православное Палестинское Общество, — и с соответствующею лентою знака Общества.
 
3) Просить вице-председателя Общества, секретаря и помощника секретаря отправиться в Москву для возложения, вместе с помощником  Председателя,  помянутого венка на гроб в Бозе почившего Великого Князя.
 
4) Отложить дальнейшее обсуждение мероприятий для увековечения памяти в Бозе  почившего   Августейшего Председателя до ближайшего очередного собрания Общества.
В ответ на приведенную телеграмму Совета была получена от Ея Высочества на имя Совета нижеследующая телеграмма:
 
«Не сомневаюсь, что Палестинское Общество, которое было так близко сердцу Моего мужа, и все православное население Святой Земли должно быть потрясено ужасным испытанием, нам посланным; уповаю, что молитвами Моего дорогого мужа Господь и впредь не оставить Общество, и оно также твердо будет преследовать свое святое назначение, так всегда утешавшее Вашего Председателя.  ЕЛИСАВЕТА».
 
По возложению в Чудовом монастыре делегатами Общества на гроб в Бозе почившего Великого Князя венка, у Его смертных останков отслужена была от имени Императорского Православного Палестинского Общества панихида, на которой изволила присутствовать Великая Княгиня Елисавета  Федоровна.
 
В тот же день была совершена в церкви Большого Вознесения вторая панихида от имени московской комиссии Палестинского Общества. В начале означенной панихиды о. архимандрит Анастасий  ректор московской  духовной семинарии, принимающей столь живое участие в устройстве народных чтений о Святой Земли в Москве, произнес теплое слово, посвященное памяти безвременно погибшего в стенах Кремля Великого Князя. Бывший в числе духовенства, совершавшего панихиду, настоятель антиохийского подворья в Москве о. иеромонах Игнатий в трогательном слове выяснил значение тяжкой утраты, понесенной антиохийскою церковью и православными сирийцами в лице в Бозе почившего Великого Князя.
 
«Родная наша антиохийская церковь», говорил о. Игнатий, «сильная духом живящей ее Божией благодати, перенеся на протяжении своего почти двухтысячелетнего существования множество обид и мучений, притеснений и разгромов, последнее время в течение двухсот лет лишена была величайшего утешения иметь своим духовным главою своего единоплеменника. Но вот восстал Ты, Благоверный Государь, наш новый Моисей, за попранные права человека и христианина, восстал царственный сын единоверной и дорогой нам страны, — и вот конец притеснениям и обидам, и родная страна моя дождалась светлых дней: она слышит слово Божие в храмах на родном языке, видит предстоятелем своей церкви соплеменника. Перед нами раскрылась новая, светлая жизнь, новая земля обетованная расстилается пред нашими глазами. Школы созданного Тобою Палестинского Общества внесли в среду туземцев Сирии и Палестины дух православного национального просвещения; святые Божие храмы, созданные и украшенные щедротами Общества, поддерживают и укрепляют дело православия в Святой Земле».
 
……«Тяжела и горька весть о Твоей мученической кончине, мучителен обрушившийся на нас удар! Эта весть о потере славного защитника и заступника, несомненно, покрыла трауром нашу церковь и наш народ, и слезы далеких единоверцев—сирийцев смешались со слезами Твоих соплеменников у подножия Твоего гроба! Не наш Ты был по племени и роду, но глубоко любил Ты нашу церковь, наш народ»...
 
...«Тебя уже нет в живых, но не умерло Твое святое дело, не умерла в сердце пробужденного Тобою для новой жизни народа глубокая благодарность к Тебе, дорогой, незабвенный наш заступник и покровитель! И доколе, волею Божиею, будет жива наша родная церковь и наш народ, — дотоле в тысячах сердец будет храниться О Тебе благодарная и вечная память......
 
Слова патриаршего представителя не замедлили подтвердиться полученными Советом Общества телеграммами от блаженнейшего патриарха Мелетия и других иepapxoв антиохийской церкви, в епархиях которых имеются школы Палестинского Общества. Из донесений инспекторов южно-сирийского, северо-сирийского и галилейского районов школ Общества, а также из сообщения начальницы бейрутских школ видно, что как городским, так и сельским православным духовенством, тотчас по получении известия о кончине Великого Князя, Августейшего Председателя Палестинскаго Общества, неоднократно совершены были заупокойные божественные службы при переполненных народом и учащимися в школах Общества храмах. Скорбь и волнение, охватившие маститого предстоятеля антиохийской церкви, были столь велики, что блаженнейший Мелетий с трудом мог совершать первую панихиду. С патриархом плакали и присутствовавшие на богослужении.
 
О том, как скорбно была принята тяжелая весть о кончине незабвенного Августейшего Председателя Общества епархиальными отделами Общества, Совет продолжает получать сообщения.
 
Во исполнение постановления Совета Общества в экстренном заседании его 5-го минувшего февраля, для увековечения памяти в Бозе почившего Председателя Общества, предложены и утверждены следующая мероприятия:
 
1) Совершать ежегодно 4-го февраля, 29 апреля и 5 июля торжественные панихиды в храме Живоносного Гроба Господня, на Голгофе.
 
2) Установить вечное поминовение по в Бозе почившем Благоверном Великом Князе Сергии  Александровиче в Седнайском женском монастыре, антиохийской патриархии.
 
3) Совершать в храмах селений Бет-Джалы, близ Вифлеема, и Раме, в галилейских горах, в течение времени до 4-го февраля 1906 года, в каждое воскресенье, кроме св. Пасхи, после литургии панихиды в присутствии наличного числа учащих и учащихся в Бет-Джальских женской  семинарии и начальной  школе и Рамесской сельской школе.
 
4) Выдавать ежегодно, 4-го февраля, 50 амбулаторным больным в каждой из 5-ти амбулатория Палестинского Общества: в Бет-Джале, Вифлееме, Назарете, Дамаске и Хомсе, по 5 пиастров на пищу в этот день; при чем пoco6иe это должно быть оказываемо преимущественно бедным жителям из сирийских христиан, а также бедным русским паломникам.
 
5. Предложить в Иерусалимском подворье даровую поминальную трапезу, после панихиды, 29 апреля и 5 июня 1905 года и 4 февраля 1906 года всем паломникам, помещающимся в простонародных подворьях, а также православным сирийцам, последним в количестве  100 человек, по выбору управляющего подворьем в Иерусалим.
 
6. Устроить отдельную мраморную скрижаль у порога Судных врат, в церкви св.   Александра  Невского, для начертания на ней  имени в  Бозе  почившего Великого Князя, и икону преподобного Сергия Радонежского с неугасимою лампадою, для вечного поминовения при установленном там чтении псалтыря.
 
7. Присвоить Назаретскому подворью, недавно воздвигнутому   и   вмещающему,   кроме   подворья для паломников, еще амбулаторию и женскую школу, наименование «в память Великого Князя Сергия Александровича».
 
8. Украсить зало Совета художественным  портретом Его Императорского Высочества  Великого  Князя  Сергия Александровича, и
 
9. Издать брошюру, заключающую описание деятельности Августейшего Председателя  в течение 23 лет в Обществе, с портретом Великого Князя, и, по изготовлению брошюры, назначить общее собрание для прочтения, в выдержках, этого воспоминания об   Августейшем Председателе.
 
Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. Том XV. Выпуск 4-й. 1904 год. От С.-Петербургского Цензурного  Комитета печатать дозволяется. С.-Петербург 5 апреля 1905 г. Старший цензор архимандрит Филарет.
 
© Иерусалимское отделение ИППО. Библиотека Сергиевского подворья в Иерусалиме
 
Все права защищены. Дата публикации 9 мая 2009 года



[1] Ипотесс — всадник, сражающийся на колеснице, слово это употреблялось, как особое прозвание греков в войне.
* Иерусалимское отделение ИППО.

версия для печати