Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




 

Глава III. Виктор (Островидов) – епископ Ижевский и Вотский (апрель – лето 1927 г.)  

Указом Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия (Страгородского) от 21 апреля / 4 мая 1927 г. была открыта новая страница в истории Ижевской епархии[1]. С присоединением Глазовского викариатства Вятской епархии, на территории которого компактно проживали удмурты, епархия была переименована в Вотскую, что отражало ее национальный статус – статус церкви вотского (удмуртского) народа. Кроме того, маленькая Ижевская епархия этим решением значительно увеличивалась и даже обрела викарного епископа. Также вновь было подтверждено право приходов на территории Вотской Автономной области ходатайствовать о переходе в Вотскую епархию. Этим же указом епископ Глазовский Виктор был назначен на должность правящего архиерея во вновь учрежденную епархию с титулом «Ижевский и Вотский». Для владыки Виктора это назначение было повышением по административной лестнице. Епископским саном он был облечен с декабря 1919 г.[2], но до 20 апреля / 4 мая 1927 г. имел статус викарного епископа Вятской епархии, теперь же становился самостоятельным правящим архиереем.

 

О преобразовании епархии епископ Виктор известил храмы епархии телеграммой от 9 мая: «Образована вотская епархия желающие могут присоединиться подробности письмом. Виктор, Епископ Ижевский и Вотский»[3].

 

Несмотря на указ митрополита Сергия Епископ Виктор совершает перечисления иноепархиальных приходов без предварительных консультаций с их архиереем. 10 мая 1927 года Ижевский и Вотский епископ Виктор извещает как о состоявшемся епископа Воткинского Онисима (Пылаева), викария Сарапульской епархии, о перечислении трех приходов из его епископии в Вотскую епархию. «Ваше Преосвященство! Препровождая при сем копию распоряжения Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 3 мая / 20 апреля 1927 г., имею долг почтительнейше сообщить Вам, что на основании сего распоряжения мною согласно постановлениям Приходских Советов приняты в ведение Вотской Епархии следующие три религиозные общины: 1) церковная община Андреевской церкви села Уйвая, 2) церковная община Ляльшурской Николаевской церкви, 3) церковная община Михайло-Архангельской церкви села Сосновки, о чем все они и уведомлены»[4].

 

Епископ Онисим в ответ на это извещение 5/18 мая обращается к епископу Виктору письмом. В этом послании Воткинский епископ указывает Преосвященному Виктору на несоответствие его акта каноническим правилам и указу митрополита Сергия, а также извещает о запрещении причтов, принятых в Вотскую епархию приходов. «Ваше Преосвященство, Преосвященнейший Владыко! В ответ на Ваше письмо от 10 сего мая, с приложением копии распоряжения Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 3 мая сего 1927 года, долг имею почтительнейше выразить крайнее свое недоумение ввиду весьма непонятного и вопиющего противоречия, усматриваемого мною между Вашим деянием, выразившимся в отторжении трех религиозных общин, входящих в состав Воткинской епископии, и вышеуказанным распоряжением Митрополита Сергия, на которое Вы ссылаетесь, как на основание для своего деяния, идущего в разрез с каноническими правилами (Апост. 33, Карфаг. Соб. 54 (65), 56 (67), 120 (134) и толкование на 53 (64) правило того же собора). Ибо распоряжение Митрополита Сергия, на которое Вы ссылаетесь, совершенно ясно говорит о предоставлении права приходам, находящимся в пределах Вотобласти, но не входящих в состав Ижевской или Глазовской епископий, по желанию возбуждать ходатайства о присоединении к Вотской епархии, совершенно не давая оснований к нарушению канонических правил, нисколько не оправдывая нарушения этих правил их незнанием.

 

Не сомневаясь, что действиями Вашими, как православного епископа, руководит исключительно только ревность о пользе церковной, ревность которая, будучи доведена до чрезвычайности, помешала Вам усмотреть вышеуказанное противоречие между Вашими действиями и распоряжением Митрополита Сергия, приведшее к нарушению церковных правил и  поставившее в положение нарушителей таковых правил и причты принятых Вами в свое ведение трех, находящихся в моем ведении религиозных общин, каковые причты одновременно с сим подвергаются мною заслуженному прещению, я выражаю уверенность, что Ваша благостыня отнесется с братскою любовью к указанию нашего смирения и Вы приложите все старание, чтобы указанный вопрос, подобно и всем вопросам, касающимся церковного порядка и благоустройства, был проведен и разрешен в полном соответствии с церковными правилами и распоряжениями Высшей церковной власти, поскольку эти распоряжения не дают нам никакого основания действовать вопреки вышеуказанным правилам»[5].

 

24 мая епископ Виктор посылает епископу Онисиму ответное письмо. В нем Вотский епископ выражает уверенность в правильности и каноничности своих действий, а также отмечает, что прещения в отношении причтов перешедших приходов недействительны, т.к. приходы уже выбыли из его епархии, да и к ходатайствам о перечислении причты отношения не имеют. «В ответ на Ваше письмо от 5/18 мая с.г. имею долг сообщить, что я при всем внимании не могу усмотреть противоречия в моих действиях с распоряжением Высшей Церковной Власти в лице заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 3 мая-20 апреля 1927 года, которое ясно говорит: приходы Вотской области, не вошедшие по § 1 упомянутого распоряжения в состав Вотской Епархии, как находившиеся вне Ижевской Епархии и Глазовской Епископии, могут возбуждать ходатайства о присоединении их к Вотской Епархии.

 

Что касается ссылок Вашего Преосвященства на некоторые церковные правила, то они в данном случае никакого применения иметь не могут, ибо ведь я действую не самовольно и не насильственно, а, с одной стороны, в исполнение ходатайства приходов, а с другой – по благословению за послушание распоряжению Высшей Церковной Власти, которой обязан подчиняться.

 

Относительно упоминаемых Вами прещений священнослужителям уже отошедших от Вас приходов, то они не имеют для них канонического значения, тем более что священнослужители ни в чем неповинны, так как в переходе приходов в Вотскую Епархию принимал участие народ в лице приходских советов, а не духовенство»[6].

 

Пересылая это послание архиепископу Сарапульскому Алексию 31 мая 1927 г., епископ Онисим снабдил его таким комментарием: «Копию письма Преосвященного Виктора при сем представляю. Ввиду нежелания Преосвященного Виктора понять неканоничность его поступка переписку с ним я считаю излишней. Прещения с духовенства я снял именно потому, что оно не знало даже о получении от Пр. Виктора [отно]шения о присоединении, настолько оно [проходило] конспиративно []. Присоединение я считаю недействительным и представлю весь вопрос на усмотрение Высшей Церковной Власти»[7].

 

Как писал епископ Онисим в письме епископу Виктору от 5/18 мая 1927 г., в тот же день он направил благочинному второго округа Воткинской епископии протоиерею Василию Яшину распоряжение с запрещением в священнослужении причтов церквей, перешедших в Вотскую епархию. «Прошу объявить причтам приходов с.с. Сосновки, Уйвая и Ляльшура вверенного Вам благочиния, что они за возбуждение ходатайства о присоединении к Ижевской епархии  без благословения своего Епископа в силу 39 Апост. пр. и второй половины 36 Апост. пр. мною запрещаются в священнослужении с разрешением напутствовать сущих в смертной опасности. Постановление Преосвященного Епископа Ижевского и Вотского Виктора, как составленное вопреки 33 Апост. пр., 53, 54, 56 и 120 пр. Карфагенск. Соб. и резолюции Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Высокопреосвященного Митрополита Сергия от 3 мая-20 апреля 1927 г. и без ведома и согласия местного Епископа, считаю недействительным впредь до утверждения Высшей Церковной Властью»[8].

 

7/20 мая 1927 г. с заявлением о перечислении Сосновского прихода обратился к епископу Онисиму член церковно-приходского совета Михайло-Архангельской церкви с. Сосновка Степан Колесников. Видимо, заявитель был неграмотный, т.к. оное заявление в присутствии старосты храма Г. Петрова «писал под диктовку Колесникова Настоятель церкви с. Сосновки священник Григорий Котельников»[9]. «Честь имею сообщить Вашему Преосвященству следующее: я был в с. Уйвае на первой неделе великого поста у свящ. о. Димитрия, который объяснил, что Епископ Виктор вызывал его к себе в Глазов и сказал ему, что сейчас образована Вот. епархия и что есть возможность желающим приходам перейти в эту Епархию. Передайте вотские приходы об этом, только пусть не обращались к русским священникам и Епископам, а подавали свои заявления без их ведома. Пусть прих. советы составляют приговоры, а если прих. советы не хотят, то могут посторонние верующие. Выслушав это, я, нижеподписавшийся, Степан Космин Колесников, придя домой, собрал несколько человек (членов Ц.Пр. Совета около 5, но председатель и секретарь не были) и около 10 человек посторонних. Мы составили приговор и тихонько от причта отправили заказным письмом Еископу Виктору. Недавно от него получили извещение, что он нас присоединяет к Вотской Епархии с причислением к 4-му благочинническому округу. Мы совершенно не знали, что нарушали церковное правило, обращаясь тихонько от своих пастырей и своего Епископа к Епископу Виктору, обращались потому, что поверили, и потому что они просили это сделать тихонько»[10]. Церковно-приходской совет Сосновской Михайло-Архангельской церкви на своем заседании 29 мая 1927 года рассматривал поступок «члена совета Ст. Колесникова с группою верующих и членов Совета о секретном ходатайстве о переходе прихода села Сосновки в Вотскую Епархию и назначении священника из вотяков»[11]. Советом было принято постановление: «Ходатайство Ст. Колесникова и пр. считать недействительным, так как они сделали подлог, и совет делает им замечание за ихние поступки, о чем донести Епископу и передать на обсуждение общего собрания»[12].

 

10/23 мая 1927 года причт и церковно-приходской совет Николаевской церкви села Ляльшура обратились к епископу Онисиму с заявлением: «Сим заявляем по затронутому вопросу о присоединении к Ижевской Епархии ни причт, ни Церковно-Приходский Совет не возбуждали ходатайства, в чем и подписуемся»[13]. В подтверждение своего заявления причт и церковно-приходской совет представили вниманию епископа Онисима заявление крестьянина села Ляльшура Иоанна Онисимова. Последний заявляет: «Сим заявляю по затронутому о присоединении к Ижевской Епархии действительно возбуждал ходатайство я, Анисимов, но все это было тайно от причта и председателя секретаря церковно-приходских советов, лишь некоторые члены церковно-приходского совета и верующие правосланого религиозного общества подписались на мой приговор в чем и подписуюсь»[14]. Епископ Онисим своей резолюцией от 11/24 мая 1927 года ввиду изложенного выше снял запрещение с причта Ляльшурского прихода[15].

 

Последним с покаянным прошением к епископу Онисиму обратился священник села Уйвая Димитрий Поздеев 11/24 мая. «Я, нижеподписавшийся священник, по получении письма от Преосвященного Виктора Епископа Глазовского, в конце января месяца был у него и слышал его предложение, что все села, находящиеся в вотской автономной области беспрепятственно могут переходить в Ижевскую Вотскую Епархию. И велел мне написать и подать заявление о принятии в Ижевскую Епархию. Я же, когда приехал домой, говорил об этом своим прихожанам в церкви. В церкви молящихся было много из разных приходов, и это, конечно, они слышали. Этим разговором своим я, как оказалось после, возбудил некоторых чужеприходных тоже подать заявление о присоединении к Ижевской епархии. И они, не спросивши своих священников, подали заявления. Конечно, этим своим действием я ошибочно нарушил каноны апостольские и вселенских и поместных соборов и тем, что без ведома и согласия своего епископа подал заявление. Но глубоко и искренно теперь сознаю свою ошибку и прошу Вас, Ваше Преосвященство, Преосвященнейший Владыко, в этом меня простить. А от поданного заявления незаконным путем отказываюсь»[16]. На этом прошении епископ Онисим 11/24 мая 1927 г. наложил резолюцию: «˝Грядущего ко мне не иждену вон˝. Ввиду сознания своей ошибки нарушения канонов с свящ. о. Дм. Поздеева снимаю запрещение»[17].

 

В начале июня епископ Виктор обратился с посланиями к причтам Сосновского и Уйвайского приходов. Послания (от 5 и 6 июня) дословно повторяют друг друга. «По полученным мною сведениям Преосвященный Онисим, Епископ Воткинский, наложил на вас запрещение за присоединение Сосновской религиозной общины к Вотской Епархии. В разъяснение сего сообщаю вам, что если сам епископ Онисим православный, то должен находиться в безусловном послушании Высшей Церковной власти Православной Русской Церкви, распоряжением которой верующим, находящимся на территории Вотской Области, дано право присоединяться к Вотской Епархии. Если же он этого не делает, то сам подпадает суду Церкви, и потому запрещения его не имеют никакой силы. Если же он неправославный и принадлежит к ереси антицерковников-обновленцев или к отщепенцам Григорианцам (В.Ц.С.), которые не признают Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, хотя и поминают при богослужении Митрополита Петра, то тем более в этом случае запрещения епископа Онисима не должны смущать вашего духа. Для выяснения его личности я обратился к заместителю Патриаршего Местоблюстителя Митрополиту Сергию.

 

Ввиду присоединения Сосновской общины к Вотской Епархии вам, как пастырям сей общины, не должно обращаться ни с какими делами к Епископу Онисиму и не придавать значения его запрещению, а обращаться с недоуменными вопросами непосредственно ко мне. В противном случае община может избрать себе нового пастыря.

 

Мир Божий да будет с Вами и Благодать Божия да хранит Вас от всякого зла»[18].

 

Из приведенных выше документов мы видим, что в двух случаях из трех (с.с. Сосновка и Ляльшур) постановления приходских советов, представленные епископу Виктору, были сфальсифицированы. Сама же история появления ходатайств выглядит гротескно. В январе 1927 года епископ Виктор предлагает священнику с. Уйвая Димитрию Поздееву подать прошение о переходе в Ижевскую епархию и известить о возможности такого перехода вотские приходы. Отец Димитрий, приехав домой, говорил об этом своим прихожанам в церкви, в церкви также было много молящихся из других приходов. Неизвестно, что говорил о. Димитрию епископ Виктор, но в его изложении слова владыки были поняты в таком ключе: «Передайте вотские приходы об этом (возможности перехода в Ижевскую епархию – авт.), только пусть не обращались к русским священникам и Епископам, а подавали свои заявления без их ведома. Пусть прих. советы составляют приговоры, а если прих. советы не хотят, то могут посторонние верующие»[19]. Результатом такого осмысления слов преосвященного Виктора и явились составленные тайно от причтов прошения о переходе приходов сел Сосновки, Ляльшура в Ижевскую епархию.

 

14 мая 1927 года епископ Виктор извещал Сарапульского архиепископа Алексия о перечислении села Новые Зятцы в вотскую епархию. «Ваше Высокопреосвященство! В виду последовавшего распоряжения заместителя патриаршего Местоблюстителя Митроп. Сергия от 3-го мая / 20 апр. 1927 г., по которому все приходы, находящиеся на территории Вотской Области, могут по желанию своему входить в состав Вотской Епархии, мною согласно постановлению Приходского Совета Церкви села Новых Зятцей Ижев. у. означенная церковь принята резолюцией от 14 мая с.г. в состав Вотской Епархии, о чем и имею долг почтительнейше уведомить Вас»[20].

 

Священник Никольской церкви села Новые Зятцы Михаил Безденежных об этом перечислении писал благочинному: «Переход Ново-Зятцинского прихода в Вотскую епархию совершился не по моей инициативе или начинанию. Это всецело желание приходского совета, поддержанное большинством прихода… Повторяю, я не считаю себя виновным в действиях приходского совета, который опирается более на декреты Советской власти, предоставляющие, как известно, полную свободу во внутренней церковной жизни религиозных общин»[21]. Перечисление прихода было осуществлено без согласования с Сарапульским архиереем. Архиепископ не признал действительным это перечисление и поставил об этом в известность епископа Виктора и митрополита Сергия[22].

 

Селтинский благочинный священник Симеон Воздвиженский 13 июля 1927 года докладывал архиепископу Алексию, «что о. Панов возбудил пред Епископом Виктором ходатайство о принятии Селтинского округа в Вотскую Епархию и что Еп. Виктор принял и дело представил на утверждение М. Сергия, причем о. Панов в основании сего ходатайства будто бы указал на состоявшееся в 1924 г. постановление благочиннического собрания о перечислении в Ижевское викариатство»[23]. Протоиерей Петр Панов был бывшим благочинным Селтинского благочиния, отстраненным Сарапульским архиереем от должности «за самочинные действия и за присвоениие себе неподлежащих прерогатив власти в делах заведования благочинием Селтинского Округа, а именно: увольнение священников, назначение псаломщиков, перечисление села Чекана из Ижевского викариатства в Селтинское благочиние, задержание пожертвований от церквей Округа на общеепархальные нужды, содействие возникновению обновленчества в Ново-Мултанском приходе»[24]. 23 июля 1927 года архиепископ Алексий послал митрополиту Сергию протест по поводу этого перечисления[25].

 

Итак, епископом Онисимом был послан протест Заместителю Патриаршего Местоблюстителя на перечисление епископом Виктором сел Воткинской епископии в Ижевскую епархию со всем комплексом переписки по этому вопросу. Архиепископ Алексий также посылал рапорты, протесты, переписку по проблемным вопросам и даже посылал делегата для разъяснения своей позиции по этим вопросам к митрополиту Сергию.

 

На основании поступивших митрополиту Сергию документов во Временном Патриаршем Священном Синоде состоялось суждение о деяниях преосвященного Ижевского и Вотского Виктора. Результатом обсуждения стал указ от 31 августа 1927 года за № 284. «Заместитель Патриаршего Местоблюстителя и временный при нем Патриарший Священный Синод слушали: 1. Дело о перечислении трех приходов Воткинской епископии и целого благочиния (Селтинского) Сарапульской епархии в состав недавно образованной Вотской епархии. Преосвященный Виктор, Епископ Ижевский и Вотский, основываясь на резолюции Высокопреосвященного Митрополита Сергия от 20 апреля – 3 мая 1927 г., коей предоставлялось приходам, находящимся в пределах Вотской области, но не входивших в состав Ижевской или Глазовской епископии, «по желанию возбуждать ходатайство о присоединении к Вотской епархии и, наоборот, приходы, принадлежавшие к названным двум епископиям, но не вошедшие в Вотскую область, присоединить к епископиям Сарапульской и Вятской, соответственно гражданскому разделению, местным условиям и с благословения Епархиальных Архиереев», предложил непосредственно некоторым священникам Воткинского викариатства представить ему, Преосвященному Вотскому, ходатайство о перечислении их приходов во вверенную ему епархию, а также принял доклад о том же протоиерея Сарапульской епархии о. Панова, выступающего от имени Селтинского благочиния названной епархии. Получив ходатайство приходских Советов трех сел Воткинской епископии (не приходских Собраний и даже без ведома некоторых причтов), Преосвященный Ижевский и Вотский Виктор своей резолюцией присоединил эти села к своей епархии, о чем, как о факте, уже совершившемся, уведомил 10 мая 1927 г. Преосвященного Воткинского. То же самое сделал Преосвященный Ижевский и Вотский Виктор в отношении сел Старых Зятцев и Новых Зятцев Сарапульской епархии (резол. от 20 янв. 1927 г.). Против таких односторонних и решительных действий Преосвященного Епископа Виктора по перечислению иноепархиальных приходов в состав своей епархии возбудили протест Преосвященные Онисим, Епископ Воткинский, в рапорте на имя Высокопреосвященного Митрополита Сергия, и Алексий, Архиепископ Сарапульский, в распоряжениях, данных им благочинному Селтинского благочиннического округа, священнику С. Воздвиженскому, который тоже обратился с жалобой к Высокопреосвященному Митрополиту Сергию. В данном деле имеется доклад по этому вопросу Преосвященного Виктора, Архиепископа Омского и Павлодарского, доклад случайного происхождения, но с неблагоприятным для притязаний Преосвящ. Виктора Вотского выводом.

 

Обсудив настоящее дело, Заместитель Патриаршего Местоблюстителя и временный при нем Патриарший Священный Синод находят, что Преосвящ. Виктор, Епископ Ижевский и Вотский, высказал некоторую поспешность о присоединении оспариваемых приходов. Резолюцией Высокопреосвященного Митрополита Сергия разрешалось заинтересованным приходам возбуждать ходатайства о перечислении во вновь открытую Ижевскую Епархию, конечно, в надлежащем каноническом порядке. Ходатайство этого рода не могут быть удовлетворены односторонне, благословением одного принимающего Епископа. Канонические и практические формы перечисления приходов из одной Епархии в другую должны были быть соблюдены, и отдельные, и [объе]диненные ходатайства, надлежаще обоснованные, могли быть удовлетворены по благословению Высшей Церковной Власти. Между тем, Преосвященные соответствующих соседних епархий вовсе не были запрошены по настоящему делу и самые ходатайства, как обнаруживается теперь из расследования, были очень легковесны и исходили от очень немногих и безответственных лиц. С другой стороны, и Епископ Онисим Вотский, и Архиепископ Алексий Сарапульский, имея принципиальное согласие нынешнего Первоиерарха русской церкви на перечисление некоторых приходов их епархий в новую Вотскую в переписке по настоящему делу все время стоят на [но]рмальной точке зрения, разбирают процессуальную сторону дела и не высказываются по существу возможности и целесообразности отчисления отдельных приходов из их епископий в состав Вотской епархии в пределах Вотской области и национальности, определением своим от 5 августа 1927 г. за № 52, постановили: поставить на вид Преосвященному Виктору, Епископу Ижевскому и Вотскому, что по вопросу присоединения приходов других епархий к вверенной ему Вотской он имел и имеет обязанность предварительно снестись с Преосвященными этих епархий, [и] дело об утверждении такого присоединения направить на благоусмотрение и решение высшей Церковной Власти, а Преосвященных Воткинского, Сарапульского и Вятского поставить в известность, [на ч]то они благоволят дать свое заключение по существу данного дела, согласно действительному положению и тяготениям в оспариваемых приходах и благочинии, каковое заключение и представить также Высшей Церковной Власти. Впредь же до решения этой высшей церковной инстанцией всего возникшего с такими осложнениями дела о перечислении Селтинского благочиния Сарапульской епархии и трех приходов Воткинской епископии (с.с. Увай, Ляльшурского и Сосновки) это благочиние и эти приходы должны оставаться в прежнем епархиальном делении, о чем послать указы всем названным Преосвященным. О чем и посылается Вашему Высокопреосвященству настоящий указ»[26].

 

Таким образом, в деле создания единой Вотской епархии указом митрополита Сергия и Синода от 31 августа 1927 точка так и не была поставлена[27]. Документ лишь указал на каноническую форму перехода приходов из одной епархии в другую и поставил «на вид» неканоническое поведение епископа Виктора.

 

Особого внимания заслуживает рассмотрения вопроса об отношении  епископа Виктора к образовавшемуся в мае 1927 г. Синоду, Декларации 16/29 июля 1927 г., митрополиту Сергию и архиепископу Павлу.   

 

В отношении к Синоду епископ Виктор выразил своё мнение в письме 30 мая 1927 г. протоиерею Николаю Тронину: «Для нас тоже как будто начинается просвет некоторого успокоения: сейчас получил сведения, что при зам патр мест М. Сергии функционирует Синод, который зарегистрирован. Открывается возможность и нашей епархиальной регистрации. Тогда еретикам уже нечем будет заманивать и прельщать малодушных… Когда узнаю подробнее, то сообщу вам»[28].

 

Также имеются данные и об одобрительном характере отзывов еп. Виктора к Декларации в августе 1927 г. Так, 27 марта 1928 г. Николай Павлович Стародумов из г. Яранска пишет в Вятский епархиальный совет: «В августе месяце прошлого года (1927 г. – авт.), я был у него в Глазове. Беседовал с ним о Церковных делах вообще, а главное – о Патриаршем Православном синоде и предстоящем соборе. Я ему, между прочим, сказал о свежем обращении к власти по этому вопросу. Тогда он мне говорил о своей радости, что, наконец, Наша Православная церковь получила легальное положение, и добавил, что он во всем согласен с декларацией Синода, напечатанной в июле в Центральных Известиях, и вообще ни слова не говорил что либо против»[29].

 

В этом же письме содержится информация и об отношении епископа Виктора к архиепископу Павлу: «Когда я сказал ему, что намерен проехать до Москвы и побывать в Синоде, то он стал мне говорить о своих взглядах на управление Вятской епархией. Он сказал, что Архиепископ Павел Вятичам нежелателен и что в Вятке хотят, чтобы Епархиальным Архиереем был он, Виктор. И просил меня, поговорить об этом с Митрополитом Сергием. Я же, зная достоинства Архиепископа Павла и уважение его как Вятичами, так и всей Вятской епархией, конечно, о его просьбе не сказал ни слова[30]». На существования давнишних «трений» между епископом Виктором и  архиепископом Павлом указывал и архиепископ Сарапульский Алексий[31].

 

Также сохранилось свидетельство об отношении епископа Виктора к первоиерарху Русской Церкви. Последнее интересно тем, что представляет взгляд на преемство высшей Церковной власти обновленческого духовенства. С точки зрения последнего, удивление вызывал факт, что епископ Виктор, признавая руководство митр. Сергия, за богослужением продолжал поминать митр. Петра, не смотря на то, что последний лишил управленческих полномочий митр. Сергия, который в свою очередь «отверг отвержение»[32]. Об этом сообщал 27 июля 1927 г. в доверительном, дружественном тоне обновленческий иерей Кафедрального собора г. Вятки Александр П.[33] к тихоновскому священнику И. Фокину[34]. Не имея в данном случае цели акцентировать внимание на вопросе оценки каноничности поступков Виктора, отметим, что данная информация излагалась в контексте: 1) неразберихи в вопросе каноничности преемственности власти; 2) двойственности позиции, в терминологии автора письма – «величайшего лицемерия» епископа Виктора, который делал «пред людьми одно, а пред престолом Божиим другое»[35].        

 

© А.Г. Поляков

© И.Е. Кожевников

Материал из книги - Поляков А.Г., Кожевников И.Е.

Виктор (Островидов) –  епископ Ижевский и Вотский. – Киров, 2009. – 160 с.

(ISBN 978-5-85908-167-7).

 

Примечания                                                       



[1] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.109-109об.
[2] РГИА. – Ф.815. –  Оп.14. – Д.162. – Л.85.
[3] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.113.
[4] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.1; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.116об.
[5] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.115-116; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.3-3об.
[6] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.10-10об; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.134-134об.
[7] АОАГС. –  Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.134об.
[8] АОАГС. –  Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.114-114об.
[9] См. следующую сноску.
[10] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.8; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.122-122об.
[11] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.13.
[12] Там же.
[13] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.4; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.126.
[14] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.5.
[15] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.4.
[16] АОАГС. –  Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.7-7об; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.124-124об.
[17] АОАГС. –  Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.7.
[18] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.11-11об.
[19] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.8
[20] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.112.
[21] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.145-145об.
[22] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.127,131.
[23] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.144.
[24] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.148.
[25] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.144об.
[26] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.146-147об.
[27] Окончательной точкой истории можно считать указ митрополита Сергия и временного при нем Патриаршего Священного Синода от 3 сентября 1929 года за № 2097 об определении границ Вотской епархии в соответствии с территориальными границами Вотской Автономной области.
[28] ГАКО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.26. – Л.3-3об.
[29] ГАКО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.87-87об.
[30]  ГАКО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.87-87об.
[31] ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.123. – Л.95.
[32] Представляя вниманию читателя, взгляд представителя раскольнической деноминации, считаем нужным отметить, что с точки зрения церковной дисциплины в это время должно было возноситься за богослужениями имя Патриаршего Местоблюстителя митр. Петра, как первоиерарха. Поскольку тема преемственности Высшей Церковной Власти в 20-х – 30-х гг. ХХ столетия очень сложна и многообразна, не представляется возможным привести в сноске исчерпывающее объяснение по затронутой проблеме. О преемстве Высшей Церковной Власти см.: Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве церковной власти 1917 – 1943 гг. / Сост. М.Е. Губонин. – М., 1994; Страж Дома Господня. Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский). Жертвенный подвиг стояния в истине православия. – М., 2003; Мазырин Александр, иерей. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х – 1930-х годах. М., 2006.
[33] Вероятно, речь идёт об свящ. Александре Попове. 
[34] В последствии один из авторитетных лидеров викторианства Яранского уезда Вятской губернии.
[35] ГАСПИ КО – Ф.6799. – Оп.4. – Д.Су-4947. – Л.23 (конверт). – Л.5.

Авторы: Кожевников, Иван Евгеньевич, Поляков, Алексей Геннадьевич

версия для печати