Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / История / История русского присутствия в Святой Земле / Императорское Православное Палестинское Общество. История / Быт и нужды русских православных поклонников на Святой Земле в XIX-XXI веках. П.В. Платонов

Быт и нужды русских православных поклонников на Святой Земле в XIX-XXI веках

 

Введение           

 

На протяжении всей истории христианства на Руси традиция русского православного паломничества на Святую Землю всегда была неотъемлемой и важной частью русского благочестия. Русские паломники чаще назывались поклонниками, поскольку традиция паломничества, неотъемлемо вошедшая в православный образ жизни, подразумевала поклонение святыням как евангельским символам. Святая Земля воспринималась как икона земной жизни Спасителя. Молитвенное, вдумчивое и созерцательное поклонение образу-святыне и называлось поклонничеством. К концу XIX и в начале XX веков количество поклонников, желающих посетить Святую Землю, было настолько большим, что возникла необходимость создания мощной паломнической инфраструктуры, способной принимать из года в год увеличивающееся число паломников, обеспечивать их необходимым минимумом во время совершения паломнического путешествия, заботиться об их быте и нуждах в период пребывания на Святой Земле.                  

 

Из наиболее известных русских организаций, занимающихся нуждами паломников на Святой Земле во второй половине XIX века, были Русская Духовная Миссия в Иерусалиме как церковное представительство Российской Православной Церкви, основанная 11 (23) февраля 1847 года; Русское общество пароходства и торговли - РОПиТ, учрежденное 3 августа 1856 года, которое обеспечивало пароходные перевозки на Святую Землю, как и в целом по всей территории России. Корабли РОПиТа привозили паломников в Одессу, а оттуда через Константинополь и Афон в Яффо, и далее в Египет - в паломнические путешествия к святым местам Востока. Следует отметить деятельность Палестинского Комитета, действовавшего в период 1859-1964 годов, и Палестинской Комиссии, действовавшей с 1864 по 1889 годы. Председателем Палестинского Комитета, а затем и Комиссии был брат Императора Александра II - Великий князь Константин Николаевич, управляющий делами – Б. П. Мансуров.

 

ы

Строители русских построек в Иерусалиме (1859-1864 г.г.).

Архитектор Эпингер (вверху посередине), иеромонах Леонид (крайний слева), В. И Дорогобуджинов (второкй слева), Епископ Кирилл (Наумов) (в середине), Б. П. Мансуров (второй справа),

Иеромонах Ювеналий (крайний справа).

Фотоальбом "Русские учреждения в Иерусалиме в период до 1907 года".

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

 

Главной задачей Палестинского Комитета было приобретение земельных участков в Иерусалиме и других местах Святой Земли, застройка их подворьями, странноприимными домами для обеспечения нормальных условий пребывания русских поклонников. Именно Палестинский Комитет приобретает участок вне стен старого города Иерусалима на Мейдамской площади после посещения Святой Земли Великим князем Константином Николаевичем в 1859 году.

 

Здесь были впоследствии построены так называемые «Русские постройки» - самая крупная недвижимость каких-либо иностранных государств в Иерусалиме того исторического периода. Кроме того, Палестинский Комитет приобретает участок в непосредственной близости с храмом Гроба Господня, где впоследствии была открыта величайшая христианская святыня, известная как «Порог Судных Врат», и где усилиями уже созданного позже Императорского Православного Палестинского Общества было обустроено Александровское подворье.  

 

а

Русские постройки на Мейдамской площади в Иерусалиме. Фото XIX века о. Тимона 


В отчете 1860 года о мерах, принятых к улучшению быта русских православных поклонников в Палестине, Борис Павлович Мансуров писал:

 

«Высочайше учрежденный комитет, не ограничиваясь устройством временных приютов в Палестине для призрения наших поклонников и имея в виду Высочайшую волю приискать меры к устройству постоянных странноприимных заведений, лишь только окончилась покупка земли, и были собраны на месте все потребные к тому сведения, немедленно приступил к предварительным соображениям по сему делу.


Ныне уже окончательно составлены,  Высочайше утверждены планы, чертежи и сметы предположенным зданиям по рисункам, которые при сем прилагаются для всеобщего сведения.


На вышеупомянутой Мейдамской площади, у оконечности которой сходятся четыре дороги (в Вифлеем, в Крестный монастырь, в Яффу и в Наплуз) решено построить:


1) однопрестольный храм, во имя Святой Живоначальной Троицы

2) дом для помещения Русской Миссии и приходящих в Иерусалим на поклонение русских иноков

3) странноприимный дом для 300 поклонников

4) странноприимный дом для 500 поклонниц

5) госпиталь на 60 кроватей

6) необходимые к сим зданиям службы.

7) каменную оградную стену вокруг всего русского владения»[1]


 

а

Генеральный план русских построек в Иерусалиме из фотоальбому

"Русские учреждения в Иерусалиме в период до 1907 года".

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

 

Результатом деятельности Палестинского Комитета стали русские постройки, в которые вошли: Троицкий собор, здание Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, здания Елизаветинского (мужского) и Мариинского (женского) подворий, дом Российского Императорского консула и Русская больница. Все постройки были обнесены каменной стеной с двумя въездами[2].

 

После того, как Палестинский Комитет выполнил свои функции по созданию инфраструктуры русских построек в центре Иерусалима,  он был упразднен.  Вместо него была создана Палестинская Комиссия при Азиатском департаменте МИДа в составе Б. П. Мансурова, директора Азиатского департамента графа Н. П. Игнатьева и князя С. Н. Урусова от св. Синода Российской Православной Церкви. По различным причинам в ходе деятельности  Палестинского Комитета комплекс русских подворий не был выстроен в первоначально запланированном объеме. В частности, мужское (Елизаветенское) и женское (Мариинское) подворья оставались одноэтажными, вместо задуманных 2-х этажных строений. Троицкий собор не получил внутренней отделки. Освящение Троицкого собора 28 октября 1872 года и домовой церкви во имя св. мученицы царицы Александры внутри здания Русской Духовной Миссии 28 июля 1864 года, состоялось уже в период деятельности Палестинской Комиссии.

 

 

в

Русские православные паломники во время молебна на русских постройках в XIX веке.

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме


В период с 1 января 1865 по 1 апреля 1901 года, русские постройки приняли около 86 тысяч паломников.

 

За свое 25 – летнее существование Палестинской Комиссии не удалось достичь значительных результатов по улучшению быта русских паломников, прибывающих на Святую Землю. Подворья по прошествии лет ветшали, становились тесными, общественность била тревогу, в то время как отчеты чиновников Палестинской Комиссии оставались казенно-благополучными, рассчитанными на непритязательность и безропотность простонародной паломнической массы[3]. Назревала острая необходимость  создания новой организации, свободной от государственного бюрократического аппарата и на более демократических принципах. Практически эту идею осуществляет выдающийся русский общественный деятель, практический основатель, идеолог и вдохновитель будущего Императорского Православного Палестинского Общества - Василий Николаевич Хитрово, который исполнял обязанности помощника Председателя Общества с 1882 по 1889 годы, а с 1889 по 1903 годы – обязанности Секретаря. 

 

в

Василий Николаевич Хитрово

Фотоальбом "Русские учреждения в Иерусалиме в период до 1907 года".

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО


В числе вышеперечисленных русских общественных организаций, активно проявивших себя на Ближнем Востоке в деле поддержания нужд и быта православных паломников в конце XIX и начале XX веков, Императорское Православное Палестинское Общество, основанное в 1882 году  занимает особое место. На торжественном открытии общества 21 мая по старому стилю присутствовали члены императорской фамилии, русское и греческое духовенство, множество ученых и дипломатов[4]. В этот день Церковь празднует память св. равноапостольных императоров Константина и Елены, что неразрывно связало будущее Императорское Общество с памятью древних императоров-храмостроителей на Святой Земле.     

 

С самого начала деятельность ИППО была направлена на улучшение быта русских паломников, что следует из главных целей и задач Общества, записанных в его Уставе: «Заботы Общества о Русских паломниках не ограничиваются одним удешевлением пути в Святую Землю, но еще более направлены на удовлетворение их материальных и духовных потребностей на Святой Земле. Кроме того, Общество поставило себе задачей, посредством разного рода изданий, ознакомить русский народ с настоящим и прошедшим Святой Земли и тем послужить для духовного единения между Россией и Матерью Церквей»[5].       

 

Только с 1883 по 1896 годы через учреждения ИППО в Палестине прошло 22 328 человек (14 891 паломниц и 7347 паломников). Число женщин-паломниц составляло 66 % от общего числа паломников. 85-90 % паломников были из простонародья. Уже с 10 февраля 1883 года Общество ввело так называемые паломнические книжки, по приобретении которых паломникам предоставлялся удешевленный проезд поездом до Одессы и пароходом из Одессы в Яффу и  обратно[6]. Общий состав прибывающих на Святую Землю паломников был проанализирован В. Н. Хитрово в статье «Какими путями идут русские паломники в Святую Землю» на основании статистического анализа 1883-1899 годов. В ней в частности отмечалось, что 97,5 % русских паломников «не могут себе позволить удобства плавания»: первым классом за 16 лет отправились в Святую Землю лишь несколько десятков человек, вторым классом - 570 человек, а 22,5 тысяч человек плыли самым дешевым третьим классом»[7]. Согласно отчета Копировальной книги ИППО в Иерусалиме № 4 от 23 декабря 1892 года по 2 ноября 1893 года, число поклонников, прибывших с 1 марта 1892 по 1 марта 1893 года в Мужское  (Елизаветинское) подворье составило всего 1234, выбывших 590, в Женское (Мариинское) -1458 и 526 выбывших паломниц, в Новое (Сергиевское) подворье – прибывших 213, убывших 157. Соответственно, общее число прибывших за год поклонников 2905 человек,  убывших - 1273[8]. 

 

р

Русские паломники возле Елизаветенского подворья и Троицкого собора. Фото XIX в. 

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме


В 1885-1888 годах Общество строит храм св. Марии Магдалины в Гефсимании на склоне Елеонской горы, который и сегодня является неотъемлемой частью архитектурного облика Иерусалима. С 1887 по 1896 годы Общество осуществляет проект по строительству Александровского подворья над найденным в результате археологических раскопок «Порогом Судных Врат». 22 мая 1896 года на Александровском подворье освящается церковь во имя св. благ. Князя Александра Невского. В 1886 году, после того как уполномоченному Общества в Иерусалиме Д. Д. Смышляеву удалось приобрести рядом с русскими постройками новый участок, на нем было решено строить новое подворье для постоянно увеличивающегося числа русских паломников.

 

в

Освящение креста на крыше Александровского подворья ИППО. 10 мая 1896 года. Фото о. Тимона.

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

 

Строительство нового (Сергиевского) подворья осуществлялось с 1886 по 1890 годы. Игумен Вениамин – основатель Вениаминовского подворья в Иерусалиме, передает в 1891 году Обществу права собственности на это подворье, с 1903 по 1905 годы строится Николаевское подворье в Иерусалиме. С 1901 по 1904 годы Обществом осуществляется постройка русского подворья в Назарете. 

 

в

Храм св. Марии Магдалины в Гефсиманском саду Иерусалима. Фото XIX в. монаха Тимона


В 1889 году происходят два важных события в жизни Православного Палестинского Общества. Высочайшим указом от 24 марта 1889 года Палестинскому Обществу передавались функции и капиталы Палестинской Комиссии, которая была закрыта 6 июля 1889 года. В результате Палестинское Общество унаследовало Елизаветинское и Мариинское подворья, а также Русскую больницу, построенные еще Палестинским Комитетом. Тем же указом от 24 марта 1889 года Православному Палестинскому Обществу присваивалось  название Императорского[9].

 

Таким образом, в конце XIX - начале XX веков, Россия имела в Палестине целостную и мощную строго организованную структуру для приема паломников, одной из основных целей которой была неформальная забота об их быте и нуждах.

 

Императорское Православное Палестинское Общество действовало более чем в 52 епархиях Российской Православной Церкви и имело в них свои региональные отделы, которые собирали пожертвования для улучшения быта православных поклонников на Святой Земле. В среднем каждый отдел приносил Обществу 1500-1700 рублей в год. Ежегодный Вербный сбор давал Обществу от 50 до 70 тысяч рублей в год. Такие отделы стали возникать с 1893 года. Целью их был не только сбор средств, но и активная популяризация среди широких слоев православного населения истории Святой Земли и значения русского присутствия на Ближнем Востоке[10].

 

Далее мы постараемся проследить путь паломника из Одессы в Яффу: его пребывание на Святой Земле, посещение святых мест, условия быта на русских постройках - вплоть до самого возвращения его на родину на основании «Краткого руководства православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока: Константинополь-Афон-Яффа-Иерусалим-Вифлеем-Иордан-Хеврон-Назарет-Синай-Матариэ»[11]изданного Императорским Православным Палестинским Обществом в Санкт-Петербурге в 1907 году. К этому времени Общество уже имело полную структуру подворий, способных принимать многочисленные караваны русских паломников, прибывающих на Святую Землю, поэтому на основании этого руководства предоставляется возможность в полной мере проследить путь паломника из России на Святую Землю и обратно.

 

Паломнические книжки и оформление загранпаспорта


Паломнические книжки, приобретаемые у Общества были действительны в течение года со дня их выдачи и давали право останавливаться по пути следования на узловых станциях железных дорог по специальным купонам. Книжки, выдавались лично уполномоченными Императорского Православного Палестинского Общества во многих городах России: в С.-Петербурге, Москве, Владикавказе, Воронеже, Казани, Калуге, Киеве, Курске, Нижнем Новгороде, Орле, Оренбурге, Пензе, Полтаве, Рязани, Саратове, Самаре, Смоленске, Ставрополе, Тамбове, Тифлисе, Туле, Уфе, Чернигове, Ярославле. Стоимость проезда по этим книжкам была значительно дешевле. Так, например, билет III класса от Одессы до Яффы по обыкновенному тарифу стоил 20 руб. 50 коп., в один конец, тогда как билет, взятый по паломнической книжке обходился 24 руб. в оба конца. 

 

п

Паломническая книжка ИППО III класса 1893 г.

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

 

  © Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

 


Обратные паломнические билеты действовали в течение года со дня их выдачи, с правом останавливаться по пути следования во всех портах, куда заходили по расписанию корабли Русского Общества Пароходства и Торговли[12].        

 

в

Паломнический билет III класса № 1191 

Русского общества парходства и торговли

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

Кроме того, существовала специальная процедура оформления заграничного паспорта. Считалось необходимым, чтобы паспорт не был просрочен, а видами на жительство в России признавались: для духовных лиц, монашествующих и служащих – разрешение их начальства; для отставных – указ об отставке; для почетных граждан и купцов – свидетельство городских и купеческих управ; для мещан – плакатные паспорта мещанских управ и для крестьян – плакатные паспорта волостных управлений. Жены и несовершеннолетние дети, значащиеся в паспортах мужей или родителей, если они следовали одни, должны были иметь засвидетельствованные удостоверения от мужей или родителей о согласии на их поездку. Лица мужского пола, достигшие 18-летнего возраста, должны были иметь свидетельства о приписке к призывному участку для отбытия воинской повинности. Лица в возрасте 21 года должны были иметь свидетельства об отбытии воинской повинности, или же в зачислении их в ратники ополчения, если об этом не имелось отметки в паспорте. При наличии этих требуемых документов нужно было получить в полицейском управлении, где проживал паломник, свидетельство о неимении препятствий на выезд заграницу. Причем городские жители получали это свидетельство от полицмейстера, а живущие в селах и деревнях – от исправника. Далее паломники предоставляли вид на жительство и полицейское свидетельство своему местному губернатору и просили его о выдаче проходного билета на поездку в Иерусалим. Паломники, получившие губернаторские проходные билеты, имели право на получение заграничного (поклоннического) паспорта в Кишиневе, Одессе, Симферополе, Керчи, городах Закавказья и Владивостоке из канцелярии губернатора или градоначальника с уплатой за него только 50 копеек за каждые полгода пребывания заграницей. Если паломники оформляли обыкновенный загранпаспорт, то им приходилось платить 10 руб. за паспорт, 5 руб. в пользу Российского Общества Красного Креста, а всего по 15 руб. за каждое полугодие[13].

 

в

Внутренний разворот российского загранпаспорта паломницы Ольги Камаганцевей 1912 г.

с консульской отметкой «ОТПРАВЛЯЕТСЯ НА БОГОМОЛЬЕ».

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО 


Отправка из Одессы      

 

Главным пунктом отправки паломников в Иерусалим и на святую гору Афон был город Одесса. Кроме Одессы, паломники отправлялись из России и возвращались обратно по прямым паломническим билетам через Таганрог, Новороссийск и Батум. По прибытии в Одессу паломники могли останавливаться в ожидании отхода своего парохода на подворьях Афонских монастырей: Пантелеимоновского, Андреевского и Ильинского. Как правило, послушники этих монастырей встречали паломников и сопровождали их вместе с багажом на подворья. Большинство паломников размещались в общих палатах, а для желающих больших удобств, предоставлялись отдельные номера. На подворьях паломники получали питание и чай, причем за проживание и еду не было конкретно установленной платы, всё зависело от желания и усердия самих приезжающих. Специально приставленный к паломникам послушник или монах разъяснял все технические подробности и тонкости проезда в Святую Землю и на Афон, а если возникали какие-то серьезные вопросы или недоумения, то паломники могли обратиться к уполномоченному ИППО, проживавшему постоянно в Одессе[14]. Также паломники передавали монаху или послушнику подворий свои документы для прописки их в департаменте полиции и для оформления загранпаспорта. Если паломники останавливались в Одессе в частных гостиницах или домах, то им нужно было заполнить специальную форму заявления на имя Одесского градоначальника, которая была следующего содержания:

 

Форма прошения:     


                                Его Превосходительству,

Господину Одесскому Градоначальнику.


От такого-то (звание, имя и фамилия).


Желая отправиться на поклонение Св. местам Востока и предоставляя при сем (следует поименовать все прилагаемы документы и их №), имею честь покорнейше  просить Ваше Превосходительство о выдаче мне удешевленного заграничного паспорта.

 

(число, месяц и год)                                                                              (Подпись)[15]

 

Через того же монаха или послушника Афонских подворий паломники при наличии паломнических книжек покупали, в основном, билеты III класса для проезда на пароходе по цене соответственно пункту прибытия: в Яффу 25 руб. и на Афон 14 руб. 80 коп. К билету до Яффы прилагались еще два небольших билета: красного и белого цвета с правом бесплатного переезда в Яффе на лодке с парохода на берег и при обратном возвращении с берега на пароход.

 

в

Контрольный купон к паломническому билету III класса из Новороссийска

до Яффы с остановками на Афоне и в Константинополе.

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО 


Паломники III класса располагались в отведенных для их размещения местах в трюме или в крытых помещениях на палубе. Перед тем как садиться на пароход, Одесский уполномоченный Палестинского Общества раздавал всем отбывающим на поклонение святым местам Востока русским богомольцам - Евангелие или Псалтирь в красивых коленкоровых переплетах, с надписью: «Благословит тя Господь от Сиона и узриши благая Иерусалима»[16]. Это был безвозмездный дар Императорского Православного Палестинского Общества отправляющимся на Святую Землю русским православным паломникам.

 

Путешествие на корабле из Одессы в Яффу    

 

Во время совершения путешествия на корабле паломники могли воспользоваться питанием, согласно купленным ими билетам. Паломники I и II классов получали питание в общих столовых в назначенное время. За полное суточное питание, состоящее из утреннего чая, завтрака, обеда и вечернего чая, взималось: в I классе 10 фр. (3 руб. 75 коп.), во II классе 8 фр. (или 3 руб.). Кроме того, в столовых  I и II классов можно было получать и отдельные порции: ветчины, сыра, икры, хлеба, масла, а также и другие продукты, уплачивая за них золотом или кредитными рублями по курсу. Цены в этом буфете утверждались Обществом Пароходства и поэтому ничего лишнего с пассажиров не бралось. Паломники III класса имели возможность получить на пароходе горячую воду для чая из пароходной кухни, уплачивая по 2 коп. за чайник. При получении же горячей воды из паровых кубов, устраиваемых на палубе во время большого скопления паломников, платы не бралось. Паломники III класса при желании могли воспользоваться услугами корабельного буфета, а также заказать себе отдельные завтраки и обеды со скидкой по предварительному соглашению с дирекцией ресторана парохода[17].  

 

 

а

Объявление Русского общества пароходства и торговли (РОПИТ)

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

Пароходы, отплывающие из Одессы, как правило, по пути посещали Константинополь. Паломники во время стоянки парохода отправлялись на берег для отдыха на подворьях Афонских монастырей: Пантелеимоновского, Андреевского и Ильинского, монахи которого выезжали к каждому прибывавшему пароходу, уплачивая за переезд в оба конца 20 коп. Паломники, прибывавшие из Севастополя и Батума в ожидании прихода парохода из Одессы, идущего в Яффу или на Афон, должны были съезжать на берег и останавливаться в одном из вышеуказанных подворий. Им предоставлялось жилье и продовольствие и чай, за которые, как и в Одессе, не было определенной платы, каждый паломник давал пожертвование по своему желанию. Под видом монахов афонских подворий нередко приходили другие лица, злоупотребляющие «сбором пожертвований» и поэтому паломникам предписывалось сначала выяснить от какой обители высланы монахи или послушники. Обычно пароходы стояли не более 1,5 суток в Константинополе и наиболее усердные паломники успевали посетить святыни Константинополя: Св. Софию, патриархию, где находились мощи Соломонии, матери Маккавеев, кафедру св. Иоанна Златоуста, Влахерны, где было видение св. Андрею, Христа ради юродивому, Покрова Богоматери и Балуклеи со священным источником. Эти паломничества осуществлялись в сопровождении монахов подворий или с проводниками, рекомендованными заведующими подворьями, иначе паломники могли подвергнуться наглому обирательству различных проходимцев[18].   

 

Посещение Афонской горы


Паломники мужского пола,[19] желающие посетить Афон, пользовались круговой Александрийской линией, совершавшей рейсы между Одессой и Порт-Саидом с заходом в порт Дафны – пристани Афона - один раз в две недели, либо из Константинополя на греческом и турецком пароходе еженедельно. Пристань Дафны находится в получасовом расстоянии от русского Пантелеимоновского монастыря. Высадка с пароходов происходила на монастырских лодках или баркасах. В Дафне находились подворья Пантелеимоновского, Андреевского Ильинского монастырей, агентство пароходства, русская почта и таможня. Здесь досматривался багаж паломников и забирались в залог загранпаспорта, которые возвращались после пометки каймакама[20] при выезде с Афона. Если пароход приходил в Дафны поздно ночью, то паломники оставались ночевать на подворьях Афонских монастырей и на другой день рано утром разъезжались на мулах по святой Горе в те монастыри и скиты, на подворьях которых они были в Одессе, или туда, куда пожелают.

 

Те паломники, которые выбрали местом своего пребывания Пантелеимоновский монастырь, в случае, если пароход прибывал до полуночи, отправлялись на лодках ночевать в обитель. Большой багаж доставлялся утром, а малый привозился в тот же вечер. По прибытии в монастырь паломники размещались или в общих комнатах, или в отдельных номерах, прекрасно обставленных всем необходимым. После прибытия, если это было не поздно ночью, паломникам предлагалась сытная трапеза и чай. В течение трех дней прибывшие держали строгий пост, говели и затем приобщались Святых Таин, причем для них отдельно готовился постный стол, даже без масла. На четвертый день паломники, под руководством монаха-проводника, с благословения игумена, отправлялись в путешествие по святой Горе. Поклонники, не располагающие значительным временем, посещали только русские скиты Ильинский и Андреевский, а также Протатский (Карейский) собор, Ивер, лавру преп.Афанасия и вершину горы Афон и затем возвращались в монастырь. Те, кто имел больше времени, посещали: Ксеноф, Дохиар, Зограф, Есфигмен, Ватопед, Ильинский скит, Пандакратор, Андреевский скит, Протат, лавру св.Афанансия, Ивер, вершину горы Афон, св.Павел, Дионисиат и Ксиропотам. Это путешествие совершалось или пешком, или на мулах верхом, а в некоторых местах, где имелась хорошая дорога, и на лошадях. При мулах и лошадях всегда имелись погонщики (вордунари), в обязанности которых лежала забота о мулах и их содержании. Погонщики за свои труды по возвращении получали денежное вознаграждение по желанию паломника. Паломникам не рекомендовалось управлять и понукать мулами, особенно на тропинках с опасными пропастями, так как это животное весьма осторожное и идет самостоятельно прекрасно, но при принуждении капризничает и старается сбросить седока.

 

Маршрут на горе устанавливал начальник каравана – монах проводник. Остановки на ночлег делались в русских обителях, в русских кельях св. Артемия и св. Георгия в Кешарах и в Болгарском монастыре Зограф, в редких случаях в штатных греческих монастырях: в Ватопеде, в лавре преп. Афанасия, в св. Павле и в болгарском Хиландаре. Во всех перечисленных обителях поклонники прикладывались к святым мощам, осматривали достопримечательности и пользовались гостеприимством – обедом или ужином и чаем. В перечисленных русских обителях за угощение платы не полагалось, и паломнику предоставлялась самому решать, как отблагодарить своим пожертвованием монастырь. В греческих штатных монастырях и в болгарском Хиландаре платили обязательно, хотя определенной платы здесь тоже не было. Причина этого обязательства заключалась в том, что гостиничный получал от монастыря для угощения паломников лишь хлеб, сыр, вино и масло, а все остальное им заготавливалось уже за свой счет.

 

По возвращении из путешествия по святой Горе, паломники получали угощение  в русском монастыре обильной трапезой, получали как благословение Святой Горы от игумена иконки, четки, брошюрки, листки и провожались на лодках или на мулах в Дафну, чтобы на пароходах плыть в Россию или в Иерусалим. Монах, провожавший паломников на пароход, при отъезде с берега на пароход, вручал каждому паломнику его заграничный паспорт. При этом давать деньги монахам не рекомендовалось, если кто хотел отблагодарить монастырь за гостеприимство своим пожертвованием, то перед отъездом отдавал его игумену монастыря[21].

 

Прибытие в порт Яффы          

 

Прибывавшие большей частью по утрам пароходы с паломниками из-за неудобства Яффской гавани, останавливались на значительном расстоянии от берега. Палоников перевозили на берег в лодках, доставляемых Русским обществом пароходства и торговли (без новой платы), под наблюдением проводников (кавасов) Императорского Православного Палестинского Общества.

 

 

в

Вид на набережную Яффы с крыши дома Симона кожевника.

Фотографы Ф. Бонфис и Цангаки. Март 1894 г.

 

К началу XX века переезд с парохода на Яффский берег был настолько упорядочен, что не представлял никакой опасности для жизни и поэтому паломники могли не тревожиться ни за свою жизнь, ни за судьбу своего багажа, который перевозился на особых баркасах и доставлялся непосредственно на вокзал железной дороги. Общество не несло ответственность за багаж и рекомендовало наиболее ценные вещи иметь при себе, но ни в коем случае не на виду у всех - в карманах или в руках, чтобы не потерять или не лишиться их посредством обмана или хищения местных проходимцев. Денег на руках рекомендовалось иметь немного (около рубля мелочью), остальные рекомендовалось зашивать в подкладке или во внутренних карманах. Те паломники, которые не имели паломнических книжек, должны были иметь при себе 4 руб. для уплаты за железнодорожный билет II класса до Иерусалима и обратно[22].

 

в

Оригинальная книжка с отрывными билетами-купонами ИППО II и III классов

на проезд по железной дороге из Яффы в Иерусалим и обратно

(некоторые за подписью управляющего учреждениями ИППО в Палестине в 1910-1914 г.г. П. И.Ряжского)

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

 

При возникновении каких-либо проблем или трудностей паломники должны были обращаться к проводникам (кавасам) Палестинского Общества, имевших на шапке светло-бронзовый металлический знак с Российским гербом. Паломникам настоятельно рекомендовалось не входить в общение с местными назойливыми проводниками – арабами и греками, чтобы жестоко не поплатиться впоследствии за свою доверчивость и неопытность[23]. 

 

 

в

Кавас Российского

Императорского консульства в Яффо. XIX в. 

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества

«Россия в красках» в Иерусалиме

 

 

Т.к. пароходы прибывали в порт Яффы ранним утром, и перед поездом, отходящим в Иерусалим в час дня, оставалось значительное время, то паломники в сопровождении кавасов Общества посещали или греческий православный Георгиевский монастырь, стоящий у берега моря, или дом и апельсиновый сад, принадлежавший Русской Духовной Миссии с храмом св. ап. Петра и праведной Тавифы. Как в греческом, так и в русском монастырях, паломники получали радушный прием и в небольших количествах могли иметь здесь временный ночлег. Около часу дня паломники отбывали по Яффо-Иерусалимской железной дороге на чрезвычайно медленно движущемся поезде, который, несмотря на незначительность расстояния – всего 82 версты находился в пути 6 часов, делая в час не более 15 верст.

 

 

а

Прибытие поезда с русскими паломниками из Яффо в Иерусалим

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества

«Россия в красках» в Иерусалиме

 

Прибытие в Иерусалим и размещение на русских постройках


В семь часов вечера паломники прибывали в Иерусалим на железнодорожный вокзал и в сопровождении кавасов Общества, как правило, пешком отправлялись на русские постройки. Те, кому было трудно идти пешком, и имеющие материальную возможность, могли нанять стоящие у вокзала коляски, даже на 4 человека за плату от 75 коп. до 1 руб. 50 коп[24]. После того как паломники приходили на русские постройки и размещались в соответствующих подворьях согласно их паломническим книжкам, они шли в домовую церковь св. царицы Александры в здании  Русской Духовной Миссии, где иеромонахи Миссии, а иногда и сам архимандрит - начальник Миссии совершали для них благодарственный молебен за благополучное прибытие на Святую Землю. Из церкви паломники шли в народную трапезную III класса помещавшуюся на Сергиевском подворье, где получали благотворительный ужин и расходились затем по своим приютам на покой[25].   

 

 

пБлагодарственные молитвы после трапезы в народной трапезной русских построек в Иерусалиме. XIX в.

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме     

 

На следующий день паломники получали свой багаж через администрацию железной дороги  в конторе Управления подворьями, а также отдавали на хранение свой паспорт, паломническую книжку и пароходный билет, внеся в залог 5 руб., которые потом забирали обратно по отъезду из Иерусалима. Также уплачивался один рубль на русскую больницу с правом, в случае необходимости, воспользоваться бесплатным лечением и содержанием. Первые две недели по приезде в Иерусалим, паломники, остановившиеся в общих палатах, ничего не платили за помещение, а после этого срока, если желали продолжить пребывание на русских постройках, то платили за помещение 3 коп. в день с человека. Чемоданы, сундуки и другие тяжелые вещи, сдавались на хранение в особые кладовые при каждом здании подворья. Для тех, кто не хотел жить в общих палатах, на русских постройках предоставлялись отдельные комнаты, которые в зависимости от  обстановки делились на три класса. Комнаты I и II класса - прекрасно меблированные и снабженные всем необходимым для продолжительного в них пребывания не уступали обстановке современным им европейским отелям. Такие комнаты находились только на Сергиевском подворье. Комнаты III класса с более простой обстановкой находились кроме Сергиевского еще на Николаевском подворье.

 

в

Квитанция ИППО на размещение ценных вещей в конторе Общества на Сергиевском подворье.

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО      

     

Комнаты разных классов имели свои расценки. Комната I класса с одной кроватью и бельем стоила 2 р. в сутки, а за каждую дополнительную кровать (не более одной в комнате) с комнатным бельем 70 к. в сутки. В комнатах II класса цена составляла 1 руб. за одну комнату с одной кроватью и комнатным бельем, а за каждую дополнительную кровать (не свыше двух для комнаты) с комнатным бельем 30 к. в сутки. 

 

в

Комната I класса на Сергиевском подворье

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

Основная масса паломников селились в комнатах III класса, где цена составляла за комнату с одной кроватью, без комнатного белья, от 30 до 50 коп. в сутки. За каждую дополнительную кровать (не свыше трех для комнаты) доплачивалось 10 и 15 к. в сутки. Желающие иметь комнатное белье (простыню, наволочку и полотенце) доплачивали за каждую кровать в сутки 10 коп. Жившие в отдельных комнатах могли сдавать ценные вещи и деньги на сохранение, под расписку, в Контору подворий[26]. 

 

 

ы

Комната II класса на Сергиевском подворье

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

Служащим русских подворий строго воспрещалось принимать от проживающих на подворьях подарки, как денежные, так и вещевые, а также рекомендовать каких-либо торговцев, либо самим продавать что-либо паломникам.

 

в

Оригинальный бланк квитанции ИППО,

который выдавался гостям после уплаты гостиничных услуг на подворье.

Данный бланк был выдан доктору Бернаду в 1911 г.

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

Пребывание на русских постройках, питание паломников


На Сергиевском подворье были сосредоточены все хозяйственные учреждения Русских приютов: кухня, водогрейная, баня, прачечная, народная трапезная. В трапезной можно было получить горячий обед с 12 до 3 часов дня. Обед состоял из супа или борща, затем на второе, по выбору, подавалась каша, фасоль или горох; кроме того, каждый обедающий получал по одному фунту белого или черного хлеба и кружку квасу. Цена полного обеда, состоявшего из двух блюд с хлебом и квасом составляла 10 к. За отдельный борщ или суп с хлебом нужно было заплатить 8 к., за кашу, фасоль или горох, требуемые отдельно платили 3 к. Рядом с трапезной находилось помещение с водогрейным аппаратом, где можно было в течение всего дня получать горячую воду для чая и других надобностей паломников. За 2 мерки воды, емкостью около 24 чайных стаканов нужно было заплатить всего 2 коп. Обеды и отдельные порции отпускались в трапезной по специальным билетам, а вода из водогрейной по жестянкам. Билеты и жестянки можно было приобрести в лавке Общества.

 

 

в

Паломники в очереди за кипятком у водогрейного аппарата на

Сергиевском подворье в Иерусалиме. XIX в. 

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

Кроме того, существовали так называемые «поминальные обеды». Их получали бедные паломники бесплатно, но по специально установленным билетам. Многие благочестивые паломники, желая помянуть в молитвах своих близких, передавали в контору Подворий, находившуюся на Сергиевском подворье деньги для покупки определенного числа билетов на полный обед и в указываемые ими дни памяти усопших просили накормить неимущих паломников. Контора узнавала через подчиненных о действительно нуждающихся паломниках, которые по недостатку средств  не всегда могли вкушать горячую пищу, и выдавала им билеты на получение «поминальных» обедов в те дни, которые были указаны жертвователями. В течении года раздавалось около 3000 таких обедов.

 

в

Купоны на "поминальные обеды" в народной трапезной

с надписью И.П.П.О. №... "Щи с хлебом"

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

 

а

Народная трапезная на Сергиевском подворье в Иерусалиме. Фото XIX века 

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

 

Паломники, желавшие сами приготовить себе горячую пищу из приобретаемых в лавке Общества продуктов, могли пользоваться особо устроенными очагами, которые были при общих палатах, но дрова приобретали на свои средства. Также на Сергиевском подворье существовали столовые I и II класса. В столовой I класса паломник мог получить за 1 руб. 50 к. полное продовольствие, которое состояло из: утреннего чая или кофе с хлебом и маслом, завтраком из 2-х блюд, обедом из 4-х блюд со сладкими фруктами разных сортов в зависимости от времени года и вечерний чай с хлебом (без масла). В столовой II класса полное продовольствие стоило в сутки 1 руб. и состояло из: утреннего чая или кофе с хлебом без масла, завтрака из 2-х блюд (тот же что и в столовой I класса), обеда из 3-х блюд, считая, в том числе и сладкое и вечерний чай с хлебом[27]. 

 

в

Столовая I класса на Сергиевском подворье в Иерусалиме

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    

 

Сергиевском подворье 

 

Продовольственная и иконная лавки, баня


Осенью 1906 года Общество открыло на русских подворьях книжно-иконную лавку, в которой был большой выбор книг священного писания, богослужебных книг, жития святых, изданных Святейшим Синодом, брошюр и листков Свято-Троицкой и Киево-Печерской лавр, народных изданий Палестинского Общества, посвященных подробному описанию Святой Земли, Иерусалима, Вифлеема и других мест, выписываемых из России. Также продавались иконы, крестики, четки, пальмовые ветви, священные изображения на атласе и бумаге, ладан и настоящие восковые свечи. Эта лавка располагалась на Николаевском подворье. Существование русской лавки останавливало нашествие недобросовестных лавочников из местных жителей, которые размещали свои лавки прямо напротив русских приютов. В них часто продавались книги с массою грубых опечаток и всевозможными рисунками в католическом  духе, на бумаге низкого качества и с плохим набором. Общество призывало соблюдать осторожность при покупке такого товара.

 

ы

Книжно-иконная лавка ИППО на русских постройках в Иерусалиме

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме


Напротив русской больницы Общество имело лавку с продуктами. В ней продавались товары, в которых паломники испытывали особенную потребность: белый и черный хлеб, картофель, капуста, соленые огурцы, лук, сушеные грибы, горох, мука, крупа разных сортов, подсолнечное и оливковое масло, соль, макароны, чай, кофе, сахар, варенье, лимоны, сыр, мясные и рыбные консервы и многие другие съестные припасы. Из товаров повседневных в лавке продавались: мыло, спички, иголки, нитки, пуговицы, свечи и пр., а также билеты на получение обедов в народной трапезе и жестянки на получение кипятка в водогрейной. Цены в лавке, несмотря на то, что товары выписывались Палестинским Обществом в основном из России, были весьма умеренными, т.к. Общество  не руководствовалось  коммерческими  расчетами.

 

О разнообразии заготавливаемых продуктов в подворья Общества можно судить по письму управляющего подворьями ИППО Н.Г. Михайлова от 23 ноября 1906 года:

 

«23 ноября1906 г.       

 

248 док.


Господину Уполномоченному

О-ва в Одессе

Михаилу Ивановичу Осипову


Сим имею честь уведомить Вас Милостивый государь, что присланные Вами грузы согласно уведомлений Ваших от:


26 сентября 1906 г за № 167

30 октября …………..№ 176

10…………………….№ 180

18…………………….№ 184

24…………………….№ 191

31…………………….№ 203

……………………….№ 204

7 ноября……………..№ 216 мною сполна получен.


Пригласил при сем перечень потребителей для подворий О-ва продуктов, покорнейше прошу Вас купить и выслать в Иерусалим:


Картофеля 10 мешков

Капусты кислой 5 бочек

Огурцов неженских 30 бочек

Икры красной (таримы) 5 бочек

Бычков сухих 5 пудов

Спирту 1 бочку

Крупы гречневой 50 пудов

………пшена 30….

……….

Сельдей Дунайских крупных 400 штук

Макарон № 7 15 пудов

Карамели фруктовой 2 пуда

…………...с начинкой 3 пуда

Колбасы московской 3 пуда

Сыру голландского 6 пудов

……..литовского     3 пуда

Осетрины малосольной 8 пудов

Масла горчичного   2 пуда

………подсолнечного 3 пуда

Пастилы квадратной 24 коробки

………....палочками   24 коробки

Шпроты ½ коробок    36 коробок

…………1/4 коробок  60 коробок

Осетрины маринованной ½ к. 36

Скумбрии                           ½ к. 36

Варенья малинового 24 флакона

…………вишневого 24 флакона

…………клубничного 24 флакона

…………черной смородины 24 флакона

Мармеладу 36 флаконов

По уведомлению № 190 – воблы не получено 50 штук. Бычки получены совершенно негодные и грибы сухие тоже получены все с червями.

 

Управляющий Н. Михайлов»[28]


Такая важная и насущная проблема, как народные бани, оставалась нерешенной на протяжении десятков лет. Здание, построенное для этой цели, перешло в состав   консульских палат. В своем письме управляющему делами Палестинской Комиссии Б. П. Мансурову от 1879 года начальник РДМ архимандрит Антонин сетует на отсутствие бань, считая, что есть возможность изыскать средства  и натапливать бани всякий раз, когда прибывают  целою партиею из Яффы переутружденные и загрязненные наши паломники.


а

Вид на баню и прачечную во дворе Сергиевского подворья в Иерусалиме. XIX в.  

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО    


При строительстве Нового (Сергиевского) подворья только к 1890 году, на специально для этой цели поступившие пожертвования, была устроена русская баня, состоявшая из ожидальной, мыльной и парильной и прачечная[29]. За вход в баню не более чем на 1,5 часа платили 5 паричек (около 10-12 копеек). Стирать в бане строго запрещалось. Самостоятельно стирать белье паломники могли в специально для этого устроенных помещениях при общих палатах, используя дрова, купленные на свои средства.

 

Поклонение святым местам:

Гроба Господня, святыням Елеона, Горней и старого города Иерусалима


На третий день по приезде в Иерусалим, паломники в сопровождении кавасов шли в патриархию для получения благословения патриарха на посещение Святых мест в особой комнате монастыря святых императоров Константина и Елены. Паломники получали там угощение и записывали на поминовение имена своих родных. Из патриархии все направлялись в Святогробский храм, где греческое духовенство водило их с песнопениями по всем святым местам.

 

 

в

Караван русских православных поклонников

отправляется в сопровождении охраны от русских построек в Иерусалиме

к местам паломничества по Святой Земле. Фото конца XIX в.

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме       

 

На пятый день утром паломники, в сопровождении кавасов шли на Александровское подворье, посещая церковь св. Александра Невского, находящуюся совсем рядом с храмом Гроба Господня. Здесь у порога Судных Врат, происходило чтение неусыпаемой Псалтири по почившим членам и благотворителям Палестинского Общества и желающие могли записать здесь имена своих родственников с платой не ниже 30 рублей. Чтение псалтири велось инокинями Горненской обители. Затем паломники по  дороге Via Dolorosa отправлялись через Гефсиманские ворота в пещеру Успения Пресвятой Богородицы, затем в русскую церковь св. Марии Магдалины, откуда поднимались на Елеонскую гору на место Вознесения Господня, посещали русскую церковь на Елеоне и музей с найденными здесь древностями. После этого паломники возвращались на русские постройки Палестинского Общества и после краткого отдыха в тот же день совершали путешествие в Горнюю. Там паломники ночевали в приюте, устроенном архимандритом Антонином, а на утро присутствовали при богослужении в церкви в честь Казанской иконы Божией Матери и посещали достопримечательные места, принадлежавшие католикам: дом Захарии и Елисаветы, источник Св. Иоанна Предтечи и др. 

 

в

Русские православные паломника на площади перед храмом Гроба Господня

Чин Умовения ног в Великий Четверг Страстной Седмицы. Фото конца XIX в.

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме   


Через несколько дней, по объявлению Конторы подворий, обычно в воскресение паломники шли на храмовую гору Иерусалима в «Омарову мечеть» («Кубат Сахра» - «Купол над скалой» - прим П. Платонова) куда за вход платили шейху мечети 2 парички, что составляло 5 коп., а туристы и состоятельные паломники, посещавшие это место платили отдельно по 2 руб. и более. Далее шли в мечеть Эль Акса, спускаясь в подземелья со множеством колонн и воспринимая рассказы проводников, что это был храм Введения во храм Пресвятой Богородицы не более как легковерные сказки.

 

в

Русские православные паломники на храмовой горе в Иерусалиме

напротив «Кубат Сахра» - «Купола над скалой» («Омаровой мечети»)

Фото монаха Тимона конца XIX в. 

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме   


Паломники осматривали заложенные мусульманами Золотые ворота, через Сионские ворота шли в мечеть Наби-Дауд, где им показывали гробницу царя Давида, Сионскую горницу сошествия Святого Духа и омовения ног, а также заходили в армянский монастырь, где осматривали темницу и столп бичевания Спасителя, а также полузаброшенные христианские кладбища[30], после чего возвращались на подворья Палестинского Общества[31].    


Посещение Вифлеема и Дуба Мамврийского


Паломнические путешествия в Вифлеем, Хеврон, на Иордан, Сорокадневную гору и в Назарет совершались по подаче заявления в контору Общества и по особому расписанию из Конторы подворий. Для путешествия формировались отдельные караваны. Каравану выделялся проводник общества, а если во время усиленного наплыва паломников проводников не хватало, то Контора подворий приглашала посторонних, но хорошо ей известных проводников из местных жителей. Каждому конному проводнику платили от 3 руб. 75 коп. до 5 руб. в сутки. Караван составлялся при наличии от 15-20 человек.

 

 

а

Караван русских православных паломников вступает в Вифлеем.

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме


Путешествие к Вифлеему и к Дубу Мамврийскому считалось наиболее легким ввиду незначительности расстояний. После обеда караван начинал свой путь с русских построек, шел через Яффские ворота, спускаясь в долину «Злого Совещания», а затем по выходе на шоссейную дорогу шел в Вифлеем. По дороге паломники посещали монастырь св. пророка Илии, где кратковременно отдыхали, затем осматривали колодец трех волхвов и проходя мимо памятника праматери Рахели приходили еще засветло в Вифлеем, где сразу шли в Базилику Рождества Христова и поклонялись Божественному Вертепу и Яслям. Затем паломники ужинали и пили чай в греческой монастырской гостинице обители. Рано утром молились во время Божественной Литургии в Вертепе у Вифлеемской Звезды, приняв благословение у наместника Иерусалимского патриарха – Вифлеемского митрополита, у которого оставляли записки за здравие и упокой и затем после чаепития отправлялись к Дубу Мамврийскому, чтобы попасть засветло в Хеврон.

 

 

 в

Русские православные паломники в Дуба Мамврийского в Хевроне.

Фото монаха Тимона XIX в.  


В Хевроне паломники останавливались в приюте, устроенном архимандритом Антонином (Капустиным), где их ожидал кипящий самовар, ложе и покров за пожертвование, по желанию каждого паломника. Утром следующего дня, если среди паломников было духовенство, то у Мамврийского Дуба, по благословению начальника Миссии совершалась утреня, а иногда даже Литургия. Если священника в группе не было, то паломники просто пели тропарь Пресвятой Троице и отдыхали под тогда еще ветвистой святыней. Кроме того, паломники в сопровождении каваса осматривали окрестности русского участка, виноградники и взбирались на гору и на башню о. Антонина[32], чтобы полюбоваться окружающими видами. Наиболее усердные паломники шли в Хеврон, чтобы хотя бы издали посмотреть на древнее здание, скрывающее могилы Св. праотцев Авраама, Исаака и Иакова[33]. После чего паломники собирались в караван и к ночи возвращались в Иерусалим[34].

 

Путешествие через Вифанию на Иордан и к Мертвому морю 

 

После возвращения каравана из Хеврона и отдыха для паломников в 4 дня, как правило, в ближайший понедельник формировался особый караван для отбытия на Иордан.

 

 

в

Караван паломников отправляется на святую реку Иордан. Фото XIX в.

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме


 По пути паломники заходили в Вифанию, в которой стремились посетить пещеру Лазаря Четверодневного, греческий православный монастырь Встречи, где сестра Марфа встретила Спасителя. По дороге из Иерусалима в Иерихон останавливались на отдых в гостинице милосердного Самарянина и к вечеру, добравшись до селения Ерихи (древний Иерихон – прим. П.Платонова) шли в приют, основанный арх. Антонином с большим садом из олеандров, пальм и лимонных деревьев. Здесь за умеренную плату паломники по желанию могли воспользоваться ночлегом и самоваром. Рано утром паломники шли мимо башни Закхея к Мертвому морю. Многие паломники любили купаться в Мертвом море с непременным потом омовением в Иордане.

 

 

р

Русские православные паломники на святой реке Иордан

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме     


Купанье это, из-за обильного содержания в море солей доставляло удовольствие многим паломникам. Далее паломники посещали монастырь св. Герасима Иорданского, а затем отправлялись на берег Иордана для купанья, после которого отдыхали и обедали, посещая также монастырь св. Иоанна Предтечи и уже к ночи возвращались в Иерихонский приют. Ранним утром паломники мимо источника пророка Елисея шли к Сорокадневной горе Искушения, где Господь постился 40 дней и ночей и был искушаем от диавола и здесь их ждало легкое угощение от гостеприимных иноков обители. После краткого отдыха караван продолжал свой путь в монастырь св. Георгия Хозевита с пещерой пророка Илии. Отсюда караван при быстром передвижении и кратких отдыхах, в тот же день возвращался в Иерусалим. В противном случае он должен был заночевать в монастыре св. Георгия Хозевита или в монастыре Встречи в Вифании. В лавру св. Саввы Освященного в основном путешествовали только мужчины и как правило на поездку хватало одного дня.  

 

Путешествие в Назарет и Галилею 

 

Самым трудным и опаснейшим из паломнических путешествий считалось путешествие в Назарет. Обычно караван паломников формировался туда непосредственно перед праздником Благовещения и следовал через города Наблус и Сихем, где находится колодец Иакова, рядом с которым Господь беседовал с самаритянкой. Путь проходил через деревни, недружелюбно относящиеся к паломникам, поэтому через генерал-губернатора Иерусалима Общество нанимало турецких жандармов, а также приглашало шейхов-проводников. Обязательно был командирован медицинский персонал для оказания помощи заболевшим в пути, нанимались ослы и лошади для ослабевших и брались с собой палатки для устройства приюта заболевшим. Количество кавасов нанималось в соответствии с величиной каравана. Такое путешествие, включавшее в себя обозрение святынь Тивериады, Фавора  составляло 12-15 дней в зависимости от погоды и состояния дорог. 

 

 

в

Караван русских паломников поднимается на гору Фавор. Фото монаха Тимона XIX в.

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме   


В Назарете паломники останавливались на подворье Императорского Православного Палестинского Общества, которое способно было принимать более 1000 человек. За помещение и место для ночлега паломники не платили ничего, но при большом количестве народа место обходилось в 1-2 парички. Комната с отдельной кроватью и бельем стоила 1 руб. Бедные паломники могли получать бесплатно кипяток для чая из двух нагреваемых котлов. Также на подворье приготовлялся горячий борщ или суп по символической плате в 1 паричку[35]. Местные жители из единоверцев, по обычаям восточного гостеприимства, присылали на подворье суп и рисовую кашу для бесплатной раздачи беднейшим поклонникам. Состоятельные могли позволить себе заказывать отдельные обеды стоимость до 1 руб. В виду того, что на подворье не было ни часовни, ни церкви, то если позволяла погода, молебны устраивались прямо во дворе. На подворье имелись иконы, облачения и богослужебные книги.

 

в

Русские православные паломники на берегу моря Галилейского напротив руин Табхи

Духовенство, отплыв на лодке служит водосвятный молебен. Фото монаха Тимона конца XIX в.

© Фотоархив православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме   


Караваны находились в Назарете два дня. В первый день паломники отдыхали и присутствовали на греческом богослужении в храме Благовещения, посещали малую гору Свержения, где имелась церковь, построенная Императорским Православным Палестинским Обществом на средства русской благотворительницы М.М Киселевой и посещали также большую гору Свержения, откуда любовались видами на Фавор, Кармил, Наин и Ездрелонскую долину. На другой день все присутствовали на Литургии в праздник Благовещения, которая пелась, в основном, по церковно-славянски. После отдыха и обеда, который устраивался на средства состоятельных паломников, посещали католическую базилику Благовещения и другие местные святыни. Далее караван поднимался на гору Фавор и продолжал свой путь в Тивериаду, а оттуда в Иерусалим через Кану Галилейскую, посещая храм во имя св. влкм. Георгия Победоносца, построенный на средства Императорского Православного Палестинского Общества [36].

 

Посещение святой горы Синай и монастыря св. влкм. Екатерины


Организация паломнических путешествий на Синай осуществлялась Императорским Православным Палестинским Обществом как правило в январе-феврале, либо в конце апреля - начале мая, после получения Благодатного Огня в храме Гроба Господня в Иерусалиме при поздней Пасхе. Обычное число паломников при формировании каравана составляло от 35 до 70 человек. Хотя, как отмечало «Руководство для русских паломников» Императорского Православного Палестинского Общества от 1907 года, с начала  XX века была заметная тенденция увеличения паломников, желающих посетить Синай[37]. В виду трудностей пути и отдаленности от Иерусалима до Синайского полуострова, расходы на совершение паломничества целиком ложились на самих паломников. Императорское Православное Палестинское Общество не субсидировало эти поездки, но выделяло своего проводника, знающего язык, и хорошо знакомого с условиями путешествия и спецификой путешествия на Синай. Цена поездки на Синай колебалась от 31 руб. 50 коп. до 45 руб., в зависимости от количества участников поездки.

 

Путь каравана из Иерусалима проходил: сначала по железной дороге из Иерусалима в Яффу, затем оттуда паломники садились на русский или иностранный корабль, отплывающий из Яффы в Египет в Порт-Саид; из Порт-Саида до Суэца паломники следовали на поезде. Здесь в Суэце на благоустроенном подворье Синайского монастыря св. влкм. Екатерины паломники запасались провизией ровно настолько, чтобы хватало на дорогу до Синая и на обратный путь. В Суэце им приходилось терпеливо ожидать парохода идущего в Эль-Тор или древнюю Раифу, который совершал регулярно свои рейсы раз в две недели: 1 и 15 числа каждого месяца. Переезд занимал порядка 12 часов. У паломников была также возможность осуществить морское путешествие на парусной арабской барке, но этот способ редко использовались, из-за опасности в плохую погоду пробыть 2-3 дня в море. Также практически осуществлялся и другой путь путешествия – сухопутный на верблюдах, который в прежние времена был единственным. Императорское Православное Палестинское Общество не рекомендовало этот путь, т.к. паломникам приходилось путешествовать по палящему зною в течение 9 суток, а при усиленных переездах 5 суток. В местности, лишенной водных источников, при непривычке ездить на верблюдах  такое путешествие могло стать даже опасным. Поэтому предпочтителен был более легкий привлекательный и удобный водный путь по Красному морю на Синай через Раифу[38] или Эль-Тор[39].

 

В Раифе паломники имели возможность останавливаться на благоустроенном подворье Синайского монастыря за пожертвование в меру возможностей каждого. В этих местах паломники посещали теплые Моисеевы источники, известных под названием «бань», сад при них со множеством финиковых пальм и пресловутую «Звон-гору». Как разъясняла инструкция ИППО от 1907 года: «Звон-гора», известная среди паломников своими легендарными чудесными рассказами, в действительности ничего достопримечательного не имеет. Путешествие на нее можно считать праздным любопытством, не вознаграждающим труд паломников, у которых является намерение непременно побывать на этой горе»[40].


Из Раифы на Синай паломники путешествовали двое суток на верблюдах, перенося тяготы пути как правило лишь первые четыре часа, когда караван двигался от моря до гор по сыпучим пескам, но далее по мере удаления каравана в величественные и живописные гранитные скалы, часто испещренные неведомыми живописными рисунками, путь становился более разнообразным, интересным и увлекательным. Здесь более часто встречались ручейки свежей воды, лужайки с зеленой травой, и целые группы высоких пальм, в тени которых уставшие паломники могли скоротать свой отдых на привале в знойный полдень. Таким образом, постепенно, не замечая трудностей и любуясь окружающими ландшафтами, ранним утром на третий день путешествия под звон монастырских колоколов караван вступал в монастырь св. влкм. Екатерины, где паломников встречали приветливые монахи монастыря. В прежние времена из-за опасностей нападения мусульман паломники подымались по стенам монастыря в кошнице, ко второй половине  XIX века и далее этот обычай отошел в область предания и паломники, как и сегодня, входили в монастырь через центральные монастырские врата. Паломники размещались в номерах, имеющих постельное белье и приличную обстановку с большим русским самоваром в номере, являющимся украшением и неотъемлемой частью интерьера номера. Немного отдохнув и поменяв белье, в сопровождении монаха, несущего послушание при гостинице, они посещали базилику Преображения Господня, основанную императором Юстинианом в VI веке. Здесь паломники прикладывались к главе и деснице св. влкм. Екатерины, любуясь красотой убранства базилики, величественностью монолитных колонн, красотой мраморного пола. Из базилики, через невысокую дверь с правой стороны, по разостланным коврам, сняв обувь,  идут в придел Купины Неопалимой, в котором по субботам совершается Божественная Литургия. Полукруглая небольшая ниша, украшенная серебром, множеством старинных икон и неугасимых лампад, окружают то место, на котором св. пророк Моисей видел несгораемую Купину.

 

в

Синайский монастырь св. влкм. Екатерины в долине Эр-Раха

Фото английского фотографа Френсиса Фрита 1859 г.

 

 

Такой порядок посещения святынь монастыря остался и сегодня.

 

В дореволюционный период по принятым правилам обители, паломнические караваны пользовались ее гостеприимством в течении 7-9 дней. Если паломники хотели остаться еще в обители, то просили благословение на это у игумена-архиепископа. Причем все это время плата за гостиницу с паломников не взималась. Как и на подворьях в Суэце и Раифе паломники оставляли пожертвование монастырю, в зависимости от своих материальных возможностей.

 

Во время пребывания в монастыре св. влкм. Екатерины  паломники посещали гору Хорив с храмом в честь пророка Илии и пещерой при нем, в которой после бегства от Иезавели он жил некоторое время, а также святую гору Синай, где Господь вручил 10 заповедей пророку Моисею. На вершине Синая находятся православный храм во имя св. Троицы, мусульманская мечеть и расщелина скалы, в которой Моисей временно находился, чтобы видеть задняя Господа Бога, мимо ходящего[41].

 

Ночевку совершали в долине Леджа в монастырском саду св. 40 мучеников с благоустроенным приютом, отсюда паломники обозревали окрестности и скалу, из которой Моисей будто бы извел воду для жаждущих евреев и предпринимали трудное восхождение на гору св. Екатерины, чтобы там поклониться месту, где были обретены мощи святой великомученицы Екатерины. После спуска с этой горы и осмотра достопримечательностей в долине Леджа и пустыне Рах, полных библейских воспоминаний – о стоянках евреев под законодательством, о поклонении золотому тельцу, о сокрушении первых скрижалей Моисеем, о воздвижении змея на крест для избавления от укусов змеи, паломники возвращались в монастырь св. Екатерины.

 

Паломнические путешествия осуществлялись в сопровождение опытного монаха  этой обители.

 

Перед обратной дорогой паломники причащались Святых Таин  в приделе Неопалимой Купины  храма  Преображения Господня и принимали от монахов в благословение - вату и освященные колечки от мощей св. Екатерины.

 

Получив достаточный запас хлеба, воды, сыра и фиников на дорогу, под звон колоколов  выезжали из обители и следовали на верблюдах в Эль Тор или Раифу. Далее на пароходах на Суэц, с заходом в сад с 70 источниками и 70 финиковыми пальмами, и уже оттуда отправлялись в Порт-Саид и Яффу.

 

Все путешествие на Синай, при благоприятных обстоятельствах занимало по времени не менее трех недель, а при задержке с пароходом и непогоде, могло длиться  даже и  до пяти.

 

Посещение Матариэ (Египет)


Наиболее предприимчивые и состоятельные паломники по окончании путешествия на Синай могли после Суэца посетить Каир, чтобы побывать в местечке Матариэ (предместье города), где им показывали церковь на месте пребывания Богоматери и прав. Иосифа, когда они бежали с Богомладенцем Иисусом от Ирода, искавшего «души Отрочати», древний сикомор, под которым отдыхали в пути святые родители Господа и колодец, из которого по католическому преданию, они черпали воду для домашних потребностей. В самом Каире паломники посещали цитадель города, с темницей Иосифа, и в старом Каире за городом древний монастырь св. влкм. Георгия с чудотворной иконой Богоматери и многоколонным подземельем, служившим местом заключения нервно-больных, приводимых для исцеления от чудотворной иконы. Здесь же находился и древний Нильский водомер.

 

В прежние времена паломники находили себе помещения на подворье Синайского монастыря, под названием Джувания, и могли иметь там, даже русский самовар, но к началу XX века. Когда была продана старая Джувания и приобретено новое помещение для братства обители за городом, приюта в нем для паломников больше не существовало, и они должны были останавливаться в городских гостиницах. В Каире и Александрии существовали проводники – арабы, предлагавшие свои услуги нашим паломникам на пароходе, и даже через газеты, которые не заслуживали особого доверия. В их интересах было взять как можно больше с русских паломников, а дать им со своей стороны как можно меньше[42].

 

Возвращение паломников на Родину


За 5-6 дней перед отъездом на Родину паломники забирали свои загранпаспорта из конторы Сергиевского подворья в Иерусалиме, если они были сданы на хранение, и предъявляли его русскому генеральному консулу в Иерусалиме для печати и отметки, что предъявитель паспорта действительно посетил Иерусалим, поскольку без консульской визы удешевленный паломнический загранпаспорт при въезде в Россию принимался за обыкновенный, и в таком случае с владельца этого паспорта взимался штраф, равняющийся стоимости обыкновенного паспорта примерно около 20 руб. За получение визы в консульстве паломники платили по одному меджидие (около 1 руб. 60 коп.) и, кроме того, с каждого паломника взимался установленный сбор на Русскую больницу в Константинополе, в размере 50 коп. золотом. Те паломники, которые прибывали с Афона, и уже уплатившие больничный сбор в Константинополе, вторично сбор не платили. 


Паломники, возвращающиеся из Иерусалима в Россию, при желании по пути могли посетить Афон, без всякой доплаты, поскольку билет купленный ими в Одессе на проезд от Яффы и обратно, давал им право на остановку в Дафне на Афоне, причем как при следовании в Яффу, так и на обратном пути. Тот же принцип относился к Константинополю: если паломник не успел осмотреть важнейшие святыни Константинополя, то ему предоставлялась полная возможность посетить их при возвращении в Россию.

 

По возвращению из Константинополя в Одессу, когда пароход вступал в русские воды, капитан парохода забирал у паломников паспорта, заранее ими приготовленные. По прибытию в Одессу, капитан возвращал паспорта и прямо на пароходе осуществлялась проверка в присутствии жандармов, вызывавшего каждого паломника по очереди, точно также как и перед отбытием из Одессы на Святую Землю. Без паспорта выход из корабля воспрещался. Те кто имели просроченные паспорта, не получали их на руки, и сходя с корабля последними в сопровождении жандарма, шли в отделение корабельной конторы для уплаты в таможне штрафа за просрочку паспорта. Если паспорт был просрочен на льготный срок в один месяц, то штрафу не подлежал. Если у паломника не было с собой достаточно денег для уплаты суммы штрафа, то он давал подписку об уплате причитающегося ему штрафа по месту жительства[43].

 

Получив паспорт на корабле от жандарма паломник проходил через таможню для осмотра вещей, если паломников было немного, то они отправлялись в отделение корабельной конторы, где происходил таможенный досмотр. При прибытии больших партий паломников, их багаж во время проверки паспортов выгружался и раскладывался рядом с кораблем по всем пространству мола, причем, чтобы не допустить посторонних, место нахождения багажа отгораживалось специальными рогатками. После завершения проверки на корабле, паломники сами разыскивали свои вещи, становясь возле них в ожидании таможенного досмотра. При осмотрах паломникам не рекомендовалась ничего прятать или утаивать, т.к. всё скрытое при осмотре все равно отбиралось, и взыскивался еще и штраф. Поэтому паломники сами заявляли досмотрщику, что находилось в их багаже. Иконы, написанные на дереве, если они были без серебряных и золотых украшений (венчиков и риз), пропускали беспошлинно, но только в том случае, если у таможенных досмотрщиков не возникало подозрение, что эти иконы вывозились для последующей продажи в России. В виду этого паломникам рекомендовалась привозить с собой только небольшое количество икон – не более 10. Тоже самое касалось погребальных покрывал, которые паломники везли для себя и родных. Пошлина не взималась лишь в том случае, если количество покрывал не превышало 5. Тот же принцип существовал при провозе большого количества крестиков, четок, различных сортов пахучих масел и других вещей. По окончании таможенных формальностей паломники направлялись либо на подворье Афонского монастыря, либо по своему усмотрению, нанимая подводы для перевозки своих вещей. При этом паломникам при погрузке вещей на подводу и следованию подвод по городским улицам рекомендовалось внимательно следить за своими вещами во избежание различных недоразумений.

 

Перед отъездом из Одессы домой, паломники в обязательном порядке должны были лично явиться к Одесскому градоначальнику и обменять свои паломнические заграничные паспорта на те документы, которые были предоставлены при получении загранпаспорта. Те паломники, которые получили в Одессе загранпаспорта по проходным губернаторским билетам, получали свои документы из канцелярии Одесского градоначальника уже по прибытию в свой губернский город, обменивая их на оставленные в канцелярии местного губернатора виды на жительство[44].

 

Такая картина складывалась до революции. После событий 1917 года, когда связь России и Святой Земли прекращается,  прекращается и паломничество на Святую Землю. Россия находилась под властью советского режима, русские постройки подверглись разорению и использованию в других целях турками, англичанами, а затем и израильтянами, несмотря на все усилия русских эмигрантов, вынужденно оказавшихся на Святой Земле после I мировой войны и революции 1917 года, спасти имущество Императорского Православного Палестинского Общества. Апогей разорения наступил в 1964 году,  когда Общество понесло колоссальные потери в результате подписания между советским правительством и государством Израиль так называемой «апельсиновой сделки», согласно которой Православное Палестинское Общество лишилось всех подворий, кроме Сергиевского, которое возвращено России 28 декабря 2008 года. Паломничество по линии Православного Палестинского Общества полностью прекратилось.

 

Со стороны Русской Православной Церкви Московской Патриархии в этот период на Святую Землю прибывали лишь небольшие группы паломников, состоявших, как правило из представителей духовенства и сотрудников Московской Патриархии. Со стороны РПЦЗ и русских зарубежных евлогианских приходов[45] приезжали немногочисленные паломники из русской эмиграции, для которых епископ Мефодий (Кульман) написал свой путеводитель по Святой Земле. Коренным образом ситуация изменилась с падением Советского государства в 1991 году, когда паломники получили возможность свободно посещать Святую Землю и посредством Русской Православной Церкви и ее представительства в лице Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, стали возрождаться традиции русского православного паломничества. С декабря 1993 года паломничество приобретает массовый характер. С каждым годом интерес к паломничеству только возрастает и традиционный поток русских паломников не могут остановить никакие политические коллизии или локальные вооруженные конфликты.

 

Постепенно возрождаются традиции деятельности ИППО, в том числе и на Святой Земле. На Святую Землю стали приезжать группы паломников, организованные Императорским Православным Палестинским Обществом. В России, в основном в Москве, проводятся конференции на тему русского духовного и культурного присутствия на Святой Земле, устраиваются фотовыставки, продолжают издаваться выпуски Православного Палестинского сборника. Деятельность Общества пропагандируется как в различных печатных изданиях, так и в СМИ. В 2005 году в Иерусалимском университете на горе Скопус, была проведена международная конференция «Иерусалим в русской духовной традиции», которая послужила началом доброй традиции возрождения той многогранной деятельности, которую Общество исторически проводило на Святой Земле. С 2008 года здание Сергиевского подворья возвращено России. С 2009 года усилиями Иерусалимского отделения ИППО на Сергиевском подворье возрождена традиция чтений для паломников, названных – Сергиевские чтения. Подворье посетили тысячи русских православных паломников. Паломники XXI века возвращается к своим корням – глубокой духовной связи России и Святой Земли.

 

Председатель Иерусалимского отделения

Императорского Православного Палестинского Общества

© Павел Викторович Платонов

 

Гид в Израиле, Иерусалиме и Святой Земле

 

Страница гида Павла Платонова в фейсбуке

Православный паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме

 

© Иерусалимское отделение ИППО
Копирование и любое воспроизведение материалов этой статьи разрешено только после письменного разрешение редакции нашего сайта: ippo.jerusalem@gmail.com

 

Примечания

 

[1] Б. П. Мансуров. Отчет о мерах к улучшению быта русских православных поклонников в Палестине. Часть IV. Что еще предполагается сделать для улучшения быта русских поклонников в Палестине и в особенности в Иерусалиме СПб. 1860. стр. 67-70. Архив ИППО на Сергиевском подворье в Иерусалиме.


[2] Н. Н. Лисовой. «Русское духовное и политической присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX начале XX века». Глава 4. стр.117. Издательство «Индрик». Москва. 2006


[3] В начале 1884 г. в Святую Землю был командирован член Православного Палестинского Общества доктор А.В. Елисеев с краткой инструкцией: «Прожить 2-3 месяца среди поклонников и представить верный отчет о виденном и слышанном». Опубликованная им по возвращении книга «открыла во всей ужасающей наготе безотрадное положение богомольцев». (Отчет ППО за 1885-1886 год. СПб., 1886 с. 4-5). Цитируется по Н. Н. Лисовой. «Русское духовное и политической присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX начале XX века». Глава 4. стр. 122. Издательство «Индрик». Москва. 2006


[4] Устав ИППО на сайте Россия в красках. http://ricolor.org/russia/ippo/130/io/vistavka/ustav/


[5] Н. Н. Лисовой. В. Н. Хитрово – основатель ИППО. Издание Паломнического центра Московской Патриархии. Москва, 2003 г. стр. 35


[6] Стоимость проезда в Иерусалим и на Афон по паломническим книжкам. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 1. Архив Сергиевского подворья в Иерусалиме.


[7] В. Н. Хитрово. Какими путями идут русские паломники в Святую Землю//Сообщения ИППО. 1901 г. Т. XII. Вып. 3 стр. 316.


[8] Копировальная книга Подворья ИППО в Иерусалиме № 4 от 23 дек. 1892 г. по 2 января ноября 1893 г. Архив ИППО на Сергиевском подворье в Иерусалиме.


[9] Собрание узаконений и распоряжений Правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. 15 сентября 1889 г. № 103. ст. 858. с. 2038-2039. Цитируется по Н. Н. Лисовой. «Русское духовное и политической присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX начале XX века». Глава 4. стр. 216. М. Издательство «Индрик». Москва. 2006


[10] Н.Н. Лисовой. «Русское духовное и политической присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX начале XX века». Глава 4. стр. 182. Издательство «Индрик». Москва. 2006


[11] Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Константинополь-Афон-Яффа-Иерусалим-Вифлеем-Иордан-Хеврон-Назарет-Синай-Матариэ. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С-Пб. 1907


[12] Стоимость проезда на пароходах из портов Черного моря до Яффы и Афона. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 6


[13]Документы, необходимые для выправления заграничного паспорта. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 7


[14] Там же стр. 10


[15] О пароходных билетах и багаже. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 12


[16] Там же. Отбытие их Одессы и проверка заграничных паспортов. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 16


[17] Там же. Продовольствие на пароходе. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 17


[18] Там же. Пребывание в Константинополе. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 18


[19] Женщины на Афон не допускаются.


[20] Каймакам (от араб. ‎ «стоящий на (чьем-нибудь) месте») - в Турции титул наместника, правителя округа.


[21] Посещение Афонской горы. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 18-21


[22] На Яффской железной дороге имелись вагоны двух классов, причем вагоны II класса соответствовали III классу русских железных дорог.


[23] Пребывание в Яффе. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 22


[24] Плата взималась франками или турецкими пиастрами. Шли в ход и русские деньги, но по расценкам извозчиков.


[25] Прибытие в Иерусалим и встреча русских паломников на подворье. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 23


[26] Там же. Помещение в отдельных комнатах. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр.26


[27]Там же. Продовольствие в столовых I и II класса. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 29


[28] Копировальная книга № 14 подворий ИППО. Письма с № 95-1906 по № 52-1908 г. с 1 июня 1906 г. по 21 марта 1908 г. стр. 216. Архив ИППО на Сергиевском подворье в Иерусалиме.


[29] Из описи имущества Сергиевского подворья 1910 г.


[30] Уже с 1907 года место для погребения усопших русских паломников стараниями о. начальника Миссии о. Леонида устраивались рядом с церковью св. Марии Магдалины в Гефсимании, где для бедных отводились бесплатные могилы, а для состоятельных, без вынимания костей по прошествии трех лет за плату.


[31] Поклонение Св. местам Иерусалима и его ближайших окрестностей: горы Елеонской и селения Горняя. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 38


[32] Башня отца Антонина до сих пор находится на подворье св. Праотцев Русской Духовной Миссии  в Хевроне.


[33] Вход в мечеть, где покоился прах св. Праотцев тогда не допускался.


[34] Посещение Вифлеема и Дуба Мамврийского. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 38


[35] Парички – мелкие турецкие монеты в период Османской Империи.


[36] Там же. Путешествие в Назарет. Издание ИППО. С-Пб. 1907 г. стр. 46


[37] «За последние годы заметно увеличение состава Синайских караванов. Так например 12 января 1908 года, выступило из Иерусалима на Синай 152 паломника, из них 111 женщин». Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока стр.101


[38] Раифа – древнее монашеское поселение на полуострове Синай, основанное еще в начале IV  в.


[39] Эль Тор – портовый город на южном побережье Синайского полуострова.


[40] Посещение Синайской Богошественной горы. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока Издание ИППО. СПб. 1907 г. стр. 47

[41] Там же.


[42] Посещение Матариэ (в Египте). Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока Издание ИППО. СПб. 1907 г. стр.50


[43] Возвращение в Россию и ревизия заграничных паспортов. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока Издание ИППО. СПб. 1907 г. стр. 54


[44] Таможенный досмотр в Одессе. Краткое руководство православным русским паломникам, отправляющимся на поклонение святым местам Востока Издание ИППО. СПб. 1907 г. стр. 55-56

 

[45] Западноевропейский Экзархат Русской православной церкви - упразднённый в 1990 году зарубежный экзархат Московского патриархата; был учреждён 7 сентября 1945 года постановлением Священного Синода РПЦ о «воссоединении управляемых» митрополитом Евлогием (Георгиевским) приходов с Московским Патриархатом и их сохранении в качестве Экзархата РПЦ.


Автор: Платонов, Павел Викторович

версия для печати