Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / История / Подворья ИППО в Иерусалиме / Николаевское подворье в Иерусалиме / Николаевское подворье ИППО в Иерусалиме. Н.Н. Лисовой

Николаевское подворье ИППО в Иерусалиме*


Николаевское подворье ИППО в Иерусалиме. Общий вид с южной стороны.
Фото: Русские учреждения в Святой Земле и почившие деятели Императорского Православного Палестинского Общества 1882–1907. Издание ИППО 1907 года

 

Самым поздним в ряду иерусалимских проектов Императорского Православного Палестинского Общества является Николаевское подворье, названное так в память о последнем российском самодержце.

К началу двадцатого столетия, за десять лет, прошедших после завершения Сергиевского подворья, тенденция опережающего роста числа паломников не изменилась. Скорее наоборот, к 1901 г. число русских православных богомольцев, собиравшихся на Пасху в Иерусалим, превысило рубеж 6000 человек. Вопрос о новом подворье вновь был поставлен в повестку дня. Однако, для большого строительства нужны были средства. С самого своего основания Палестинское Общество действовало как Общество частное, существующее на частные пожертвования. В 1880-е годы значительную часть доходов составляли деньги, полученные от «Вербного сбора» в церквах России, а также от пожертвований благотворителей. Однако уже через несколько лет выяснилось, что осуществление широкомасштабных проектов строительства зданий и содержание открытых Обществом школ невозможно без дополнительного финансирования.

12 сентября 1894 г. Председатель ИППО великий князь Сергий Александрович обратился с рескриптом к министру финансов С.Ю. Витте, прося отпустить заимообразно из Государственного Казначейства 600 тыс. руб. Министр финансов «не признал возможным» дать Обществу просимую ссуду. Правда, взамен Витте и К.П. Победоносцев исходатайствовали Обществу в 1899 г. ежегодное пособие в сумме 30 тыс. руб. Теперь возникла возможность испрашивать более значительного беспроцентного займа с уплатою его путем погашения в 30 тыс. руб. ежегодного пособия. С таким предложением председатель Отделения поддержания Православия в Святой Земле (86) Н.М. Аничков вновь обратился к Витте, который по-прежнему был «в принципе против подобной выдачи денег». Одновременно Хитрово обращался с аналогичным ходатайством в Св. Синод, Победоносцев предложил ссуду в 400 тыс. руб. с неприемлемыми процентами погашения (1900 г.). Министерство народного просвещения, в свою очередь, соглашалось к выдаче субсидии Обществу, но лишь в размере 200 тыс. руб., что было недостаточно. Наконец, Аничков направился для переговоров к министру иностранных дел графу В.Н. Ламздорфу, который 23 января 1901 г. испросил соизволение императора на отпуск 500 тыс. руб. Обществу в беспроцентную ссуду, о чем письмом от 26 января на имя великого князя Сергия Александровича известил Общество[1].

К этому времени переполнение паломнических подворий в Иерусалиме достигло критической черты.

 


Скрыдлов Николай Илларионович (1844 - 1918)

 

...Весной 1899 г., в связи с патриаршим кризисом в Антиохийской Церкви командующий Средиземноморским отрядом русских военных кораблей контр-адмирал Н.И. Скрыдлов[2] направил отряд судов к берегам Сирии и лично прибыл в Дамаск, чтобы поддержать сторонников первого патриарха-араба Мелетия (Думани). На Страстную и Светлую седмицы контр-адмирал с командой броненосца «Александр II» (30 офицеров и 600 матросов) совершил паломничество в Иерусалим. Как писал позже адмирал в донесении на имя великого князя Сергия Александровича, «присутствие в городе массы русских паломников, команды русского корабля, офицеров и адмирала, совпавшее с пребыванием здесь крайне популярного на [Ближнем] Востоке бывшего нашего посла в Царьграде А.И. Нелидова, дало настоящему светлому празднику в Иерусалиме характер большого русского торжества, вызвавшего сильный подъем духа среди наших паломников и местного русского общества»[3].

Команда посещала все патриаршие службы у Гроба Господня, где по распоряжению турецких властей ей отводились особые места. В храме Гроба Господня моряки встретили Светлое Христово Воскресенье, причем Патриарх каждого благословил иконой, крестиком и пасхальным яйцом.

 


Паломники у храма Гроба Господня в Вербное воскресенье. Ок. 1898-1900 гг.


Паломники в ожидании схождения Благодатного огня. Ок. 1898-1900 гг.


Паломники несут Благодатный огонь из храма Гроба Господня. Ок. 1898-1900 гг.

 


Солдаты поддерживают порядок у храма Гроба Господня. Ок. 1898-1900 гг.

 


У дверей храма Гроба Господня на Пасху. Ок. 1898-1900 гг.
Фотографии из коллекции Американской колонии в Иерусалиме.
Библиотека Конгресса, Вашингтон

 

При этом Николай Илларионович счел необходимым доложить Председателю Палестинского Общества о неудовлетворительном положении паломников на русских подворьях, особенно в пасхальный период. 

 

«Не могу умолчать, что дальнейшее скопление такого огромного числа их на ограниченном пространстве Русских Построек не может быть допущено без риска гибельных для них последствий. <...> Помещения Общества, его больницы, службы, водоснабжение и личный состав рассчитаны на наибольший одновременный прием в 1,5-2 тыс. богомольцев, а между тем при моем посещении число их доходило до 7 с лишним тыс. чел., т.е. почти в пять раз превышало нормальное число. Вследствие такого переполнения прекрасные помещения Общества сделались совершенно не гигиеничны, (87) все службы — недостаточными, а на личный состав легла непосильная забота, с которою он не успевал справляться, несмотря на все усердие»[4]. Вывод Скрыдлова был категоричен: «При возрастающем с необыкновенной быстротой числе паломников Общество в самом непродолжительном времени окажется совершенно не в состоянии принять их»[5].

 

Остро поставленный контр-адмиралом вопрос о переполнении подворий требовал серьезного обсуждения. 15 ноября 1899 г. В.Н. Хитрово делает в Совете Общества доклад «О положении русских подворий в Иерусалиме». 

 

«В прошедшую Пасху, — говорилось в докладе, — 5882 паломника были помещены, — правда, очень тесно, очень неудобно, но иначе, имея в виду движение паломников к известному дню, и нельзя устроить... Русские подворья могут нормально, т.е. без тесноты, вместить до 3126 паломников»[6]. Обращаясь к истории построек, Хитрово подчеркивал, что Палестинское Общество с самого начала отдавало себе отчет в сложности ситуации. «Общество приняло в свое заведование подворья в ноябре 1889 г., а в феврале и ноябре следующего 1890 г. у него уже были разработаны сметы и планы на увеличение подворий. За неимением тогда достаточных денежных средств, ему пришлось предположение это отложить... Ныне ему предстоит вернуться к тем сметам и предположениям, которые несколько лет ожидали своего осуществления»[7]. В том же докладе был впервые озвучен замысел будущего Николаевского подворья: «Эти предположения заключались в постройке трех двухэтажных флигелей, рассчитанных на 1202 человека; некоторое вновь ныне проектированное увеличение их и соединение их с Мужским подворьем (Елизаветинским. — H.JI.) увеличит это помещение до 1400 человек, в котором, при наплыве поклонников, легко найдут приют до 2000 человек. Стоимость его с обзаведением обойдется по смете в 250 тыс. рублей»[8].

 

Место для строительства было выбрано на территории Русских Построек. Южный флигель, как его называл Хитрово, должен был вытянуться от Троицкого собора вдоль церковной аллеи до Яффской дороги, западный — вдоль Яффской дороги, северный — по улице, ведущей от Яффской дороги к Сергиевскому подворью. В образующемся внутреннем дворе должны были быть построены дополнительные бараки для размещение паломников в пасхальные дни.

По обсуждении доклада было принято решение «немедленно приступить к необходимым сооружениям, буде возможно, сразу, для чего произвести капитализацию или заем потребной суммы, примерно до 600 тыс. руб. под гарантию дарованного правительством пособия и, в случае займа, испросить предварительно на заключение займа разрешение общего собрания. В случае капитализации или заключения займа употребить из сего до 300 тыс. руб. на увеличение и приспособление русских подворий в Иерусалиме[9], до 100 тыс.руб. — на необходимые сооружения в Назарете[10], и остальную сумму употребить на увеличение оборотного капитала Общества»[11].

 

(88) 23 января 1901 г. последовало Высочайшее соизволение «на выдачу из имеющихся в распоряжении Министерства иностранных дел капиталов Императорскому Православному Палестинскому Обществу в беспроцентную ссуду пятисот тысяч рублей»[12]. В феврале ассигнованная сумма поступила на счет Общества[13], а 4 мая в Совете Общества уже обсуждались планы и сметы будущей стройки, полученныё от иерусалимских архитекторов П. Пальмера и Серафима, переданные на отзыв члену Совета, академику М.Т. Преображенскому — зодчему, известному и авторитетному, строителю храмов Александра Невского в Ревеле (Таллине), во Флоренции и Ницце[14].

В Иерусалиме тем временем уже шли подготовительные работы: взрывали скальную породу для будущих цистерн (резервуаров дождевой воды; другой в Иерусалиме не было) и канализации. И хотя работами руководил упомянутый Пальмер, признанный в Иерусалиме специалист, нарушения техники безопасности приводили к недовольству турецких властей и местных жителей. Однажды даже турецкие стражники задержали мула с телегой (возница, очевидно, успел скрыться) с 15 пудами контрабандного пороха. «По дружбе ко мне, — писал в своем донесении послу в Константинополе И.А. Зиновьеву генеральный консул А.Г. Яковлев, — губернатор отдал мула и телегу посланному из конторы Общества, но пороха он не может отдать. Губернатор просил для устранения большой опасности от небрежного взрывания принять меры»[15].

Поскольку Пальмер, разработавший план работ, был занят другими, более выгодными проектами и не имел времени следить за взрывами на Русских Постройках, управляющему русскими подворьями Н.Г. Михайлову пришлось самому искать способ обеспечения безопасности. 

 

«Он сделал то, что здесь никто не делает: над каналом, внутри которого производятся работы, устроил деревянный потолок и наложил на него тяжелые камни». К огорчению консула, Михайлов только «никак не хотел понять, почему нельзя покупать контрабандный порох, когда здесь все это делают. Я ответил ему, что серьезные учреждения не могут этого делать. Три — четыре года тому назад наша <Духовная> Миссия попалась в тайном провозе 12 бочек вина, ныне Управление Общества поймано в тайном провозе 15 пудов пороху. Такие учреждения должны вести себя с достоинством, иначе они потеряют всякое уважение в глазах местной власти, что очень невыгодно отзовется на всех их делах»[16].

 

6 апреля 1902 г. в Петербурге Советом Общества по рекомендации Преображенского был заключен договор о строительстве с молодым архитектором А.Е. Элкиным[17]7. О его жизни и профессиональной деятельности известно крайне мало. Алексей Ефимович Элкин (1870 - ?) учился в Академии художеств, в 1895 г. получил звание неклассного художника, а в 1898 г. — звание художника-архитектора. Служил по Ведомству право(89)славного вероисповедания, в 1908-1909 гг. состоял городским архитектором Ярославля.

Согласно договору с ИППО, ему надлежало немедленно, через 4 дня, отправиться в Иерусалим, тщательно исследовать территорию Русских Построек, определить, где и как удобнее и выгоднее возвести новые сооружения, высотой, смотря по профилю местности, в два и в три этажа, рассчитанные на 1200 паломнических коек, рассчитать цены строительных материалов и затраты на строительство и к 1 августа того же 1902 г. представить подробный план и смету. Строительство планировалось окончить к 1 сентября 1904 г.

В договор были включены обязательные пункты, ярко характеризующие заботу Общество о паломниках. «При составлении планов Вами обязательно должны быть приняты в соображение следующие условия: достаточное количестве умывальников и ватерклозетов, вентиляция, центральное отопление». Общество готово было щедро оплачивать расходы архитектора. Ему предоставлялся проезд и питание 1 класса, пребывание в Иерусалиме на Сергиевском подворье бесплатно со столом 1-го разряда, жалование по 662 фр. 50 с. в месяц, всего — 19212 фр. 50 с.[18]

 


Схематический план Николаевского подворья и фасад с Яффской дороги.
Фото: Русские учреждения в Святой Земле и почившие деятели Императорского Православного Палестинского Общества 1882–1907. Издание ИППО 1907 года

 

Работа над проектом заняла больше времени, чем предполагалось. Чертежи подворья были представлены Элкиным в Совет лишь 11 января 1903 г. Архитектором был предложен проект здания, состоящий из 3-х корпусов — южного, западного и северного, со сметой на сумму 1133060 франков. Совет принял решение приступить к постройке южного корпуса, выделив на эту работу 432169 франков. Это стало роковым для последующей судьбы подворья: западный корпус зарубежное Палестинское Общество смогло построить лишь к 1935 г., северный не был построен вовсе.

4 марта 1903 г. открыл свои действия созданный в Иерусалиме "Строительный комитет по новым сооружениям", под председательством Управляющего подворьями ИППО в Палестине Н.Г. Михайлова. Двумя днями позже начались подготовительные работы на месте постройки. Почти сразу строители столкнулись с неувязками и задержками. Причины были различны. Одной из них, при самом начале строительства, стало вмешательство Русской Духовной Миссии. Начальник РДМ архимандрит Александр (Головин), с которым предварительно все было согласовано, вдруг подал жалобу на нарушение принятого разграничения территории между ИППО и Миссией. По его мнению, строительство нового подворья в ближайшем соседстве с Троицким собором могло бы помешать впоследствии расширению здания собора, если бы таковое решение было принято, аргументация, конечно, была надуманной, никто, как видно из документов, перестраивать и расширять собор не собирался. Просто сказались застарелые противоречия между светскими и церковными учреждениями Русского Иерусалима. Однако, в Петербурге решили перестраховаться и (90) остановили работы, откомандировав для разбирательства в Иерусалим архитектора Преображенского.

Элкин в своей позднейшей «Объяснительной записке» так излагал эпизод: 

 

«До 9 мая 1903 года работа шла успешно, когда от Совета Общества получилось приказание приостановить работы, кроме заготовки материалов. В это время уже была сделана разбивка плана и выемка по нему земли для фундаментов стен и полная организация выработки камня на каменоломне "Биркет-Мамилла" [19], а также заказы на железные балки и лес. Работа остановилась. К 1 июня 1903 года в Иерусалим прибыл член Совета Общества, профессор архитектуры Михаил Тимофеевич Преображенский для окончательного решения вопроса о постройке южного корпуса. По выяснении вопроса о размерах площади пред собором Святой Троицы, приблизительно около 20 июня 1903 года, мною был сделан спешно новый план 1-го этажа южного корпуса Николаевского подворья, под корректурой Михаила Тимофеевича Преображенского, для представления его в Совет Общества. После этого мне предстояла нелегкая задача как можно скорее сделать новый проект южного корпуса здания с подсчетами для заказов и исполнения. Все прежде сделанное приходилось оставить и начать работу снова. Взять такой труд на себя в первое время я не решался и только после убеждения Михаила Тимофеевича Преображенского, который мне поставил на вид, что Совет Общества оценит мой труд и, конечно, должным образом вознаградит меня, я согласился»[20].

 

Официальная закладка Николаевского подворья состоялась лишь 5 сентября того же года — в день тезоименитства великой княгини Елизаветы Федоровны, супруги председателя ИППО. Это торжественное для русского Иерусалима событие подробно описано в отчете Н.Г. Михайлова.

 

«Накануне торжества на месте закладки устроен был легкий павильон для молебна, декорированный флагами, зеленью и коврами. В глубине павильона, на восточной стене его помещался портрет государя императора, украшенный цветами и пальмовыми ветвями.

В полдень к месту закладки прибыл генеральный консул Яковлев, в мундире, при всех орденах, сопровождаемый всеми служащими в консульстве и дамами. За консулом в павильон прибыл начальник Русской Духовной Миссии о. архимандрит Леонид в сопровождении четырех иеромонахов, двух иеродиаконов и хора певчих — все в торжественных, праздничных облачениях. Вокруг павильона столпилось около пятисот человек рабочих, паломников и городских жителей.

По прибытии духовенства начался торжественный молебен с водоосвящением, окроплением святою водою места постройки и многолетием государю императору, государыням императрицам, наследнику цесаревичу, великому князю Сергию Александровичу, великой княгине Елисавете Феодоровне и всему царствующему дому. Многолетие сопровождалось (91) громким колокольным звоном со звонницы Свято-Троицкого собора. Затем при пении Боже, царя храни и громком "ура" всех присутствовавших на месте постройки, на высокой мачте, водружен был освященный вызолоченный крест. По окончании гимна о. архимандрит Леонид прочел выгравированную на медной доске надпись:

 

«В лето от P. X. 1903, сентября 5 дня, в царствование Его Императорского Величества Николая II Александровича, императора и самодержца зсея России, при председателе Императорского Православного Палестинского Общества, Его Императорском Высочестве великом князе Сергии Александровиче, приступлено к сооружению сего подворья имени благополучно царствующего императора Николая II».

 

Затем о. архимандрит вложил доску с надписью в углубление, высеченное в большом камне, горизонтально заложенном в толще стены. Яковлев, я и многие из присутствовавших бросали на доску с надписью золотые и серебряные русские монеты. После обычного положения монет я и архитектор А.Я. Элкин подняли большую каменную плиту с высеченным на ней вызолоченным крестом и покрыли ею углубление с медной доской и монетами. Тогда г. Яковлев взял кирпич и, положив его на приготовленный на плите с крестом раствор, прибил молотком кирпич к плите. За г.Яковлевым положили по кирпичу о. архимандрит Леонид, я и многие из присутствовавших. Закладка окончилась в 1 ч. по полудни»[21].

 

Работа был трудная, в особенности потому, что большая часть материалов приобреталась за границей. Первое время дело шло медленно, лишь к 1 января 1904 г. удалось заложить подвальный этаж здания по новому проекту. 

 


Возведение крыши над Николаевским подворьем ИППО в Иерусалиме.
На переднем плане видны крыши Елизаветинского подворья, к которому вплотную примыкает Николаевское.
Фото: Палестинская коллекция ИППО в ГМИРе (№ фото П 5757).

 

 


Вид на Николаевское подворье с южной стороны.
Частично виднеется стена Троицкого собора Русской Духовной Миссии.
Одноэтажное здание, к которому примыкает подворье - Елизаветинское подворье.
Фото: Палестинская коллекция ИППО в ГМИРе (№№ фото П 5759 и П 5740, датируется 5 мая 1905 г.).

 

Работы продолжались до конца октября и были прекращены с наступлением сезона дождей. Следующий строительный сезон был начат 9 марта 1904 г. В сентябре начали поступать материалы для устройства центрального парового отопления и вентиляции — частью из Генуи, частью из Петербурга[22]. Начавшиеся с ноября дожди вновь затормозили работы, хотя кладка каменных стен, как наружных, так и внутренних, была уже окончена.

Как проектирование, так и строительство, в силу общих неблагоприятных обстоятельств шли туго. Это было трудное время не только для Палестинского Общества, но и для России. В годы Русско-японской войны 1904-1905 гг. и первой русской революции в церковные кружки на нужды Русской Палестины попадало немного.

Совет ИППО был недоволен постоянными задержками в ходе строительства, и 5 августа 1905 г. был назначен новый председатель Строительного комитета — инспектор учебных заведений ИППО Павел Иванович Ряжский (Михайлов стал его заместителем). В отношении Совета к Ряжскому было сказано: 

 

«Ваше деятельное и просвещенное участие в комиссии по приемке здания Николаевского подворья в Иерусалиме внушило (92) Совету Общества обратиться к Вам с покорнейшей просьбой принять на себя чрезвычайное поручение Общества, за исполнение которого оно будет считать себя особенно Вам обязанным. Совет признал необходимым образовать вновь Строительный комитет для окончания постройки здания Николаевского подворья. Совет признал желательным вверить Вам председательствование в этом Строительном комитете, будучи уверен, что Вы примете на себя это поручение»[23].

 

Совет требовал, чтобы к 15 ноября 1905 г. здание было освящено. Как явствует из телеграммы на имя председателя ИППО великой княгини Елизаветы Федоровны, подписанной Ряжским, Михайловым, Элкиным и другими членами Строительного комитета, от 17 декабря 1905 г., 10 декабря новое подворье было открыто. Окончательная отделка здания была закончена к 24 января 1906 г.[24] Расходы на его строительство составили 168 546 руб.[25]

 


Общий вид на Николаевское подворье ИППО в Иерусалиме с юго-востока. Партия паломников перед отбытием на родину.
Фото: Русские учреждения в Святой Земле и почившие деятели Императорского Православного Палестинского Общества 1882–1907. Издание ИППО 1907 года

 

В июне 1907 г. Секретарь ИППО А.А. Дмитриевский уже имел возможность отметить в своем отчетном юбилейном докладе на торжествах 25-летия Общества: 

 

«Новый трехэтажный паломнический корпус, освященный 6 декабря 1905 г. и получивший в честь благодетеля и покровителя Общества государя императора Николая Александровича имя Николаевского, уже выдержал свой пробный экзамен в только что окончившийся паломнический сезон, дав возможность вместе с другими корпусами приютить свыше 6 тысяч паломников, единовременно проживавших в подворьях до нынешней Пасхи»[26].

 


Фасад Николаевского подворья, выходящий на Яффскую улицу.
Фото: Палестинская коллекция ИППО в ГМИРе (№ фото П 5758).


Фасад Николаевского подворья, выходящий на Яффскую улицу.
Фото: Палестинская коллекция ИППО в ГМИРе (№ фото  П 5748).

 

По окончательному проекту южный корпус состоял из 3-х магазинов, выходящих на Яффскую улицу, гостиницы 3-го разряда с 20 номерами, самоварной, посудной и комнатой для прислуги, и палат для паломников на 783 места. Здание было оборудовано водопроводом, канализацией, паровым отоплением и вентиляцией с подогревом[27]. Кроме того, с 1906 г. в новое помещение была переведена Иерусалимская двухклассная женская школа, размещавшаяся до этого в здании Духовной Миссии[28].

Разумеется, и новые, введенные в строй Палестинским Обществом паломнические помещения, не могли в предреволюционные годы вместить всех желающих приобщиться к иерусалимским святыням. В 1910 г. Совет ИППО решил провести ревизию всех подворий и школ Общества. Для этого в Святую Землю был командирован Секретарь Общества А.А. Дмитриевский. Среди сделанных им выводов был и касающийся Николаевского подворья. Дмитриевский считал необходимым предпринять «постройку нового паломнического корпуса, как продолжение Николаевского подворья, или же выгодную надстройку, некогда проектированных, вторых этажей над зданиями Елисаветинского и Мариинского подворий»[29].

(93) Необходимость дальнейшего строительства понимали и в Петербурге, и в Иерусалиме. Подводя итог строительной деятельности ИППО, включая Сергиевское, Александровское, Николаевское подворья, обер-прокурор Св.Синода В.К. Саблер в представлении Государственной Думе в 1913 г. писал:

 

«Эти сооружения, бесспорно, улучшили быт наших паломников в Иерусалиме, но не устранили вполне тех тяжелых условий, в каких им приходится жить. Число паломников продолжает расти, и за последние годы Пасху в Иерусалиме встречало от 4 до 6 тысяч паломников. Благодаря установке двухъярусных нар в Николаевском подворье и в бараках, а иногда даже в три яруса, приюты к Пасхе вмещали в себя до 6410 человек, что переполняло помещения приютов до крайней тесноты и делало их в противопожарном и гигиеническом отношениях невозможными. Чтобы создать более благоприятные условия для 2407 человек, помещающихся ныне в подворьях Общества сверх комплекта, необходимо приступить к сооружению двух корпусов — северного и западного, проекты которых были составлены еще в 1900 году, но не осуществлены за недостатком средств. Оба новые корпуса, рассчитанные на 2272 паломника, по сметным исчислениям, обойдутся Обществу без обстановки, отопления и вентиляции в 244036 руб. 63 коп.».[30]

 

О том же неизменно напоминал в своих донесениях управляющий Русскими подворьями в Иерусалиме П.И. Ряжский. «Нам необходимо расширять наши паломнические помещения в Иерусалиме, иначе нас бранить будут со всех сторон, и уже бранят», - писал он вице-председателю ИППО князю А.А. Ширинскому-Шихматову в донесении от 12 марта 1914 г.[31]

До начала Первой мировой войны оставалось несколько месяцев. С вступлением Турции в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии, деятельность русских учреждений в Святой Земле была прекращена, служащие Палестинского Общества покинули страну либо были интернированы, связь с Россией прервалась на много десятилетий. Прервалась и история Николаевского подворья.

В июне 1919 г., в разгар гражданской войны, по инициативе бывшего товарища министра иностранных дел, члена Совета ИППО, а тогда — начальника Управления иностранных сношений при штабе верховного главнокомандующего Вооруженных сил Юга России, А.А. Нератова, из Екатеринодара в Иерусалим был направлен бывший помощник инспектора Палестинских учебных заведений и управляющего русскими подворьями Н.Р. Селезнев. Управлением иностранных сношений было выдано ему следующее удостоверение:

 

«Le Departement Diplomatique certifie I'instite du porteur du present monsieur Nicola Se'lezneff, administrateur des hospices et des biens de la Societe Orthodoxe de Palestine, qui se rend a Jerusalem pour reprende ses fonctions accompagne de son eponse madame Alexandre Selezneff.
Ekaterinodare, le 5/18 avril 1919, № 502

(94) Le Chef de la Chancellerie Politique du Departament Dipoloatique:/ sing Tatichtcheff»**[32].

 


Генерал-майор Ши принимает приветствия (Maj. Gen. Shea, receiving the salute). 1918 г.
Фото из личного альбома членов Американской колонии в Иерусалиме (American Colony (Jerusalem)). 
Библиотека Конгресса, Вашингтон (фото № 118 в альбоме World War I and the British Mandate in Palestine)
Слева видна часть Николаевского подворья, примыкающего к Елизаветинскому подворью ИППО, на заднем плане виднеется башня и крыша Сергиевского подворья

 

25 июля Селезнев прибыл в Палестину, проехав от Константинополя до Иерусалима по железной дороге, посетив по пути учреждения Палестинского Общества в Сирии и Галилее. «Подворья Общества в Иерусалиме были заняты в начале войны турками, а 26-го-ноября 1917 года англичанами, — писал он в докладе Б.А. Татищеву. — Все имущество гостиниц, общих паломнических палат, складов, запасных магазинов, мастерских турки захватили, расхитили, вывезли даже из города. Неприкосновенными остались: подворье Вениаминовское, богадельня для старушек и Александровское, где церковь и Порог Судных Врат. Ныне Сергиевское подворье занято военной полицией и квартирами офицеров; в Елизаветинском — канцелярия интендантства и склады его; в Мариинском — гражданская тюрьма; в Николаевском — строевая часть; в Духовной Миссии (часть ее возвращена монахам) — окружной суд и медицинская часть; больница отдана англичанами городскому управлению; в доме консула какой-то приют; в доме секретаря консула недавно стояла воинская команда... Наше имущество рассматривается англичанами с точки зрения их собственных удобств и мелких интересов интендантства»[33].

Более подробно говорилось о Николаевском подворье в другом, недатированном донесении Селезнева (очевидно, 1919 года): 

 

«Николаевское подворье занято английскими войсками. Вновь сделанные перед войною нары по типу корабельных с подъемными щитами, окрашенными масляной краской, сильно пострадали. Цистерна № 2 разрушена и загрязнена клоачными отбросами; все каменные бараки пострадали. Паровое отопление попорчено, котлы проржавели. Промывные аппараты приведены в негодность, канализационный канал давно не прочищался. Находившиеся в отдельном бараке горизонтальный паровой котел, машина при нем и камнедробилка приведены в полную негодность. По Яффской улице отрезана полоса земли шириною до 10 метр<ов> и длиною 255 метр<ов>. От угла Яффской улицы (где цистерна № 1) вдоль улицы, ведущей к Сергиевскому подворью, также отрезана полоса земли шириною 5 арш<ин>. При этих операциях снесен барак, выходивший на Яффскую улицу, разрушена цистерна № 1, уничтожены деревья вдоль Елизаветинского подворья. Вся обстановка номеров Николаевского подворья расхищена, также исчезла и обстановка школы.

(95) Площади и дороги между подворьями разбиты, в громадных выбоинах, покрыты толстым слоем пыли, которая при дождях обратится в грязь. Через наш огороженный участок ездят городские извозчики, проходят караваны верблюдов, в саду пасутся ослики. На всем печать разрушения, загустения, отсутствия забот. Англичане нам не дают, сами не исправляют, а достояние русского народа разрушается, обесценивается»[34].

 

«Чтобы спасти разбитые войсками здания от дальнейшего их разрушения зимними дождями, — писал Николай Романович в одном из позднейших донесений, — я приступил к ремонту, взяв деньги в долг. Мои денежные затруднения продолжаются, так как англичане не возвращают нам зданий и не хотят платить аренды за них»[35].

 

В последующие годы Николаевское подворье, как и другие здания Русских Построек, стало объектом более или менее упорядоченной аренды, с регулярными выплатами в пользу Управления подворьями. В нем по-прежнему распоряжались — сначала Военное ведомство, затем — различные штатские учреждения так называемого «Палестинского правительства». Так продолжалось до окончания Британского мандата.

После образования Государства Израиль, когда секретарем Управления русскими подворьями ППО, фактически распорядителем всех палестинских имуществ Общества, был В.А. Самарский, в Николаевском подворье, по его сведениям, размещались: 

 

«а) Полицейское управление г. Иерусалима; б) Адом Моген Давид, Общество скорой помощи, коммерциального характера (бесплатно не оказывает никакой помощи); в) Министерство юстиции; г) архив каких-то правительственных учреждений; д) часть Министерства финансов». При этом израильские власти новых арендных контрактов не заключали: вселение в Николаевское подворье городского полицейского управления «произошло преемственно, т. к. и при англичанах в здании размещалась Главная полицейская квартира»[36].

 

Указанное «преемство» ни в коей мере не гарантировало сохранности строений. В Государственном архиве Израиля сохранился подписанный Самарским «Меморандум о состоянии Русских имуществ Православного Палестинского Общества в Иерусалиме». Об использовании и условиях эксплуатации Николаевского подворья в нем, в частности, сказано: 

 

«Общество Скорой помощи (Адом Маген Давид) вселилось в прошлом году и вздумало делать целый ряд перестроек. В дальнейшем перестройки производились неоднократно, как снаружи, так и внутри здания, особенно подверглись перестройкам магазины Николаевского подворья, выходящие на Яффскую улицу, где в настоящее время Министерство юстиции. Часть бараков, находящихся в распоряжении полиции, подверглись «ремонтам», т. е. просто с бараков сняли все, что представляло ценность, и теперь 2 барака представляют из себя только скелеты таковых.

 

(96) Во время снегопада упала часть стены Николаевского подворья, выходящая на ул. королевы Мелиссанды, по прежним условиям все ремонты производил арендатор, почему и было сообщено Управлению полиции и потребован ремонт, но хотя прошло 3 месяца, арендатор ремонта не произвел, а в это время раскрали камни, и теперь и ремонтировать невозможно, так как надо класть новую стену из новых камней»[37].

 

В результате смены безответственных арендаторов, которые пытались каждый по своему перестраивать и ремонтировать здание, подворье за 4 года (1947-1951 гг.), по оценке Самарского, «на 30-40% потеряло свою стоимость в сравнении с техническими описями 1947 года»[38].

 


Современный вид Николаевского подворья в Иерусалиме.
Фото: travelpedia-israel.com

 


Современный вид Николаевского подворья с Яффской улицы. Ок. 2005 г.
Фото В.Левина, Россия в красках


Вид на Николаевское подворье с улицы Яффы. С левой стороны хорошо виден пристроенный эмигрантским Палестинским Обществом в сер. 1930-х годов доходный дом, который сдавался в аренду.
Фото: П.Платонова. 12 янв. 2015 г.

 

В 1964 г. подворье было окончательно утрачено для России, войдя в список недвижимостей, проданных властям Государства Израиль правительством Н.С. Хрущева[39].

_____________
Примечания


[1] См. подробнее: Герд JI.A. Письма В.Н. Хитрово к обер-прокурору Св. Синода К.П. Победоносцеву (1880-1902). Предисловие / / Хитрово В.Н. Собрание сочинений и писем. Том 3. Из эпистолярного наследия. М.-СПб., 2012. С. 7 - 9.

[2] Скрыдлов Николай Илларионович (1844-1918) — вице-адмирал, флотоводец. Из дворян Смоленской губернии. Окончил Морской кадетский корпус (1862). Участник Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Начальник отряда миноносок Балтийского флота (1882). Командующий отрядом военных судов в Средиземном море (1898-1899), Тихоокеанским (1900) и Черноморским (1902) флотом. В период Русско-японской войны, после гибели вице-адмирала С.О. Макарова, вновь был назначен командующим Тихоокеанским (1904), а затем Черноморским флотом (1905). С 1909 г. в отставке. В 1918 г. расстрелян в числе заложников в период красного террора.

[3] Из донесения контр-адмирала Н.И. Скрыдлова. Бухта Фалеро, 7 июля 1899 г. / / АВП РИ. Ф. РИППО. Оп. 873/1. Д. 5. J1. 51-54. Печ. по публикации: Хохлов А.Н. Российские православные школы в Палестине и Сирии на рубеже XIX-XX вв. / / Восточный Архив. 2007. № 16. С. 2 0 - 2 2.

[4] Там же. С. 20-21.

[5] Там же. С. 21.

[6] Доклад Секретаря ИППО В.Н. Хитрово в Совете Общества о положении Русских подворий в Иерусалиме. С-Петербург. 15 ноября 1899 г. / / Хитрово В.Н. Собрание сочинений и писем. Том 2. М.; СПб., 2011. С. 234.

[7] Там же. С. 242-243.

[8] Там же. С. 243.

[9] Совет ИППО, имея в виду, прежде всего, строительство нового подворья, не отказывался и от альтернативных вариантов — в том числе, надстройки вторых этажей над Елизаветинским и Мариинским подворьями.

[10] Проект и смета подворья в Назарете (названного впоследствии «имени великого кня(97)зя Сергия Александровича») прорабатывались Советом одновременно и параллельно с проектом Николаевского подворья в Иерусалиме.

[11] К журналу Совета Императорского Православного Палестинского Общества № 150. С.-Петербург, 2 декабря 1899 г. / / АВП РИ. Ф. РИППО. Оп. 873/3. Д. 160. Л. 46-46об. 

[12] Журнал Совета ИППО, № 158. С.-Петербург, 23 февраля 1901 г. / / АВП РИ. Ф.РИППО. Оп. 873/3. Д.161. Л. 2-2об.

[13] Там же.

[14] Журнал Совета Императорского Православного Палестинского Общества № 160. С.-Петербург, 4 мая 1901 г. / / АВП РИ. Ф.РИППО. Оп. 8 7 3 / 3 . Д.161. Л. 34-34об.

[15] Донесение генконсула в Иерусалиме А.Г. Яковлева послу в Константинополе И.А. Зиновьеву. Иерусалим, 7 сентября 1901 г. / / АВП РИ, ф. Посольство в Константинополе, оп. 517/2, д. 3347, л. 393—393об.

[16] Там же. Л. 403.

[17] Договор о строительстве Николаевского подворья ИППО в Иерусалиме, заключенный Советом Общества с архитектором А.Е. Элкиным. С.-Петербург, 6 апреля 1902 г. / /Россия в Святой Земле. Т. 1. С. 609-612.

[18] Там же. С. 610-611.

[19] В качестве каменоломни при строительстве Николаевского подворья использовался русский участок у пруда Мамилла. См.: Лисовой Н.Н., Платонова З.И., Савушкин В.А. Сводный каталог русских недвижимостей в Святой Земле / / Россия в Святой Земле. Т. I. С. 694-695.

[20] Пояснительная записка архитектора А.Е. Элкина в Совет ИППО к вновь представленному проекту южного корпуса Николаевского подворья в Иерусалиме вместе с исполнительной сметой к этому проекту. 1906 г. / / АВП РИ, ф. РИППО, оп. 873/1, д. 270, л. 33-34.

[21] Донесение Управляющего Русскими подворьями в Иерусалиме ИППО Н.Г. Михайлова в Совет Общества. Иерусалим, 8 сентября 1903 г. / / АВП РИ, ф. РИППО, оп. 873/1, д. 268, л. 154—155об.

[22] Письмо дирекции машиностроительного завода Братьев Кертинг от 18 сентября 1904 г. / /Россия в Святой Земле. Т. 1. С. 61(3-617.

[23] Отношение Совета ИППО к инспектору Галилейского района учебных заведений Общества П.И. Ряжскому. С.-Петербург, 5 августа 1905 г. / / АВП РИ, ф. РИППО, оп. 873/1, д. 269, л. 142-143.

[24] Россия в Святой Земле. Т. 1. С. 621.

[25] Палестина — Россия: связь времен. М., 1993. С. 16.

[26] Доклад секретаря ИППО А.А. Дмитриевского на юбилейном заседании, посвященном 25-летию существования Общества (1882-1907). С.-Петербург, 22 мая 1907 г. / / Сообщения ИППО. 1907. Т. XVIII. Вып. 3 - 4 . С. 442.

[27] Там же. Л. 35.

[28] Начальная школа для девочек была открыта ИППО в Иерусалиме 5 сентября 1898 г. — первоначально, по благословению начальника РДМ архимандрита Александра (Головина), в доме Миссии, со временем — в собственном помещении, на Николаевском подворье. Затем школа была сделана «смешанного типа»: были добавлены классы для (98) мальчиков и, наконец, по инициативе начальницы школы, жены помощника управляющего Русскими подворьями в Иерусалиме Елены Максимовны Алексеевой, организованы вечерние группы для обучения грамоте взрослых русских паломников и паломниц.

[29]. Заключение к отчету по ревизии подворий Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме, Назарете и Кайфе в феврале-мае 1910 года. С.-Петербург, 4 сентября 1910 г. / / АВП РИ, ф. РИППО, оп. 873/1, д. 599. л. 145-150об.

[30]. Представление обер-прокурора Св. Синода В.К. Саблера в Государственную Думу об отпуске из казны по 100.000 руб. в год в пособие Императорскому Православному Палестинскому Обществу. С.-Петербург., 14 июня 1913 г. / / АВПРИ, ф. РИППО, оп. 873/13, д. 204, л.1-11.

[31] АВП РИ, ф. РИППО, оп. 873/1, д. 259, л. 59-59об.

[32] Донесение инспектора Палестинских учебных заведений и управляющего подворьями ППО Н.Р Селезнева директору политической канцелярии Управления иностранных сношений <Б.А. Татищеву>. Иерусалим. 12/25 февраля 1920 г. / / Госархив Израиля. Д. 837/2-д. Листы в используемых здесь и далее делах архива не нумерованы.

[33] Там же.

[34] Донесение Н.Р. Селезнева в Управление иностранных дел при штабе верховного главнокомандующего Вооруженных сил Юга России. Иерусалим. 6 октября 1919 г. / / Госархив Израиля. Д. 837/2-д.

[35] Докладная записка Н.Р. Селезнева управляющему Министерством иностранных дел, члену Совета Общества А.А. Нератову. Иерусалим, 25 февраля 1920 г. / / Госархив Израиля. Д. 837/2-д.

[36] Отношение секретаря Управления русскими подворьями Православного Палестинского Общества В. А. Самарского к консулу СССР в Израиле В.И. Рожкову. Тель-Авив. 16 мая 1950 г. / / Госархив Израиля. Д. 839/4-д.

[37] Меморандум о состоянии Русских имуществ Православного Палестинского Общества в Иерусалиме. Иерусалим, б/д. Маш. Подп. авт. В. А. Самарского / / Госархив Израиля. Д. 839/4-д.

[38] Сведения об имуществах, оставшихся в распоряжении Русского Православного Палестинского Общества в Израиле, представленные секретарем Управления русскими подворьями ППО В.А. Самарским. Иерусалим. 15 мая 1951 г. Маш. дубликат. Подп. авт. В. А. Самарского / / Госархив Израиля. Д. 839/4-д.

[39] Текст «Соглашения о продаже» см.: Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX — начале XX в. М., 2006. С. 409-411.

* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 10-01-00524 а / П.

** Фр. «Дипломатический департамент удостоверяет назначение подателя сего, г-на Николая Селезнева, управляющего подворьями и имуществами Православного Палестинского Общества, который возвращается в Иерусалим для исполнения своих обязанностей в сопровождении супруги, г-жи Александры Селезневой.
Екатеринодар, 5/18 апреля 1919 г.
Начальник политической канцелярии Дипломатического департамента
/ п о д п . / Татищев». 

 

Опубл.: Православный Палестинский сборник Вып. 108. М. 2012. С.85-98

OCR О.Б. Озеров, Л.Н. Блинова. В скобках указаны номера страниц, расположенные в оригинале наверху листа. Фотографии добавлены специально для Интернет-версии статьи. Фотографии из альбома "Русские учреждения ИППО" 1907 года оцифрованы П.В. Платоновым.


Автор: Лисовой, Николай Николаевич

версия для печати