Юбилеи 2019 года

125 лет
Освящение храма на русском подворье в Яффо

 

Храм св. апостола Петра и праведной Тавифы на русском участке в Яффо. Павел Платонов

 

165 лет
Завершение деятельности первого состава РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

160 лет
Паломничество великого князя Константина Николаевича на Святую Землю


Первые Августейшие паломники на Святой Земле. 1859 год. Татьяна Тыжненко

 

130 лет
Поднятие флага ИППО над Сергиевским подворьем в Иерусалиме в честь дня рождения вел.кн. Сергея Александровича


Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): история и современность. Павел Платонов

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




 

12.  Донесение Н.Р. Селезнева директору Канцелярии Министерства иностранных дел в Париже А.Ф Шебунину

25 февраля 1920 г.

 

Отпуск 12/25 февр[аля] 1920 г. № 14. Его Превосходительству Господину Директору Канцелярии Мини- стерства Иностранных Дел       

 

Имею честь доложить Вашему Превосходительству, что по предложению товарища министра А.А. Нератова и других членов Палестинского О[бщест]ва я выехал в июне 1919 года из Екатеринодара в Иерусалим со следующим удостоверением. Departement Diplomatique pres le Commandant en chef du forces armies dan le sud de la Russie:     

 

Le Departement Diplomatique certifie l’instité du porteur du présent monsieur Nicola Sélezneff, administrateur des hospices et des biens de la Société Orthodoxe de Palestine, qui se rend a Jerusalem pour reprende ses fonctions accompagné de son éponse madame Alexandre Sélezneff. Ekaterinodare, le 5/18 avril 1919, № 502 Le Chef de la Chancellerie Politique du Departament Dipoloatique:/signé/ Tatichtcheff”[1]. и следующей визою английской военной миссии на моем паспорте: “Permission is given to Nicolas Selezneff to proceed with his to Jaffa. M-r Selezneff is the Administrator of the Orthodoxe Society of Palestine at Jerusalem. Ekaterinodar 28/4 [19]19 Authority Bailforse Telegram – 1-330-19-th May 1919 British Military Mission. South Russia P/ 479 28/4 [19]19”[2]       

 

25-го июля 1919 г. я прибыл в Палестину, проехав от Константинополя до Иерусалима по железной дороге и посетив по пути учреждения Палестинского Общества в Сирии и Галилее. Имущество Общества я нашем в следующем виде:     

 

Сирия. Школы О[бщест]ва числом 77 были закрыты турецкой властью, и имущество их в большей своей части было захвачено мусульманским населением для своих школ и собственной надобности. Функционировала все время войны только Дамасская школа при патриархии. Остатки школьного имущества хранятся у неизвестных нам лиц, часто в плохих условиях, порой теряются, расхищаются. Учителя школы, на которых по циркуляру Канцелярии О[бщест]ва возлагалось хранение школьного имущества, были высланы турецкой властью из района своих школ, взяты в войска и фактически охранять имущество не могли, да и не смели, т.к. их обвинили тогда в русофильстве, измене[3] и отдавали под военный суд, что и наблюдалось.     

 

Хранение остатков имущества стоит нам денег, от долгого хранения в плохих условиях оно портится и обесценивается, и я опасаюсь, что наступит момент, когда плата за хранение превысит стоимость имущества.     

 

Галилея. В Назарете все имущество учительской[4] семинарии и подворья захвачено и расхищено турками. Ныне подворье занято английским военным управлением в порядке реквизиции. В Хайфе подворье Сперанского стоит без дверей, [….]с разбитой крышею, занято англичанами. Сад вокруг подворья вырублен. Из доходного дома Общества, что на берегу моря, англичане выселили нашего арендатора из магазина и заняли дом с 1-го октября 1919 г. под почтовую контору без платы. Частные лица давали за этот дом 330 £ в год. Свободный участок земли перед домом губернатор Хайфы отвел под базар, лишив нас и здесь арендной платы в 100 фунтов. Имущество 18 школ также расхищено.     

 

Иудея. Подворья Общества в Иерусалиме были заняты в начале войны турками, а 26-го ноября 1917 года англичанами. Все имущество гостиниц, общих паломнических палат, кладов, запасных магазинов, мастерских турки захватили, расхитили, вывезли даже из города. По Яффской улице и на дороге от этой улицы к Сергиевскому подворью отрезали полосу земли от наших подворий для расширения улицы. Много деревьев вырублено, некоторые цистерны разрушены, большой барак /Яффский/ уничтожен. Также разрушены бараки Мариинского подворья, пожарная станция и т.д. Неприкосновенными остались: подворье Вениаминовское, богадельня для старушек и Александровское, где церковь и порог Судных Врат. Ныне Сергиевское подворье занято военной полицией и квартирами офицеров; в Елизаветинском – канцелярия интендантства и склады его; в Мариинском – гражданская тюрьма; в Николаевском – строевая часть; в Духовной Миссии (часть ее возвращена монахам) – окружной суд и медицинская часть; больница отдана англичанами городскому управлению; в доме консула какой-то приют; в доме секретаря консула недавно стояла воинская команда.     

 

Бет-Джальская женская учительская семинария разгромлена турками: вся обстановка вывезена, барак детского сада и хозяйственные постройки уничтожены, двери, рамы и ставни в большом числе расхищены, разбито более 400 стекол, *вырублены деревья*[5], крыша разрушена, потолки грозят падением, каменная ограда вокруг усадьбы обрушилась. В женских монастырях на Елеонской горе и в селен[ии] Горнем, в Иерусалиме и его окрестностях проживают более 450 монахинь и русских паломниц, застигнутых войною в Палестине. Было более 700, но человек 260 умерло от истощения и болезней во время войны и первых месяцев занятия англичанами Иерусалима, бедствуют на протяжении 40 [неразб.]. Они и ныне, живя в сырых и холодных помещениях арабских домов и старых полуразрушившихся греческих монастырей, а в это время в теплом и сухом Мариинском подворье *волею английского губернатора*[6] поселены арестанты.     

 

О положении имущества Палестинского Общества и русских[7] паломниц *в Иерусалиме*[8] я в сентябре лично доложил Российскому посланнику в Египте А. А. Смирнову, которому сообщаю о всех моих шагах по охране имущества О[бщест]ва и от которого имею постоянную поддержку в моих начинаниях.     

 

Счет об убытках Палестинского Общества подсчитан и подан мною в Константинополе через А. А. Смирнова в следующих цифрах: по Иудейским учебным заведениям в сумме 560.000 франков, по учреждениям Общества в Иерусалиме 3.000.000 франков, по Галилейским учреждениям в 1[9].190.000 франков, по Сирийским – 880.000 франков. Общая стоимость имущества ППО около 15.000.000 франков, по нынешним ценам, кроме стоимости земли.     

 

Чтобы спасти разбитые войсками и давно не ремонтированные здания от дальнейшего разрушения их зимними дождями, пришлось приступить к ремонту крыш, дверей, окон в Александровском, Вениаминовском подворьях, Бет-Джальской семинарии и даже в Сирийском, занятом англичанами, что стоило несколько сот фунтов, занятых мною на этот предмет *у частных лиц*. Кроме произведенных расходов на ремонт у меня есть текущие расходы по охране имущества, по содержанию Александровского подворья, где чтение псалтыря и синодика у Порога Судных Врат ведется по старому, Вениаминовского подворья, где живут 35 старушек, Бет-Джальской семинарии. Кроме того уплачиваю по возможности вклады паломницам, внесшим свои[10] деньги в контору подворий и теперь бедствующих без денег; поддерживаю неимущих старушек в их полуголодном существовании. Для покрытия этих расходных статей приходится изыскивать средства на местах, чтобы не оставлять имущества Общества без надзора и ухода, чтобы не оставлять позиций Общества свободными.     

 

Правовое положение мое и Общества оставляет желать многого. Военный губернатор Иерусалима, полковник Сторс, не желая при распоряжении имуществом О[бщест]ва считаться с третьим лицом, отказался признать меня управляющим подворьями, ссылаясь на то, что я не был в Иерусалиме во время занятия города англичанами. Кроме того, оставленный надзирающим за подворьями во время войны ис[полняющий] об[язанности] бухгалтера Управления подворьями турецкий подданный и грек по происхождению К. Н. Петропуло заявил мне при свидетелях, что не признает власти в России генералов Колчака и Деникина, и отказался повиноваться распоряжениям Российского посланника в Египте А. А. Смирнова о сдаче мне дел и имущества О[бщест]ва. Он указал англичанам, что мои полномочия на управление подворьями (до войны я был помощником управляющего, заведующим хозяйством подворий) не от Совета Общества, а от правительства генерала[11] Деникина. Англичанам такое заявление дало лишний повод к отводу меня, т.к. Петропуло, получая от них 20 фунтов в месяц, является не защитником интересов Общества, а их покорным слугою. Невзирая на создавшиеся затруднения, я при поддержке испанского консула в Иерусалиме оберегаю, насколько возможно, интересы Общества и бедных русских паломниц, застигнутых здесь войною. А. А. Смирнову не удалось добиться в Каире признания моих полномочий, англичане ответили, что передали этот вопрос на разрешение в Лондон. *Последнее время испанск[ое] консульс[тво]  обратило внимание начал[ьника] полит[ического] отд[ела]  ген[ерал]-губ[ернатора] на нерешенное положение с охраной имуществ. Майор Валид, он же старший священник армии, обещал улучшить мое положение, но в первое представление ответа не получил, а какой будет ответ, неизвестно*[12]. Местные английские власти не считались и не считаются с интересами частного благотворительного просветительного учреждения, ни с нуждами нескольких сот русских паломниц, ни с правом собственности юридического лица – Палестинского Общества. Наше имущество рассматривается англичанами с точки зрения их собственных удобств и мелких интересов интендантства.     

 

Подробный доклад о положении имущества Палестинского Общества послан мною в Таганрог через Константинополь 14-го декабря 1919 г. Этот доклад отправлен Анатолию Анатолиевичу Нератову с посольским курьером. Другой доклад я отправил в Стокгольм на имя советника посольства Бориса Валериановича Андреева с просьбою переслать его при оказии в Канцелярию Общества в Петрограде. Настоящий доклад представляю Вашему Превосходительству и покорнейше прошу известить Председателя Общества князя Алексея Александровича Ширинского-Шихматова и других членов Общества и Совета его, если они находятся за границею и адреса их Вам известны, о положении дел П.П.О. в Св[ятой] Земле и о моем пребывании в Иерусалиме.     

 

Наше бесправное положение тяжело, материальное существование мое не обеспечено, при существующем положении я должен быть очень осторожен в своих действиях и в то же время предприимчив, чтобы не упустить момента и не причинить ущерба интересам Общества. Я не имею возможности получить необходимых мне разрешений от правомочных членов Совета Общества и не имею права выходить далеко за пределы инструкции для управления подворьями. Между тем, отношение местной английской власти к имуществу Палестинского Общества оставляет желать многого. В связи с событиями в России наше положение может даже ухудшиться. В своих объяснениях с местными властями я держусь положений, что Православное Палестинское Общество есть частное благотворительно-просветительное учреждение, основанное и содержимое боголюбивой частью русского народа, и по свое природе не может принадлежать той его части, которая отреклась от Бога и от родины. Никаких политических целей О[бщест]во не преследовало и никаких материальных выгод в Палестине не искало. Оно заботилось о паломниках, и в будущем должно заботиться о них, независимо от строя, который установится в России, независимо от господства той или другой политической партии. Паломничество русского народа *ко Св[ятому] Гробу Господню*[13], начатое киевлянами при св[ятом] Владимире, возобновится теперь с особой силой, т.к. много на Руси обиженных, измученных и осиротевших, ищущих утешения в молитве. Как учреждение, служащее религиозным потребностям русского народа, Палестинское О[бщест]во стоит вне политики и вне партий.     

 

Признание этой позиции Общества со стороны английского правительства сохранило бы боголюбивой части русского народа его учреждения в Св[ятой] Земле от возможных посягательств в будущем *как иностранцев и иноверных, так и тех групп русских граждан*[14], которые разрушают всякие религиозные установления и нажитое предками народное достояние. Евреи выражают желание взять в аренду или приобрести[15] в собственность наши подворья и год назад не без ведома английского губернатора зондировали в этом отношении почву у испанского консула. *Вопрос об аренде здания Духовн[ой] Миссии восходил на решение Российск[ого] посланника в Египте*[16]. Признание большевиков воюющей стороною может быть чревато последствиями для имущества Палестинского Общества: на него могут наложить руку местные власти до окончания гражданской войны, а коммунисты с удовольствием  передадут права на него тому, кто дороже заплатит[17].      Ввиду вышеизложенного имею часть просить содействия Вашего Превосходительства к установлению доброжелательного отношения английского правительства к имуществу П.П.О в Св[ятой] Земле в духе признания особых условий, обеспечивающих неприкосновенность его; к признанию моих уполномочий на управление имуществом О[бщест]ва, что также послужит охране и неприкосновенности его; к возвращению управления Сергиевского и Мариинского подворий, необходимых для размещения паломниц, находящихся в Иерусалиме; *к выдаче мне ссуды на покрытие указанных выше расходных статей по управ[лению] имущ[еством] О[бщест]ва*[18].      Если Вам угодно получить дополнительные сведения о положении дел Пал[естинского] О[бщест]ва, я всегда к услугам Вашего Превосходительства.     

 

Сейчас старший драгоман русского консульства г. Фарадж, состоящий ныне при испанском консульстве, известил меня, что получено письмо от майора г. Важда с уведомлением о признании меня агентом Палестинского О[бщест]ва, но с условием зависимости от испанского консула. Это обстоятельство значительно улучшает положение, но ввиду приведенных мною соображений об особой позиции О[бщест]ва, желательно, чтобы признание моего служебного положения произошло на верхах английского правления, если, конечно, Ваше Превосходительство находите это нужным для пользы О[бщест]ва.       

 

ISA. Д. 837/2-פ. Пагинация отсутствует. Пагинация отсутствует. Рукопись рукой Н.Р. Селезнева.     

 

Текст документа без сохранения особенностей орфографии и оформления опубликован: Русская собственность в Святой Земле по документам ГА Израиля / Публ. Ю. А. Грачева, Н. Н. Лисового, И. Ю. Смирновой // Православный Палестинский сборник. Вып. 108. М., 2012. С. 138-143.

 

© Иерей Димитрий Сафонов,

кандидат богословия,

кандидат исторических наук,

действительный член

Императорского Православного Палестинского Общества

 

Иерусалимский вестник Императорского Православного Палестинского Общества.

 

Издательство: Иерусалимское отделение ИППО.

Иерусалим. ISBN 978-965-7392-52-2.

Страницы 140-145.

 

© Иерусалимское отделение ИППО

Копирование и любое воспроизведение материалов этой статьи разрешено только после письменного разрешение редакции нашего сайта: ippo.jerusalem@gmail.com


Примечания



[1] Татищев Борис Алексеевич (1877—1949). Дипломат. Первый секретарь русского посольства в Париже, русский посланник в Сербии (1916—1917), товарищ министра иностранных дел в правительстве генерала А. И. Деникина и П. Н. Врангеля (1919—1920).
[2] «Дано разрешение Николаю Селезневу проследовать с его [супругой] в Яффу. Г-н Селезнев - администратор Православного Палестинского Общества в Иерусалиме.
Екатеринодар 28/4 [19]19 Официальная Bailforse телеграмма – 1-330-19-thMay 1919 Британская военная миссия Юга России. P/ 479 28/4 [19]19»
[3] слово вписано над строкой.
[4] слово вписано над строкой.
[5] слова вписаны над строкой.
[6] слова вписаны над строкой.
[7] слово вписаны над строкой.
[8] слова вписаны над строкой.
[9] Цифра «1» частично уничтожена отверстием от дырокола.
[10] слово вписано над строкой.
[11] слово вписано над строкой.
[12] слова вписаны над строками.
[13] слова вписаны над строкой.
[14] слова вписаны над строкой.
[15] слово вписано над строкой.
[16] слова вписаны над строкой.
[17] После слова стоит знак X, который отсылает к примечанию на внизу страницы: «Необходимость сохранить для Православной России учреждения Палестинского Общества в Св[ятой] Земле нами сознается ясно, но я опасаюсь, что наших сил здесь может и не хватить, что дальнейшее бесправное положение поведет к отрицанию  прав, что мы уже и имеем. Губернатор Хайфы заявил генерал-губернатору, что он не уверен в принадлежности Палестинскому О[бществу] подворья Сперанского и дома на берегу моря, которым О[бщество] владеет давно».
[18] слова вписаны над строкой.

версия для печати