ИППО в Иерусалиме

Анонсы

 

Для очередного выпуска №  IX-X Иерусалимского вестника принимаются статьи

 

События


3 ноября 2015 года - исполнилось 10 лет созданию Иерусалимского отделения ИППО. Смотрите юбилейный фотоальбом 

 

Иерусалимское отделение ИППО к 10-летию своего создания подготовило очередной выпуск «Иерусалимского вестника»

 

Отчёт о деятельности Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества за 2015 год

 

Члены Иерусалимского отделения ИППО презентовали в Тель-Авиве книгу Д.К. Гейки «Святая Земля и Библия»

 

В Святой Земле состоялось отчетно-выборное собрание Иерусалимского отделения ИППО

 

Отчётный доклад председателя Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества о деятельности отделения в период с декабря 2010 по 2015 годы

 

Благодарность Президента Российской Федерации В.В. Путина председателю Иерусалимского отделения ИППО П.В. Платонову. 14 июня 2012

 

Проекты ИППО

 

К 10 летнему юбилею Иерусалимского отделения ИППО вышел в свет № VII-VIII Иерусалимского вестника

 

Иерусалимское отделение ИППО сотрудничает с израильским министерством по туризму

Иерусалимское отделение ИППО разместило в Интернете выпуски "Иерусалимского вестника" за 2012-13 годы


Иерусалимское отделение ИППО переиздало раритетную книгу Джона Гейки о Святой Земле

 

«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества

 

Последние обновления

 

Статьи и интервью

«Явление Святой Руси в европейском Петербурге» К столетию освящения Барградского Николо-Александровского храма. Д.Б. Гришин

 

Воссоздание собора Казанской иконы Божией Матери Казанского Богородицкого монастыря: акт исторической справедливости. А.М. Елдашев

 

Лавра преподобного Саввы Освященного в Иудейской пустыне. П.В. Платонов

 

"И гид, и страж, и друг". Черногорцы на службе проводниками у Императорского Православного Палестинского Общества. Л.Н. Блинова

 

Идентификация родственных связей Смоковницы Закхея посредством молекулярного анализа. И. М. Куликов, М. Т. Упадышев

 

Монастырь преподобного Герасима Иорданского в Иорданской долине. П.В. Платонов

 

Цикл статей П.В. Платонова о русских монастырях и храмах на Святой Земле

 

Русский паломник XIX века. Л.Н. Блинова

 

«Благодаря деятельности ИППО повышается международный авторитет России». Интервью с председателем Иерусалимского отделения ИППО П.В. Платоновым

 

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




 

Часть 2. Этапы строительства Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме       

Переждав зимние непогоды 1884 года, Общество консолидирует силы по строительству достойного здания по сохранению и увековечиванию найденных на «Русском месте» древностей. Об этом свидетельствует депеша Азиатского департамента МИД И.А. Зиновьева вице-председателю ППО Ф.П. Корнилову от 22 марта 1884 года:     

 

«Вследствие заявления Православным Палестинским Обществом пожелания о предоставлении в его распоряжение места близ храма Воскресения в Иерусалиме, на котором оно намерено возвести постройку для охранения найденным им останков древности, Министерство Иностранных Дел не преминуло поручить Управляющему Консульством в Палестине сообщить ему: не представится ли каких либо препятствий к возведению означенной постройки»[1].     

 

Далее в течении 3 месяцев ведется сложная переписка переговорного процесса между деятелями ППО, чиновниками МИДа, а также Азиатским департаментом МИД, итог которого ярко раскрывается в донесении Генконсула в Иерусалиме В.Ф. Кожевникова директору Азиатского департамента МИД И.А. Зиновьеву от 20 июля 1884 года. В ней в частности В.Ф. Кожевников сообщает, что «площадь принадлежавшего Русскому Правительству места близ храма Воскресения, на котором произведены были о. Архимандритом Антонином, в минувшем 1883 г., раскопки, представляет вообще неровную поверхность, имеющую приблизительно от 45 до 50 метров длины и от 25 до 30 метров ширины… В нижней части описываемой местности найдены обломки колонн серого гранита, разбитые капители, фризы, большие обтесанные камни и между прочим арка, поддерживаемая не отвечающему ее архитектурному стилю колоннами, очевидно открытыми гораздо ранее произведенных ныне раскопок и поставленных здесь для предохранения арки от окончательного разрушения. Близ этой арки открыт был каменный помост из больших плит, который по некоторым признакам можно отнести ко времени Константина Великого; все же другие древности принадлежат несомненно к эпохе крестовых походов. Сооружение каменной постройки со сводом для предохранения от зимних дождей и непогод найденных остатков древностей, как намеревается привести это в исполнение Палестинское Общество, не встречает, конечно, здесь, на месте, никаких серьезных затруднений, так как участок, на коем производились раскопки, составляет законную собственность Русского Правительства, предполагаемая же предохранительная постройка является делом естественной необходимости. Весь вопрос заключается лишь в том – каких размеров должна быть предполагаемая постройка? Сооружение небольшой сторожки с каменным сводом над нижней частью, где производились раскопки, есть дело легкое и удобоисполнимое; но вопрос получает совершенно иное значение, если имеется виду постройка на древними стенами новых стен со сведением свода над всей местностью. В таком случае понадобится сооружение огромных размеров, ибо свод должен будет обнять пространство площади, как я уже объяснил выше, от 45 до 50 метров длины и от 25 до 30 метров ширины. Таковая постройка по размерам своим, подходящая скорее под размеры храма или большого здания, чем предохранительного навеса, должна неминуемо обратить на себя внимание и возбудить подозрение не только Турецкой власти и Католического духовенства, но также и Патриарха Никодима, ибо местность, принадлежащая нам, находится в близком соседстве с Храмом Воскресения, который составляет одно общее с Великим Храмом Гроба Господня»[2].

 

Строительство Александровского подворья. Вид с востока. На заднем плане видны купола храм Гроба Господня © Иерусалимское отделение ИППО

Строительство Александровского подворья. Вид с востока.

На заднем плане видны купола храма Гроба Господня. Фото XIX в.     

 

Интересно, что это первый официальный документ, где упоминается, что такая постройка, которая возможна здесь в виду объективных обстоятельств сохранения найденных древностей может быть храмом. Это очень важный исторический момент. Здесь начинается расширение формата возможного использования «Русских раскопок» близ храма Гроба Господня. Также генконсул сообщает, что находка возможного одного из бывших входов в храм Гроба Господня может испортить отношения с католическим и греческим духовенством. В отношение турок, он обращает внимание, что при постройке такого большого здания придется исходатайствовать фирман в Константинополе у Султанского Правительства[3].  Окончательное решение о строительстве сооружения над «Русскими раскопками» закрепляется в отношении Совета ППО к Обер-прокурору св. Синода К.П. Победоносцеву лишь 5 месяцев спустя, 3 января 1885 года:     

 

«Произведенные по распоряжению Августейшего Председателя Православного Палестинского Общества, Его Императорского Высочества, Государя Великого Князя Сергия Александровича, археологические раскопки на Русском месте, близ храма Воскресения Господня в Иерусалиме, привели, между прочим, к открытию порога современной земной жизни Спасителя древних еврейских ворот, чрез которые, как ближайшие к Голгофе, Господь наш Иисус Христос был веден на вольную страсть за грехи человечества. Дабы закрепить сие священное место, скрывающееся доселе под вековым слоем мусора, от разрушительных влияний зимних дождей и непогод и сделать доступным для чествования христолюбивых поклонников, Совет Православного Палестинского Общества, с утверждением Августейшего Председателя своего, постановил: возвести на этом месте особое сооружение, призвав к пожертвованиям на сей предмет всех благочестивых православных людей, которым дороги места, освященные жизнию и страданиями Христа Спасителя»[4].     

 

В этом же месяце Совет ППО принимает решение разослать циркулярное письмо правящим архиереям Российской Православной Церкви, призывая всех благочестивых православных людей к пожертвованиям на благоустройство «Русского места» рядом с храмом Гроба Господня[5]. Вице-директор департамента общих дел просит Православное Палестинское Общество прислать 200 печатных воззваний ППО с просьбой о пожертвованиях на «Русское место» с дальнейшим распространением их по губерниям России с публикацией в губернских ведомостях[6]. Т.е. идет полная консолидация ППО со всеми ветвями российской императорской власти и Российской Православной Церковью. Воззвание о помощи Совета ППО получает широкий отклик среди иерархов РПЦ так и государственных чиновников, так например преосвященный епископ Рязанский и Зарайский Феоктист пишет в Совет ППО о широком распространении приглашений на возведение особого сооружения на Русском месте, близ храма Воскресения Господня[7], тоже самое пишет начальник Владимирской губернии:     

 

«имею честь уведомить Православное Палестинское Общество, что о троекратном напечатании в местных Губернских ведомостях присланного мне Министерством Внутренних Дел воззвания сего Общества, о сборе пожертвований на устройство особого сооружения близ храма Воскресения Господня в Иерусалиме»[8]. На воззвание откликается даже Варшавский обер-полицмейстер, который пишет в Совет ППО 4 февраля 1885 года: «сделав распоряжение о напечатании в особом прибавлении в Варшавской Полицейской газете Воззвание о сборе пожертвований на устройство особого сооружения близ храма Воскресения Господня в Иерусалиме, имею честь препроводить при сем один экземпляр означенного прибавления»[9].     

 

Постепенно общими усилиями начинаются собираться пожертвования для освоения «Русского места» близ храма Гроба Господня и как мы уже отмечали выше, что в донесении Генконсула в Иерусалиме В. Ф. Кожевникова директору Азиатского департамента МИД И.А. Зиновьеву от 20 июля 1884 года было упомянуто возможное использование нового сооружения как храм, дальнейшая переписка чиновников МИДа, как видно из записки товарища министра иностранных дел А.Е. Влангали к послу в Константинополе А.И. Нелидову в октябре 1886 года, носит характер сдержанности в отношении будущей постройки:     

 

«Не предполагая строить ни церковь, ни школу, ни госпиталь, ни монастырь, а только предохранительное сооружение, которое могло бы служить музеем, фирмана султанского для этой постройки не требуется; не требуется также фирмана ввиду близости нашего места к храму Воскресения, потому что русское место не соприкасается с храмом, а отстоит, по меньшей мере, на 30 сажен, отделяется от него посторонними владениями; наконец, не требуется фирмана еще потому, что эта постройка производится не Русским Правительством, а частным Обществом лишь на земле Русского Правительства, с согласия последнего. Разрешение на это сооружение обязан дать один меджлис, который не встретил препятствий, еще в 1883 году дал свое согласие на постройку прежде выработанного плана сооружения, против которого он имеет право сделать лишь возражения относительно архитектуры»[10].     

 

Проходит еще 7 месяцев томительных ожиданий, но вопрос о строительстве здания над «Русскими раскопками» по прежнему блокируется и встречает препятствия на этот раз от турецкий властей, о чем сообщает консул Д.Н. Бухаров к секретарю ППО М.П. Степанову 1 мая 1887 года:     

 

«К общему и великому нашему огорчению снова встретилось препятствие к возведению предохранительного здания над местом раскопок. Я почти, впрочем, ожидал, что под тем или другим предлогом Паша не даст своего непосредственного разрешения и будет ждать предписания из Порты… Убедясь таким образом, в невозможности обойтись без Посольства, я совместно с Дм.Дм. (Смышляев) составил депешу Нелидову следующего содержания (сообщаю по секрету): „Паша не находит препятствий возведению Палестинским Обществом здания над местом раскопок при условленном обстоятельстве не строить церковь. Но ввиду личного ограждения просит исхождения разрешения от Порты по телеграфу для немедленного приступления к работам согласно сердечному желанию Великого Князя“»[11].

 

Здесь в официальной переписке мы впервые слышим имя действительного члена ИППО, уроженца Перми Дмитрия Дмитриевича Смышляева, который с одобрения Совета Общества и по рекомендации В.Н. Хитрово отправился в 1885 году в Святую Землю в должности уполномоченного ИППО в Иерусалиме. Именно ему Совет Общества поставил задачу по обустройству Нового (Сергиевского подворья) и строительства подворья на русских раскопках близ храма Воскресения Господня. Дмитрий Дмитриевич самоотверженно трудился на этой должности до октября 1889 года, когда вынужден был покинуть Иерусалим по состоянию здоровья и вернуться в родную Пермь.     

 

Через месяц Д.Н. Бухаров радостно сообщает секретарю ППО М.П. Степанову:

 

«губернатор дает согласие на строительство на раскопках, о чем спешу сообщить и поздравить. Д. Бухаров»[12].     

 

Через 2 месяца в письме уполномоченного ППО в Иерусалиме Д.Д. Смышляева послу в Константинополе А.Е. Нелидову от 20 июня 1887 года излагаются достаточно определенные предложения по использованию будущего подворья, на углу улиц Святогробской и Эс-Зайт, предлагается поострить несколько комнат отдыха для поклонников, остальная часть построек предлагается быть помещением для музея Палестинских древностей, с высотой здания 18 метров, что на 18 метров ниже купола соседствующего с русским участком храм Гроба Господня[13] и как отдельным пунктом подчеркивает осторожный Д.Д. Смышляев:

 

«4. Предполагаемое здание не назначается ни для одного из тех учреждений, на постройку которых требуется султанский фирман, как, например, церкви, больницы, школы и тому под.»[14]. Эти предложения рассматриваются турецким правительством и министр Иностранных Дел Н.К. Гирс докладывает председателю ППО великому князю Сергию Александровичу 29 июля 1887 года:     

 

«Считаю долгом своим довести до сведения Вашего Императорского Высочества, что, согласно, телеграмме Посла нашего в Константинополе, Турецкое Правительство разрешило постройку на Русском месте в Иерусалиме с тем, чтобы таковое не было обращено в место поклонения или священнодействия, и что Консулу в Иерусалиме поручено сообщить об этом Уполномоченному Православного Палестинского Общества г. Смышляеву»[15].     

 

11 сентября 1887 года на Русских раскопках в Иерусалиме состоялось важное событие – закладка первого камня будущего Александровского подворья над Порогом Судных Врат. Руководство строительством было поручено уполномоченному ППО в Иерусалиме Д.Д. Смышляеву, а автором проекта здания стал Иерусалимский архитектор Георгий Франгья, которому помогал в качестве подрядчика Николай Г. Вальсамаки[16]. Далее в течение трех лет приходилось скрывать как от турецких властей, так и католиков и греческой патриархии, что внутри здания задумывается церковь, но к 1890 году становится невозможно скрывать эту информацию, поскольку сам прямоугольный характер постройки нового русского здания невольно выдавал намерения его строителей. Свою обеспокоенность по этому поводу пишет в своем письме от 12 октября 1890 года сменивший Д.Д. Смышляева в 1888 году новый Уполномоченный ИППО в Иерусалиме Н.Г. Михайлов:     

 

«Наше сооружение на раскопках поднимает уже шум в городе. С тех по как я знаком с Решад-Пашой, он, касаясь в разговоре сооружения на раскопках, иначе не называл его как „Ваша новая церковь“. Из этого следует, что турецкие власти давно уже знали, что мы строим там церковь и до сих пор относились к этому совершенно покойно… Между прочим, консул заметил мне, что если бы действительно наше здание оказалось церковью, выстроенной без фирмана, то, на основании какого-то договора с турками, меня будут судить турецким судом, а он, консул, не будет права вступиться за меня»[17]

 

 

Вид на Александровское подворье с западной стороны. © Иерусалимское отделение ИППО

Вид на Александровское подворье с западной стороны. Фото XIX в.   

 

В 1889 году происходят два важных события в жизни Православного Палестинского Общества. Высочайшим указом от 24 марта 1889 года Палестинскому Обществу передавались собственность, функции и капиталы Палестинской Комиссии, которая была закрыта 6 июля 1889 года. В результате Палестинское Общество унаследовало Елизаветинское, Мариинское подворья, а также Русскую больницу, построенные еще Палестинским Комитетом. Тем же указом от 24 марта 1889 года Православному Палестинскому Обществу присваивалось  название Императорского[18]. Таким образом с 1889 года Общество ведет строительство будущего Александровского уже в новом, почетном звании Императорского Православного Палестинского Общества.     

 

В 1890 году в рамках большого заграничного путешествия цесаревича Николая Александровича и посещение Иерусалима было запланировано поставить в новом здании на Русских раскопках иконостас, а цесаревич Николай Александрович хотел лично попросит у турецкого султана разрешение на строительство там церкви. Но обстоятельства сложились таким образом, что посещение цесаревича Святой Земли, к сожалению, не состоялось[19].     

 

Готовясь к приезду цесаревича земельный участок будущего Александровского подворья площадью 1342 кв. метра с уже построенным двухэтажным каменным зданием и еще неблагоустроенной церковью оформляется как собственность Российского Императорского правительства и передается как и многие другие участки в полное и безвозмездное хозяйственное управление Императорскому Православному Палестинскому Обществу[20].     

 

Несмотря на то, что поездка цесаревича Николая Александровича отменилась, 5 сентября 1891 года, было совершено торжественное освящение Русского дома близ Храма Воскресения в Иерусалиме. Вот как описывают эти торжества Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества в феврале 1892 года:

 

«В назначенный для освящения день 5 Сентября к 9 часам утра собрались в Русский дом начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме о. архимандрит Антонин со всем составом духовной миссии и т.д., Императорского консула, уполномоченный Общества и все в оном служащие. Весь обширный дом мигом наполнился не только всеми находящимися в Иерусалиме Русскими паломниками, которых, однако же, в настоящее время в Иерусалиме, в виду опасения холеры, крайне незначительное число, но главнейше массою Православных местных жителей, нанявших все комнаты, коридоры и лестницы, но среди них, пишет корреспондент «Церковного вестника»[21], бросалось в глаза полное отсутствие греческих монахов, так падких до всевозможных зрелищ. Следует предположить, что им латинская патриархия запретила присутствовать на Православном торжестве.      

 

По облачении начальника и членов духовной миссии начался обряд освящения Русского дома, который впервые огласился молитвенными песнопениями. За освящением и окроплением последовал благодарственный молебен.     

 

После церковного торжества народ долго не расходился, любуясь внутренней отделкой и в особенности базиликой, где предположено, Богу, соизволящему устройство домовой церкви, иконостас которой вполне готовый, к глубокому сожалению, остается лишь прислоненным к восточной стене базилики в ожидании, пока Императорское посольство в Константинополе найдет благоприятный случай исходатайствовать необходимый для освящения султанский фирман. Всевышний, явно соизволивший не только вывести на свет тысячелетия покрытые землей святые древности, но и давший Обществу возможность возвести большие сооружения для их предохранения и чествования, мы твердо уповаем, даст нам, в благопотребное время, довершить начатое в Его Святое имя.     

 

Базилика представляет и ныне крайне приятное и умилительное впечатление. Занимая собой весь открытый древний помост – лифостротон, она отделяется невысокой стеной от прохода к древнему порогу ворот и спускающейся к нему лестницы. Три восточных окна заняты художественным изображением на стекле Распятия с предстоящими. На западной и боковых стенах между окнами поставлены до 30 икон Русских и Палестинских святых угодников Божиих работы художника Пасхина. Под ними целый ряд икон, с фигурами в человеческий рост, высокохудожественной работы Н.А. Кошелева, изображает всю страстную историю Господа нашего, начиная от моления о чаше и до положения во гроб. Ныне из этих 20 икон готовы только 5: моление о чаше, Иисус Христос будет своих учеников, предание Иисуса Христа, Иисус ведомый к Каиафе и Иисус Христос перед Пилатом. Иконостас черного дерева, с весьма незначительной позолотой, увенчивается, как это принято на Востоке, Распятием с предстоящими. Нижний ряд икон составляют: образа Казанской Божией Матери и Нерукотворного Спаса, несомые великими святителями земли Русской: митрополитами Петром, Алексеем, Ионою и Филиппом. Затем идут иконы: первого Иерусалимского первосвятителя св. Иоакова, брата Господня и св. Первомученика Стефана работы художника Пасхина, а дальше уже по боковой стене равноапостольных Св. Константина и Елены. Верхний ярус занят 12 праздниками работами Троице-Сергиевой иконописной и над царскими дверьми: Тайной вечерью.     

 

Самый древний порог ворот огражден с трех сторон изящной решеткой, а за ней на Иерусалимском камне возвышается большое распятие на кипарисе работы Афонского Пантелеимоновского монастыря. Направо от порога вдоль восточной стены идут черные мраморные поминальные доски, на которых Общество вносит имена особо потрудившихся на Св. Земле, по мере их отшествия. Несмотря на недавнее существование Общества уже 8 имен помещены на этих досках. Вся левая сторона от порога, прилегающая к предполагаемому алтарю базилики, будет занята иконой Спасителя, несущего крест. Впереди порога находится аналой для совершения богослужений и тут же предполагается устроить Богу изволящу, непрестанное чтение псалтыря за упокой отошедших благодетелей Общества.      

 

Таким образом, дело, начатое 8 лет тому назад, с Божией помощью доведено до возможного окончания, даже вызолоченный крест, долженствующий увенчать первый Русский дом в Св. граде, находится в оном и нам остается только с терпением ожидать, когда Всевышнему будет благословить окончание начатого»[22].     

 

Освящение Порога Судных врат © Иерусалимское отделение ИППО. Все права защищены. Использование фотографий разрешено только после получения письменного разрешения редакции нашего сайта: e-mail palomnic2@gmail.com

Освящение Порога Судных врат совершил начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

архимандрит Антонин (Капустин). Фото монаха Тимона. 11 марта 1891 г.

 

 

После этого торжественного событий освящения Русского дома близ храма Воскресения Господня, проходит еще 4 года строительных работ на Русских раскопках. Вопрос обустройства церкви еще не решен и осложняется сложными переговорами с турецким правительством. 20 октября 1894 года в России происходит скорбное событие – скончался государь император Александр III, державным указом которого в 1882 году было основано Православное Палестинское Общество и впоследствии в 1889 году приобрело Почетное звание Императорского. ИППО в лице своего председателя великого князя Сергия Александровича решает увековечить память почившего государя императора Александра III строительством церкви во имя св. благоверного Александра Невского на Русском месте близ Храма Гроба Господня в Иерусалиме. Тем не менее министр Иностранных дел Н.К. Гирс в своем докладе от 20 декабря 1894 года высказывает председателю ИППО великому князю Сергию Александровичу свои опасения по поводу возможного сопротивления этому строительству как со стороны Порты, так и Иерусалимского Патриархата[23]. Несмотря на возражения министра Иностранных Дел, Великий князь Сергий Александрович буквально настаивает:     

 

«во исполнение этого посмертного желания покойного Государя Императора, Мне казалось самым подходящим освятить домовую церковь в Русском доме в Иерусалиме во имя Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского и этим исполнить долг Его памяти; подобно тому, как Он Сам, с такой сыновней любовью принимал активное участие в сооружении на Елеонской горе церкви в память в Бозе почившей Матери нашей государыни Императрицы. Препятствия к осуществлению этого предположения действительно будут представлены, но едва ли их можно признать серьезными, а тем более непобедимыми»[24].     

 

После этого обмена писем проходит еще 7 месяцев, за которые проходят переговоры с Иерусалимской Патриархией и посол в Константинополе А.И. Нелидов телеграфирует:   

 

«Яковлев телеграфирует из Иерусалима вчера, во вторник 27 июня:      

 

Вчера Патриарх передал мне желание его Синода, чтобы церковь принадлежала ЦАРСКОЙ ФАМИЛИИ и управлялась бы без вмешательства Палестинского Общества, чего он боится, так как церковь в доме Общества. При этом условии она получит сингилион (Благословенная Патриаршая грамота). В ней будут служить русские священники, ранее присылки коих сюда Русский Синод снесется с Патриархом. По-видимому, он желает, чтобы церковь в хозяйственном отношении зависела от Консульства. Меморандум будет передан через Апостолато (Представитель патриарха Иерусалимского в Константинополе архимандрит Герман Апостолато)»[25].     

 

В течение следующих 2 месяцев усиливается конфликт между Иерусалимской греческой патриархией и ИППО, греки начинают обвинять Общество в нарушении канонических прав местной духовной власти в вопросе об освящении церкви на русской постройке рядом с храмом Гроба Господня. Посол России в Константинополе А.И. Нелидов в своем письме старшему советнику МИД графу Ламздорфу от 31 августа 1895 года пишет:     

 

«Для возведения здания испрошение  благословения Патриарха не является необходимым условием, предполагаемое же освящение церкви служит ныне предметом переговоров с Патриархией с целью получения требуемого благословения»[26].     

 

Переговоры с греческой Патриархией, начались еще с 14 февраля 1895 года. Обер-прокурор Святейшего Синода Русской Православной Церкви К.П. Победоносцев посылает в ноябре письмо Иерусалимскому патриарху и многие члены Иерусалимского Синода боялись, что с письмом К.П. Победоносцева прекратиться высылка средств Иерусалимской Патриархии с принадлежащей ей Бессарабских имений. Таким образом голоса в Иерусалимском Синода разделяются и все больше из них считают, что Патриарху нужно принимать решение в пользу освящения новой русской церкви[27]. Сложные переговоры затягиваются до апреля месяца, с патриархом ведет переговоры генконсул в Иерусалиме С.В. Арсеньев. Патриарх попросил разрешение турецких властей, каноническое послание св. Синода Русской Православной Церкви и то, что Императорская семья продолжит попечение об Иерусалимской церкви. Консул настаивал на освящении церкви без всяких условий[28].

 

 

Строительство здания Александровского подворья. © Иерусалимское отделение ИППО

Строительство здания Александровского подворья. Фото XIX в.     

 

Духовная часть предстоящих торжеством приказом Его императорского Высочества была поручена начальнику Русской духовной миссии в Иерусалиме архимандриту Рафаилу, светская часть Уполномоченному ИППО Н.Г. Михайлову. Секретарь В.Н. Хитрово дает в своем письме от 19 апреля Н.Г. Михайлову целый ряд предписаний, среди которых были:     

 

«3. Накануне освящения или в самый день нужно водрузить на крыше крест, который у Вас имеется для сей цели, предварительно освятив его Архимандритом Рафаилом.  

 

4. Как во время водружения креста, так и во время освящения попросите Архимандрита Рафаила, чтобы в Троицком соборе и на Елеонской горе производился пасхальный звон.     

 

5. В день освящения, а также в день священного коронования нужно, чтобы все Русские постройки были разукрашены флагами, зеленью, а по вечерам иллюминацией.     

 

6. В день освящения, а также в день священного коронования устройте на Русском подворье даровое угощение для всех поклонников.     

 

7. В день освящения предложите всем приглашенным завтрак в Русском доме, нужно будет угостить обедом и весь пансион, но ввиду недостаточности помещения лучше на Русском подворье.     

 

8. Всем присутствующим на освящении (конечно, православным) раздайте находящиеся у Вас специально высланные для сего образки Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского.     

 

9. Немедленно по освящении пошлите о сем срочную депешу Его Императорскому Высочеству в Москву. По освящении желательно было снять возможно хорошие фотографии с церемонии, а также Русского дома с крестом.     

 

…12. Наблюдите, чтобы по освящении еженедельно по четвергам в церкви Св. Александра Невского совершалась заупокойная панихида по Бозе почившем Государе и всем внесенным на поминальные доски в Русском доме. Дай Бог, чтобы начатое 15 лет тому назад дело пришло к благополучному окончанию»[29].     

 

После завершения всех сложных переговоров с турецкими властями и Иерусалимской Патриархией освящение было назначено на 22 мая 1896 года. 21 мая патриархом Иерусалимским Герасимом в сослужении многочисленного духовенства была отслужена положенная перед освящением вечерня в новом храме, а «на следующий день, в 6 часов утра, Его Блаженство, в сослужении двух архиереев и русского духовенства, приступив к обряду освящения престола вновь сооруженного храма и закончил его в 10.30 утра. При торжественном богослужении присутствовал я (генконсул А.Ф. Круглов) с личными составом Генерального Консульства, а приглашенные Уполномоченным Императорского Православного Палестинского Общества Греческий консул Г. Мертруд, Секретарь Губернатора Бешара-эфенди, в качестве представителя губернатора, сам Н.Г. Михайлов, Тайный Советник Нейгардт и служащие Императорского Православного Палестинского Общества во фраках.

 

Освящение Александровского подворья © Иерусалимское отделение ИППО. Все права защищены. Использование фотографий разрешено только после получения письменного разрешения редакции нашего сайта: e-mail palomnic2@gmail.com

Торжественная церемония освящения Александровского подворья.

Фото монаха Тимона. 22 мая 1896 г.

 

По окончании богослужения гости были приглашены  к столу, за которым первое место занял Его Блаженство Патриарх Герасим, по правую руку его предоставлено было для меня, а по левую – для представителя Греческого Правительства. Его Блаженство, подняв бокал, произнес краткую речь и провозгласил тост, сначала за Их Императорские Величества Государя Императора и Государыню Императрицу и весь Царствующий Дом, а затем Е.В. Султана и Е.В. Короля Греческого. Я ответил тостом за Его Блаженство, Архимандрит Рафаил – за Св. Синод, а Н.Г. Михайлов – за АВГУСТЕЙШЕГО Председателя ИМПЕРАТОРСКОГО Православного Палестинского Общества и затем за строителей храма»[30].

 

 

Александровское подворье ИППО в Иерусалиме. © Иерусалимское отделение ИППО Освящение креста на крыше Александровского подворья ИППО. 10 мая 1896 года. Фото о. Тимона

Освящение креста над Александровским подворьем ИППО 20 мая 1896 г. Фото о. Тимона     

 

Таким образом завершился многотрудный процесс по строительству Русского дома над раскопками вблизи храма Гроба Господня с церковью св. благоверного Александра Невского. По состоянию на 5 июня 1910 года в архиве Внешней политики Российской Империи МИД РФ сохранилась описание Александровского подворья за подписью Ю. Писаревского:  

 

 

Здание Александровского подворья. © Иерусалимское отделение ИППО

Общий вид здания Александровского подворья ИППО в XIX веке с юго-востока. Фото XIX в.     

 

«Подворье расположено на русском месте близ храма Воскресения. Здание каменное, занятое частью церковью в 2 этажа; при церкви, на уровне подвального этажа, находится Порог Судных Врат и реставрированные остатки древних стен. Остальная часть здания занята жилыми помещениями и кладовыми.     

 

В подвальном этаже под жилыми помещениями имеется внутренний дворик, в котором устроены водогрейные котлы, цистерна, вмещающая 15 760 ведер воды, помещение насоса для подъема воды из цистерны, кладовая, ватерклозет и помещение лестницы в 1-й этаж.     

 

В первом этаже. Сени коридора, ведущего к церкви. У дверей церкви, с правой стороны, широкая лестница, ведущая к порогу Судных Врат и к общей палате для паломников. Пройдя через церковь, находится музей и рядом с ним ризница при церкви. Из коридора сеней близ парадного входа в здание, с правой стороны, находится приемная и рядом с нею бывший номер 1-го разряда, освобожденный для приема низшего духовенства после обычных богослужений.           

 

В том же 1-м этаже имеется кладовая, комната надзирательницы, ватерклозет и лестница, ведущая во второй этаж.     

 

Во втором этаже при лестнице имеется светлая широкая площадка, служащая столовой. С той же площадки имеются входы в один номер 1-го разряда и 4 номера 2-го разряда. Здание церкви покрыто черепицей, а над жилыми помещениями с двух сторон церкви плоское покрытие в виде террасы, настланное красными плитками. (Подп.) Ю. Писаревский»[31].  


© Павел Викторович Платонов

Председатель Иерусалимского отделения,

член Попечительского Совета

Императорского Православного Палестинского Общества

 

Иерусалимский вестник Императорского Православного Палестинского Общества.

Выпуск № II.

Издательство: Иерусалимское отделение ИППО.

Иерусалим. ISBN 978-965-7392-45-4. 2012.

Страницы 94-105.

 

© Иерусалимское отделение ИППО

Копирование и любое воспроизведение материалов этой статьи разрешено только после письменного разрешение редакции нашего сайта: ippo.jerusalem@gmail.com

 

Гид в Израиле, Иерусалиме и Святой Земле Павел Платонов

 

Страница гида Павла Платонова в фейсбуке

Православный паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме

 

 

Примечания



[1] Депеша Азиатского департамента МИД И.А. Зиновьева вице-председателю ППО Ф.П. Корнилову от 22 марта 1884 года. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 555.
[2] Донесение Генконсула в Иерусалиме В.Ф. Кожевникова директору Азиатского департамента МИД И.А. Зиновьеву от 20 июля 1884 года. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 556.
[3] Там же.
[4] Отношение Совета ППО к Обер-прокурору св. Синода К.П. Победоносцеву от 3 января 1885 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 557–558.
[5] Из циркулярного письма Совета ППО правящим архиереям Русской Православной Церкви. Январь 1885 г. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 558.
[6] Из депеши вице-директора департамента общих дел МИД в Совет ППО от 9 января 1885 г. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 559.
[7] Из отношения преосвященного Феоктиста, епископа Рязанского и Зарайского, к исполняющему  должность председателя Совета ППО Ф.П. Корнилову от 17 января 1885 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 559–560.
[8] Отношение начальника Владимирской губернии в Совет ППО от 24 января 1885 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 560.
[9] Отношение Варшавского обер-полицмейстера в Совет ППО от 4 февраля 1885 г. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 561.
[10] Записка товарища министра иностранных дел А.Е. Влангали к послу в Константинополе А.И. Нелидову. Конфиденциально. Октябрь 1886 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 561–562.
[11] Выписка из письма консула Д.Н. Бухаров к секретарю ППО М.П. Степанову от 1 мая 1887 г. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 562–563.
[12] Телеграмма № 247 консула Д.Н. Бухарова секретарю ППО М.П. Степанову от 7 июня 1887 г. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 563.
[13] Письмо уполномоченного ППО в Иерусалиме Д.Д. Смышляева послу в Константинополе А.И. Нелидову от 20 июня 1887 года. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 564–565.
[14] Там же.
[15] Доклад министра Иностранных дел Н.К. Гирса председателю ППО великому князю Сергию Александровичу от 29 июля 1997 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 565.
[16] Н.Н. Лисовой. «Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима». Послесловие к путевым заметкам 1865 года Д.Д. Смыщляева «Синай и Палестина». Москва Издательство «Индрик» 2008 г. стр. 266.
[17] Выписка из письма Уполномоченного ИППО в Иерусалиме Н.Г. Михайлова.
[18] Собрание узаконений и распоряжений Правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. 15 сентября 1889 г. № 103. ст.858. с. 2038–2039. Цитируется по Н.Н. Лисовой. «Русское духовное и политической присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX начале XX века». Глава 4. стр. 216. М. Издательство «Индрик». Москва. 2006.
[19] Из проекта официального ответа ИППО Министерству Иностранных Дел 1890 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 566.
[20] Выписка из кадастровой ведомости: «Properties of the Orthodox Palestine Society - Собственность Православного Палестинского Общества в Палестине». 15. Александровское подворье. Двухэтажное каменное здание с церковью, древностями и Святыми местами, квартал Дабагха, Старый город, Иерусалим, площадь 1342 кв. м., дата регистрации 1890. Приобретена на имя Российского Императорского правительства. Регистрация в Табу в феврале 1312 No.1, Vol. 31, page 175. Mulk. Израильский государственный архив. Иерусалим. Дело 837/P.
[21] 1891, № 40. Стр. 633-634.
[22] Сообщения ИППО. Т. 3., Февраль 1892 г. стр. 16-17. Израильский государственный архив. Иерусалим. Дело 844/14 P.
[23] Из доклада министра Иностранных дел Н.К. Гирса председателю ИППО великому князю Сергию Александровичу от 20 декабря 1894 года. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 567.
[24] Рескрипт Председателя ИППО великого князя Сергия Александровича на имя министра иностранных дел Н.К. Гирса от 3 января 1895 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 568.
[25] Секретная телеграмма посла в Константинополе А.И. Нелидова от 27 июня 1895 года. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 569.
[26] Донесение посла в Константинополе А.И. Нелидова старшему советнику МИД графу В.Н. Ламздорфу от 31 августа 1895 г. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 570.
[27] Донесение генерального консула в Иерусалиме С.В. Арсеньева председателю ИППО великому князю Сергию Александровичу от 26 марта 1896 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 571.
[28] Донесение генерального консула в Иерусалиме С.В. Арсеньева послу в Константинополе. Доверительно от 11 апреля 1896 г. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 575.
[29] Письмо секретаря ИППО В.Н. Хитрово Уполномоченному ИППО в Иерусалиме Н.Г. Михайлову от 19 апреля 1896 г. «Россия в Святой Земле». Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 578–579.
[30] Секретное донесении управляющего генеральным консульством в Иерусалиме А.Ф. Круглова поверенному в делах в Константинополе от 27 мая 1896 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 579–581.
[31] Описание Александровского подворья ИППО. 5 июня 1910 г. «Россия в Святой Земле».  Т.1. Москва. Издательство «Международные отношения» стр. 589.

Автор: Платонов, Павел Викторович

версия для печати