Юбилеи 2018 года

130 лет
Завершение основных работ по строительству Сергиевского подворья в Иерусалиме

 

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): история и современность. Павел  Платонов

 

115 лет
Завершение проектирования Николаевского подворья ИППО в Иерусалиме

 

Николаевское подворье ИППО в Иерусалиме. Николай Лисовой

 

А.Е. Элкин - архитектор Николаевского подворья Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме. Лариса Блинова

 

100 лет
Мученическая гибель  почетного члена ИППО сщмч. Владимира (Богоявленского)

 

В Киеве прошла научная конференция, посвященная 100-летию со дня мученической смерти почетного члена ИППО сщмч. Владимира (Богоявленского)

 

190 лет
День рождения первого уполномоченного ИППО в Иерусалиме Дмитрия Смышляева

 

От Урала до Иерусалима: труд и подвиг Дмитрия Смышляева. Николай Лисовой

 

170 лет
День рождения члена-учредителя и почетного члена ИППО графини Ольги Путятиной

 

"Христианнейшая графиня" Ольга Евфимьевна Путятина — благотворительница, член-учредитель и почетный член ИППО. Лариса Блинова

 

115 лет
Кончина инициатора создания ИППО Василия Хитрово

 

В. Н. Хитрово — основатель Императорского Православного Палестинского Общества. Николай Лисовой

 

Памяти старого паломника почетного члена и секретаря Императорского Православного Палестинского Общества Василия Николаевича Хитрово + 5 мая 1903 г. Свящ. Иоанн Лабутин

 

Памяти основателя Палестинского общества. Некрополь Никольского кладбища Александро-Невской лавры. Лидия Соколова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / Библиотека / Иерусалимский вестник / Иерусалимский вестник ИППО № I, 2012 / Часть IV. Свет Православия / Миротворческий потенциал Православия и его развитие в XX веке с учетом фактора Святой Земли. О. О. Хохлышева

Миротворческий потенциал Православия и его развитие в XX веке с учетом фактора Святой Земли

 
Основные миротворческие религиозные доктрины ХХ века и связанные с ними политическая практика оказались представленными иудаизмом, христианством, исламом, буддизмом и конфуцианством.

 

Выше уже отмечалось, что древние задумывались над смыслом мира и войны. Мир для них предусматривал отсутствие войны (греч. ειρηυη; ιρηυη — айрим — воздух, радуга и покой (мир); ραx (лат.) мир; «покой; pokoi (польск.) — мир и т.д.), но также предусматривал союз, скрепленный договором (мир — договор; раx (лат.)— мир Ü рандо — связывать, творить порядок). Что касается войны, то оно соотносилась со способом добывания и потребления пищи, позже с захватом, оружием и гневом (duos (лат.) — распад Ü duellum bellum)[1]. На основе именно такой этимологии представители исследований проблем мира (Peace Studies) пытались развить целые отрасли миропонимание, гератика, паксология и т.д. Неудивительно поэтому широкое использование идеологами светских миротворческих объединений  терминологии мировых религий.

 

Официально принято считать, что представители мировых религий и служители культа активно содействуют миротворчеству. Последними примерами такого подхода служат две всеобщие молитвы XX века (1980–82 годы) и одна всеобщая молитва XXI века (20 января 2002 года), организованные религиозными лидерами различных толков. В целом, документы по миротворчеству свидетельствуют, что ведущая роль в теоретическом обосновании  большинства миротворческих акций ХХ века принадлежит христианству, включая, прежде всего, протестантизм, католичество и православие. Они дают основание для вывода о том, что, что выработка самой методологии международных отношений ХХ века была бы невозможна без того нравственного воздействия, которое оказало христианство на умы и сердца людей. Требования справедливости в войне на деле, разумеется, далеко не всегда удовлетворялись, но сама постановка вопроса о справедливости порой удерживала людей, пребывающих в конфронтации от чрезмерной жестокости

 

В западной христианской традиции, восходящей к блаженному Августину, при определении справедливой войны обычно приводят ряд факторов, которые обусловливают допустимость начала войны на своей или чужой территории. К их числу можно отнести следующие: войну следует объявить ради восстановления справедливости;  войну имеет право объявить только законная власть; право на использование силы должно принадлежать не отдельным лицам или группам лиц, а представителям гражданских властей, установленных свыше; война может быть объявлена только после того, как будут исчерпаны все мирные средства для ведения переговоров с противной стороной и восстановления исходной ситуация; войну следует объявить только в том случае, если имеются вполне обоснованные надежды на достижения поставленных целей; планируемые военные потери и разрушения должны соответствовать ситуации и целям войны (принцип пропорциональности средств); во время войны необходимо обеспечить защиту гражданского населения от прямых военных акций; войну можно оправдать только стремлением восстанавливать мир и порядок.

 

Что касается Русской Православной Церкви (РПЦ), то в отличие от многих других конфессий она осуществляла и стремилась продолжать осуществлять миротворческое служение как в национальном, так и в международном масштабе, стараясь разрешить различные противоречия и привести к согласию народы, этнические группы, правительства, политические силы. Для этого РПЦ обращает свое слово к власть имущим и другим влиятельным слоям общества, а также прилагает усилия для организации переговоров враждующих сторон и для оказания помощи страждущим, противостоя пропаганде войны и насилия, равно как и различным проявлениям ненависти, способной спровоцировать силовые столкновения.

 

Применительно к миропониманию, миротворчеству, миросохранению практическая деятельность РПЦ заслуживает особого рассмотрения. Начало XX века в истории России оказалось отмеченным двумя войнами: русско-японской (1904–1905 гг.) и Первой мировой, в ходе которых РПЦ проявила особо действенное милосердие, помогая обездоленным войной беженцам и эвакуированным, голодающим, больным и раненым, создавала в православных монастырях лазареты и госпитали.

 

Позицию и роль РПЦ во время Второй мировой войны иллюстрирует следующее Послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена и Священного Синода по случаю 30-летия победы в Великой Отечественной войне: «С первого дня войны Предстоятели нашей Церкви Святейший Патриарх Сергий и Святейший Патриарх Алексий вместе с другими архипастырями в многочисленных посланиях горячо призывали верующих к священному делу защиты Родины… Послания и призывы, проповедь и молитвы, поддержка воинов, сражавшихся на фронтах, и благословение самоотверженного труда тех, кто в тылу отдавал все свои силы для победы, сбор денежных средств и помощь партизанскому движению — вот какими средствами она участвовала во всенародном подвиге»[2]. В феврале 1945 года участники Поместного собора РПЦ в своем Обращении ко всем христианам выражали надежду, что в будущем человечество навсегда откажется от разрешения своих споров посредством меча.

 

На Поместном соборе РПЦ, состоявшемся в 1971 году, при рассмотрении ее миротворческой деятельности участники Собора высоко оценили труды архипастырей, пастырей благочестивых и верующих на «ниве миротворчества». Поместный собор Московского патриархата заявил: «Считать и впредь священной задачей Русской Православной Церкви активное продолжение ею миротворческой деятельности и всемирное ее расширение, имея в виду, что международный мир неразрывно связан с гармоничным развитием всех народов Земли, с дружескими отношениями между нациями на основе их равноправия и самоопределения, с международным сотрудничеством в культурной, экономической, научной, политической областях, с утверждением принципа мирного сосуществования государств независимо от их общественной системы»[3].

 

В своих миротворческих усилиях РПЦ была не одинокой. В 1948 году, в Москве, состоялись церковные торжества, посвященные 500-летию автокефалии РПЦ. По предложению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I, Предстоятели и представители автокефальных православных церквей, участвовавшие в торжествах, обратились к христианам всего мира с призывами стать «броней против всех покушений и действий, направленных к нарушению мира», сделав «бессильными намерения и всякий план нового военного пожара»[4]. Это Обращение явилось первым послевоенным документом, отражающим позицию православных церквей в их служении миру между народами.

 

В мае 1952 года по инициативе Святейшего Патриарха Алексия I в Троице–Сергиевой Лавре, в Загорске, состоялась Конференция всех церквей и религиозных объединений в СССР, посвященная проблеме защиты мира на земле. Это был первый межрелигиозный опыт в области миротворчества. Оценивая его Предстоятель РПЦ Святейший Патриарх Алексий I, подчеркнул: «Мы не сомневаемся в плодотворности самой идеи слияния всех существующих в мире нравственных сил в одно стремление - осудить политику подготовки и разжигания войны. Мы убеждены, что решению столь возвышенной и благородной задачи не могут мешать различия в религиях, которые мы исповедуем, потому что все мы веруем в Единого Бога и все признаем любовь и мир высшими началами человеческого общежития»[5].

 

Вторая конференция церквей и религиозных объединений в СССР в защиту мира состоялась в 1969 году. На ней особое внимание было уделено проблеме ядерного разоружения. Именно тогда религиозные лидеры сочли необходимым обратиться к «нерелигиозным представителям доброй воли, обращая внимание на их реальный и возможный вклад в дело мира»[6].

 

В 1973 году РПЦ смогла организовать встречу последователей различных религий мира, участвовавших в работе проходившего в те дни в Москве Всемирного конгресса миролюбивых сил. Успех и плодотворность этих межрелигиозных встреч вдохновили глав и представителей церквей и религиозных объединений в СССР на их совещании в Загорске в 1975 году одобрить инициативу РПЦ о созыве в 1977 году в Москве Всемирной межрелигиозной конференции «Религиозные деятели за прочный мир, разоружение и справедливые отношения между народами»[7].

 

Многообразие и постоянство служения миру нашли в активном участии РПЦ в осуществлении различных миротворческих программ Всемирного совета церквей (ВСЦ)[8]. Кроме того, с момента возникновения в 1961 году Всемирного межхристианского миротворческого движения - Христианской мирной конференции (ВММД-ХМК) - РПЦ стала ее активным членом.

 

Следует отметить, что миротворческие мероприятия РПЦ не ограничены узким кругом ее руководящих деятелей. В своей миротворческой устремленности она опирается на мощную духовную поддержку архипастырей, пастырей и мирян, которые повседневно возносят молитвы о мире всего мира. Известна, к примеру, молитва «Об умиротворении враждующих». Необходимо также обратить внимание на ежегодные многомиллионные взносы РПЦ в фонд мира и благотворительную деятельность. Ее представители активно трудятся во многих общественных организациях, участвуя в работе Всемирного совета мира (ВСМ), Брюссельского форума европейской общественности за безопасность и сотрудничество, в других светских миротворческих организациях. Таким образом, условно, фактор влияния РПЦ на миротворчество можно считать весьма существенным. В то же время он не сравним по практицизму с пределами влияния на миротворческие процессы ХХ века со стороны Римской католической церкви (РКЦ).

 

© Ольга Олеговна Хохлышева

Доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессор,

заведующая кафедрой мировой политики и международного права

Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского,

действительный член Нижегородского отделения Императорского Православного Палестинского Общества

 

Иерусалимский вестник Императорского Православного Палестинского Общества.

Выпуск № I.

Издательство: Иерусалимское отделение ИППО.

Иерусалим. ISBN 978-965-7392-29-4. 2012.

Страницы 143-146.

 

© Иерусалимское отделение ИППО

Копирование и любое воспроизведение материалов этой статьи разрешено только после письменного разрешение редакции нашего сайта: ippo.jerusalem@gmail.com

 

                

Примечания



[1] Маковский М.М. в «Сравнительном словаре мифологической символики в индоевропейских языках. Образ мира и миры образов». М., 1999, так определяет это явление. Следует подчеркнуть, что определения «мир» в данном словаре не содержится, это позволяет предположить, что древние не знали категории «мир».Что касается понятия «война», то оно соотносилось со способом добывания и потребления пищи (хотеть, съесть, получить удовольствие, наслаждение).Этимология «мира» такова, - «мир» (отсутствие войны), «pokoi»(польск.); «pax» (лат.); pango (инд.) - связывать, скреплять. Eipŋvŋ, = «айрим», air (англ.)- «воздух», эфемерный, проникающий повсюду.Είρηυη, τρηυη = air (англ.) – «воздух», эфемерный, проникающий повсюду.В Риме «pax» означало «творить порядок». См.Wilson G. A Global Peace. London, 1982. P. 30–34.-O.X.
[2] Религиозные деятели за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы. Всемирная конференция. Москва, 10–14 мая 1982 года. М., 1983. Стр. 191.
[3] Там же. стр. 192.
[4] Там же. стр. 192–193. 
[5] Там же. стр. 193.
[6] Там же. стр. 193.
[7] Там же. стр. 193.
[8] В данном случае речь идет об экуменизме.
   

Автор: Хохлышева, Ольга Олеговна

версия для печати