Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / Библиотека / Востоковедение / Регионы и периферия Византийской империи. Сирия и Палестина. К.А. Панченко

Регионы и периферия Византийской империи.
Сирия и Палестина

I. Общие сведения

Термин «византийская Сирия и Палестина» в известном смысле условен. Речь идет об областях сиро-арамейского культурного ареала, которые с IV в. по 40-е гг. VII в. были в составе Византийской империи и входили в византийский диоцез Восток. Диоцез включал в себя 8 провинций и охватывал, помимо Византийской Месопотамии, Сирии, Палестины, Заиорданья и Синая, территории Киликии и о-ва Кипр. В позднеантичную эпоху это были густозаселенные земли с высокоразвитым сельским хозяйством (пшеница, цитрусовые, вино, оливковое масло, финики и др.), обеспечивавшим потребности значительной части Средиземноморья. Сложные ирригационные системы функционировали в Месопотамии, на Оронте, Иордане; на горных склонах применялось террасное земледелие. В глубинных засушливых областях развивалось скотоводство, в т. ч. кочевое. Важными экономическими и административными центрами были города Антиохия, Эдесса, Апамея, Верит (Бейрут), Дамаск, Бостра, Кесария, города Декаполиса в Заиорданье. В Антиохии, бурно разраставшейся в IV–V вв., проживало до 200 тыс. жителей, она была одним из крупнейших городов империи, средоточием духовной и интеллектуальной жизни, деловой активности. Продукция сирийского ремесла — текстиль, стекло, ювелирные изделия и оружие, красители и лекарства — высоко ценилась в позднеантичном мире. По территории Сирии проходили важные торговые маршруты. Ее приморские города были конечной точкой Великого шелкового пути, тянувшегося через всю Евразию. Между Красным морем и Дамаском пролегал последний отрезок Пути благовоний, соединявший Средиземноморье с Индией и Восточной Африкой. Сирийские торговцы действовали на всем пространстве римского мира и Ближнего Востока. Торговые отношения связывали их с Галлией — на западе, Арменией и др. областями Закавказья — на севере, с Йеменом, районами Персидского залива и Индийского океана — на юге, Средней Азией и Китаем — на востоке. Благодаря выгодному географическому положению заселенных ими районов, сирийские купцы стали играть важную посредническую роль в торговле.

 

Ближневосточные провинции управлялись иерархией военных и гражданских чиновников, назначаемых из имперского центра; среди них нередко встречались сирийцы, близко знакомые с местными условиями. В 335 г. был учрежден пост комита Востока (comes Orientis) — гражданского администратора с резиденцией в Антиохии, ответственного за диоцез Восток и контролировавшего губернаторов провинций. Этот пост часто занимали представители высшей византийской знати, в т. ч. родственники императоров. Игемоны (губернаторы) осуществляли административные и судебные функции, сбор налогов, надзирали за деятельностью ремесленных корпораций.

 

Наряду с имперской администрацией в ближневосточных провинциях сохранялись элементы местного самоуправления, полисного строя. Из представителей городской верхушки (сословие куриалов) формировался сенат, занимавшийся организацией муниципальной жизни: продовольственным снабжением, поддержанием инфраструктуры, проведением празднеств, управлением общественными землями, раскладкой податей. Налоговое бремя вело к обнищанию куриалов и резкому усилению немногих оставшихся богачей.

 

Ряд арабских племен Сирийской пустыни, находившихся в союзных отношениях с империей, были поселены в пограничных районах Заиорданья и Восточной Сирии на правах федератов. Там сложились арабские протогосударственные образования, возглавлявшиеся племенными вождями-филархами, которые получали от византийских властей регулярное жалование за охрану границ (см. статьи Гассаниды, Аравия).

 

Церковная структура во многом повторяла государственную административную систему. Антиохийский Патриархат (см. ст. Антиохийская Православная Церковь), охватывавший территории Сирии, Сев. Месопотамии, восток М. Азии, в VI в. был разделен на 13 митрополий и 151 епископию; провинции Палестина 1-я, 2-я и 3-я с сер. V в. входили в состав Иерусалимского Патриархата (ок. 60 епископий) (см. ст. Иерусалимская Православная Церковь). Церковь владела значительной земельной собственностью, архиереи играли важную роль в общественно-политической жизни.

 

Основную массу населения диоцеза Восток составляли арамеи-сирийцы, более или менее эллинизированные, в зависимости от региона проживания и социального положения. Значительные группы греков жили в крупных урбанистических центрах, особенно приморских, и прежде всего в Антиохии. Во многих городах существовали еврейские диаспоры; евреи и самаритяне компактно проживали в отдельных местностях Палестины. В провинции Палестина 3-я и Аравия преобладало арабское население.

 

В целом византийский период в истории сироязычных областей характеризуется медленным экономическим и демографическим упадком. В VI в. Ближний Восток оказался в зоне повышенной сейсмической активности, серия катастрофических землетрясений и пожаров, сопровождавшихся огромными жертвами, подорвала процветание крупных городов. Войны, эпидемии и хозяйственный упадок привели к тому, что из 6 млн. сирийцев в эпоху принципата к IV в. осталось 4,4 млн., к VII в. — 2,6 млн.

 

II. Церковно-политическая история

В 324 г. император Константин одержал победу над Лицинием и установил свою власть в восточных провинциях. Важная роль, которую теперь играло христианство в жизни общества, предопределила особое место Палестины как сакрального центра империи. Равноапостольные Константин и Елена организовали масштабное строительство храмов в Святой земле и прежде всего — базилики над Святым Гробом в Иерусалиме, возведение которой стало важным этапом в развитии византийской архитектуры и образцом для множества подражаний. Константином была заложена также октагональная т. н. Великая церковь в Антиохии, завершенная в 341 г. Византийская церковная архитектура в Сирии оказала значительное влияние на др. провинции, в частности, на Египет и Северную Африку.

 

В истории христианской Церкви IV век прошел под знаком арианских споров; арианство, осужденное на Вселенском I Соборе в 325 г., возобладало, однако, в вост. провинциях; с 330 г. в руках ариан находился Антиохийский престол. К поддержке арианства склонялся и преемник Константина имп. Констанций II (337–361), правивший в восточной половине империи. Большую часть своего царствования (до 350) он провел в Антиохии и в военных походах против персов в Северной Месопотамии. Персы несколько раз осаждали Нисибин, но не достигли особых успехов. В 351–354 гг. Антиохия была резиденцией цезаря Констанция Галла, однако подозрения в претензиях на императорскую диадему привели к смещению Галла и его убийству по приказу императора. С июля 362 по март 363 г. в Антиохии жил император Юлиан Отступник, возможно, считая этот древний центр античной культуры наиболее подходящим местом для проведения своей культурно-религ. политики. В Церкви Антиохии в этот период не было единства: различные партии враждовали между собой. Юлиан вернул из ссылки православных епископов. Временное прекращение государственной поддержки арианства позволило православным консолидировать силы для успешного противоборства с этой доктриной. В 359 г. возобновилась война с персами. Желая возродить престиж Римской империи на Востоке, Юлиан предпринял крупное наступление на Иран, но в одном из боев был смертельно ранен (июнь 363). Его преемник Иовиан был вынужден заключить мир, уступив персам Нисибин.

 

В правление имп. Валента (364–378), сторонника арианства, возобновились преследования православных епископов. В 371–378 гг. императорской двор находился попеременно в Антиохии и Иераполе. Император развернул в Антиохии активную строительную деятельность, главным памятником которой стал форум Валента. На персидской границе в кон. 60-х — нач. 70-х гг. периодически происходили военные столкновения.

 

После гибели Валента прекратилась официальная поддержка ариан, правосл. епископы были в 378 г. возвращены из ссылки, церкви ариан переданы православным. 65 епископов восточных провинций участвовали во Вселенском II Соборе, окончательно осудившем арианство. В кон. IV в. произошло примирение различных правосл. партий в Антиохийской Церкви, пребывавших в расколе со времен арианской смуты.

 

Кон. IV — нач. V в. были временем расцвета антиохийской школы богословия (см. Богословские школы Древней Церкви), на этот период приходится творчество ее главных представителей Диодора Тарсийского и Феодора Мопсуестийского. Когда ученик Феодора Несторий был избран в 428 г. епископом Константинополя и начал пропагандировать со столичной кафедры свое учение о природе Христа, против его учения решительно выступил свт. Кирилл Александрийский, один из самых известных представителей александрийского богословия. Идейное противостояние усугублялось давним соперничеством Александрии и Антиохии — двух крупнейших региональных центров империи. На Вселенском III Соборе в Эфесе (431) учение Нестория было осуждено большинством участников, но делегация сир. епископов выступила в его поддержку, и это привело к расколу между Антиохийской и Александрийской Церквами. При посредничестве имперских властей конфликт был урегулирован, однако противостояние этих богословских течений продолжалось. В период симпатий к монофизитам со стороны государственной власти многие представители антиохийской школы, осужденные «Разбойничьим Собором» 449 г., подверглись преследованиям. Однако после Халкидонского Собора (451), оправдавшего блж. Феодорита, отношение к ним стало более сдержанным. На этом же Соборе в отдельную церковно-административную единицу был выделен Иерусалимский Патриархат, включавший в себя территорию Палестины и Синая.

 

Хотя сирийские епископы поддержали решения Халкидонского Собора, монофизитство начало быстро распространяться в землях Антиохийского Патриархата, особенно в Византийской Месопотамии. Уже в 469 г. сторонник монофизитства Петр Гнафевс был возведен на Антиохийскую кафедру. В 479 г. православный антиохийский Патриарх Стефан был убит монофизитами. Императоры Зинон (474–491) и особенно Анастасий (491–518) почти открыто покровительствовали монофизитской партии. В этот период из Сирии были вытеснены последние сторонники несторианства, эмигрировавшие в Иран. В кон. V — нач. VI в. Антиохия снова стала ареной политических потрясений и религиозных смут. В 484 г. исаврийский военачальник Илл отложился от Зинона с большей частью Сирии, но вскоре был разбит. В Антиохии периодически происходили столкновения цирковых партий. Беспорядки сопровождались пожарами и разрушениями, «зеленые», как правило, одерживали верх. В 512–518 гг. Антиохийскую Церковь возглавлял патриарх Антиохийский Севир, ведущий идеолог монофизитской доктрины.

 

В 502 г., после долгого затишья, возобновились крупные военные действия на византийско-персидской границе. Шах Кавад, пройдя через византийскую Армению, подступил к г. Амида на Тигре и овладел им после длительной тяжелой осады. В городе был оставлен персидский гарнизон. Ответные действия византийских военачальников в 503 г. были малоуспешны, им лишь с трудом удалось отстоять Эдессу от персов. На следующий год византийцы блокировали Амиду и предприняли активное наступление в глубь персидский владений, в кон. 504 г. был заключен мир на условиях восстановления довоенной границы. Император Анастасий, озабоченный слабостью византийских позиций в Северной Месопотамии, организовал возведение мощной крепости на месте пограничного селения Дара, переименованного в Анастасиополь.

 

С приходом к власти императора Юстина (518–527) религиозная политика Константинополя резко переменилась, начались преследования монофизитов. В сироязычных провинциях, особенно в Византийской Месопотамии, были смещены и сосланы десятки епископов, придерживавшихся монофизитской ориентации. Началась эмиграция сирийцев-монофизитов в сасанидский Иран. Однако в целом усилия властей не увенчались успехом, сторонники монофизитской доктрины, как и ранее, преобладали в Северной Сирии, особенно за Евфратом. Политика церковной унификации, искоренения языческих и неортодоксальных вероучений активно продолжалась в правление Юстиниана I (527–565). В результате в 529 г. вспыхнуло восстание самаритян в Палестине, сопровождавшееся разрушениями церквей и убийствами христиан. Восстание было подавлено византийскими войсками при участии арабских федератов во главе с Харисом ибн Джабалой. После стабилизации обстановки Юстиниан развернул активную строительную деятельность, было восстановлено множество пострадавших в ходе восстания церквей в Галилее, вокруг Иерусалима, на Иордане. Среди самых значительных построек эпохи Юстиниана — храм Рождества в Вифлееме и монастырь вмц. Екатерины на Синае.

 

Однако при всем внешнем блеске эпоха Юстиниана стала началом глубокого упадка ближневосточных областей. Глобальный кризис античной системы хозяйства был усугублен серией природных катастроф, из которых наиболее тяжелыми были пожар в Антиохии 525 г. и землетрясения, происшедшие там же в 526 и 528 гг. Первое, по свидетельству современников, впрочем, явно преувеличенному, привело к гибели 250 тыс. чел. В ходе стихийных бедствий Антиохия была разрушена целиком, пострадали также Дафна, Лаодикия, Селевкия Пиерия. Так же был разрушен Бейрут в результате землетрясений 50-х гг.

 

Не меньший ущерб наносили непрерывные войны с Ираном. В 528 г. возобновились пограничные столкновения в Месопотамии, в 530 г. византийский полководец Велисарий отразил персидское наступление на Дару, на следующий год персы при поддержке своих арабских союзников обошли с юга византийского укрепления Месопотамии и вторглись в слабозащищенные местности Сирии на правобережье Евфрата. Осенью 532 г. между 2 государствами был заключен мир, оказавшийся, впрочем, недолговечным, т. к. Иран был весьма обеспокоен военной экспансией Византии при Юстиниане.

 

Весной 540 г., когда лучшие войска империи были сосредоточены на западе, персидcкий шах Хосров I, опрокинув слабые византийские заслоны, вторгся в Сирию. Не пытаясь закрепиться на захваченных территориях, персы стремились нанести максимальный урон византийские землям. Иераполь, Вероя, Апамея, Эмеса были захвачены и обложены тяжелой контрибуцией. Антиохийцы оказали персам серьезное сопротивление, тем не менее город был взят, методично разграблен и разрушен, множество жителей уведено в плен. Катастрофа 540 г. значительно пошатнула престиж византийской власти на Ближнем Востоке. Правительство Юстиниана предпринимало значительные усилия по восстановлению Антиохии, однако город не достиг и малой доли прежнего величия.

 

Военно-политические потрясения сопровождались растущими религ. противоречиями. Несмотря на суровые гонения против монофизитов, связанные, в частности, с именем Антиохийского Патриарха свт. Ефрема (527–545), монофизитской партии, опиравшейся на поддержку арабского князя Хариса ибн Джабалы и императрицы Феодоры, удалось в 542 г. восстановить в Сирии монофизитскую церковную иерархию. Лидер монофизитов Иаков Барадей рукоположил десятки епископов, тем самым окончательно оформив церковный раскол между православными и монофизитами. По имени Иакова община сирийских монофизитов получила название сиро-яковитов. После Юстиниана религиозно-политический курс императоров несколько раз менялся — от поисков компромисса с монофизитами до гонений на них; яковитская община и Церковь продолжали играть важнейшую роль в жизни ближневосточных областей.

 

Пограничные византийско-персидской войны 572–591 гг., шедшие с переменным успехом в Армении, Месопотамии и на окраинах Сирийской пустыни, завершились в 591 г. выгодным для империи миром; она получила Восточного Армению и захваченные ранее персами Дару и Мартирополь. Однако после смерти императора Маврикия произошло самое крупное военное столкновение 2 держав (602–628), в ходе которого шах Хосров II предпринял завоевание восточного провинций империи. Разгромив одну за другой несколько византийских армий, персы захватили и разрушили Дару (604/5), вслед за этим пала Эдесса, и в 610 г. иранские войска вышли к Евфрату. Сиро-палестинские евреи, выступавшие против политики христианизации, проводившейся имп. Фокой, повсеместно присоединялись к персам. Ок. 609 г. в Антиохии произошла серия беспорядков, в т. ч. иудейско-христианские столкновения, во время которых был убит Патриарх Анастасий. В 613 г. персы овладели Антиохией, Апамеей и Дамаском, в 614 г. иранские войска при поддержке иудейских союзников завоевали Палестину. При этом были убиты тысячи иерусалимских христиан, много монахов Иорданской пустыни, ограблены и разрушены храмы, а святыни, прежде всего, Древо Святого Креста, вывезены в Иран. Персидское нашествие нанесло сильнейший удар по христианской Церкви в пограничных областях, дезорганизовало хозяйственную жизнь. В 20-х гг. императору Ираклию удалось переломить ход войны и нанести персам ряд поражений в Закавказье и Месопотамии.

 

По мирному договору 629 г. восстанавливались прежние границы, персидские гарнизоны были выведены из Сирии, возвращались христианские реликвии, захваченные персами. 21 марта 630 (или 631) г. император Ираклий лично вознес Святой Крест на Голгофу. В Иерусалиме проводились восстановительные работы, приписываемые Патриарху Модесту, был отреставрирован храм Святого Гроба. В 629–636 гг. Ираклий находился в Сирии, где, в частности, ок. 629 (или 634) г. вел переговоры с сиро-яковитским патриархом Афанасием о примирении его сторонников с официальной Церковью на основе монофелитского вероучения. Яковиты, однако, отвергли компромисс; с др. стороны, православные круги тоже выступали против монофелитства — отражением этих настроений стало избрание в 634 г. на иерусалимскую кафедру монаха Софрония (см. свт. Софроний, Патриарх Иерусалимский), выдающегося церковного писателя, убежденного противника монофелитов.

 

Византийская империя вышла из войны с Ираном крайне ослабленной и не смогла сдержать натиск нового противника — арабов-мусульман, вторгшихся в Сирию в 634 г. (см. ст. Арабские завоевания). После поражения визант. армии в решающем сражении при Ярмуке (авг. 636) Ираклий покинул Антиохию и отбыл в Константинополь, сказав, по свидетельству хронистов: «Прощай навсегда, Сирия!».

 

III. Монашество

Важнейшей чертой духовной жизни ближневосточных областей Византийской империи было монашеское движение, получившее особенное распространение в пустынных горах у Мёртвого моря и Иордана. С этими обителями в кон. IV в. была связана значительная часть жизни и творчества блж. Иеронима Стридонского, одного из тех латинских писателей, который познакомил Западную Европу с монашеской традицией Египта и Палестины. В округе Антиохии с кон. IV в. также известны колонии отшельников. Сирийское монашество выработало один из наиболее суровых видов аскезы — столпничество, виднейшим представителем которого был св. Симеон Столпник (V в.), уже при жизни считавшийся духовным покровителем и заступником Антиохии. Палестинские монастыри достигли расцвета в кон. V–VI в. (см. Савва Освященный), но в нач. VII в. сильно пострадали от персидского нашествия и вступили в полосу медленного упадка. Выступая центрами образования и литературной деятельности, монастыри Святой земли дали христианскому миру плеяду церковных писателей, как прп. Иоанн Мосх, Иерусалимский Патриарх Софроний I (VII в.) и др.

 

IV. Культура

В ближневосточных областях Византийской империи греч. язык был языком общения образованных слоев общества, а также науки и литературы; латинсткий долгое время употреблялся в административной сфере. Богослужение велось на греческом и сирийском, сирийский был языком бытового общения для большинства населения. В Византийской Месопотамии существовала обширная литература на сирийском языке. Еще до византийского времени сирийский получил широкое распространение в Передней Азии в качестве торгового и дипломатического языка. В Хауране и Заиорданье развивалась арабоязычная культура, в первую очередь бедуинская поэзия, шло становление арабской письменности.

 

Для этого региона, особенно в IV–V вв., было характерно сосуществование христианства и античной языческой культуры, особенно сильной в больших эллинизированных городах. Театральные представления были широко популярны даже среди христиан, как свидетельствуют обличительные сочинения церковных авторов. В Антиохии в IV–VI вв. проводились местные Олимпийские игры, постепенно, впрочем, приходившие в упадок, в общем контексте ослабления сословия куриалов, все менее способных нести бремя расходов на муниципальные нужды. В сирийских городах жили философы-неоплатоники, софисты и риторы, самым знаменитым из них был Ливаний (Либаний) (314–393) — антиохийский оратор, преподаватель и госудасрвтенный деятель, поклонник языческого прошлого, учитель императора Юлиана и свт. Иоанна Златоуста. Уроженцем Антиохии был последний античный латинский историк Аммиан Марцеллин.

 

Однако христианское начало доминировало в сирийской культуре. Ее интеллектуальной столицей была Антиохия, центр духовной и богословской мысли, уроженцами Антиохии были многие выдающиеся церковные иерархи и писатели. В Антиохии начиналась деятельность свт. Иоанна Златоуста (347–407) до его избрания в 398 г. епископом К-поля. Под влиянием Антиохийской богословской школы находился церковный писатель блж. Феодорит (ок. 393–466), епископ г. Кир в Приевфратье.

 

Единственным сирийским городом, пытавшимся соперничать с Антиохией в интеллектуальной сфере, был Бейрут. Там еще с римских времен действовала академия права, в которой в разное время учились мч. Памфил (нач. IV в.), свт. Григорий Богослов (Назианзин), Севир Антиохийский. Академия прекратила свое существование после серии катастрофических землетрясений, разрушивших Бейрут в сер. VI в.

 

Южнее, в Палестине, крупными культурными центрами были Кесария, связанная с именами историков еп. Евсевия (ок. 263–339/40) и Прокопия (VI в.), а также Газа, где действовала школа риторики. В целом Палестина была менее затронута религиозными исканиями и богословскими спорами, чем Северная Сирия.

 

Видную роль в византийской культуре сыграли многие уроженцы Сирии, переселившиеся в Константинополь, такие как церковный историк Созомен (V в.) из Газы, хронист Иоанн Малала из Антиохии или поэт-гимнограф VI в. прп. Роман Сладкопевец из Эмесы.

 

В восточных областях Сирии в условиях начавшегося во II–III вв. возрождения арамейского самосознания, сложилась сироязычная христианская культура. Ее интеллектуальным центром стала Эдесса. Выдающимся представителем сирийской культуры был богослов и поэт прп. Ефрем Сирин, уроженец Нисибина, переселившийся ок. 363 г. в Эдессу и создавший там академию — крупнейший образовательный центр в сирийском мире. В стенах академии в V в. были созданы сирийские переводы основных греческих философских и научных трактатов. Под руководством еп. Раббулы (V в.) завершилось оформление сирийской версии Библии (т. н. Пешитта) (см. в ст. Библия, переводы). Эдесская академия находилась под влиянием Антиохийской школы богословия, что особенно заметно в творчестве руководителя академии еп. Ивы Эдесского (V в.). При императоре Зиноне в 489 г. академия была закрыта как очаг несторианства. Во 2-й пол. V в. в среде арамейского населения византийской Сирии распространилось монофизитское учение. Известен ряд сирийских монофизитских писателей и богословов — Иаков Серугский (451–521), Филоксен Маббугский (VI в.), Иоанн Эфесский (505–585). Видное место в истории сирийской науки принадлежит философу, врачу и переводчику Сергию Решайнскому (VI в.), ставшему одним из посредников между сирийской и греческой культурами. В сирийской среде развивалось летописание (хроника Иешу Стилита нач. VI в., Эдесская хроника 540 г., труды Иоанна Эфесского), представляющее значительный интерес для реконструкции ближневосточной истории раннего средневековья.

 

Велика роль сирийцев как переводчиков с греческого языка. Они сделали доступным сначала персам, а затем арабам сочинения Аристотеля, Галена, Гиппократа и др. классиков античной науки. В их школах несколько столетий бывшие кочевники-арабы обучались эллинской философии, медицине, алхимии, географии. Арабы, развив и усовершенствовав полученные знания, передали их латинскому Западу. Но пути торговых караванов они организовывали христианские (главным образом, несторианские) фактории в Ср. Азии, Индии, Китае. В VI в. Косма Индикоплов обнаружил на Тапробане (ныне Шри-Ланка) основанную сирийцами несторианскую колонию. В VII и VIII вв. сирийцы-несториане имели фактории в городах Китая, о чем свидетельствует надпись 781 г. в Чанъане (Сиань), указывающая на наличие несторианской миссии в Китае с 636 г. Как показывают сирийские источники в XIII в. сир. колонии существовали в Ханбалыке (Пекине), столице монгольских ханов. Сир. письменность Малабара (Юго-Зап. Индия) и поныне представляет собой интересный материал.

 

Некоторые сирийцы, оказавшиеся на территории сасанидского Ирана, активно участвовали в персидских дипломатических посольствах в Византийской империи. Поскольку они занимали видное положение при дворе шаханшахов и прекрасно владели греческим и среднеперсидскими языками, а иногда и знаниями по медицине, последние привлекали их как переводчиков и как врачей.

 

V. Византийское наследие в средневековой Сирии и Палестине

В течение первых 2–3 поколений после арабского завоевания государственный строй, экономика, социальные структуры и бытовая культура большей части населения этого региона сохраняли византийский характер. Канцелярское делопроизводство велось на греческом языке, использовалась византийская монетная система, сбор налогов осуществлялся по старым византийским кадастрам, региональные элиты сирийских христиан играли большую роль в управлении бывшими византийскими провинциями. Только на рубеже VII–VIII вв. в результате реформ халифа Абд аль-Малика произошло укрепление мусульманской государственности и, в частности, вытеснение прежней ромейской атрибутики. Однако в сфере ремесленного производства, изобразительного искусства и архитектуры византийские традиции еще долго сохранялись в почти неизменном виде. Мечеть Омейядов в Дамаске (707) считается одним из лучших образцов византийского искусства VIII в.; омейядская эпоха была последним этапом развития позднеантичной культуры в Восточном Средиземноморье. В эпоху Аббасидов на Ближнем Востоке начинается преобладание иранской культурной традиции.

 

Тесные связи с византийской культурой сохраняли ближневосточные христиане. Если у сиро-яковитов этим связям отчасти препятствовала традиционная грекофобия, болезненная память о византийских гонениях, то мелькиты (т. е. православные) халифата долгое время продолжали считать себя, хотя бы теоретически, частью византийской ойкумены, подданными константинопольских василевсов. В VII–VIII вв. православные Ближнего Востока активно участвовали в церковной жизни Византии, Вселенских Соборах, в Палестине продолжалось литературное творчество на греческом языке (см. статьи Андрей Критский, Иоанн Дамаскин, Косма Маюмский). Мелькитско-византийские связи начинают ослабевать со 2-й пол. VIII в., в нач. IX в. прекращается употребление греческого языка как литературного. В VIII–X вв. шел процесс арабизации православных сирийцев, вызвавший появление арабских переводов Священного Писания и создание историко-богословских сочинений на арабском языке, призванных донести до арабоязычного читателя достижения византийской культурной традиции. С середины IX в. греческое влияние на культуру мелькитов снова усиливается. Это было отчасти связано с византийской экспансией в Сирии, когда Антиохия снова вошла в состав Византийской империи (в 969–1084). В этот период в Северной Сирии развивалась специфическая греко-араб. православная субкультура. Византийско-ближневосточные отношения резко осложнились в период крестовых походов и особенно после захвата Константинополя крестоносцами в 1204 г. В мамлюкскую эпоху (1291–1516) контакты сир. мелькитов и греч. мира сократились до минимума, однако после османского завоевания Сирии (1516) начался новый этап культурного сближения ближневосточных христиан и греческой Церкви.

 


Литература:
 

Кондаков Н. П. Археол. путешествие по Сирии и Палестине. СПб., 1904;
 

Butler H. C. Ancient Arcitecture in Syria. Leiden, 1908–1909;
 

Hitti P. History of Syria. N. Y., 1951;
 

Downey G. A History of Antioch in Syria from Seleucus to the Arab Conquest. Princeton, 1961; 

Chitty D. J. The Desert a City: An Introd. to the Study of Egyptian and Palestinian Monasticism under the Christian Empire. Oxf., 1966. Crestwood (N. Y.), 19772, 19953;
 

Segal J. B. Edessa «The Blessed City». Oxf., 1970;
 

Пигулевская Н. В. Культура сирийцев в средние века. М., 1979;
 

она же. Сирийская средневек. историография. СПб., 2000;
 

Shahid I. Byzantium and the Arabs in the 4th Cent. Wash., 1984;
 

Успенский. История. Т. 1; Кулаковский. История; Карташев. Соборы;
 

Пайкова А. В. Легенды и сказания в памятниках сирийской агиографии // ППС. Л., 1990. Вып. 30 (93). С. 107–116;
 

Большаков О. Г. Византия и халифат в VII–X вв. // Византия между Западом и Востоком. СПб., 2001. С. 354–379.


Автор: Панченко, Константин Александрович

версия для печати