ИППО в Иерусалиме

Анонсы

 

Для очередного выпуска №  IX-X Иерусалимского вестника принимаются статьи

 

События

 

24 августа 2017 года исполняется 200 лет со дня рождения известного священнослужителя Русской православной церкви архимандрита Антонина (Капустина). Представляем вашему вниманию документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин), снятый в 2015 году телекомпанией «Сретение».

 

3 ноября 2015 года - исполнилось 10 лет созданию Иерусалимского отделения ИППО. Смотрите юбилейный фотоальбом 

 

Иерусалимское отделение ИППО к 10-летию своего создания подготовило очередной выпуск «Иерусалимского вестника»

 

Отчёт о деятельности Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества за 2015 год

 

Члены Иерусалимского отделения ИППО презентовали в Тель-Авиве книгу Д.К. Гейки «Святая Земля и Библия»

 

В Святой Земле состоялось отчетно-выборное собрание Иерусалимского отделения ИППО

 

Отчётный доклад председателя Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества о деятельности отделения в период с декабря 2010 по 2015 годы

 

Благодарность Президента Российской Федерации В.В. Путина председателю Иерусалимского отделения ИППО П.В. Платонову. 14 июня 2012

 

Проекты ИППО

 

К 10 летнему юбилею Иерусалимского отделения ИППО вышел в свет № VII-VIII Иерусалимского вестника

 

Иерусалимское отделение ИППО сотрудничает с израильским министерством по туризму

Иерусалимское отделение ИППО разместило в Интернете выпуски "Иерусалимского вестника" за 2012-13 годы


Иерусалимское отделение ИППО переиздало раритетную книгу Джона Гейки о Святой Земле

 

«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества

 

Последние обновления

 

 

Статьи и интервью

«Явление Святой Руси в европейском Петербурге» К столетию освящения Барградского Николо-Александровского храма. Д.Б. Гришин

 

Воссоздание собора Казанской иконы Божией Матери Казанского Богородицкого монастыря: акт исторической справедливости. А.М. Елдашев

 

Лавра преподобного Саввы Освященного в Иудейской пустыне. П.В. Платонов

 

"И гид, и страж, и друг". Черногорцы на службе проводниками у Императорского Православного Палестинского Общества. Л.Н. Блинова

 

Идентификация родственных связей Смоковницы Закхея посредством молекулярного анализа. И. М. Куликов, М. Т. Упадышев

 

Монастырь преподобного Герасима Иорданского в Иорданской долине. П.В. Платонов

 

Цикл статей П.В. Платонова о русских монастырях и храмах на Святой Земле

 

Русский паломник XIX века. Л.Н. Блинова

 

«Благодаря деятельности ИППО повышается международный авторитет России». Интервью с председателем Иерусалимского отделения ИППО П.В. Платоновым

 

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / Библиотека / Востоковедение / Густерин, Павел Вячеславович / Николай Александрович Медников и его роль в истории арабистики. П.В. Густерин
 

Николай Александрович Медников и его роль в истории арабисти

 
Первые сведения об Арабском Востоке в целом и о Палестине в частности стали появляться на Руси с XI в. благодаря многочисленным паломничествам, совершаемым в Святую Землю.[1] «Число путешествий в Палестину и Египет было достаточно велико; историкам древней русской литературы они в большинстве хорошо известны, но арабские элементы, представленные в них, ни в какой мере не исследованы и не сведены в общий итог. <…> Московская Русь XVI–XVII вв. не создала своей научной традиции в арабистике; не создала она и базы для этого в виде рукописных собраний»[2].
 
Основоположником российской арабистики по праву считается соратник Петра I Дмитрий Константинович Кантемир (с 1714 г. — член Прусской Академии наук)[3]. В своем выдающемся труде «Книга Систима, или Состояние мухаммеданской религии» (1722) Кантемир выступил не только как исламовед, в том числе корановед и суфиолог[4], но и как арабист, иранист и тюрколог. Однако этот замечательный ученый не оставил после себя учеников, не говоря уже о научной школе. Появление научных школ и направлений в российской науке о Востоке стало возможным лишь в XIX в.
 
Российская арабистика, имеющая в своей основе научную преемственность, к 90-м годам XIX в., когда началась самостоятельная научная деятельность Н.А. Медникова, существовала уже более полувека. Христиан Данилович Френ (с 1817 г. — академик Императорской Петербургской Академии наук) начал свою научную деятельность в 1807 г. в Казани и успешно продолжил ее в Петербурге. С переездом Френа из Казани в Петербург в 1817 г. «научная арабистика у нас окончательно и твердо стала на ноги»[5]. В 1818 г. Френ основал Азиатский музей[6] и стал его первым директором. Эпоху в науке составили труды Френа по использованию арабских источников для изучения истории Древней Руси.
 
Алексей Васильевич Болдырев (с 1815 г. — профессор и в 1832–1837 гг. — ректор Московского университета) положил начало изучению в Москве арабского и других восточных языков. Академик Бартольд[7] считает Болдырева «первым в России арабистом»[8], поскольку он cоставил первую на русском языке «Краткую арабскую грамматику» (1827, 1836). Его «Арабская хрестоматия» (1824) и «Новая арабская хрестоматия» (1832) служили учебными пособиями до конца XIX в. «По линии составления пособий, переводов, преподавания и шла исключительно востоковедная деятельность Болдырева. <…> Говорить о востоковедной школе, созданной Болдыревым, едва ли возможно, тем более, что его ближайшие ученики по специальности сошли со цены одновременно с ним»[9].
 
Владимир Федорович Гиргас (с 1874 г. — профессор Петербургского университета) по возвращении из командировки на Ближний Восток составил Отчет о поездке в Сирию и Египет в 1861–1864 гг., ставший одной из первых работ по арабской диалектологии. Его труды — «Очерк грамматической системы арабов» (1873), «Очерк арабской литературы» (1875), «Арабская хрестоматия» (1875–1876, совместно с В.Р. Розеном) и «Словарь к Арабской хрестоматии и Корану» (1881; в 2006 г. вышел под названием «Арабско-русский словарь к Корану и хадисам») — оставили заметный след в изучении и преподавании арабского языка в России. «Методичный и трудолюбивый ученый, Гиргас постепенно обеспечил русскую арабистику прекрасными по своему времени пособиями, которые и после Октябрьской революции не сразу утратили свое значение»[10].
 
Виктор Романович Розен (с 1890 г. — академик Императорской Петербургской Академии наук, в 1893–1902 гг. — декан Факультета восточных языков (ФВЯ) Петербургского университета), будучи учеником Гиргаса, основал новую школу российского востоковедения. Четыре тома трудов Розена посвящены изучению и описанию арабских рукописей (1877, 1881, 1885, 1886). Являясь, главным образом, исследователем духовного наследия арабских народов, Розен уделял внимание и политической истории арабских стран. Он также занимался изучением и изданием арабских источников по истории России. «Исследования, посвященные им географу ал-Бекри (1878, 1903) и путешественнику Ибн Федлану (1904), в известной мере остаются непревзойденными. Темы, намеченные Френом, он расширил изучением Византии, впервые осветив в полном объеме значение трудов христианско-арабских историков Яхьи Антиохийского (1883) и Агапия Манбиджского (1884). Касаясь в своих работах самых разнообразных вопросов арабистики, он не ограничивал себя узко темами, относящимися к России, а систематически подчеркивал, что и арабистика не имеет права считаться у нас провинциальной местной наукой; она должна уметь с достоинством высказывать свое суждение по всем вопросам, встающим в мировом масштабе, и принимать участие в их решении»[11]. Учеником этого выдающегося арабиста и стал Н.А. Медников.
 
  * * *  
 
Николай Александрович Медников родился 2 марта 1855 г. в Петербурге. Проучившись некоторое время в одном из столичных частных училищ, Медников уезжает в Лозанну (Швейцария), где поступает в Collège Cantonal, но заканчивает среднее образование в Петербурге в гимназии Бычкова в 1874 г. Поступив приблизительно в 1882 г. вольнослушателем на арабско-персидско-турецко-татарский разряд ФВЯ, Медников оканчивает полный курс обучения в 1887 г. Его успехи были отмечены золотой медалью за работу по арабской словесности «Перевод истории халифа аль-Махдия[12] из большой летописи Табари[13]».
 
По окончании университета, Медников был оставлен при факультете для подготовки к профессорскому званию на период с 1 июля 1887 г. по 1 июля 1890 г. Выдержав в декабре 1889 г. магистерские испытания и прочитав полагавшиеся две пробные лекции (27 февраля и 14 марта 1890 г.), Медников 26 марта был зачислен в штат ФВЯ приват-доцентом и с осени 1890 г. приступил к преподаванию.[14] Около 15 лет, с 1887 по 1902 г., Медников, помимо университетской работы в звании приват-доцента, стоит очень близко к Императорскому Православному Палестинскому обществу (ИППО). Этот период является наиболее продуктивным в его работе.[15] С ИППО в этот период он связан не только своей основной работой: избранный в марте 1893 г. пожизненным действительным членом ИППО, он принимает активное участие и в других его проектах. Так, он редактирует русскую обработку карты Палестины[16], издаваемой ИППО; в 1892 г. участвует в Комиссии по пересмотру программ и инструкций для учебных заведений ИППО в Палестине и Сирии[17]; в 1902 г. — в заседаниях педагогического съезда, главным образом при разработке программ арабского языка и литературы в Назаретской учительской семинарии и школах ИППО. Не отказывался Медников и от рутинной работы в ИППО: из его писем к В.Н. Хитрово[18] от 8 октября 1901 г. видно, что он просматривал арабские переводы учебников Ушинского и Евтушевского. Образованные при ИППО в 1900 г. «Собеседования по научным вопросам, касающимся Палестины, Сирии и сопредельных с ними стран» также нашли в нем живой отклик, и он неоднократно выступает на них с сообщениями. Этот кружок вообще являлся единственным научным обществом, в котором Медников принимал деятельное участие.[19] Вторая половина XIX в. ознаменовалась введением в научный оборот большого числа арабских письменных источников, как сугубо исторических сочинений, так и разнообразных биографических словарей, юридических трактатов и различных комментариев, печатавшихся в Европе и на Востоке. Это обеспечило совершенно иные возможности изучения интересующего нас периода и потребовало иного отношения к источникам, серьезных текстологических и источниковедческих исследований, предваряющих собственно историческое исследование, без чего обходились многие историки из упомянутых выше. В этом отношении знаменательно появление на рубеже XIX–XX вв. двух работ нового типа: Н.А. Медникова, посвященной анализу сведений арабских источников о Палестине до крестовых походов, и Ю. Велльхаузена[20] об Омейядском халифате.[21] В течение 30 лет Медников вел научно-исследовательскую работу на ФВЯ, одновременно сотрудничая в ИППО. Труд Медникова «Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов по арабским источникам»[22] — одно из лучших произведений российского дореволюционного палестиноведения. Над своей книгой он трудился около 15 лет.[23] Она содержит детальное исследование сообщений арабоязычных средневековых историков и географов о Сирии, Ливане, Палестине и отчасти Египте в VII–XI вв., изложенных в 1-м томе (1903) объемом 935 страниц. Во 2-м и 3-м томах приведены тексты сообщений в русском переводе, в 4-м томе — дополнения, специальные экскурсы и указатели (три последних тома изданы в 1897 г.); общий объем трех последних томов — 1857 страниц. Труд Медникова и в настоящее время остается наиболее полным и надежным сводом материалов по истории и географии арабских стран Ближнего Востока в раннее средневековье. Высокую оценку этому сочинению дает академик Крачковский[24], называя ее сводом, ценным «не только безукоризненно выполненными переводами, но и продуманными, строго просеянными выводами, убедительной силе которых подчинились крупнейшие представители западной науки, хотя им нередко приходилось отказываться от выработанных раньше взглядов»[25]. Эта объемная каллиграфически переписанная рукопись в 150 с лишним страниц in folio дает возможность предугадать те качества, которыми отличаются позднейшие труды Медникова. И здесь мы видим образцовый, почти безукоризненный перевод арабских текстов, острый и детальный анализ отдельных авторов, особенно в выяснении вопроса об их взаимоотношении, сопоставление их данных в виде таблиц, хорошо иллюстрирующих выводы. Вместе с тонким анализом мы находим и сознательный отказ от каких бы то ни было обобщений или широких выводов, на которые автор не считает себя уполномоченным самим состоянием материала и его разработки.[26]
 
В «Отчете Палестинского общества», прочитанном на заседании 18 апреля 1887 г., говорится: «Мы благодаря содействию В.Р. Розена положили основание историческим трудам о св. Земле собиранием мусульманских сведений о завоевании ее арабами и об отношениях их к местному православному населению за первый период владычества их над Палестиной»[27].
 
Публикация работы была завершена только в 1903 г.[28] Таким образом, автор посвятил ей не менее 15 лет упорного целенаправленного труда. В результате «Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов» составляет предмет справедливой гордости как для ИППО, так и вообще для русской науки — Западная Европа в этой области не может назвать ничего равноценного. Едва ли инициатор проекта В.Н. Хитрово представлял себе ту грандиозную форму, в которую этот проект выльется. Что могла дать западная наука этого времени, показала появившаяся одновременно с началом работы Медникова книга Ги ле Странжа[29] о Палестине[30] — немудреная компиляция по арабским источникам, объединяющая сведения без особой критики и без детального исследования данных.[31]
 
Заслуга в ознакомлении Европы с «Палестиной» принадлежит итальянскому востоковеду Леону Каэтани[32]: «Впервые де Гуе[33], а затем Велльхаузен установили с точностью относительную ценность различных источников. В этом специальном пункте работа Велльхаузена, быть может еще более полезна, чем де Гуе; Медникова, во всяком случае, важнее обеих предшествующих. В капитальном и объемистом труде… Медников впервые перевел на русский язык все отрывки арабских авторов, которые относятся к Палестине от мусульманского завоевания до Крестовых походов, предпослав им ученейшее введение, в котором с критикой детальной, острой и часто поистине гениальной изучает все источники и исторические проблемы, выдвигаемые ими. В этом исследовании, которое было для нас в высшей степени полезно, и которым мы широко пользуемся везде, он суммирует и подвергает принципиальному и счастливому анализу все то, что было написано по этому вопросу. Работа его представляет эпоху в изучении арабо-мусульманской истории; так как она написана по-русски и очень немногие могут ею воспользоваться, мы сочли уместным во многих местах изложить его доводы, стараясь по возможности распространить результаты его исследований».[34] Исследование Медникова сразу же получило отклик и должную оценку у западноевропейских ученых историков: Ю. Велльхаузен под его влиянием пересмотрел свое мнение о договоре халифа Омара[35] с Иерусалимом, а Л. Каэтани, начавшей в эти годы издание монументальной сводки по истории халифата “Annali dell’Islam”, заказал перевод с русского языка и принял всю хронологию завоевания Палестины, приведенную Медниковым. Заслуги Медникова признал и К.-Г. Беккер[36]. К сожалению, этот труд по исследованию источников важнейших арабских историков средневековья в нашей историографии оставил слабый след. Несомненно, под его влиянием появилась статья Бартольда «К истории арабских завоеваний в Средней Азии»[37], в которой также анализировалась степень достоверности различных источников ат-Табари. Но в дальнейшем кропотливый анализ подобного рода не получил необходимого распространения. Можно сказать, что по уровню методики исследования источников труд Медникова опередил свое время.[38] Главнейшие из прочих работ Медникова связаны с этим же трудом, другие — с деятельностью в ИППО или обязанностями университетского преподавателя. Среди первых наиболее важны две крупные статьи, относящиеся к 1897 и 1901 гг. — «Об одном из источников ат-Табария»[39] и «О грамотах Омара I христианам Иерусалима»[40]. Обе эти работы надолго сохранят непреходящее значение; выводы их вошли в общих чертах в «Палестину» и справедливо могут быть признаны одним из важнейших достижений этой работы. С занятиями Палестиной связана и статья Медникова о завоевании Иерусалима персами в 614 г.[41] Медников предполагал опубликовать последовательное изложение истории страны, к которому он даже не успел приступить. Различные части его издания 1897 г. весьма неравноценны. Наиболее подробно освещены вопросы, связанные с «Историей посланников и царей»[42] («Тарих ар-русуль ва-ль-мулюк»)[43] ат-Табари и степенью достоверности использованных им источников. В связи с этим подробно был исследован вопрос о достоверности договора халифа Омара с Иерусалимом, и убедительно доказана фальсифицированность этого документа.[44] С деятельностью Медникова в ИППО связаны также перевод одной куфической надписи, найденной в Иерусалиме[45] и разбор арабских приписок в греческой рукописи Евангелия[46].
 
Некоторый след Медников оставил и в учебной литературе. Еще на студенческой скамье им был составлен применительно к курсу профессора Гиргаса «Конспект по истории арабской литературы»: не имея возможности его литографировать, Медников собственноручно переписал десять экземпляров конспекта и пожертвовал их в библиотеку университета. Впоследствии он был литографирован и при бедности русской учебной литературы по арабистике много лет служил пособием для студентов ФВЯ.[47] 28 января 1901 г. Медников защитил магистерскую диссертацию по арабской словесности (переводы текстов по истории Палестины) и 24 апреля был назначен исполняющим должность экстраординарного профессора. 1 декабря 1902 г. Медников защитил докторскую диссертацию (исследование источников по истории Палестины).[48] В обстоятельной и объективной рецензии на этот труд Медникова, данной Бартольдом, сказано, что «“Исследование источников” было бы выдающимся явлением в историко-критической литературе по востоковедению, даже если бы оно заключало в себе только два этюда — этюд об ат-Табари и этюд о договоре Омара с христианами; между тем автор путем тщательного критического анализа источников выясняет еще целый ряд вопросов»[49]. 25 марта 1903 г. Медников возводится в звание ординарного профессора, а 20 августа 1915 г. — в звание заслуженного ординарного профессора.[50] В начале XX в. Медников, будучи уже ординарным профессором кафедры арабской словесности, внес заметный вклад в формирование набора учебных пособий, необходимых для студентов, изучавших арабский язык. Это, прежде всего, его «Парадигмы глагольных форм арабского классического языка» (1904; 2004), а также участие в переиздании «Арабской хрестоматии для 1-го курса» Гиргаса и Розена и др.[51] Большой интерес вызывает работа Медникова «О причинах распадения арабской империи» (1907), хотя «причины распадения арабской империи едва ли исчерпываются теми немногочисленными факторами, которые с обычной определенностью перечисляет Н. А.»[52]. Чувствуя общее недомогание, Медников летом 1917 г. выехал в Крым на лечение. 26 октября 1918 г. Николай Александрович Медников скончался в местечке Старый Крым Таврической губернии, где и был похоронен на православном кладбище.[53]
 
* * *
 
Задачей науки в сфере истории востоковедения остается исследование архива Н.А. Медникова, хранящегося в Архиве востоковедов Института восточных рукописей РАН, в том числе его научной переписки. Это необходимо для установления научных и культурных связей, изучения накопленного материала, предназначавшегося, возможно, для намеченных работ, а также для выяснения новых методов научной работы этого талантливейшего арабиста.  
 
Опубликовано в: Православный Палестинский сборник. Вып. 107. М., 2011, с. 307–316.  
 
Научный сотрудник Российского института стратегических исследований
 
 
Материал прислан автором порталу "Россия в красках"
31 января 2013 г.
 

Примечания

 
[1] Подробнее см.: Книга хожений. Записки русских путешественников XI–XV вв. М., 1984.
[2]Крачковский И.Ю. Очерки по истории русской арабистики. М.—Л., 1950, с. 18, 37.
 
[3] Подробнее о Д.К. Кантемире см.: Густерин П.В. Первый российский востоковед Дмитрий Кантемир / First Russian Orientalist Dmitry Kantemir. М., 2008.
 
[4] Суфизм — мистическое течение в исламе.
 
[5] Крачковский И.Ю. Очерки по истории русской арабистики, с. 78.
 
[6] Азиатский музей — научно-исследовательское востоковедное учреждение, а также собрание рукописей на восточных языках и библиотека книг по востоковедению, основанное в ноябре 1818 г. в Петербурге при Императорской Академии наук. В 1930 г. на базе Азиатского музея и ряда др. востоковедных учреждений был создан Институт востоковедения АН СССР (с 1991 г. — РАН).
 
[7] Василий Владимирович Бартольд (1869–1930) — выдающийся востоковед (с 1913 г. — академик Петербургской АН). Автор трудов по истории ислама, Арабского халифата, Средней Азии, Кавказа и Восточной Европы, истории и филологии Афганистана, Ирана, тюркских и монгольских народов, истории востоковедения, археологии, исторической географии, источниковедению, нумизматике, эпиграфике, этнографии.
[8] Бартольд В. Востоковедение. — В кн.: Россiя: Энциклопедический словарь. СПб., 1898; Л., 1991, с. 810.
 
[9] Крачковский И.Ю. Очерки по истории русской арабистики, с. 82, 83.
 
[10] Ibid., с. 138.
 
[11] Ibid., с. 142.
 
[12] Аль-Махди (775–785) — халиф из династии Аббасидов.
 
[13] Абу Джафар Мухаммед бен Джарир ат-Табари (839–923) — арабский историк и богослов.
 
[14] Гульбин Г.Г. Биобиблиографический словарь русских и советских арабистов. Под ред. акад. И.Ю. Крачковского. В 2-х чч. (общая пагинация). СПб., 1940 (машинопись). Ч. 2 (М—Я), с. 305–306. Шифр М41/469 (архивный материал, хранящийся в справочной библиотеке Арабского кабинета им. акад. И.Ю. Крачковского СПбФ ИВ РАН).
 
[15] С 1887 г. Медников являлся членом правления ИППО.
 
[16] Карта Палестины, обработанная И. Фишером и Г. Гуте. Изд. Императорского Православного Палестинского общества. СПб., 1893. На этой карте Медников дал транскрипцию имен собственных.
 
[17] Отчет Императорского Православного Палестинского общества за 1915 г. СПб., 1915.
 
[18] Василий Николаевич Хитрово (1834–1903) — литератор, палестиновед, один из учредителей ИППО. Автор трудов о Святой Земле: «Неделя в Палестине. Из путевых воспоминаний» (1879), «Православие в Святой Земле» (1881), «Научное значение раскопок, произведенных Православным Палестинским обществом на русском месте близ храма Гроба Господня в Иерусалиме» (1885), «Палестина и Синай» (1886), «Письма о Святой Земле» (1898), «Русские паломники Святой Земли» (1905).
[19] Крачковский И.Ю. Памяти Н.А. Медникова. — Избр. соч. Т. V. М.—Л., 1958, с. 196–197.
 
[20] Речь идет о кн.: Wellhausen J. Das arabische Reih und seine Sturz. B., 1902. Юлиус Велльхаузен (1844–1918) — немецкий востоковед. В работах по исламоведению значительное внимание уделял не только религиозным, но и социально-экономическим проблемам древней и средневековой истории арабов.
[21] Большаков О.Г. История халифата. Т. I. М., 1989, с. 5.
 
[22] Православный Палестинский сборник. Вып. 50 = т. 17, вып. 2. СПб., 1897–1903.
 
[23] История отечественного востоковедения с середины XIX века до 1917 года. М., 1997, с. 110.
 
[24] Игнатий Юлианович Крачковский (1883–1951) — выдающийся арабист, один из создателей советской школы арабистики (с 1921 г. — академик РАН). Автор научного перевода Корана на русский язык, фундаментального исследования по истории географической литературы в странах мусульманского Востока, работ по истории отечественного и зарубежного востоковедения. Специалист по новоарабской литературе и истории культурного возрождения в арабских странах XIX – начала XX в. Издавал тексты и переводы памятников средневековой и современной арабской литературы. Занимался описанием арабских рукописей в отечественных собраниях, исследованием русско-арабских литературных связей, изданием арабских источников по истории народов СССР, изучением арабо-христианской литературы, историко-культурных и эпиграфических памятников древней Южной Аравии, культуры и литературы средневековой Эфиопии.
[25] Отчет Императорского Православного Палестинского общества за 1910 г. СПб., 1910; Крачковский И.Ю. Очерки по истории русской арабистики, с. 145.
 
[26] Крачковский И.Ю. Памяти Н.А. Медникова, с. 198.
 
[27] Отчет Православного Палестинского общества за 1886–1887 годы. СПб., 1888, с. 183–184.
 
[28] У И.Ю. Крачковского — 1902 г. (Крачковский И.Ю. Памяти Н.А. Медникова, с. 198).
 
[29] Ги ле Странж (1854–1933) — британский арабист-палестиновед.
 
[30] Речь идет о кн.: Palestine under the Muslems. A Description of Syria and the Holy Land from A.D. 650 to 1500. Translated from the works of the mediaeval Arab Geographers by Guy Le Strange. L., 1890.
 
[31] Крачковский И.Ю. Памяти Н.А. Медникова, с. 198–199.
 
[32] Леоне Каэтани (1869–1935) — итальянский исламовед. Издал ряд источников по истории раннего ислама.
[33] Михаэл Ян де Гуе (1836–1909) — нидерландский арабист (с 1866 г. — профессор Лейденского университета, с 1886 г. — иностранный член-корреспондент Императорской Петербургской Академии наук). Занимался изданием трудов средневековых арабоязычных историков и географов, в т.ч. «Всеобщей истории» ат-Табари. Автор исследований по истории Сирии.
[34] Caetani L. Annali dell’Islam. II. Milano, 1907, p. 563 (цит. по: Крачковский И.Ю. Памяти Н.А. Медникова, с. 203).
 
[35] Омар бен аль-Хаттаба (634–644) — второй праведный халиф.
 
[36] Карл Генрих Беккер (1876–1933) — немецкий исламовед и государственный деятель. В 1910 г. основал и стал первым главным редактором журнала “Der Islam”. В трудах по истории ислама показал первостепенную роль социально-экономических факторов в процессе его возникновения и распространения.
 
[37] Опубликована в: Бартольд В.В. Соч. Т. II, ч. 2. М., 1964, с. 380–387.
 
[38] История отечественного востоковедения…, с.187–188.
 
[39] Сборник статей учеников профессора В.Р. Розена. СПб., 1897.
 
[40] Сообщения Православного Палестинского общества. 1901, т. XII, № 6.
 
[41] Сообщения Православного Палестинского общества. 1897, октябрь.
 
[42] Более точный перевод названия этого сочинения — «История пророков и правителей».
 
[43] Этот труд ат-Табари по обилию фактов и точности изложения является одним из важнейших источников по древней и средневековой истории Ближнего Востока, особенно по истории Арабского халифата при Омейядах и Аббасидах (до 915 г.).
 
[44] Сообщение о грамотах Омара I христианам Иерусалима и иерусалимскому патриарху // Сообщения Православного Палестинского общества. 1901, т. XII, № 6. Ср.: Большаков О.Г. История халифата. Т. II. М., 1993, с. 72–74.
 
[45] Перевод куфической надписи, открытой в Иерусалиме // Сообщения Православного Палестинского общества. 1898, февраль.
 
[46] Описание принесенной в дар его императорскому высочеству великому князю Сергею Александровичу блаженнейшим Милетием, Патриархом св. града Антиохии и всего Востока греческой рукописи конца X века с позднейшими к ней арабскими приписками. СПб., б/г. (Н.А. Медникову принадлежит отдел «Арабские приписки, находящиеся в рассматриваемой рукописи»).
 
[47] Крачковский И.Ю. Памяти Н.А. Медникова, с. 204.
 
[48] Гульбин Г.Г., с. 306.
 
[49] Бартольд В.В. [Рецензия на:] Н.А. Медников. Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов по арабским источникам. — Соч. Т. VI. М., 1966, с. 331.
 
[50] Гульбин Г.Г., с. 306.
 
[51] Крачковский И.Ю. Памяти Н.А. Медникова, с. 205.
 
[52] Ibid., с. 206.
 
[53] Гульбин Г.Г., с. 306.
 

Автор: Густерин, Павел Вячеславович

версия для печати