Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




ПУТНИК АНТОНИНА ИЗ ПЛАЦЕНЦИИ

ANTONINI PLACENTINI ITINERARIUM

 

По каким местам, то есть по святыням, странствовал я, сопутствуя блаженному Антонину Мартиру, после выезда из города Плаценции.

 

I. Выехав из Константинополя, мы прибыли на остров Кипр, в город Константию 1, где почивает святой Епифаний 2. Город прекрасный, приятный, украшенный финиковыми пальмами. Затем мы прибыли в пределы Сирии, на остров Антарад 3 и оттуда прибыли в Сирийский Триполис 4, где покоится святой Леонтий 5; этот город, вместе с другими городами, был разрушен землетрясением в царствование Императора Юстиниана 6. Оттуда прибыли в Библ 7, который тоже разрушен, вместе с жителями, и в город Триарию 8, который подобным же образом разрушен. Затем прибыли в знаменитый город Берит 9, в котором недавно было училище. И этот город разрушен, при чем епископ 10 его сказал нам, что при этом погибли известные лица, имена которых знали, и, кроме того, тридцать тысяч чужестранцев, которых приютили на короткое время. Этот город лежит под предгорьями Ливана.

 

II. Из Берита прибыли в Сидон 11, который отчасти разрушен и тоже лежит у Ливана; жители его [26] дурные. Тут протекает река Асклепий 12 и у источника, из которого выходит, стоит...... Из Сидона прибыли в Сарапту 13; этот небольшой город всецело заселен христианами; в нем находится и горница, сооруженная для Илии, и в ней ложе, на котором он возлежал, и мраморное ведро, в котором делала закваску вдовица. В этом месте много жертвуют, и совершаются тут многие чудеса. Из Сарапты мы прибыли в город Тир 14. Между Сидоном и Тиром и Сараптой вплоть семь миль. Тир город знаменитый: жители богатые, жизнь дурная 15, роскошь несказанная: общественные ткацкие фабрики производят чистый шелк и разнородные ткани 16. Оттуда прибыли в Птоломаиду 17. Город красивый, монастыри хорошие.

 

III. Из Птоломаиды морем насупротив в Иудейский город Сукамин 18 меньше милиария прямо, а по морскому берегу шесть миль 19. Становище Самарян 20, в одном милиарие от Сукамина, под горою Кармилом. Выше этого становища в полмилиарие монастырь святого Елисея, где его встретила женщина, сына которой он воскресил 21. На горе Кармиле находят небольшой круглый камень, который звенит, когда его трясут, а между тем он плотен. И такое действие этого камня: если его повесить женщине или какому-либо животному, то никогда не будет выкидыша 22. И от..... в шести или семи милях город Порфирион 23.

 

IV. Из Птоломаиды мы оставили берег моря. Мы прибыли в пределы Галилеи, в город, называемый Диокесария 24, в котором мы поклонились — как нам говорили — кувшину и корзинке святой Марии 25. В этом месте было и седалище, на котором она сидела, когда пришел к ней ангел. Затем через пять миль прибыли мы в Канаан 26, где был Господь на браке, и [27] возлежали на ложе, где я недостойный записал имена своих родителей 27. В этом месте есть базилика и в этой базилике источник, из которого были наполнены те шесть водоносов 28, в коих Господь претворил воду в вино; из этих водоносов там находятся два; один из них я наполнил вином и полный поднял на плечо и принес к алтарю; в этом источнике 29 мы, ради благословения, омылись.

 

V. Затем мы прибыли в город Назарет 30, в котором находятся многие чудеса. Там, в синагоге 31 находится лист, на котором было написано для Господа АВСД; в этой же синагоге есть и бревно, на котором он сидел с другими детьми. Это бревно христианин может и подвинуть и приподнять, но иудеи ни коим способом не могут его сдвинуть и оно не допускает, чтобы его вынесли вон. Дом святой Марии есть базилика, и там совершаются многие чудеса от ее одежд. В этом городе еврейские женщины до того прелестны, что в этой стране нет евреек красивее, и говорят, что это им даровано святою Марией; они говорят, что она была их родственница, и хотя у евреев нет никакой любви к христианам, однако эти исполнены всяческой любви. Округ подобен раю, по пшенице и плодам похож на Египет, небольшой, но превосходит Египет вином, маслом и овощами. Просо чрезвычайно высоко, превосходит человеческий рост, с толстым стеблем.

 

VI. Из Назарета мы пришли к горе Фавору 32, которая поднимается среди равнины 33, имеет плодоносную почву и содержит в окружности шесть миль; восход на него три мили, а вверху к Востоку гора простирается на один милиарий. Там находятся три базилики 34, где Петр сказал Господу: «сотворим здесь [28] три скинии»; кругом различные города, об которых читается в Царствах 35. От Фавора мы пришли к морю Тивериадскому 36 в город, который во время оно назывался Самария 37, а ныне зовется Неаполь, в котором есть колодезь, где Господь спросил воды у самарянки; тут выстроена базилика святого Иоанна; этот колодезь находится перед алтарной преградой, и там есть ведерко, про которое говорят, что это то, из которого пил Господь, и там исцеляются многие болезни.

 

VII. Затем мы прибыли в город Тивериаду 38, в котором находятся соленые теплые ключи, пополняющиеся сами из себя, так как вода в этом море пресная. Проехав вдоль этого моря шесть или семь миль, мы прибыли в Капернаум 39, в дом блаженного Петра, который теперь базилика. Затем, пройдя через укрепленные местности, поселки и города, мы дошли до двух источников: Иора и Дана 40, которые соединяются вместе и зовутся Иорданом; он очень невелик при входе в море, протекает через морскую воду по всему протяжению моря и выходит на другом его берегу. Вернувшись назад, мы прошли к месту, где Иордан вытекает из моря. И в этом месте мы перешли Иордан. Прибыли в город, называемый Гадера, он же Гаваон 41. На этом берегу в трех милях от города, находятся теплые воды, которые зовутся термами Илии, где очищаются прокаженные, получающие из странноприимницы пищу на общественный счет. В вечерние часы термы наполняются водою: перед горячим источником находится большой бассейн, после наполнения которого запираются все двери и внутрь впускаются через заднюю дверь (прокаженные) с светильниками и фимиамом, и сидят в этом бассейне всю ночь; когда они уснут, то тот, кому [96] предстоит очиститься, видит некое видение; когда он расскажет об нем, то термы запираются на семь дней, и через семь дней, он очищается. Тут умер Иоанн из Плаценции 42, муж Феклы. Эта горячая река, называемая Гадера 43, спускается как зимний поток и впадает в Иордан, от чего Иордан прибывает и делается больше.

 

VIII. Пока мы спускались через Галилею к Иордану, проходя через многие города, о которых читается, мы прибыли в главный город Галилеи, называемый Скифополь 44, расположенный на горе; тут святой Иоанн творит много чудес 45. Затем, мы поднялись через некоторые местности Самарии и Иудеи в город Савасту 46, где почивает пророк Елисей. Когда мы спускались чрез укрепленные местности, города и поселки Самарян, то по улицам, через которые проходили мы или Иудеи, (жители) зажигали по следам нашим солому — до того велика их ненависть друг к другу 47; требованиям христиан они, правда удовлетворяют, но с условием, чтобы не трогать того, что желаешь купить, раньше, чем дашь деньги; если же тронешь, и не купишь, то тотчас поднимается соблазн. Те, которые удовлетворяют требованиям, держат базар за пределами поселка. Деньги бросаешь в воду, потому что из рук они не берут. Когда входишь, то они предупреждают, не плевать, и если плюнешь, то произойдет соблазн. Вечером они очищаются в воде, и затем уже входят в поселок или в город.

 

IX. Затем мы прибыли на место, где Господь насытил пять тысяч человек пятью хлебами 48. Обширная поляна, оливковые и пальмовые посадки. Оттуда мы пришли на место, где крестился Господь наш 49. В [30] этом месте перепили сыны Израилевы; тут и сыновья пророков потеряли железо, и с этого места вознесся Илия. На этом месте есть небольшая гора Гермон, об которой читается в псалме. От подошвы этой горы, с реки, в первом часу поднимается облако и к восходу солнца становится над Иерусалимом, над базиликой, которая в Сионе, над базиликой у гроба Господня, над базиликой святой Марии и над святой Софией, что прежде был преторий, где судили Господа. На это место сходит роса, как дождь, и ее собирают врачи, и в ней варятся все снадобья для странноприимниц, потому что многие болезни исцеляются на тех местах, на которые сходит эта роса. Это есть та роса, про которую поется в псалме: «яко роса Аермонская, сходящая на гору Сионскую». На этом берегу Иордана есть источник, где крестил святой Иоанн 50, в двух милях от Иордана. В этой долине был обретен Илия, когда ворон приносил ему хлеб и мясо. В окружности этой долины множество пустынников.

 

X. Вблизи есть город, называемый Саламиада 51, где остались два с половиной племени Израилевы перед переходом чрез Иордан; в этом месте находятся термы, пополняющиеся сами из себя, и называемые Моисеевыми, где очищаются прокаженные. Там есть источник 52 с весьма сладкой водою, которую пьют для очищения, и она исцеляет многие болезни; она недалеко от соленого моря, в которое впадает и Иордан, ниже Содома и Гоморры; на его берегу собирается сера и смола. В этом море в июле, августе и половине сентября целыми днями лежат прокаженные, вечером они омываются в тех термах Моисея и иногда очищается тот, кому соблаговолит Господь. Но и вообще [31] бывает некоторое облегчение. В этом море не находится ничего живого и не плавает на нем ни солома, ни дерево, не может плавать и человек, но все, что туда бросается, идет ко дну 53. От Иордана до места, где скончался Моисей 54, восемь миль, а оттуда не особенно далеко до Сигора 55; в этих местах много пустынников. Видели мы и гробницу Авессалома 56.

 

XI. Богоявление я провел на Иордане, где в эту ночь, на месте, где крестился Господь, совершаются такие чудеса 57: есть сооруженный обелиск, окруженный решеткой, и на том месте, где вода вошла в свое русло, поставлен в воде деревянный крест 58, и с той и с другой стороны спускаются до воды мраморные ступени. На бдении Богоявления совершается великое бдение; бесчисленный народ; при четвертом или пятом петухе совершается утреня. По окончании утрени, на рассвете, идет крестный ход под открытым небом, и священник, поддерживаемый диаконами, спускается к реке, и в тот час, когда он начнет благословлять воду, тотчас Иордан с ревом возвращается назад и верхнее течение останавливается до окончания крещения, а нижнее убегает в море, по словам псалмопевца: «море виде и побеже, Иордан возратися вспять». И все жители Александрии, владеющие судами, имеют там в этот день своих людей с кувшинами, наполненными ароматами и опобальзамом, и в то время, когда (священник) освятит воду, до начала крещения, все выливают эти кувшины в реку и берут оттуда благословенную воду и делают из нее воду кропления для своих судов, прежде, чем они выйдут в плавание. По окончании крещения все спускаются в реку для благословения, одевшись в полотно и во многие другие [32] одежды, которые берегут себе для погребения 59. По окончании крещения вода возвращается в свое место. И оттуда, где Иордан вытекает из моря Тивериадского, до соленого моря, в которое он впадает, будет приблизительно 130 миль 60.

 

XII. На этом берегу 61 Иордана есть пещера 62. Вверх по течению Иордана, не очень далеко от того места, где крестился Господь, есть монастырь святого Иоанна 63, очень большой, в котором две странноприимницы. На том и на другом берегу Иордана идут горные местности, где находятся змеи, из которых приготовляется противоядие.

 

XIII. По дороге от Иордана в Иерихон шесть миль. Иерихон же представляется взорам человеческим как бы раем. Стены разрушены, местность расположена в чудесах. Дом Раавы стоит; теперь это странноприимница, и тот покой, в котором она скрыла соглядатаев, есть часовня святой Марии. Те камни, которые сыны Израилевы взяли из Иордана, положены недалеко от города Иерихона, в базилике за алтарем; они очень велики. Перед базиликой есть ровное место, поле Господне, на котором Господь собственноручно сеял; оно вмещает приблизительно три модия посева, и жнется дважды в год; оно никогда не засевается, но дает жатву само собою. Жнется оно в Феврале, и из этого сбора причащаются на Пасхе. После жатвы оно вспахивается и вторично жнется с прочими посевами, снова вспахивается и отдыхает.

XIV. Источник воды, которую осластил Елисей, орошает весь Иерихон. Тут производится вино успокоительное, которое дают лихорадочным. Тут родятся фунтовые финики, которых я привез с собою в провинцию, и один из них подарил господину [33] Патерию патрицию 64. Тут родится и лимон в сорок фунтов и из лоз — бобы, длиною в два фута и толщиною в два пальца. Тут и лоза, с которой на Вознесенье продаются на Масличной горе ящики, полные винограда, а в день Пятидесятницы — сок, который продается в полных кувшинах.

 

XV. По выходе из города, по дороге в Иерусалим, недалеко от города Иерихона, есть то дерево, на которое взлез Закхей, чтобы посмотреть на Господа; это дерево, находящееся в часовне, проходит наружу через ее кровлю; оно высохло 65. Выйдя воротами из Иерихона и идя с Востока на Запад, по левой руке, входишь в пепел Содома и Гоморры; над этой местностью всегда опускается темное облако; запах серный 66. А что выдумывают люди про жену Лота, будто она уменьшается от того, что ее лижут животные, то это неправда, но она стоит в том положении в каком была 67.

 

XVI. Когда мы поднимались с горней в Иерусалим, недалеко от Иерусалима мы прибыли в Ваорим 68, а затем, на лево к сооружениям на горе Масличной, в Вифанию, к гробу Лазаря. Обозревая эти долины и обходя многие келлии, много чудесных местностей, мы видели на горе Масличной множество затворников, мужчин и женщин 69. И вверху, на горе, на том месте, откуда вознесся Господь, мы видели много чудесного, и келлию, где затворилась святая Пелагия и где она почивает в теле. На этой горе почивают Иаков Зеведеев, Клеопа и многие телеса святых.

 

XVII. При спуске с горы Масличной в долину Гефсиманскую, [мы пришли] на место, где был предан Господь, и где находятся три ложа, на которых Он возлежал, и мы возлегли ради благословления 70. В этой [34] долине есть базилика святой Марии, про которую (базилику) говорят, что это был ее дом, в котором она и скончалась 71. Эта долина Гефсиманская там же зовется Иосафатовой. Из Гефсимании мы поднялись к воротам Иерусалима, по большому количеству ступеней 72. С права от ворот есть оливковая посадка, где находится смоковница, на которой повесился Иуда 73. Ее ствол стоит огражденный камнями. Городские ворота примыкают к красным воротам, бывшим в храме, от них существует порог и кладка.

 

XVIII. Пав на землю и облобызав ее, мы вошли во святой град, где поклонились гробу Господню. Гроб вытесан из камня и ложе вытесано из того камня, на который было возложено тело Господа Иисуса Христа; бронзовая лампада 74, которая в то время была поставлена у Его главы, горит там день и ночь, из нее мы взяли благословение и поправили ее. В этот гроб извне приносится земля и входящие берут оттуда благословление 75. Камень, которым был загражден гроб 76, стоит при входе в него; цвет тот же 77, как и у скалы, он вырублен из скалы Голгофы. Камень этот украшен золотом и драгоценными камнями. А камень гроба похож на жерновный. Бесчисленные украшения: на железных прутьях висят запястья, браслеты, шейные цепи, кольца, головные повязки, витые пояса, перевязи, императорские венцы из золота с драгоценными камнями, и украшения императриц. Сам гроб прикрыт как бы метой из серебра, с золотым верхом 78. Перед гробом поставлен престол.

 

XIX. От гроба до Голгофы восемьдесят шагов 79. С одной стороны, откуда Господь наш поднимался на распятие, на нее всходят по ступеням. Видно и место, на котором был водружен крест 80, и на камне [35] кровь 81. С боку жертвенник Авраама 82, на котором он намеревался принести Исаака, и где принес жертву Мельхиседек. Возле этого жертвенника есть расселина 83, к которой если приложить ухо, то услышишь плеск текущей воды, и если бросишь яблоко или что-нибудь другое, что может плавать, и пойдешь к источнику Силоамскому, то найдешь [брошенный предмет] там 84. Между Силоамом и Голгофой, я полагаю, будет милиарий. А Иерусалим не имеет проточной воды, как только в Силоамском источнике.

 

XX. От Голгофы до места обретения креста пятьдесят шагов 85. В базилике Константина, прилежащей к гробу и Голгофе, в атриуме базилики находится покой, в котором хранится древо креста 86; мы ему поклонились и облобызали его. Видел я, держал в своих руках и лобызал и написание, которое было над главою Господа, и где написано: «сей есть царь Иудейский». Это древо креста из ореха. В то время, когда выносится из своего покоя святой крест на поклонение и приближается к атриуму, где ему покланяются, в тот час появляется на небе звезда и становится над тем местом, где находится крест, и пока покланяются кресту, стоит над ним; приносится масло для благословления 87, в склянках, наполненных до половины. И в то время, когда древо креста коснется края склянки, тотчас масло, кипя, устремляется наружу, и если склянка не будет закрыта скорее, оно все вытекает. При возвращении креста на место, возвращается и звезда, и потом, когда крест запирается, звезда более не появляется. Там же находятся и губа и трость, о которых читается в евангелии, с этой губы мы пили воду; [там же] и чаша из оникса, которую [Господь] [36] благословил на вечери 88, и многие другие чудеса, и уборы блаженной Марии, вверху: ее пояс и повязка, которую она употребляла для головы. Там находятся и семь мраморных седалищ для старейшин.

 

XXI. Мы поднялись на башню Давида, где он пел псалтырь 89; она очень велика. В ней в каждом этаже есть келлии. Эта башня четырехугольная, постройка открытая, без кровли. Туда поднимаются на время и христиане 90, ради благочестия. И встав около полуночи, они слышат голоса ропщущих внизу, в долине Иосафатовой, супротив Иордана, в местностях, обращенных к Содому и Гоморре; эта долина обыкновенно зовется Иосафатовой, она же и Гефсиманская.

 

XXII. Затем мы пришли в святую базилику Сион, где много чудес, между которыми то, что читается о краеугольном камне, его же небрегоша зиждущие 91. Когда Господь Иисус вошел в эту церковь, которая была домом святого Иакова 92, Он нашел этот необделанный камень лежащим по середине, поднял его и положил в угол. Если его взять в руки и поднять и приложить ухо к этому углу, то он звучит в ушах, как бы ропот большого количества людей. В этой церкви находится столб, у которого бичевали Господа 93. На этом столбе такой знак: когда Он его обнимал, то Его грудь отпечатлелась на мраморе, видны и обе руки, и пальцы, и ладони на этом камне, так, что при каждой болезни берется оттуда мерка; её надевают на шею, и исцеляются. На этом столбе есть и тот рог, из которого помазывались цари и Давид 94. Там, в этой церкви есть и терновый венец, которым венчали Господа, и копье, которым был прободен в ребро Господь. Тут находится и много камней, коими побиен святой Стефан 95. Тут и [37] столб, на котором стоит крест блаженного Петра, на котором он распят в Риме. Тут и чаша апостолов, в которой они по Воскресении Господа совершали евхаристию, и много других чудес, которых я не помню. Тут женский монастырь 96, в котором есть семь келлий с семью девами, которые туда заключаются в младенчестве, и когда кто-нибудь из них умирает, то погребается в келлии и вырубается другая келлия и туда затворяется другой младенец, для того, чтобы удержалось число; у них есть вне келлий люди, которые через окно дают им пищу. В это место мы вступили для молитвы с большим страхом, и не видели ничьего лица. В этом месте, говорят, находится сударь, который был на челе Господа. Видел я человеческую голову, оправленную в золотой ковчег и украшенную драгоценными камнями; говорят, что эта голова святой мученицы Феодоты; из нее многие, ради благословения, пьют воду; пил и я.

 

XXIII. Из Сиона мы пришли в базилику Святой Марии 97, где большое собрание монахов, где находятся и странноприимницы мужей и жен, приют для чужестранцев, бесчисленные столы, ложа для больных свыше трех тысяч. И мы молились в претории 98, где допрашивали Господа, где теперь базилика св. Софии, перед развалинами храма Соломона, под улицею, которая проходит к Силоамскому источнику мимо портика Соломона. В этой базилике есть седалище, на котором сидел Пилат, когда допрашивал Господа. И четырехугольный камень 99, который находился по середине претория, куда поднимали подсудимого для допроса, чтобы его слышал и видел весь народ; туда подняли и Господа, когда его допрашивал Пилат, и там остались Его следы: нога красивая, небольшая, [38] тонкая. И рост обыкновенный, волосы кудреватые, руки красивые, пальцы длинные изображает Его образ, писанный при Его жизни и поставленный в преторие 100. От того же камня, на котором Он стоял, совершаются многие чудеса; те, кто берет меру со следов ног и привязывает при каждой болезни, получает исцеление. И этот камень украшен золотом и серебром.

 

XXIV. И оттуда мы пришли к арке, где в древности были городские ворота 101. В этом месте грязная вода, куда был опущен Иеремия. При спуске от этой арки к Силоаму, по многим ступеням, над Силоамом находится базилика, снизу сводчатая; из нее вытекает Силоам, в котором находятся два мраморных бассейна, сделанные руками человеческими; между бассейном и бассейном разделение из перегородки. В одном купаются мужчины, в другом женщины, ради благословения; в этих водах являются многие чудеса, даже очищаются и прокаженные. Перед атриумом есть большой пруд, огражденный человеческими руками, в котором постоянно купается народ. В этих бассейнах, в определенные часы источник дает много воды, которая стекает по долине Гефсиманской, которую зовут и Иосафатовой, до реки Иордана, и впадает в Иордан в том месте, где Иордан вливается в соленое море, ниже Содома и Гоморры.

 

XXV. Ныне же этот источник Силоамский включен в пределы города, ибо императрица Евдоксия присоединила к городу стены 102. Она же укрепила базилику и гробницу святого Стефана и сама погребена, возле гроба святого Стефана. Между обеими гробницами по прямому направлению двадцать шагов. Святой [39] же Стефан почивает за воротами, в расстоянии одного полета стрелы, по дороге, обращенной к западу, спускающейся к Иоппе и к Кесарии Палестинской и к Диасполю, городу, который в древности назывался Азотом, и где почивает святой Георгий мученик 103. По средине дороги, не очень далеко от города, стоит мраморный столб 104, к которому первее вели Господа на бичевание, но столб, убегая, был поднят облаком и поставлен на это место. Об истинности этого свидетельствует то обстоятельство, что столб не имеет базиса, на котором стоял бы, но стоит просто на земле и двигается. На его вершине водружен железный крест, к которому поднимаются по ступеням и там бывают светильники и воскурения. В этом месте очищаются бесноватые. Но и в самом округе блаженный Георгий являет много чудес.

 

XXVI. По выходе от Силоама, мы пришли на поле, купленное на цену Господа и называемое Ахелдамак, т. е. поле крови, на котором погребаются все чужестранцы 105. Между могилами находятся келлии рабов Божиих. Много чудотворцев. Овощи и лозы повсюду, между могилами.

 

XXVII. По возвращении в город, мы пришли к купели 106, имеющей пять притворов, из коих в одном помещается базилика Святой Марии, в которой совершаются многие чудеса. Сама купель теперь загрязнена и там моется все, что необходимо в городе. В одном темном углу мы видели железную цепь, на которой удавился несчастный Иуда. Затем, выйдя к великим воротам, мы пришли к святому Исихию 107, который там же почивает в теле, где раздаются хлебы бедным и странным, по завещанию Елены 108.

 

XXVIII. По дороге, ведущей в Вифлеем, на [40] третьем милиарии от Иерусалима почивает в теле Рахиль 109, в пределах местности, называемой Рама. По середине дороги в этом месте я видел, что из скалы вытекает остающаяся на месте вода, в количестве, как я полагаю, до семи секстариев, откуда все берут, и она не уменьшается, но и не прибывает. Вкус для питья несказанный, как говорят, от того, что святая Мария, бежав в Египет, села на этом месте и возжадала, и тотчас вытекла эта вода. Тут теперь выстроена церковь.

 

XXIX. От этого места до Вифлеема три мили. Вифлеем место весьма известное; много рабов Божиих 110; пещера, в которой родился Господь; в ней ясли, украшенные золотом и серебром; внутри день и ночь горят лампады 111. Отверстие пещеры весьма узко для входа. Иероним пресвитер высек скалу в отверстии пещеры и сделал себе могилу, в которой и лежит 112. Прямо в полмилиарие от Вифлеема, в базилике, ниже города, почивает в теле Давид 113, вместе и Соломон, его сын, две могилы. Базилика же зовется у святого Давида. И младенцы, избиенные Иродом 114, имеют могилу в этом месте и почивают все вкупе; могила отпирается и видны их кости. Перед Вифлеемом есть монастырь 115, обнесенный стеною, где собралось множество монахов.

 

XXX. А от Вифлеема до дуба Мамврийского 24 мили; в этом месте почивают Авраам, Исаак, Иаков и Сарра, а также и кости Иосифа 116; и выстроена базилика с четырьмя портиками, по середине открытый атриум, и по середине идет перегородка; с одной стороны входят христиане, а с другой стороны Иудеи, совершая много воскурений. Погребение Иакова и Давида 117 в этой земле с большим благоговением [41] празднуется на другой день Рождества Господня, так что из всей страны сходятся Иудеи, в бесчисленном множестве, принося много благоуханий и светильников и одаривая служащих там.

XXXI. Затем, при возвращении в Иерусалим, спустившись на дорогу, которая ведет в Газу и Аскалон, прямо в 20 милях от Иерусалима, мы пришли на гору Гелвуйскую, где Давид убил Голиафа 118. Тут умерли Саул и Ионафан. Тут по середине дороги лежит Голиаф с огромной кучею у головы. Наваленные камни образуют высокую гору, так, что на пространстве 20 миль не находится ни одного камня, которой можно было бы сдвинуть, потому что есть заклятие, чтобы кто бы и сколько бы раз ни проходил, берет по три камня и бросает в эту кучу 119. В этих же горах никогда не идет дождь и в ночное время бывает таинственное явление: видят, как вращаются нечистые духи, делаются видимыми, подобно прядям шерсти или, по крайней мере, волнам моря.

 

XXXII. Затем, свернув в сторону, мы прибыли в город, называемый Елевтерополь 120, на место, где Сампсон челюстью осла избил тысячу человек; из нее вытек источник и источник этот орошает эти места до нынешнего дня. Были мы и у места, откуда он вытекает. Затем прибыли на место, где убит Захария 121 и почивает в теле; прекрасная, украшенная базилика и много рабов Божиих. Затем прибыли на место, где Исаия распилен пилою 122 и почивает, а пила эта во свидетельство положена у святого Захарии. Оттуда пришли на место, где Аввакум принес пищу жнецам 123. И оттуда вытекает источник, в котором Филипп крестил евнуха. В этих местах есть колодцы, которые выкопали [42] Авраам и Иаков, т. е. колодезь клятвенный и колодезь клеветы 124.

 

XXXIII. Вступили мы в Аскалон 125. Тут есть колодезь мира, больше в ширину, сделанный наподобие театра; в нем спускаются до воды по ступеням. Тут почивают три брата, египетские мученики; у них, правда, есть собственные имена, но обыкновенно их зовут египетскими. В расстоянии милиария город Сарафия 126, и вблизи город Майома Аскалонитская 127. Оттуда мы прибыли в город Майому Газскую 128, в которой почивает святой мученик Виктор. От Майома до Газы 130 один милиарий. А Газа город известный, приятный 131, жители честные, отличающиеся всяческой щедростью, любители чужестранцев. На втором милиарие от Газы почивает святой отец Иларион 132.

 

XXXIV. И оттуда мы прибыли в город Елузу 133, в начале пустыни, идущей к Синаю, в котором, по рассказу епископа, была некая знатная девушка, по имени Мария. Когда она вышла замуж, то в самую ночь брака ее жених умер. Она терпеливо перенесла это и в течении недели отпустила на волю его рабов, продала его имущество и раздала бедным и монастырям 134. Справив дома седьмой день 135, ночью, взяв одежду жениха, она не обрелась. Про нее говорят, что находится в пустыне за Иорданом и странствует среди камышей и пальм, в пределах Сигора, около соленого моря 136. В этих местах мы обрели женский монастырь в пустынном месте, (где было) более 16 или 17 (дев), которых кормили христиане; они держали одного осла, который им молол и кормили с детства прирученного льва 137, огромного, ужасного на вид; когда мы приближались к келлии, то он заревел, при чем все животные, которые были с нами, [43] омочились, а некоторые и упали на землю. И говорили, что этот лев водит осла на пастбище. Через меня им предлагал сто солидов тот христианнейший, с которым я был, но они не захотели взять. Тогда он послал в Иерусалим и привез им власяницы 138, овощей для кладовой и масла для светильников, и они нам рассказали о чудотворениях Марии, которая странствовала в пустыне. Тот, с которым я был, странствовал два дня по пустыне, ища ее, но нашел ли, или нет, не захотел сказать нам: однако власяниц и фиников и корзинок с жареным горохом и бобами, которые он взял с собою — ничего из этого он обратно не принес. Его скорби и плача мы не могли никаким образом утешить; он только говорил: “увы мне жалкому, чего ради я зовусь христианином".

 

XXXV. Отправившись из города Елузы, мы вступили в степь. В 20 милях есть укрепленное место, в котором странноприимница святого Георгия 139, где мимоходящие имеют нечто в роде убежища, а пустынники пропитание. Оттуда, вступив во внутреннюю пустыню, мы прибыли в места, про которые говорится: “землю плодоносную в сланость, от злобы живущих на ней" 140, где видели изредка людей с верблюдами, которые бежали от нас (видели мы их и в Иерусалиме), людей из стран Эфиопии 141: носы проткнутые, (сами) обуты в галльскую обувь 142, через ножные пальцы пропущены кольца. На вопрос: от чего это? они сказали: Траян римский император дал нам этот знак.

 

XXXVI. Когда мы странствовали по пустыне 5 или 6 дней, при чем воду везли нам верблюды, мы получали на человека секстарий утром и секстарий [44] вечером. Когда вода эта горкла в мехах, в виде желчи, мы сыпали в нее песок, и она делалась пресною. А семьи Саракинов и их жены, приходя из пустыни и сидя при пути со слезами, разложив перед собою туники, просили у проходящих хлеба 143; приходили и их мужья, принося с собою из внутренней части пустыни меха с холодною водою, и получали себе хлебы, приносили они и пучки кореньев, которых благоуханный запах превосходил все ароматы; они не продавали ничего, потому что были под запрещением и справляли свой праздник. Народ же, входивший в эту великую пустыню, был числом двенадцать тысяч шестьсот.

 

XXXVII. Проходя чрез пустыню на восемнадцатый день мы прибыли к месту, где Моисей вывел воду из скалы 144. Затем, на другой день пришли к горе Божией Хориву, и когда двинулись оттуда, чтобы подняться на Синай, вдруг вышло нам на встречу бесчисленное множество монахов и пустынников, с крестами и гимнами и, простершись на землю, поклонились нам; подобным же образом, плача, поступили и мы 145. И ввели нас в долину, между Хоривом и Синаем 146, у подошвы каковой горы есть тот источник, где Моисей видел знамение горящей купины, и из которого он поил овец. Источник этот включен в монастырь 147, а монастырь этот окружен укрепленными стенами, и в нем три аббата, знающие языки, а именно: латинский, греческий, сирийский и египетский — Бесс — и много переводчиков отдельных языков 148. В монастыре этом убежище 149 монахов. И мы пошли прямо в гору, в продолжении трех миль, и пришли в место к пещере, где скрылся Илия 150, когда бежал пред Иезавелью. Перед этой пещерой начинается [45] родник, который орошает гору. Оттуда прямо мы поднялись на три мили, на самую вершину горы, на которой находится небольшая молельня, приблизительно в шесть шагов длиною и (столько же) шириною 151. В ней никто не осмеливается оставаться (на ночь), но уже, при начале дня, восходят монахи и исполняют дело Божие. В этом месте все, ради благоговения, стригут свои бороды и волосы, и бросают их; тут и я также коснулся бороды.

 

XXXVIII. Гора Синай каменистая, и в редких местах имеет землю 152. На нем кругом много келлий рабов Божиих 153, подобно, как и на Хориве, и говорят, что Хорив есть земля чистая 154. И на этой горе, на (правой) стороне горы Саракины поставили свой мраморный идол, белый, как снег 155. Тут также живет их жрец, одетый в далматику 156 и полотняный паллиум. И когда наступает время их празднества, при возвращении луны, прежде чем взойдет луна, в день их празднества этот мрамор начинает менять цвет; когда взойдет луна и когда они начнут покланяться, этот мрамор делается черным, как смола. По окончании времени празднества, мрамор возвращается в прежний цвет, чему мы все очень удивлялись.

 

XXXIX. Между Синаем и Хоривом есть долина, на которую в определенные времена сходит с неба роса, называемая манной, которая сгущается и делается как бы зерном мастики, и собирается, и в монастыре находятся бочки, наполненные ею, оттуда дают и благословение, небольшие склянки. И нам дали оттуда пять секстариев. Из нее составляют и питье, вроде запивки, и нам дали, и мы пили. В этих горах пасутся вместе лев, пард, онагры и газели, [46] они же и дикие козы, и мулы, которые мелют в горах, и ни одного из них не трогает лев, по причине обширности пустыни. И так как оканчивались Саракинские праздники, вышел глашатай, (говоря), что так как не возможно возвращаться через пустыню, по которой мы пришли, то чтобы возвращались во святой град — одни через Египет, другие через Аравию 157.

 

XL. От горы Синая до Аравии, до города, который называется Абила 158, восемь ночлегов 159. В Абиле пристает корабль из Индии, с различными ароматами. Мы же решили возвратиться через Египет, и прибыли в город Фару, где Моисей сражался с Амаликом; тут есть молельня, алтарь которой сооружен над теми камнями, которые подложили молившемуся в этом месте Моисею. Город обнесен стенами из кирпича, место весьма бесплодное, кроме источников и пальм. В этом городе есть епископ. И встретили нас женщины с детьми, неся в руках пальмы и склянки с редечным маслом, и, простершись у ног наших, мазали наши ноги и головы, поя на египетском языке антифон: “благословенны вы от Господа и благословенно прибытие ваше, осанна в вышних". Это есть земля Мадиамская 160 и про жителей этого города говорят, что они происходят из семейства Иофора, тестя Моисеева. (Тут) расположены восемьдесят постов, где находятся воины с их женами, содержащиеся на общественный счет и получающие из Египта пищу и одежду; они не занимаются земледелием, потому что негде, так как все песок. Только в определенные дни они берут каждый по Саракинской кобыле, которые получают на общественный счет пастбище, солому и ячмень, и [47] разъезжают на них по пустыне, ради охранения монастырей и отшельников от козней Саракинов, но Саракины не тревожатся от страха перед ними. Выходя из города, они запирают его снаружи и ключи уносят с собою. Подобным же образом делают и те, которые остаются внутри, по причине козней Саракинов, ибо не имеют, куда выйти извне, кроме неба и песку.

 

XLI. Оттуда мы прибыли в Сокоф, а оттуда в Магдал 161, и к месту у семидесяти двух пальм и у 12 источников 162, где пробыли два дня, отдыхая после толикого труда и обширности пустыни. В этом месте есть небольшая крепостца, называемая Сурандала; внутри ее нет ничего, кроме церкви и двух странноприимниц, ради проходящих. В этом месте я видел перечное дерево и собрал с него 163. Оттуда мы прибыли в место, где сыны Израилевы, приготовляясь к переходу через море, расположились лагерем. И тут подобным же образом есть небольшая крепостца, а ниже ее странноприимница. И оттуда пришли к месту на берегу, где перешли сыны Израилевы 164. Там, где они вышли из моря, есть молельня Илии, а перейдя к месту, где они вошли в море, (находим) молельню Моисея 165. Там есть и небольшой город, называемый Клисма, куда приходят корабли из Индии. В том месте моря, где они перешли, из большого моря выходит залив и простирается внутрь на много миль, имея прилив и отлив. При отливе видны изображение + оружия Фараона и следы колесниц 166, и все оружие превратилось в мрамор. Тут нам дали полные зеленые орехи, идущие из Индии про которые люди верят, что они из рая. А благодать его такова: сколько бы человек ни вкусило, все насыщаются. [48]

 

XLII. Внутри же в этом море, в 12 милях, есть небольшой остров: живая скала, на которой висят мягкие, как мясо, пальцы, наподобие фиников, источающие мазь, которая зовется каменным маслом 167 и берется ради великого благословения. Сосуд, в котором оно содержится, если будет наполнен, и ты захочешь возвратиться для того, чтобы взять еще, уже не принимает и не вмещает (масла). Скольким бы больным, преимущественно бесноватым, ни удалось добраться до этого места, все исцеляются. Когда его берут ради благословения, то не позволяется вывозить его из Клисмы в чистом виде, но оно смешивается с маслом. И если бы оно не разбавлялось, то я думаю, что оно всегда удержало бы свои целебные свойства, потому что влажность этой мази держится на воде вплоть на пространстве двух миль. Запах серный. Какова бы ни была буря на море, она не простирается выше этой влаги. В этом городе Клисме, внутри в базилике 168 мы видели деревянные гробы святых отцев отшельников, более восемнадцати.

 

XLIII. Оттуда мы прибыли в Магдал 169 и Сокоф 170, а оттуда через пустыню к пещере блаженного Павла, что по Сирийски “куба", этот источник течет и доселе. Затем 171 опять через пустыню прибыли к Нильским водопадам, где вода поднимается по водомеру. Устройство сделано руками человеческими, 12 ступеней. По близости водопадов, на том и на другом берегу Нила два города, которые, как говорят выстроены дочерьми Лота, и из которых один называется Вавилонией 172. Идя через поля Таниса 173, мы прибыли в город Мемфис и Антиной 174, где находился Фараон и оттуда вышли сыны Израилевы. В этих местах находятся двенадцать полных житниц Иосифа 175. [49]

 

XLIV. В Мемфисе был храм, который теперь церковь, которого один покой закрылся перед Господом нашим, когда он был с блаженной Марией 176, и до сих пор не может быть открыт 177. Там мы видели полотняный плат, на котором есть изображение Спасителя, который, как говорят, в то время утер об него свой лик, и там осталось его изображение 178, ему поклоняются в определенные времена. Поклонились ему и мы; но по причине блистания мы не могли вглядеться, потому что по мере того, как мы вглядывались, он менялся в твоих глазах.

 

XLV. Спустившись по Египту, мы прибыли в город Атлефи 179 и дошли до святого Мины 180, который творит там многие чудеса. Оттуда, сев в корабли, мы по озеру прибыли в Александрию. На этом озере мы видели множество крокодилов. Александрия город знаменитый 181, жители весьма легкомысленны, но любят чужестранцев; много ересей. Там почивают: святой Афанасий 182, святой Фавст 183, святой Епимахий 184, святой Антоний 185, святой Марк 186 и многие другие телеса святых 187.

 

XLVI. Вернувшись вторично в Иерусалим, я остался там долгое время больным. Явно, воочию, увидал я в видении блаженную Евфимию 188 и блаженного Антония, как они пришли и исцелили меня. Выйдя из Иерусалима, я спустился к Иоппе 189. Тут почивает святая Тавифа, она же и Доркада. Затем, я прибыл в Кесарию Филиппову, что зовется башней Стратона и Кесарией Палестинской. В ней почивают святой Памфил 190, святой Прокопий 191, святой Корнилий 192, с ложа которого мы взяли благословение. Затем мы поднялись по Галилее и прибыли в Дамаск. Там находится на втором милиарие монастырь, где [50] обратился святой Павел 193, село, которое зовется прямым, где совершаются многие чудеса. Затем мы прибыли в Гелиополь 194, и оттуда в Емизу 195, где находится глава святого Иоанна Крестителя, которая положена в стеклянный сосуд, и ее мы видели в сосуде собственными очами и поклонились ей. Оттуда, пройдя через города Лариссу 196, Аристозу и Епифанию, мы прибыли в знаменитый город Апамию 197, в котором находится вся Сирийская знать.

 

XLVII. Выйдя из Апамии, мы прибыли в Антиохию великую 198, в которой почивает святой Вавилл 199 и три младенца, святая Юстина 200, святой Юлиан 201 и братья Маккавеи 202, всего девять гробниц; над гробницей каждого висят (изображения) их страданий 203. Оттуда мы спустились в Месопотамию, в город Халкидон 204. Оттуда прибыли в Карран, где родился Авраам, и спустившись оттуда, прибыли в город Барбарисс 205, где почивает святой Вакх, брат святого Сергия 206. Оттуда прибыли в город Суру 207, по середине которого протекает река Евфрат, и в этом месте его переходят через мост. Здесь пострадали святой Сергий и святой Вакх, а в восемнадцати милях внутрь, в пустыне, между Саракинами, почивает святой Сергий, в городе Тетрапиргие.

 

(пер. И. Помяловского) 
Текст воспроизведен по изданию: Путник Антонина из Плаценции // Православный палестинский сборник. Вып. 39. СПб. 1895

 

По материалам портала "Восточная литература"

 

Примечания

 

1. Constantia (Kwnstantia, Kwnstanteia), прежде Саламин (SalamiV, Salamin), на восточном берегу Кипра. Переименован при Константине Великом. Главный город с прекрасною гаванью. Теперь развалины Порто Констанца.

2. Св. Епифаний Кипрский † около 403 г. Уже вскоре после его кончины ученики его воздвигли в честь его на Кипре храм, украшенный многою живописью и изображением Святого (acta Concil. Nic. II, 6 у Harduin. Conc. T. IV. P. 393). Память 12 Мая. См. Acta SS. 12 Mai; Or. Chr. II p. 1045; Tillemont Mem. X p. 202. Мощи его на Кипре видел иг. Даниил (стр. 11).

3. Антарад (AntaradoV), ранее называвшийся Карном (KarnoV Strab. p. 753) и Константином В. переименованный в Констанцию (Kwnstantia Theophan. Chron. p. 38 de B. cf. Hierocl. p. 716), no Itiner. Antonini (p. 148) в 50 милях от Триполиса, и приблизительно в 30 стадиях от острова Арада (Clement. Hom. XII, 12), по Бордосскому путн. (стр. 20) в 16 милях от Маракии. При крестоносцах Тортоза, теперь Тартус. Baed. p. 383. Называя Антарад островом, наш путник делает ошибку: Антарад лежит на материке, а не на острове, в приблизительно часовом расстоянии расположен Арад, теперь Руад.

4. Триполис (TripoliV), в 18 милиариях от Вивла (Itiner. Anton, p. 148).

5. Муч. Леонтий, родом из Триполя, пострадал там же, вместе с другими, при Веспасиане. В VI в. в Триполе существовал в честь его честной храм (Harduin. Conc. II p. 1287); игумен церкви Св. Леонтия в Триполе Леонтий упоминается в житии Евфимия В., при Имп. Анастасие (Палест. Патерик II, стр. 79). О почитании его свидетельствует Феодорит Кирский (Sermo VIII, de martyrib. s. fin.). Память 18 Июня.

6. Из нескольких землетрясений, бывших в царствование Юстиниана, здесь упоминается вероятно землетрясение, бывшее в Августе 554, продолжавшееся 40 дней (Malal. XVIII. р. 487 Bonn.) и разрушившее большую часть Никомидии, многие города и веси в Аравии, Палестине, Месопотамии и Антиохии (Cedren. p. 384 D.). В частности про Вирит рассказывает Агафий: «Прекраснейший Вирит, бывший тогда украшением Финикии, весь был при этом обезображен и рухнули славные и знаменитые украшения построек, так что почти не осталось ничего, как только полы сооружений. Погибла большая толпа туземцев и жителей, раздавленные тяжестью, и многие прибывшие юноши, знатные и прекрасно образованные, бывшие там для изучения римских законов» (II, 15. р. 95 Bonn.).

7. Вивл (BubloV, BibloV), в 36 римск. милях от Триполя, и в 24 — от Вирита (itin. Anton, p. 148); по Tab. Peuting. (Segm. IX. f.) — в 19 от последнего. Теперь Джебель. По иг. Даниилу — в 40 верстах от Триполя, и в 20 от Вирита (стр. 90).

8. Триирис (TrihrhV), по Страбону (p. 754) между Триполем и Феупросопоном, оконечностью Ливана.

9. Вирит (BhrutoV), по itiner. Anton, p. 149 в 24 римск. милях от Вивла и в 30 от Сидона, по Бордосскому путн. стр. 21, в 36 милях от Триполя, и в 28 от Сидона, по tab. Peuting. (IX, f.) в 19 от Вивла и в 29 от Сидона. О высшей школе римского законоведения, сверх приведенного выше места Агафия, см. Euseb. Martyr. Pal. apud Ruinart Acta sine. p. 359; в ней обучался Григорий Неокесарийский (Socrat. h. eccl. IY, 26; срвн. Sozom. I, 11). Теперь Берут.

10. Об епископах Вирита см. Le Quien Or. Chr. II, p. 815.

11. Сидон (Sidwn), по itin. Anton, p. 149 в 30 р. милях от Вирита, и в 24 от Тира; по Страбону не более 200 стадий от последнего (р. 757); по Бордосскому путн. (стр. 21), в 28 милях от Вирита, и в 25 от Тира, по tab. Peutinger. (IX, f.), в 29 от Вирита, и в 24 от Тира, по Даниилу игумену (стр. 90) от Вирита 15 верст, от Тира — 10. Теперь Седа.

12. Реке Асклипию соответствует теперешняя нахр-ел-Баргуд, в 5 мин. к Ю. от Сёды.

13. Сарапта (Sarapta, wn, Sarajqa, Sarepta, Sarejqa, Sarejqa, Sarajqia). Об этом городе см. наше примеч. к Феодосию стр. 84.

14. Тир (TuroV), по itiner. Antonini (p. 149) в 24 милях от Сидона, и в 32 от Птолемаиды, по Бордосскому путн. (стр. 21), в 25 милях от Сидона, в 16 от Сарепты, и в 33 от Птолемаиды, по Страбону не более 200 стадий от Сидона (р. 757), по tab. Peuting. (IX, f.) в 24 м. от Сидона и в 32 от Птолемаиды, по иг. Даниилу (стр. 90), в 10 верстах от Сидона и в стольких же от Птолемаиды, Теперь ес-Сур.

15. О порочности жителей Тира еще во времена Иисуса Христа см. Матф. XI, 21, Лук. X, 13.

16. О Тирийских пурпуровых фабриках см. Strabo p. 757. Иероним (ad. Ezech. XXVI, 7 p. 254 и XXVII, 2 р. 259) говорит, что в его время Тир вел торговлю всемирную.

17. Птолемаида (PtolemaiV, первоначально Akh, переименован, вероятно, Птолемеем Лага), по Иосифу Фл. bell. II, 10, 2, на пределах Галилеи, в равнине Ездрилонской, в 60 стадиях от гор Галилейских, в 120 от Кармила и в 100 — от Тирской лестницы (Klimax Turiwn), по itiner. Anton, p. 149 в 32 милях от Тира и в 24 от Сикамина; по Бордосскому путн. (стр. 22) в 23 милях от Сикамина, и в 32 от Тира, ту же цифру от Тира дает и tabula Peutinger. (IX, f.). Теперь ‘Акка.

18. Сикамин (SukaminoV, Sukaminai, Sukaminwn poliV, Sukaminwn, Sukaminwn), по itiner. Anton, p. 149, в 24 милях от Птолемаиды, и в 20 от Кесарии Палестинской; по Бордосскому путн. (стр. 22) — в 15 милиар. от первой и на 16 от второй. По Евсевию (Ономаст. № 540) приморское селение близ Кармила, звавшееся Ифа (Hja). Теперь Хайфа ел-Атика.

19. Залив 'Акка, по прямому протяжению между Птолемаидой и Хайфа, имеет 13 километров.

20. О castra Samaritanorum у Кармила Гильдемейстер (стр. 36) приводит современное Антонину свидетельство из послания к императору Юстину II (565-568), сохранившегося в актах Никейского собора 787 года (Harduin. IV, p. 289), где упоминается: Samareitwn twn ta legomena Kastra oikountwn plhsion thV polewV PorjurewnoV.

21. О воскрешении сына Соманитяныни Елисеем см. IV Царств, 4, 20 сл.

22. О чудесном камне можно сравнить то, что говорит Плиний об аэтите (aetites) h. n. X, 12; XXX, 130; XXXVI, 149; он находится в орлиных гнездах, внутри его другой камень, издающий звук при движении; употребляется в медицине, и преимущественно против выкидыша. Срвн. Priscian. perieg. 985: hie aetites est, sonitum cui spiritus addit arcanum crepitans praegnantibus utilis aegris. Cм. Salmasii Plin. exercitat. p. 501 sqq.

23. Порфиреон (Porjurewn, Porjurewn, Porjuriwn) при море (Procop. h. arc. 30 p. 164) небольшое селение, имевшее однако епископа (Le Quien Or. Chr. II p. 830). Тут император Юстиниан выстроил храм Богоматери (Procop. de aedif. V, 9, p. 328). По Бордосскому путн. стр. 21 — в 8 милях от Сидона, и в 20 от Вирита. Тут, очевидно, есть смешение: Антонинов Порфиреон лежал невдалеке от Хайфа и Кармила, тогда как, упоминаемый у Бордосского путника — гораздо севернее, между Седой и Берутом; теперь отожествляется с хан ен-неби-Юнус.

24. О Диокесарии или Сепфории см. наше примеч. к Феодосию стр. 52. Теперь Саффурья.

25. Священные предметы, которым покланялся Антонин (вероятно в храме, выстроенном при Константине В. неким Иосифом из Тивериады. Epiph. haer. XXX, 4), относятся, по всей вероятности, к Благовещению Богородицы, при чем, вероятно, перемешаны две сцены, при которых изображалось это событие: Благовещение у источника, к которому относится ведерко или кувшин, так как Богоматерь изображалась черпающею воду в тот момент, когда перед нею предстал Ангел (см. Покровский Евангелие стр. 23), и Благовещение в Назаретской горнице, при чем Богоматерь изображается сидящею на седалище (cathedra) и прядущей пряжу, находящуюся в стоящей у ее ног корзинке (id. p. 8, 10). О том, что Благовещение произошло в Диокесарии, другие свидетельства не говорят, хотя есть предание о том, что в этом городе был дом Св. Анны (Sepp. Jerus. II p. 141); по Даниилу (стр. 121), Благовещение у источника было в таком расстоянии от Назарета, «вдале яко дострелити добре до кладязя того святого», что, во всяком случае, к Диокесарии, отстоящей от Назарета на 6 кил., не подходит.

26. О Кане см. наше примеч. к Феодосию стр. 53. Теперь Кафр-Кенна.

27. Свидетельство Антонина о том, что он возлежал на ложе а записал там имена своих родителей подтверждается интересной находкой, сделанной в 1884 г. в развалинах церкви Богородицы, в гор. Елатее. Находка эта состоит из продолговатого камня серого мрамора, на одной стороне которого вырезана надпись: + OutoV estin | o liqoV apo | Kana thV Ga|lileaV opou | to udwr oinon | epoihsen o K(urio)V | hmwn I(hsou)V C(risto)V +. На другой стороне камня читаются вырезанные не глубоко буквы KAI THS MHTROS MOU ANTWNINOU +, почерк которых не позже VI в. — времени, в которое жил наш паломник. Надпись может быть дополнена: Mnhsqhti, Kurie tou patroV] kai thV mhtroV mou Antwninou +. См. Bullet. de corresp. hellen. 1885, IX, p. 28 сл. — Обычай так назыв. proskunmata, которые чертились путешественниками на местах или памятниках, представлявшихся по чему-либо примечательными, идет еще из языческой древности; Христиане писали в них молитвенные обращения к Богу или святым с воззванием о поминовении как живых, так и умерших. Для примера см. книгу Арх. Антонина: О древнейших христианских надписях в Афинах. Спб. 1874.

28. О водоносах упоминают и другие паломники: при Антонине их было два, при Виллибалде — начало VIII в. — только один (р. 260), в XIII в., при Титмаре, в Кане указывали только следы, где стояли водоносы (р. 4 ed. Laurent срвн. Иоанн Пол. р. 272). О том, куда были они перенесены в последствии см. Bull, de corr. h. 1. 1. p. 37 и Vogue Les eglises de la T. S. p. 356. n. 3.

29. Об источнике в Кане говорит Титмар (1. 1.), будто вода его отзывалась вином.

30. О Назарете см. наше примеч. к Феодосию стр. 54. Теперь ен-Назира.

31. О синагоге см. Tobler Nazareth p. 229. О базилике Благовещения id. p. 124 сл., о красоте Назаретских женщин id. p. 54 сл., о плодородии местности id. 19 сл.

32. Фавор, теперь джебел ет-Тор, от Назарета, по иг. Даниилу, 5 верст великих (стр. 116); теперь считается 7 1/2 верст; по Аркульфу (р. 184) в трех милях от Тивериадского моря; по anon. Tobler (p. 107) в 10 левгах от Севасты, по Иоанну Вюрцб. (р. 112) на 5-м милиарие от Назарета и на 2-м от Ермона и от Наима, по Иоанну Полонеру (р. 272) в 3-х милях от Назарета, по Феодерику (р. 102), на 5-м милиарие от Тивериады к З. и на 2-м от Наима, по innominatus II (у Tobl. Theod. p. 118) в двух левгах от Назарета, по anonym. у Vogue p. 423 на 4-м милиарие от Назарета, к Ю., на 2-м от Ермона и от Наима, на 3м от Сарона, по Епифанию на 1 день пути от Тивериады (стр. 8).

33. Фавор поднимается с равнины почти одиноким: mons in medio Galileae, mira rotunditate, sublimis, in omni parte flnitur aequaliter (Hieron. ad Hos. 5, p. 888); он состоит из известняка и густо порос растительностью; подъем на него продолжается около 3-х часов; иг. Даниил взбирался на гору от 3-го часа до 9-го, борзо идуще (стр. 111); площадка Фавора, по Буркгардту (Reis. II, p. 579), имеет полчаса в окружности, по Робинзону (Pal. III, p. 453) 12 — 15 минут от С. к З. и 6-8 от Ю. к В. По Аркульфу 30 стадий вышины, площадка — 24 стадии (р. 185).

34. О церкви или церквах на Фаворе (постройка, по преданию, Елены; Niceph. Call. VIII, 30; житие Елены у Васильевского Епифаний стр. 256) говорят, сверх Антонина, Аркульф (стр. 185), Виллибальд (р. 260): ibi est nunc monasterium monachorum et ecclesia Domino consecrata et Moisi et Heliae. Et illi cives nominant ilium locum Age mons (т. е. agion oroV). По свидетельству commem. de casis Dei (p. 304) там был епископ и 4 храма: один в честь Спасителя, другой — Моисея, третий — Илии, и было 18 монахов; при Данииле (стр. 111) была церковь во имя Преображения и другая — пророков Моисея и Илии. Ранее, на Фаворе была епископия, а потом латинский монастырь (срвн. Theoder. p. 103), о котором упоминает Вильгельм Тирский (1037), называя его греческим, во имя прор. Илии. Подробное описание у Фоки стр. 37.

35. О виде с Фавора говорит Иероним (per. P. p. 38): «она (св. Павла) видела вдали горы Ермон и Ермониим и широчайшие поля Галилеи, на которых был поражен Сисара. Указывали и на поток Кисон, деливший равнину по середине, и возле — город Наим». Фока видел с Фавора Иордан, части Ливана, два холма, среди которых стоит Дамаск, Тивериадское море, место благословения хлебов, Наим, Аендор, поток Кисонский (стр. 38). См. Ritter Erdk. XV, 1 p. 398; Robinson Pal. III, 1, p. 457.

36. Тивериадское море, теперь бахр ет-Табария, иначе море Хенереф (напр. Числ. 34, 14), озеро Генисаретское (напр. I Макк. 11, 67 — вода Геннисар), море Галилейское (Матф. 4, 18), море Тивериадское (Иоанн. 21, 1). В периметре около 9 немецких миль. Ritter Erdk. XV, 1 p. 288.

37. О Самарии (ошибочно, вместо Сихема) Неаполе см. наше прим. к Феодосию стр. 30.

38. О Тивериаде см. наше примеч. к Феодосию стр. 36. О целебных теплых ключах близ Тивериады (в 1/4 - 1/2 часа к Ю. Теперь Хаммам) говорит уже Плиний (h. n. V, 71: ab occidente Tiberiade aquis calidis salubri); упоминает и Иосиф Фл. (а. XVIII, 2, AmmaqouV kwmh; 6. IV, 1, 3AmmaouV), a также и паломники (Аркульф р. 180, Виллибальд р. 261, иг. Даниил 103: баня святых в 1 версте от Тивериады).

39. О Капернауме см. наше примеч. к Феодосию стр. 38.

40. Об образовании Иордана из Иор и Дан см. наше примеч. к Феодосию стр. 39.

41. Гадары. Вместо очевидно ошибочного Gabaon лучших рукописей, Гильдемейстер читает Galaad. Под этим названием разумеется то вся область по B. берегу Иордана, начиная от Арнона до южной подошвы Ермона (Иосиф Фл. а. XII, 8, 3 и сл.), то, в частности, пространство к Ю. от Иармука до северной стороны возвышенности Есевона (теперь 'Аджлун), в противоположность равнине Васанской, то, наконец — гора Галаад (джебел Джил'ад) к С. от ес-Сальта. Гадары могут быть причислены к Галааду, так как город этот, приписанный к Перее, находился по ту сторону Иордана, близ Иармука (Plin. h. n. V, 74 Gadara, Hieromice praefluente), в 60 стадиях от Тивериады (Иос. Фл. vita 349), супротив Тивериады и Скифополя (Euseb. Onom. 297, что не совсем точно). Он был завоеван Александром Яннеем после 10 месячной осады (Иос. Фл. а. XIII, 13, 3, В. 1, 4, 2) и восстановлен Помпеем (id. a. XIV, 4, 4; В. 1, 7, 7) в угоду его отпущеннику Димитрию, уроженцу Гадар; Габиний учредил здесь одну из пяти синедрий (id. XIV, 5, 4; В. I, 8, 5). Август подарил этот город Ироду B., (id. a. XV, 7, 3; B. 1, 20, 3), но отнял его у его преемника Архелая (id. a. XVII, 11, 4; B. II, 6, 3) и присоединил к Сирии. Жители Гадар жаловались на Ирода Агриппе и Августу (id. a. XV, 10, 2, 3); перед Иудейской войной возмутились жившие там Иудеи (id. B. II, 18, 1), но были усмирены и частью перебиты язычниками (id. B. II, 18, 5); во время войны масса жителей, бежавших из Гадар, была перебита Плацидом, хотя город и открыл ворота Веспасиану (id. B. IV, 8, 3 сл.). В последствии был приписан к Palaestina II и имел епископа. Le Quien Or. Chr. III, p. 595. Теперь Мукес или Ом Кейс, с развалинами. В 5 километрах к С. С. З., на правом берегу Иармука находятся знаменитые горячие ключи, о целебности которых говорят многие (теперь ел-Хамми). Евсевий (Оном. № 52 зовет эту местность Emmaqa, Иер. Amatha; срвн. № 297) упоминает про них; Евнапий в биографии Ямвлиха (р. 459 Did.) говорит, что, кроме Бай, ни одни ключи не могут сравниться с Гадарскими; из небольших ключей один назывался ErwV, а другой — AnthrwV. Об них же упоминает и Епифаний adv. haer. I, p. 132, говоря, что там ежегодно бывает торжище (panhguriV) на которое собираются отовсюду желающие купаться в продолжении нескольких дней, ради излечения от болезни; купались вместе, и мужчины и женщины. По соседству были вырубленные в скале пещеры, poluandria.

42. Иоанн из Плаценции, очевидно, сопутствовавший Антонину, не известен.

43. Река Гадара может быть тоже, что Иармук; теперь Шери’ат ел-Менадыре.

44. Скифополь. См. наше примеч. к Феодосию стр. 35. О мученике Василие, там почитавшемся, см. житие Св. Евфимия стр. 28, где упоминается его храм, бывший в Скифополе в V в.

45. Св. Иоанн, чудодействовавший в Скифополе, ближайшим образом неизвестен; на соборе 536 г. подписался Стратигий диакон и монах обители блаженного Иоанна, за всех подчиненных Скифополю монахов. Reland. Pal. II. p. 976.

46. О Севасте см. наше примеч. к Феодосию стр. 33.

47. Об отчуждении Самарян от Иудеев и Христиан много любопытных данных собрано у Robinson Pal. III p. 338 сл. Гильдемейстер приводит еще: Juynboll Hist. gentis Samar. p. 341. Он сопоставляет свидетельство Самарянской книги Иисуса Навина, по которому Самаряне сожгли все местности, где был император Адриан.

48. О месте насыщения 5000 человек см. наше примеч. к Феодосию стр. 37.

49. О месте крещения Господня см. ваше примеч. к Феодосию стр. 79. По Библии, переход сынов Израилевых через Иордан произошел против Иерихона (Иис. Н. 3, 17); о железе, спавшем в Иордан с топорища и всплывшем по молитве Елисея, см. IV Царств, 6,1 и сл.; о месте восхищения Илии и малом Ермоне см. наше прим. к Феодосию стр. 81; о храме Св. Софии, на месте претория, там же, стр. 64. Достойно внимания применение слов псалма: “яко роса Аермонская сходящая на горы Сионския" (132, 3) к четырем местностям в Иерусалиме, которые представляют собою возвышенности.

50. Местность, где крестил Иоанн, определяется у Иоанн. 3, 23; “беже Иоанн крестя во Еноне близь Салима, яко воды много бяху ту". Салим (Selhm, Saleim), упоминаемый в Быт. 14, 18, как местопребывание царя Мельхиседека, зовется также градом Сихимским, куда прибыл Иаков из Месопотамии Сирской (Быт. 33, 18). Одни помещают его возле Сихема, другие (Иерон. у Евсев. onom. № 818 ср. id. epist. 73) — на 8 милиариев (к Ю.) от Скифополя, в долине Иордана. Робинзон (Pal. III p. 322) видел на В. от Набулуса (Сихем) деревушку Салим. Энон (Ainwn), по Евсевию (Onom. № 58), в 8 милиариях к Ю. от Скифополя, возле Салима (Salumias Иеронима № 818) и Иордана. Подробно описывает эту местность Сильвия стр. 23 сл., равно как и долину, где скрывался Илия, в которой паломница видела келлию одного монаха. Впрочем, Евангелие Иоанн говорит, что Иоанн крестил и в Вифаваре (до Оригена читалось) Bhqania, но исправлено им на Bhqabara См. Lachm ad Joann. 1, 28), обонпол Иордана; при Евсевие (onom. № 246) тут многие из христиан купались, благочестия ради. Может быть, это тоже, что Вефир у Суд. 7, 24, находившийся у низовьев Иордана. Тогда соседство этой местности с Ливиадой Перейской понятно само собою.

51. Ливиада (восстановлено Гильдемейстером вместо рукописного: Salamiada). Отличают две Ливиады: одна — в Гавлонитиде, тоже, что и Вифсаида, другая — в Перее, упоминаемая у Страбона (XVII, 763, где вместо LusiaV следует читать LibiaV) вместе с Махерунтом и Филадельфией (Равва Аммонская), и у Иосифа Фл. (а. XIV, 1, 4 Libba) с Мидавами. По Евсевию (Onom. № 253) тоже, что Бетарам, у Сирийцев Вифрамфта (Bhqramjqa), переименованная Иродом (Антипой) в честь Августа в Ливиаду; это же подтверждает и Иосиф Фл. (а. XVIII, 2, 1), говоря, что Ирод переименовал Вифарамфта (Bhqramjqa) в Юлиаду, по жене императора (Ливия, по смерти Августа, перешла, по его завещанию, в род Юлиев и стала именоваться Julia Augusta. Tac. Ann. 1, 8); срвн. id. bell, II, 9, 1. Нероном этот город был подарен Агриппе II-му (id. a. XX, 8, 4 = bell. II, 13, 2) и взят, вместе с Авилой и Висимофом, Плацидом, полководцем Веспасиана (id. bell. II, 7, 6). В христианский период был причислен в первой Палестине и имел епископов. Le Quien О. Chr. III p. 655. Птолемей (V, 16, 9 p. 67) помещает под 31° 26 шир. и 67° 10 долг. — Ливиаду посетила Сильвия (стр. 16), по дороге на гору Навав; она отожествляет её с станом сынов Израилевых после смерти 'Моисея (Аравоф Моавль у Иордана близ Иерихона. Второз. 34; 8). О племенах Рувимове и Гадове и полуплемени Манассиине, оставшихся за Иорданом, см. Числ. 32. Теперь с Ливиадой отожествляют телл ер-Раме на берегу вади Хесбан.

52. По всем вероятиям имеется в виду не вади Хесбан, о целебных свойствах которой ничего неизвестно, но упоминаемая уже у Плиния Каллироя (h. n. V, 72: eodem latere (т. е. восточном) est calidus fons medicae salubritatis Callirrhoe aquarum gloriam ipso nomine retinens. Помещая целебные источники в Ливиаде, Антонин делает неточность, ибо Каллирроя (теп. Хаммам ез-Зерка) отстоит от Ливиады более, чем на 20 1/2 километров к Ю.; по Птолемею (V. 16, 9 р. 67) под 31°, 10' шир. и 67°, 6' долг. Иосиф Фл, рассказывает про Ирода (а. XIII, 6, 5 = bell. 1, 33, 5), что он при своей предсмертной болезни, перешел через Иордан и вверил свое лечение теплым ключам около Каллиррои, которые, помимо других целебных свойств, можно пить, и вода которых изливается в Мертвое море. По словам Иеронима, эта местность соответствует пограничному городу Хананеев Даса или Ласа (Быт. 10, 19. Hieron. Quaestt. in Gen. p. 1004 М.). Впрочем, допустимо и то предположение, что Антонин имел в виду и не Каллиррою, а напр. другие источники целебные, упоминаемые у Евсевия (Оном. №228) под именем горы горячих ключей или Веелмаус (BeelmaouV), и отстоявшие на 9 милиариев от Есевона: Ливиада отстоит от этого последнего (теп. Хесбан) на 15 километров прямого пути к З., что почти равняется 9 милиариям. Срвн. Феодосий § 65.

53. Свидетельство Антонина о физических свойствах воды Мертвого моря, будто все в ней погружается на дно, стоит одиноко: другие авторы и паломники говорят противное, что все плавает на воде, и даже человек не может в ней утонуть, хотя бы и не двигался (см. Strabo XVI p. 763; Plin. V, 72; Tac. hist. V, 6; Diod. S. II, 48; XIX, 99; Iosep. Bell. IV, 8, 4 сл., Бордосск. путн. стр. 32, Беда стр. 228).

54. По Библии, место кончины Моисея находилось на Западе Моавли при Иордане, прямо Иерихону (Числ. 36, 13), на горе Навав (id. 27, 13; срвн. Второз. 32, 50; 34, 1), на верх Фазга яже есть прямо Иерихону. Гору Навав подробно описывает Сильвия (стр. 16 сл.): она прошла к ней через Ливиаду и источник Моисея, на горе была церковь, с порога которой видны были: место впадения Иордана в Мертвое море, Ливиада, Иерихон, вся земля Иорданова, земли Содомитян, Сигор, Есевон, Сафдра (?), Фогор, Агриспекула. Теперь с Навав отожествляют джебел Неба, в 18 километрах прямого пути от Иордана.

55. Сигор или Зоара, Зооры — на Восточном берегу Мертвого моря (Ис. XV, 5 см. Иеронима ad loc.), Моавитский город (Ис. 1.1.; Иерем. 48, 34). Иосиф Фл. (а. XIV, 1, 4; bell. IV, 8, 4) причисляет его к Аравии, Птолемей (V, 17, 5 р. 69) — к Петрейской Аравии. Обыкновенно помещают его или близ ел-Керак, в ел-Гор, и, в частности, на полуострове ел-Лисан, или еще южнее, на самом конце Мертвого моря, в Гор ес-Сафия. Между тем, есть указания на то, что Сигор следует искать более к С.: Евсевий, под № 643 упоминает местность Луиф между Ареополем (с Ю. = Равваф Моав, теп. Рабба) и Зоорами (с С.); под № 740 он же упоминает Виннамарим (теп. телл-Нимрин) к С. от Зоор. Сильвия видела Сигор с горы Навав (стр. 20), наконец в житии Св. Савы (стр. 29) читаем, что этот подвижник, удалившись в пустыню и ходя около Мертвого моря на месте, называемом Зоора, увидал на море дикий и весьма малый остров и хотел провести на нем дни поста. На Мертвом море есть только один остров, не далеко к Западу от устьев Иордана. — Все это ведет нас не к ЮВ., а к СВ. от берегов Мертвого моря, и там думается, следует искать Зооры. При Евсевие (№ 207) эта местность была обитаема и там стоял военный караул, что подтверждается Стефаном Виз. (р. 297) и Notitia dignitatum Or. (34, 26), которая помещает там equites sagittarii indigenae. При Сильвие там был епископ (стр. 20). Впоследствии город был причислен к третьей Палестине; перечень его епископов у Le Quien Or. chr. III p. 737.

56. По повествованию Библии (II Царств, 18, 6 сл.) битва между Давидом и Авессаломом была в дубраве Ефремли, и Авессалом умер в бегстве, при чем его бросили в лесу в глубокую яму и наметали над ним огромную кучу камней. По Иосифу Фл. (а. VII, 10, 1) он переправился через Иордан и остановился близ Кущ (parembolai = Манаим, Евсевий Оном. № 668); битва же происходила на великой равнине (en tw pediw tw megalw см. наше примеч. к Евсевию № 174 и 203). Авессалом, очевидно, бежал обратно, к Манаиму и погиб на В. берегу Иордана, где указывает его кончину и игум. Даниил (стр. 69). Судя по ходу его рассказа, это было не далеко от Мертвого моря. Гроб Авессалома не следует смешивать с столпом Авессалома, в двух стадиях от Иерусалима (Иосиф Фл. a. VII, 10, 3), в долине Иосафатовой, сооруженным им еще при жизни.

57. Подобное же чудо рассказывает и Феодосий стр. 20. Гильдемейстер (аd. 1) приводит почти современное Антонину свидетельство Иакова Барадея: «я исповедаю, что Иоанн хотел бежать, увидев, что воды реки Иордана обратились вспять и если бы тут не присутствовал Давид и Иоанн не услышал бы от него: что ти есть море, яко побегло еси и тебе Иордане, яко возвратился еси вспять», то Иоанн был бы в недоумении, о чем ему молится. Уже довольно рано этот стих псалма 113-го попал в гимнографию праздника крещения и в чинопоследование крещения Восточных христиан (Покровский, Евангелие стр. 185), и нашел себе выражение в многочисленных иллюстрациях сцены Крещения (Покровский, 1.1. стр. 167 сл.). Это же предание приводится и иг. Даниилом (стр. 43): «а за алтарем тоя церкви (Св. Иоанна) близь востоку лиць на пригории есть создан яко алтарець и комара мала и на том месте есть крестил Предтеча Иоанн Господа нашего Иисуса Христа; до того бо места изиде Иордан от ложа своего возвратився, видев Творца своего пришедша креститься и убоявся возвратися вспять и прииде до того места. И ту есть море Содомьское близь купели тоя было, ныне же есть дале от крещения яко 4 версты вдалее отбегло; тогда убо узрев море наго божество, стояще в водах Иорданьских, и убоявся и побеже, Иордан возвратися вспять».

58. Присутствие в воде обелиска и на нем креста подтверждается миниатюрами приведенными у проф. Покровского; прибавь к ним Василия Македонянина II р. 86 Alb. По Феодосию (стр. 19), на месте крещения Господня находится мраморный столб, а на столбе водружен железный крест; там есть и церковь Святого Иоанна Крестителя, которую соорудил император Анастасий (при Юстиниане там был выкопан колодезь Procop. de aedif., V, 9 p. 328); эта церковь выстроена высоко, над большими сводами, по причине разлития Иордана; в этой церкви находятся монахи. Подробно описывает ее Аркульф (стр. 177), говоря, что на месте крещения стоит деревянный крест, у которого вода доходит до шеи высокого роста человека, а при наводнении и весь он скрывается под водою. От этого креста, стоящего вне русла реки, до другого берега расстояние на верженье пращи. От места креста идет каменный мост на арках до берега; через него люди спускаются до суши и при возвращении поднимаются. На краю реки есть небольшая церковь, где хранились, во время крещения, одежды Господа. Она, держась на четырех каменных сводах, необитаема, и под нее со всех сторон подходит вода; сверху она покрыта черепицей; выше ее стоит большой монастырь с церковью во имя Иоанна Крестителя, окруженный стеною (почти тоже говорит и Беда стр. 229). Церковь и деревянный крест упоминает и Виллибальд (стр. 262), но об них уже умалчивает Теодерик (р. 72).

59. Обычай купаться в Иордане в чистой одежде и быть погребаему в ней соблюдается паломниками и доселе. См. Гагара стр. 32: «А христиане вси мочат рубахи и холсты, пасут за тот год всяк себе, как кодо смертной час постижет, и в том кладутся». Срвн. Суханов стр. 77.

60. Теперь длина Иордана от истоков до устья по циркулю 220 километров; на самом же деле, благодаря многочисленным извилинам, гораздо больше. Bad. p. 170. Беда (p. 229) считает 8 дней пути от того места, где Иордан выходит из моря Галилейского до его впадения в Мертвое.

61. После слова Spelunca в подлиннике идет вставка: in qua .... fronte domini, помещенная нами, согласно предложению Гейера, в главу 21, по сравнению с Феодосием стр. 17.

62. Под пещерой близ места крещения разумеется или пещера Иоанна Крестителя, или Илии. О той и другой упоминает Даниил игумен стр. 47. По житию Св. Елены, построившей в пещере Св. Иоанна церковь, она находилась по ту сторону Иордана (Васильевский, Епифаний стр. 259); по Фоке — на одну стадию от берега, а пещера Илии — в глубине пустыни (стр. 59); anon. Allat. (p. 99), кажется отожествляет обе пещеры; по Даниилу Ефесскому пещера Иоанна находилась мили на две от Ермониима в потоке (стр. 58); срвн. Игнатий стр. 13.

63. О монастыре Св. Иоанна близ Иордана упоминается и у других паломников, из коих некоторые смешивают его с церковью на месте крещения (напр. Феодосий стр. 19, но см. de Casis Dei p. 303). Он находился на правом берегу Иордана на горке (Аркульф стр. 228), в расстоянии одной мили от Иордана (Виллибальд стр. 262); при Виллибальде в нем было двадцать монахов; о нем упоминается в de casis Dei (стр. 303) и говорится про 35 монахов; говорит про него и Бернард (стр. 318). Монастырь, сооруженный по преданию Св. Еленой (Quaresmius II, p. 744), был не доходя Иордана, в двух больших выстрелах от (малого) Ермона и имел большую церковь (Даниил игумен стр. 42, 43, который зовет его верхним монастырем Иоанновым). Фока (стр. 50) говорит, что он в двух выстрелах из лука от Иордана, был разрушен до основания землетрясением и восстановлен Мануилом Комнином. Даниил Ефесский (стр. 58) говорит, что он был окружен крепостью, церковь имеет на высоте (срвн. Аркульф 1. 1.), даже и келлии имеет примыкающие на верху к стенам крепости. При Зосиме (1419) монастырь имел метох в Иерусалиме, следов. еще существовал; но в конце XV в. был разорен Арабами (Цитаты у Tobler Top. II p. 711). В XVII в. он стоял пустым, потому что Арабы побивают христиан (Гагара стр. 30 — в 5 поприщах от Иордана; Суханов стр. 79 — пустой, но весь цел стоит, мало чем попортился).

64. Об Иерихоне, доме Раавы, камнях в Галгалах, поле Господне, источнике Елисея см. наши примечания к Феодосию стр. 26 след. Патриций Патерий неизвестен.

65. О смоковнице Закхея см. Бордосского путника (стр. 31), который говорит, что сикомор Закхея находится по пути из Иерусалима в Иерихон, на правой стороне при спуске с горы, позади памятника — какого неизвестно; упоминает и Даниил игумен (стр. 50), который видел в Иерусалиме дом Закхеев и пень того дерева, на которое он взлез, желая видеть Христа; срвн. anon. Allat. p. 99.

66. Брокард (p. 179), со слов Иерусалимского патриарха, говорит, что Мертвое море постоянно дает из себя дым и облака, наподобие адской печи.

67. О столбе жены Лота см. наше примеч. к Феодосию стр. 82. Предание о том, что его облизывают животные, и он при этом не уменьшается, сохранено и у Вениамина Туд. стр. 48.

68. Баорим, Вараним (2 Црств. 3, 16), Вафирим (id. 16, 5), Ваурим (id. 17, 18, 19, 16) лежал близ Иерусалима, между Масличной горой и Иорданом; упоминается у Евсевия Onom. № 220 и Иосифа Фл. Ant. VII, 9, 7 (BacourhV, BokcorhV). По Брокарду (laud. Tobler Topogr. II. p. 767) лежал между Вифанией и Адумимом, в двух выстрелах из лука от первой и в одной миле к 3. от второго; тут был на горе прекрасный замок. Срвн. Фабри (Evag. II p. 83). Теперь отожествляют то с Абу-Дис (Schubert Reis. III, p. 70), то с Сур Бахир (Sepp. Jerus. I, 700), то с хирбет 'Альмит (Armstrong s. v.).

69. О Вифании см. Васильевский Епифаний стр. 219. Об обилии монашествующих и затворников в Иерусалиме и, в частности, на Масличной горе, см. наше примеч. к Феодосию стр. 73; о гробнице Св. Пелагии ibid. p. 83; о гробнице Иакова Зеведеева ibid. p. 69. Ап. Клеопа был, по преданию, замучен Иудеями за исповедание Христа в Еммаусе, где, вероятно, и погребен (Usuardi Martyrol. 25 Сент.р. 503 М.).

70. О месте предания Господа и о ложах см. наше примеч. к Феодосию стр. 71. Здесь следует отметить, что Антонин указывает на три ложа (trea accubita), Феодосий — на четыре — оба имея в виду, что Господь возлежал за трапезой, тогда как Аркульф, описывая ту же местность, говорит про столы, и про то, что ученики сидели за ними; вот его слова (р. 159): «в этой же пещере находятся четыре каменные стола, из которых один находится возле входа в пещеру, внутри, Господа нашего Иисуса Христа; к этому столу приделано его седалище, на котором он иногда возлежал, сотрапезуя двенадцати апостолам, которые сидели за другими столами, находящимся там же». Употребленное Антонином выражение recubuit наводит на мысль, не смешал ли он место предания Иудой с местом Тайной вечери, которое было на он пол потока Кедрска (Иоанн. XVIII, 1). Такое смешение мы видим напр. у Феодосия § 51. Далее, Антонин помещает в долине Иосафатовой базилику Св. Марии, которая прежде была ее жилищем и где она окончила жизнь. Обыкновенно (нпр. Аркульф р. 157, Виллиб. р. 265) в долине Иосафатовой помещается погребение Богородицы, а Ее успение на — Сионе, что здесь Антонин смешивает.

71. О базилике Св. Марии см. наше примеч. к Феодосию стр. 71.

72. По свидетельству de casis Dei (p. 304), число ступеней при спуске из Иерусалима до долины Иосафатовой было 195. Ворота, которые имеет здесь в виду Антонин, суть так наз. ворота Св. Стефана (теперь Баб Ситти Марьям), ведущие к Омаровой мечети. О ступенях говорит и Аркульф (р. 143).

73. О смоковнице, на которой удавился Иуда, говорит и Аркульф (p. 159 = Беда p. 221), но помещает ее в другом месте, говоря, что по выходе из врат Давидовых, имея их и гору Сион влево, попадается каменный мост на арках, тянущийся в прямом направлении издалека по долине, по середине которого, к З. и есть место, где повесился Иуда. Красные или золотые ворота в Соломоновом храме назывались Восточные ворота, украшенные позлащенною бронзой; к ним примыкал портал, в котором произошло исцеление хромого Петром и Иоанном (Деян. 3, 2). Уже по разрушении храма, они еще оставались в значительных частях, об чем говорит Пруденций (ditt. 44: porta manet templi speciosa quam vocitarunt). И позднее (anon. Allat. p. 85) они существовали, будучи украшены 8 мраморными колоннами и были шестистворчатые (Иоанн. Вюрцб. р. 125). Неизвестно, с которого времени через ворота эти открылся доступ в город; в большинстве случаев, они оставались запертыми, что позднейшее предание объясняло тем, будто через них вступил в Иерусалим торжественно Христос (Зевульф стр. 277; Иоанн Вюрцб. р. 128); более раннее (Феодосий § 71) такими воротами называло врата Вениаминовы; здесь, по апокрифам (de nativ. Mariae c. 3, 4) встретил Иоаким, по повелению Ангела Господня, жену свою Анну, через эти ворота вступил в Иерусалим в 629 г. Император Ираклий, когда он ворочался победителем из Персии с крестом Господним. По преданию, занесенному в anon. Allat. (p. 85), из этих ворот, при втором пришествии Христове, потечет огненная река. При крестоносцах ворота открывались лишь в определенные дни: в праздник входа Господня и в Сентябре, в день Воздвижения Креста (Иоанн Вюрцб. 1. 1. Tobler Topogr. 1, 168).

74. О лампаде, которая денно и нощно горела в пещере гроба, говорит уже и Сильвия стр. 56 = 140. При Аркульфе их уже было 12 (Arc. p. 148 = Беда 217), при Виллибальде — 15 (Willib. 264), при Данииле игумене пять кандил великих с маслом (стр. 17). У позднейших паломников число их показывается различно: 36 (Даниил Ефесский стр. 39, Anon. Allat. p. 81), 43 (Коробейников стр. 9), 300 (Гагара 10), 70 (Игнатий 71); см. Tobler Golgatha p. 178.

75. О том, что в гроб Господень приносили землю и раздавали ее ради благословения, рассказывает и Григорий Турский (in gl. m. 6), говоря, что ее смачивают водою и лепят из нее маленькие лепешки, рассылаемые всюду, и от которых многие исцеляются; позднейшие же паломники жалуются, что верующие своим усердием не щадили гроба Господня и отколупывали от него кусочки, что побудило закрыть его мраморными досками. См. любопытный рассказ Суханова стр. 147 и сл.

76. Камень, отваленный от двери гроба, по breviar. de Hier. р. 58 был перед гробом; Аркульф (р. 150 = Беда 217) говорит, что при нем он был разбит на 2 части, из коих меньшая служила алтарем у входа в пещеру гроба, другая, большая, служила тоже алтарем в Восточной части церкви, вмещавшей пещеру; при Виллибальде (р. 264) подлинного камня не существовало, но у дверей гроба был другой, сделанный по его подобию; при Бернарде он находился перед гробом и был обнесен четырьмя колоннами, соединенными стенами. При Данииле игумене (стр. 17) он лежал в трех стопах от пещеры гроба (срвн. Anon. Tobl. р. 194, anon. Allat. p. 81, прибавляющий, что камень имел вид святой трапезы и цветом был бел и красив); при Фоке (стр. 43) камень, обложенный белым мрамором, находился в преддверии пещеры; Коробейников (стр. 9) говорит, что он лежит перед дверьми гроба Господня в приделе, и что его для благословления берут на мощи. Иоанн Полонер (р. 241) видел этот камень на алтаре капеллы Спасителя, бывшей в доме Каиафы на Сионе.

77. О цвете гроба Господня говорится в breviar. de Hieros. p. 58, что он темный — род кремня; по Аркульфу (р. 150 = Беда 217) цвет представляется смешанным из красного и белого. Позднейшие паломники говорят, что он белый, вероятно, потому, что уже довольно рано гроб был покрыт мраморной доскою белого цвета.

78. О конусообразном серебряном шатре или киворие над гробом (meta) говорится и в breviar. de Hieros. p. 58, где этот шатер зовется transvolatile argenteum et aureum (срвн. Беда р. 217). Трудно решить, этот ли киворий имеет в виду Аркульф (р. 147), говоря, что гроб помещается в покрытом помещении (tugurium), которое снаружи покрыто отборным мрамором, верхний купол которого снаружи же украшен золотом и увенчан большим золотым крестом.

79. О числе шагов от гроба Господня до Голгофы см. наше примеч. к Феодосию стр. 62. Даниил игумен (стр. 21) считает 14 ступеней на Голгофу. Другие паломники указывают то 17, то 18. См. Феодосий 1. 1.

80. О месте водружения креста на Голгофе говорят многие паломники, при чем некоторые указывают даже на объем отверстия, в которое был вставлен крест; так, Даниил игумен (стр. 19) дает ему локоть глубины и менее сажени в ширину, аноним Керамевса (стр. 14) дает ему полторы пяди (spiqamh), Коробейников (стр. 14) — до полусажени, по Суханову (стр. 160) место оставлено кругло, обложено серебром и в глубь, идеже крест стоял, будет с локоть. Tobler Golgatha p. 265.

81. О крови Господней, оросившей находившуюся внизу голову Адама (Адам же был, по преданию, погребен в сугубой пещере, близ Хеврона, см. наше прим. к Феодосию, стр. 56) и тем омывшей его первородный грех, говорят многие отцы Церкви и почти все паломники; из последних, наиболее характерно это верование выражено у Иоанна Вюрцбургского, стр. 143. См. Покровский Евангелие стр. 354.

82. О месте жертвоприношения Авраама см. наше примеч. к Феодосию стр. 61.

83. О расселине на Голгофе, в которой слышен шум, говорят некоторые паломники, различно объясняя его происхождение: так, аноним Аллация (стр. 88) говорит, что перед столбом бичевания, на Голгофе, есть параклис Италийцев, где находится и белый круглый мрамор с дырою по середине, приложив ухо к которой можно слышать звук меди на наковальне, где приготовлялись гвозди для распятия Христа; (срвн. Сербский аноним Прав. Пал. Сборн. в. XIV, стр. 3); Гагара, говоря о расселине, прибавляет, что из нее слышен небольшой шум, как осы шумят, и что ею сходил Христос во ад. Нечто подобное рассказывали и при Фабри (evagat. 1, 294) в приделе Елены.

84. О водяном подземном сообщении Голгофы с Силоамом других сведений не имеется, да оно и невероятно само по себе. Впрочем, см. Tobler Golgatha 401. Теперь между Силоамом и Голгофой считается 3/5 англ. мили.

85. О расстоянии от Голгофы до места обретения креста см. наше прим. к Феодос. стр. 62 и Tobler Golgatha, p. 28. О надписании см. то, что говорит Сильвия стр. 67. Любопытно указание на то, что древо креста было ореховое. Позднейшая легенда делает его трехчастным — из певка, кедра и кипариса.

86. Место хранения креста в ризнице базилики Константина подтверждается и Феодором Петрским, в житии Феодосия р. 71 Usener. Торжественный вынос креста для поклонения происходил при Сильвии (1. 1.) в страстную пятницу; так было и при Григорие Турском (de glor. mart. 1, 5); только иногда, при особенно большом стечении паломников, это же повторялось и в страстную среду (срвн. Аркульф р. 194 и Beda p. 233 —в страстной четверг, потом и в субботу). Впоследствии число дней увеличилось. Kraus R. Е. s. v. Kreuzverebrung. Срвн. Paulin. Nol. 31, 6.

87. Подобно тому, как существовал весьма распространенный обычай приносить на алтарь хлеб и вино, для их освящения через прикосновение к жертвеннику, так было обыкновение освящать и елей или через прикосновение к мощам и другим святыням, или через наливание его в лампады, горевшие перед ними (срвн. гл. XVIII). Елей употреблялся для врачевания и увозился паломниками, при чем некоторые дарили его своим знакомым и уважаемым лицам, в особых или металлических, или стеклянных сосудах. До 65 таковых сохраняются в Монце; они принадлежали Лонгобардской царице Теодолинде, и на одном из них читаем: eleon xulou zwhV twn agiwn Cristou topwn (Kraus. 1. 1. Oel.). О чудесном кипении масла см. Григория Турского in glor. martyr. 5. p. 490.

88. Об орудиях страстей Христовых см. Васильевский Епифаний стр. 51 сл. По свидетельству breviar. de Н. р. 58 трость, губа и чаша, которую Господь благословил и из которой дал пить ученикам, находились в покое, бывшем в ризнице базилики Св. Константина; по Аркульфу (р. 152 = Беда р. 217) губа и чаша, серебряная с двумя ручками, вмещавшая в себе Галльский сектарий, находились в екзедре, между базиликой Голгофской и Мартириумом.

89. Башня Давида (теперь ел-Кал'а), составлявшая часть его дома, упоминается у паломников весьма часто, равно как и предание о том, что он тут составил или весь Псалтирь, или только покаянные псалмы. См. напр. Даниил игумен стр. 25, при котором тут был склад провианта, куда не пускали никого; Епифаний стр. 2, прибавляющий, что Давид писал, сидя на пепле; аноним Алл. стр. 83; Суханов стр. 135, прибавляющий любопытную подробность, что башня не покрыта; впоследствии, другое предание составление Псалтири относило на Сион в пещеру (Коробейников стр. 31).

90. Об отшельниках, живших на столбе или около него, говорит Св. Кирилл в житии Св. Савы стр. 41, 42 и Феодор в житии св. Феодосия стр. 13 Usener.

91. О краеугольном камне упоминает, кроме Антонина, и Бордосский путник стр. 26, помещающий его также близ храма Соломона. Имеется в виду псал. CXVII, 22. Позднейшее предание помещало его в южной части городской стены. Tobl. Top. I. p. 54.

92. Предание помещало на Сионе дом апостолов Иакова и Иоанна, о чем см. наше примеч. к Феодосию стр. 63.

93. О столбе бичевания, который сначала был в доме Каиафы, затем на Сионе, потом на Голгофе, см. Васильевский, Епифаний стр. 107 и наше прим. к Феодосию стр. 65. Об отпечатавшихся следах тела Христова см. Brev. de Hier. р. 58.

94. Рог, из которого помазывались цари, упоминает и Сильвия (стр. 57), но только он при ней находился не на Сионе, а в церкви Св. Гроба; на Голгофе его помещает и breviar. de Hieros. p. 58, а Аркульф (p. 153 = Беда p. 217) видел копье, которым прободены были ребра Христа в портике базилики Константина. Посему слова: in ipsa columna est — percussus est dominus представляются здесь вставленными не на своем месте, им следовало бы находиться в главе XX. Впрочем, венец из терния помещает на Сионе и Breviar. de Hieros. p. 58, срвн. Кагантакваци у Васильевского, Епифаний стр. 251. Срвн. Geier p. III.

95. Другие паломники упоминают на Сионе не камни, коими побиен был Св. первомученик Стефан, а камень, на котором он стоял, когда его побивали и умер; напр. Аркульф (р. 160 = Беда р. 219). Может быть с Антонином согласно показание Brev. de Hieros. p. 58. Гроб Св. Стефана был, по преданию, перенесен Гамалиилом с Сиона в особый монастырь (Фока стр. 42, 45), за городом, затем в Константинополь, и, наконец в Рим (Иоанн Вюрцб. р. 165).

96. О женском монастыре см. Феодосий стр. 17 и наше прим. стр. 73. Мученица Феодота, главу которой видел Антонин, неизвестна.

97. О базилике Св. Марии, которую не должно смешивать с упомянутою в гл. 17, подробно сообщает Прокопий (de aedif. V, 6), говоря следующее: «в Иерусалиме (Юстиниан) посвятил храм Богородице, с которым не может сравниться никакой другой — храм этот жители зовут новым. Я разъясню, что это за храм и каков, но предварю только, что город в большей части холмообразен, и холмы не из земли, но поднимаются отвесными скалами, и дают направление улицам наподобие лестниц, с верху вниз. И все прочие городские здания обыкновенно бывают сооружены на одном месте — или на холме, или на низменности, на ровной земле; только один этот храм выстроен не так. Царь Юстиниан приказал, чтобы он находился на выдающемся из холмов, обозначив, кроме другого, какова должна быть его ширина и длина. Но холм не был достаточен для нужд постройки, согласной с приказаниями царя, но четверть храма к югу и восходу солнца, где полагается священнодействовать иереям, оставалась (без места), почему те, которым была поручена эта постройка, придумали следующее: укрепив основания в пределах ровной земли, они вывели постройку вровень с утесом, и когда достигли вершины, то выведя поверх стен своды, соединили пристройку с остальным полом святилища. Таким образом частью храм сооружен на крепкой скале, частью же висит, так как сила царя приделала к холму другую громаду. Камни же этой пристройки по величине не таковы, какие мы знаем. Ибо строители этого сооружения, борясь с природою места, и сооружая в вышину могущее быть противопоставленным скале, презрели все обычное и приступили к приемам необыкновенным и совершенно дотоле неизвестным: вырубив огромные камни из гор, которые возвышаются до небес в местностях за городом, и искусно обтесав их, они привезли их туда следующим способом: сколотили телеги, по величине равные камням, и положили на каждую телегу по одному, и лучшие быки, выбранные императором, в количестве сорока штук, тащили камень вместе с телегою. Но так как дороги, ведущие в город, не были в состоянии выдержать эти телеги, то, вырубая на большое расстояние горы, (строители) сделали их доступными для провозимых телег, и выстроили храм такой длины, какой желал царь; сделав же его и соответствовавшей ширины, они не были в состоянии покрыть храм крышей. Обойдя все рощи и леса и все местности, засаженные высочайшими деревьями, они нашли некий обширный лес, поросший кедрами, достигавшими беспредельной вышины, из которых и положили крышу на храм, придав ему вышину в меру, на сколько он расширяется и выходит в длину. Это соорудил царь Юстиниан человеческою силою и искусством; много помогли ему и уверенность благочестия, вознаграждавшая его почетом и помогшая ему в следующем начинании: в храме совершенно не было колонн, которые по внешности не уступали бы красоте святилища и величина которых была бы в состоянии выдержать то, что на них держится. Местность же, расположенная внутри, очень далеко от моря и отовсюду огороженная крутыми горами, как я сказал, не представляла строителям удобной поверхности для подвоза колонн из другой местности. Когда царь был опечален безвыходным положением дела, Бог указал в ближайших горах породу камня, пригодную цели, — или существовавшую, но скрытую дотоле, или только тогда появившуюся. И в том и в другом случае у тех, кто относит это к Богу, рассуждение верно, так как мы, меряя все человеческою силою, многое считаем невозможным, для Бога же ничто из существующего ни трудно, ни невозможно. И так из колонн огромного размера, взятых оттуда и по цвету подражающих огненному пламени, отовсюду подпирают храм — одни внизу, другие вверху, третьи около портиков, которые окружают весь храм, кроме стороны, обращенной к Востоку. Две колонны стоят перед дверью храма, весьма большие и быть может не уступающие колоннам во всем мире. Оттуда следует другой портик, получивший название от нарфика (тростник), полагаю потому, что не расширяется. Внутренние двери так благолепны, что возвещают приходящим извне, какое чудо они увидят. Оттуда идут чудные пропилеи и некая абсида, поднимающаяся на несказанную высоту на двух колоннах; когда идешь вперед, стоят по ту и по другую сторону дороги, ведущей в храм, два полукруга, обращенные один к другому; по другой дороге с той и другой стороны находятся две гостиницы, создание царя Юстиниана — одна для остановки приходящим странникам, другая — для успокоения болящих бедняков. Этот храм Богородицы царь Юстиниан почтил и большими денежными доходами». По свидетельству Св. Кирилла Скифопольского (житие Св. Савы стр. 113) закладка этого храма произошла еще при импер. Анастасие, во время патриарха Иерусалимского Илии († 518), а сооружение его и странноприимницы было делом просьбы Св. Савы: Юстиниан повелел построить по середине святого града больницу сперва на сто постелей и дал ей чистый ежегодный доход в 1850 номисм (т. е. золотых солидов), затем расширил ее на 200, прибавив и соответственный доход. Для постройки новой церкви Богородицы Юстиниан послал в Иерусалим некоего Феодора (срвн. Procop. b. Pers. II, 16, где он зовется механиком), велел Палестинским сборщикам доставить нужное количество денег и поставил во главу постройки архиепископа Петра и Вараха, епископа Вакафского. Постройка продолжалась 12 лет (житие Св. Савы стр. 115), и освящение происходило в Ноябре 543 г. (житие Иоанна Молчальника стр. 19); на нем присутствовал и Св. Кирилл. — По предположениям одних ученых (нпр. Робинзона Pal. II, 80) этой постройке соответствует теперь мечеть ел-Акса на южной стороне двора Харам еш-Шериф, по другим (Тоблер Topogr. I, 582) — она находилась на Сионе. По свидетельству de casis Dei p. 302 там было 12 клириков. См. Васильевский, Епифаний, стр. 101 сл.

98. О преторие см. Васильевский, Епифаний, стр. 114. Помещая базилику Св. Софии (упоминаемую очень редко; позже Антонина, кажется, не попадается) перед развалинами храма Соломона, под дорогой, ведущей мимо портика Соломона к Силоаму, Антонин очевидно считает преторий стоящим на склоне Мории, и притом южном или юго-западном, ниже теперешней ел-Акса. Помещение претория на Сионе возле теперешних ворот Баб ел-Каттанин, может быть, не далеко от истины (Baed. p. 81).

99. Любопытно свидетельство о камне, на котором стоял Христос пред Пилатом при допросе, камне, который не должно смешивать со столбом бичевания: он упоминается у Епифания (стр. 23), Моисея Каганкатваци (Васильевский, Епифаний стр. 251), патриарха Софрония (id. стр. 94). Это есть так называемая catasta или ambo, эстрада помещавшаяся на супротив трибунала судьи. Она была несколько возвышенною, иногда даже на несколько ступеней (по которым, как говорит Сальвиан de gubernat. Dei III, 6, мученики восходили на небо), дабы обвиняемого можно было присутствующим и видеть и слышать. С этой эстрады он давал ответы и тут же, иногда, производились при допросе и пытки. Le Blant Les persecuteurs et les martyrs. Paris. 1893 p. 180.

100. Интересно указание на изображение Христа. Известно, что первоначально выражение Апостола: «зрак рабий приим в подобии человечестем быв» понималось буквально, и потому Христа представляли себе невзрачным — ne aspectu quidem honestus (Tertul. adv. lud. XIV). Только впоследствии, ко времени Иеронима, возникает представление о внешней его красоте — «краснейший паче всех сынов человеческих». Характерна особенность, проходящая через многие свидетельства (см. Kraus Real Encyklop. II p. 15 сл.) о том, что волосы его были в кольцах.

101. Трудно с определенностью сказать, какие городские ворота имеет здесь в виду Антонин: можно думать или о золотых воротах или, что вероятнее, о воротах южной стороны Мории. (Tobler Top. 1, p. 497 пр. 1). О рве Иеремии см. наше прим. к Феодосию стр. 65. О Силоаме см. монографию Тоблера: Die Siloahquelle imd der Oehlberg. St. Gallen 1852. По Иосифу Фл. (Bell. V, 4, 1) долина Тиропеон (twn Turopoiwn), отделявшая верхний город от нижнего холма, простиралась до Силоамского источника, вода которого была сладка и обильна; Бордосский путник (стр. 28) говорит: при выходе из Иерусалима для того, чтобы подняться на Сион, слева и внизу в долине, возле стены, есть бассейн, зовомый Силоамом и имеет четыре крытых хода, и другой большой бассейн вне. Этот источник течет шесть дней и ночей, на седьмой же день, в субботу, совершенно не течет ни днем, ни ночью (срвн. Plin. N. Н. XXXI, 24). Следовательно, тут надобно отличать три предмета: самый ключ, бассейн, в которой он изливается и который был обнесен quadriporticus, и другой бассейн, подалее. Это показание согласно с Антонином. О перемежаемости (certis horis) источника упоминают многие, например, Иероним (in Isaiam VIII, 6), говорящий, что он течет не постоянно, но в определенные дни и часы. — Из позднейших см. Вильгельма Тирского VIII, 4. О ступенях, по которым спускаются к источнику, также говорят паломники, напр. аноним Керамевса, считающий их 30 (§ 31), Коробейников — 50 (стр. 38), гость Василий — 11 (стр. 12), который прибавляет, что к первому бассейну приходят многие больные, погружаются в нем и здравы бывают; а во втором бассейне при нем мыли белье (срвн. Антонин гл. 27).—Что это за basilica volubilis Антонина, сказать трудно: еще Дюканж (Gl. Latin, s. v.) предлагал читать monubilis (у Сидония Аполл., Киприана и Itinerar. Burdigal.), значение которого тоже с точностью неизвестно; почему мы предпочитаем оставить первое чтение и, вместе с Салмазием (у Wesseling. Itiner. p. 595), понимает его, как concamerata, eilhmatikh; может быть этой базилике принадлежали своды и колонны, которые в XI в. видел Фока (стр. 17): h mentoi phgh upo kamarwn kai kionwn sucnwn periqriggoutai kai wraizetai; в том же веке видел над этим источником большое здание, постройки времен наших праотцев, и Вениамин Тудельский (стр. 48). Житие Елены (Васильевский, Епифаний стр. 262) говорит, что ею при Силоаме была выстроена церковь. Вода из Силоама, особенно во время дождей, могла удобно стекать в русло Кедрского потока.

102. До Евдокии († 460) не только Силоам, но и часть Сиона находились вне городской стены (цитаты у Tobler Top. 1,135); Евдокия, в числе других построек в Иерусалиме, расширила и возобновила городские стены (Evagr. h. е. I, 22; Niceph. Call. XIV, 50). О церкви Св. Стефана см. наше примеч. к Феодосию стр. 67. О Кесарии Палестинской ibid. p. 51.

103. Смешение Диосполя или Лидды с Азотом надобно поставить в вину скорее автору, нежели переписчикам.

104. Дальнейший рассказ о столбе бичевания Господа стоит одиноко. И что значит здесь prius? Не смешал ли здесь автор передаваемого и в житии святого Георгия чуда со столпом вдовицы, предназначавшимся для строившейся церкви великомученика в Рамле (хотя храм св. Георгия был в Лидде, однако некоторыми паломниками он помещается в Рамле, напр. Даниил Ефесский стр. 59, Суханов, стр. 50; смешение объясняется близостью этих двух местностей — около 4 километров по прямому расстоянию Baed. p. 16) и чудесным образом перенесенным по морю в Лидду. Об этом столбе упоминает Даниил Ефесский, Суханов (1. 1.), Сербский аноним (стр. 18). Но еще ближе предположить, что Антонин смешал этот столб с столбом, о котором упоминает Аркульф (стр. 195), говоря, что в городе Диосполе в некоем доме некоего исповедника Георгия стоит мраморный столб, к которому он был привязан и бичеван во время гонения. Срвн. A. H. Веселовский, Зап. Ак. Наук т. XXXVII, № 3, стр. 33 сл. Васильевский, Епифаний стр. 134. О множестве чудес, совершавшихся Св. Георгием, говорит и Феодосий стр. 14.

105. Село скудельниче, предназначенное на погребение странным, Акелдама (Деян. Ап. 1, 19), упоминается очень часто, и притом, как место погребения странников; уже Аркульф (стр. 160 = Беда 221) говорит, что эта местность лежала к Ю. от Сиона и была обнесена каменной оградой; тут погребались пришельцы — одни, покрытые одеждами или кожами, другие же гнили на земле, не прикрытые ничем. По преданию, устройство этой местности принадлежит Елене (Niceph. Call. VIII, 30), и в последствии тут была церковь всех святых (Tobler Top. II, p. 271). Наш Даниил (стр. 61) говорит, что тут много пещер в горе, высеченных из камня, в которых устроены гробы, иссеченные дивно и чудно, и что странники погребаются тут даром; о церкви он еще не упоминает. Аноним Алляция (р. 85) помещает Акелдама в четырех стадиях от Сиона, и прибавляет, что, кроме странников, здесь погребаются и чернецы, и существует вера, что оттуда они не идут на суд. При Иоанне Полонере тут было 9 отверстий (пещер?), в которые опускали трупы (р. 238). По анониму Керамевса (§ 30) тут погребались иноки и инокини; подробно говорит о способе погребения Коробейников (стр. 35); любопытные подробности сообщает и Суханов (стр. 182), при котором еще была жива память о том, что в пещерах Акелдама некогда живали скитники и были монастыри; тут же была разоренная церковь Св. Онуфрия и кельи.

106. Об овчей купели и церкви Богоматери в одном из ее притворов, см. наше примеч. к Феодосию стр. 68.

107. Св. Исихий ближайшим образом неизвестен. Так назывался ученик Преп. Илариона В., перевезший его тело с Кипра в Майому и неоднократно упоминаемый у Иеронима в житии пр. Илариона; так же назывался известный богослов, пресвитер и учитель церкви, современник патриарха Ювеналия и Св. Евфимия В., скончавшийся в 433 г. (Theophan. p. 92, 20, de В.) и причтенный к лику святых. Память в сырную субботу. См. житие Евфимия В. гл. 26 и 27.

108. С рассказом об Елене сравни рассказ, по которому императрица Евдоксия, жена императора Аркадия, дала Св. Порфирию Газскому деньги на постройку странноприимницы, с тем, чтобы в ней безденежно в течение трех дней содержались прибывавшие в Газу христиане. Житие Св. Пopфирия § 53.

109. О гробе Рахили, указываемом и ныне, под именем куббет Рахиль, в 1/4 часа от Вифлеема, по Иерусалимской дороге (Bad. p. 20), упоминают многие паломники, начиная с Бордосск. путн. (стр. 33) и блаж. Иеронима (per. P. 33). Расстояние от Иерусалима указывается то на 4 милиария (Евсевий Оном. № 457), то на 2 (Епифаний стр. 3; впрочем, см. Васильевский ad 1. p. 123), от Вифлеема 1 миля (по Бордосск. путнику две), при чем памятник находился на западной стороне дороги; при Аркульфе (стр. 172) гроб был сделан из простого материала (vili opere), не был ничем украшен и был обнесен каменной пирамидой; путникам указывали и надпись, сделанную Иаковом (срвн. Беда стр. 223); при Фоке (стр. 54) гроб был прикрыт четырекамарным круглым зданием; о каменном кувуклие упоминает аноним Алляция (р. 101), о пирамиде из 12 камней говорит Иоанн Вюрцбургский (р. 173, срвн. Теодерик р. 77), а Иоанн Полонер прибавляет, что гроб был украшен Саракинами, которые и погребались к Ю. от него (р. 247). Вениамин Тудельский (стр. 52) говорит, что памятник составлен из 11 камней по числу детей Иакова, над ним купол на четырех колоннах и все евреи проезжающие мимо, записывают имена на камнях памятника. В XV в., при Зосиме (стр. 21), над гробом стояла Саракинская мечеть, а в XVI в. Суханов описывает его так: «гроб от дороги вифлеемской сажен с 10; над могилою учинен теремок каменный о четырех столпах и сведен палатным сводом, а внутрь — могила каменная высока, выше человека» (стр. 167). См. Tobler Top. II. p. 782 сл. В недавнее время, в виду I Царств, 10, 2, гроб Рахили стали помещать к СЗ. от Иерусалима, в 2 1/2километрах к С. от Касталь (Baed. p. 123).

110. По свидетельству de casis Dei (p. 303) в Вифлееме между пресвитерами, клириками и 15 монахами, было и два затворника, стоявшие на столпах, по примеру Св. Симеона.

111. О Вифлеемской базилике см. Vogue. Les eglises de la Terre Sainte p. 46.

112. Известия о погребении бл. Иеронима возле яслей Господних восходят еще к Кириллу Иерусалимскому, который в письме к Августину о посмертных чудесах Иеронима (р. 334 ed. 1703) говорит об этом неоднократно. Об этом же говорится и в анонимном его житии в выражениях, напоминающих изложение Антонина (in cuius, т. е. speluncae itaque ore id est in ipso praesepii ingressu beatus Hieronymus saxum scalpendo monumentum sibi fieri iussit, laud. Tobler Bethl. p. 192) Аркульф (p. 171) помещает гробницу в церкви за городом, выстроенной в долине, которая, находясь к Ю. от города, примыкает к нему. Позднее, предание опять перенесло гробницу в Вифлеем; так, Зевульф (стр. 283) говорит, что Иероним покоится в Вифлеемской церкви под северным алтарем, а Иоанн Вюрцбургский (р.172), что он почивает под базиликой, недалеко от яслей Господних, в некоей пещере. По Теодерику (р. 79) тело блаженного было перенесено в Константинополь при Феодосие Младшем (399-450). Любопытно показание Иоанна Полонера (р. 249), упоминающего и про келлию Иеронима. находившуюся в ограде Вифлеемского монастыря, с северной стороны, на 19 ступенях внизу; близ нее, в трех шагах от ограды, в темноте, возле алтаря, под яслями Господними, справа, находилась могила блаженного, но тело его было, по взятии Св. Земли неверными, перенесено в Рим. Наш Суханов (стр. 171) упоминает о римском монастыре к З; от великой церкви, где был вертеп с престолом, под которым лежат, по словам римских старцев, мощи отца Герасима, иже на Иордане, а римским языком он зовется Ероним. Гроб Иеронима указывается и теперь. Baed. p. 130.

113. По свидетельству Библии Давид «успе со отцы своими и погребен бысть во граде Давидове» (III Ц. 2, 10); почти теми же словами выражается она и про Соломона (ib. 11, 42); что ближайшее потомство разумело под градом Давидовым именно Иерусалим, видно напр. из Неемии (III, 15), и потому вплоть до половины III-го в. гробы Давида и Соломона указывали в различных местностях Иерусалима (места у Tobler Top. III, р. 146 сл.). Но под градом Давидовым может быть разумеем и Вифлеем (I Царств. 20, 6; Лук. II, 4, 11), и вот, у Бордосского путника мы читаем (стр. 33) известие, что не вдалеке от Вифлеемской базилики памятник Иезекииля, Асафа, Иова, Иессея, Давида, Соломона, и при спуске в пещеру, с боку надписаны вышеупомянутые имена Еврейскими буквами; о гробе Иессея и Давида близ Вифлеема говорит и Иерон. Оном. № 260. Еще во второй половине VII-го в. Аркульф говорит то же; вот его слова: «я посещал, сам тщательно разыскивая, гробницу царя Давида, погребенного в земле; она находится по середине пола церкви без всякого поставленного на верху украшения, и окружена сверху низкою пирамидою из камней, с ярко светящей на верху лампадой. Эта церковь находится за городскою стеною, в долине, которая с северной стороны примыкает к Вифлеемской возвышенности» (р. 170). По справедливому замечанию Тоблера (Top. II. P. 147), такое перенесение гроба Давидова в Вифлеем вызвано было выражением: «со отцы своими», которые не могли почивать в Иевусе, как звался до Давида Иерусалим, которым владели Иевусеи (II Ц. 5, 6). Со времени крестоносцев гробы Давида и Соломона опять указываются в Иерусалиме и, в частности, на Сионе (Tobler Top. II, p. 148; Baed. p. 88).

114. Предание отличает местности, где были перебиты, по приказанию Ирода, младенцы, и где они погребены. Последняя, за редкими исключениями, указывается или возле пещеры Рождества, или в ней самой; по преданию, царица Елена «вышла из Вифлеема и отыскала место, на котором были убиты святые младенцы, умерщвленные Иродом, и, почтив эту пещеру, как это было достойно, она построила тут церковь во имя святых младенцев» (Васильевский. Епифаний стр. 261. Житие Св. Елены. Срвн. Никифор Калл. VIII, 30). Оттуда она пошла к Св. Пастве; по Виллибальду (р. 267) избиение произошло в Фекое, на 6 римск. миль к Ю. от Вифлеема (Hieron. Prol. in Amos p. 1038 M. Теперь хирбет Теку'а в 2 часах к Ю. от Вифлеема). В IX в. Бернард (р. 317) уже указывает, что младенцы почивали в церкви к Ю. возле церкви Рождества (iuxta ad meridiem). Даниил игумен (стр. 65) говорит, что «пойдучи из церкви (Рождества) на правую руку вылезучи, и есть пещера глубока под церковь лиць, и в той пещере лежали мощи святых младенцев и оттуда взяты суть святии младенцы в Царьград» (см. Васильевский, Епиф. стр. 129). Зевулф (стр. 283) указывает место их погребения под алтарем на южной стороне церкви Рождества; по анон. Vogue (p. 425) большая часть младенцев почивала к Ю. от Вифлеема, на третьем милиарие, а по Иоанну Вюрцбургскому (р. 172) на четвертом милиарие к Ю. от Вифлеема, и на 2-м от Фекои; по Иоанну Полонеру (р. 249), многие тела невинных валялись (obfuscata et proiecta sunt) в ближайших пещерах, под нависшими камнями, слева (от гроба Иеронима). В XVII в., при Суханове (р. 171), пещера младенцев была в римском монастыре и была пустая; для благословения откуда брали камень, колупая от стены. — Место избиения помещали то в Фекое (Виллибальд), то назади гроба Рахили, среди долины (анон. Керамевса § 40), то близ пещеры Рождества в пещере же (Пердика 238, Коробейников стр. 45). Подробности у Тоблера Bethleh. p. 182 и след.

115. Монастырь, упоминаемый Антонином, есть, по всей вероятности, монастырь, выстроенный Св. Феодосием киновиархом († 529); монастырь этот Св. Кирилл Скифопольский (Usener. Der heil. Theodosios p. 108) зовет великою и многолюдною киновией, превосходящею все киновии во всей Палестине. При кончине Феодосия, число монашествующих превосходило 400 (Usener. p. 46). Описание этого монастыря в конце XII в. дает нам Фока (стр. 47). Он говорит: «Монастырь этот окружен различными пиргами, а перед ним на вержение стрелы подальше есть камора, в которой, как явствует из жизни Святого, в его руке воспламенились угасшие угли. Среди монастыря стоит храм, имеющий на высоте кругловидную крышу, и под ним пещера, в которой находится гроб Святого, а вблизи его разные каморы, в которых лежат останки великих Святых. Спускаясь по ступенькам пещеры, встретим боковое отверстие другой пещеры, вшедши в которую ученик Святого Василий устроил себе гробницу, по повелению Святого, как значится в Патерике, и в течение сорока дней во время молитвенных собраний виден был поющим вместе со Святым и с братиями». Монастырь лежал на горе (анон. Allat. p. 100), по дороге из Иерусалима в Вифлеем, в 6 (Фока), 8 (анон. Allat.) милях от первого. Теперь развалины дер Дози в 1 часе к В. от Вифлеема. Baed. 178, Tobler Topogr. II, p. 978. и Marti в Zeitschr. d. deutsch. Palaestinavereins III, p. 34 след.

116. О дубе Мамврийском, см. наше прим. к Феодосию, стр. 56, о сугубой пещере ibidem. О гробе Иосифа ibid. стр. 30. И в последствии Евреи покланялись гробам патриархов. Любопытно описание Вениамина Тудельского стр. 52: «нынешний Хеврон находится в долине, на поле Махпела и в нем большой храм во имя святого Авраама, бывший, во время владычества измаильтян, еврейскою синагогой. Христиане сделали здесь шесть могил и назвали их именами: Авраама, Сарры, Исаака, Ревекки, Иакова и Лии; говорят всем путешественникам, что это гробницы патриархов и собирают деньги. Если же явится еврей и даст денег привратнику пещеры, то ему отворяют железную дверь, сделанную еще во время праотцев, и он спускается вниз с зажженною свечою в руках; но ни в первой, ни во второй пещере не встречает ничего; в третьей же действительно находит шесть лежащих одна против другой могил: Авраама, Сарры, Иакова, Ревекки, Исаака и Лии, с соответствующими надписями. На могиле Авраама надпись гласит: «это могила Авраама, блаженной памяти, праотца нашего». В пещере зажигается лампа, которая горит день и ночь над могилами. Там же видны бочки, наполненные костями израильтян; евреи привозили сюда своих покойников и кости своих предков, складывали и оставляли их там».

117. Гильдемейстер (р. 51) указывает на то, что память Давида и Иакова относится на 26 декабря и в некоторых календарях Сирийских и Коптских, при чем, однако, под Иаковом разумеется, по преимуществу, брат Господень, тогда как, судя по контексту (если только фраза Антонина Nam et depositio Jacob et David не попала сюда по ошибке переписчика из другого места, напр. из 29й главы, где она удобно могла стоять после слов: ad sanctum David appellatur) Антонин имеет в виду Иакова патриарха. Узенер (Religionsg. Unters. p. 327) приводит указание Фотия (Bibl. cod. 275) на то, что Исихий пресвитер Иерусалимский († 433) произнес слово в память Иакова брата Господня и Давида Богоотца, и свидетельство Космы Индикоплевста о том, что в Иерусалиме память Давида и Иакова Апостола совершалась в 25 день декабря (р. 195 a. Montf.). И доселе восточная церковь совершает память Праведного Иосифа обручника, Давида царя и Иакова брата Господня 26 декабря, если в последних шести числах этого месяца не случится Воскресного дня, на который, в таком случае, она переносится. Вообще следует заметить, что на другой день великих праздников Восточная церковь большею частью совершает память тех лиц, которые были ближайшими участниками предшествующего праздника, напр. 6 и 7 января, 2 и 3 февраля, 25 и 26 марта, 8 и 9 сентября.

118. О месте единоборства Давида с Голиафом см. наше примеч. к Феодосию, стр. 43. К сказанному там следует прибавить: по Библии (I Ц. 17, 1. 2) иноплеменники ополчились в Сокхофе Иудейском, среди Сокхофа и среди Азик в Афесдоммине, а мужи Израилевы в удоли Теревинфа; это вполне согласуется с известием стиха 22-го той же главы, где говорится, что по убиении Голиафа Израиль погнал иноплеменников до входа Гефова и до врат Аскалонских и много врагов пало по пути до Гефа и Аккарона. Сокхоф Иудин, в наполней (Иис. Нав. 15, 35) лежал по дороге из Иерусалима в Елевферополь, в 9 милях от последнего (Евсевий. Оном. № 881) и отожествляется с хирбет-Шувеке; по этой же дороге лежала и Азика (id. № 34). Между Елевферополем и Иерусалимом Феодосий считает 30 миль (§ 16; несколько менее — 20 —дает Антонинов дорожник (р. 200), считая по прямому расстоянию, тогда как обыкновенно путешественники несколько загибали в сторону, deviantes); вычитая отсюда 9, получим 21 милю, расстояние почти тожественное с указываемым Антонином и подтверждаемое Сильвией (стр. 196) — на двадцать второй миле от Иерусалима. Но уже в IV в. предание перенесло место единоборства гораздо севернее, между Страделой (Ездрилон, Зер'ын) и Скифополем (Бесан), как раз где тянутся горы Гелвуйския (Бордосск. путн. стр. 23) — и у Антонина мы встречаем характерное смешение библейского местоопределения с этим преданием. Предполагать в словах in montem Gelbuae ошибку писца невозможно, потому, что следует затем прибавка о смерти Саула и Ионафана (I Ц. 31, 1) и намек на проклятие Давида («Горы Гелвуйския, да не снидет роса ниже дождь на вас» (I Ц. 1, 21).

119. Мимоходящие бросают в голову лежащего Голиафа камни, потому что Давид поразил его камнем в чело (I Ц. 17, 49); число каждой — три — непонятно, ибо, по Библий (ст. 40), у Давида было пять камней гладких от потока. С упомянутым обычаем бросать камни срвн. Сильвию (стр. 195), которая говорит, что гроб Иезавели и до ныне всеми побивается камнями.

120. Об Елевферополе см. наше прил. к Феодосию стр. 43. Библия с точностью не определяет места, где происходило избиение Сампсоном иноплеменников челюстью осла; можно догадываться (Суд. 15, 8, 11), что это было недалеко от пещеры Итама, который, по словам Иосифа Флавия, отстоял на две схины — 60 стадий — (к Ю.) от Иерусалима (Antt. VIII, 7, 3). Иероним (Per. Paull. p. 39) помещает этот источник между Сокхофом Иудиным и Морасфимом, где был погребен пророк Михей, и который Сильвия (р. 196) помещает в 3 милях (к В. Евсевий Он. № 721) от Елевферополя. В XII в. этот источник помещали тоже в окрестностях этого города (Glycas p. 164).

121. О Захарии см. наше прим. к Феодосию стр. 44.

122. Предание о мученической кончине пророка Исаии находится в апокрифическом «Восшествии пророка Исаии», где говорится, что он был распилен деревянною пилою при Манассие (V, II сл. Migne. Diet, des apocr. I, p. 659); срвн. Hieron. ad Isaiam LVII, LXIV, 4. Об этом же предании упоминают и Иустин муч., Тертуллиан (de patientia, XV), Ориген (Орр. ed. de la Rue I p. 19). Место страдания и погребения пророка указывается в окрестностях Иерусалима (Бордосск. путн. стр. 30), недалеко от дуба Рогиля (Иоанн Вюрцбургский р. 167 срв. Иоанн Полон. р. 238) и поля Агриппы (Anon. Allat. p. 96). Епифаний (de proph. p. 398 M.) указывает его гробницу близ гробниц царей, позади гробниц священников, к Ю., а к В. лежал Сион. Срвн. Tobler Topogr. II p. 203. Помещая место смерти Исаии между Св. Захарией и полем Аввакума, Антонин, очевидно, имеет в виду другое предание; еврейские путешественники указывали гробницу пророка в Фекое (Carmoly. Itiner. de la T. S. p. 182, 435).

123. Библия не определяет с точностью места, откуда был восхищен в Вавилон пророк Аввакум, говоря только, что оно было в Иудее (Дан. XIV, 33); посему предание определяло его различно: так Антонин помещает его у Вефсура или источника Филиппа, Бернард (IX в.) по пути из Иерусалима в Вифлеем (р. 317), Даниил игумен (стр. 80) в версте к Ю. от монастыря Св. Харитона, прибавляя, что на ниве «аки теремець создан, знамения ради»; аноним Вогюе (р. 425) указывает это поле близ Фекои, а Иоанн Полонер (р. 264), близ Акко или Птолемаиды, прибавляя, что на поле стояла прекрасная часовня. Другие, более поздние цитаты, см. у Tobler Top. II p. 573.

124. О месте крещения ап. Филиппом евнуха, см. наше прим. к Феодосию стр. 55, о кладезях близ Аскалона и в Аскалоне — там же стр. 45.

125. Аскалон — одна из 5 областей Филистимских (Иис. Н. XIII, 3) лежал в 200 стадиях от Иамнии (Strab. XVI, p. 759), в 22 милях по Певтингеровой карте (s. IX, е), в 12 от Азота и в 16 от Елевферополя (ibid.), по Антонинову дорожнику (р. 151) в 12 милях от Иамнии, в 20 от Газы, в 24 от Елевферополя (р. 200), по Иосифу Флавию (bell. III, 2, 1) в 520 стадиях от Иерусалима, по Феодосию (§17) в 26 милях от Елевферополя, и в 12 от Газы. Историю Аскалона см. у Ritter Erdk. XVI, 1 p. 66 и Schenkel B. L. I. p. 264. Христианство здесь появилось довольно рано, правда, на ряду с упорно державшимся язычеством; епископ Аскалонский Лонгин упоминается еще до 1-го собора, а его преемник Савин присутствовал на оном (Le Quien. О. Chr. II p. 598). Но при Юлиане, по рассказу Пасхальной Хроники (I. p. 546 Бонн.), в Газе и Аскалоне язычники, избив пресвитеров и дев, вскрывали их и, наполнив внутренности ячменем, бросали на съедение свиньям.

126. Сарифея, ближайшим образом неизвестный городок в окрестностях Аскалона, упоминается у Болландистов в житии 20 мучеников обители Св. Савы, избиенных в 796 г. Саракинами (АА. S. S. 26 Марта), как разоренный ими вместе с Елевферополем, Аскалоном и Газой. Епископ Сарифеи Стефан упоминается в актах собора Иерусалимского 536 г. (Le Quien. Or. Chr. II p. 630). Обыкновенно отожествляют с ес-Сафирия, на полпути между Яфой и Лиддой, хотя вряд ли верно, судя по указанию Антонина.

127. Майома Аскалонская считается обыкновенно портом этого города, который, хотя и лежал при море, однако мог и в древности не иметь удобной гавани, как об этом прямо засвидетельствовано писателями эпохи крестоносцев (цитаты у Ritter Erdk. XVI, 80). 0 значительности этого порта можно судить по тому, что в 518 г. он имел своего епископа (Le Quien. O. Chr. II p. 602). Судя по порядку, в котором перечисляет города Антонин, следует предполагать, что Майома была к С. от Аскалона.

128. Так как Газа тоже не лежала у самого моря (см. ниже), то и она имела свой порт — Майома. Любопытные подробности сообщает об нем Созомен; в кн. II, гл. 5 он рассказывает, что при Константине В. жители Майомы, бывшие дотоле ревностными язычниками, соблюдавшими строго древние обряды, все внезапно перешли ко Христу, за что император, желая их вознаградить, приказал их местности быть городом, назвав его по имени своего любимого сына Констанцией. Юлиан (id. V, 3), ставя в вину его жителям веру во Христа, приписал их город Газе, хотя он и отстоял от Газы около 20 стадий (вероятно к Ю.). Тогда, утратив прежнее название, он стал называться приморскою частью Газы; у него сделались общие гражданские начальники, вожди и общественные дела; только в делах церковных еще и теперь являются два города: и тот и другой имеет отдельного епископа, и клир, и собрания в честь мучеников, и памяти бывших у них архиереев, и отдельные пределы окружных полей, которыми разделяются принадлежащие той и другой епископии алтари. Один из современных нам Газских епископов, по кончине предстоятеля Майомской церкви, старался подчинить себе оба клира, говоря, что не подобает двум епископам предстоятельствовать в одном городе. Но так как жители Майомы не соглашались на это, то дело разобрал местный собор и рукоположил другого епископа.— При Феодосие Мл. (Sozom. V, 9) в окрестностях Майомы была выстроена базилика, где покоились останки мучеников Нестора (память в Римск. Мартирол. 8 сентября) и братьев Евсевия, Нестава и Зинона, пострадавших в Газе при Юлиане. Не следует ли вместо Victor у Антонина читать Nestor? О Майоме неоднократно упоминает Иероним в житии преп. Илариона и Марк в житии Св. Порфирия Газского. При Созомене (VII, 28) тут епископом был Зинон, муж святой жизни. Особенно же был известен Косма, еп. Майомский, современник Иоанна Дамаскина, знаменитый гимнограф. Le Quien. Or. Chr. II p. 621.

130. Газа, по Арриану (ехр. Alex. II, 27) лежала в 20 стадиях от моря, по Страбону (XVI, 759) в 7-ми, на высоте между Аскалоном и Рафией, в 16 милях (по Феодосию § 13 — в 14) от Аскалона и в 22 от Рафии (Itin. Anton, p. 151, по Феодосию — в 24), по Плинию (h. n. VI, 144) в 600 милях от Петры Аравийской. Разоренный Александром Яннеем город (Ioseph. A. XIII, 12. 3) был восстановлен Габвнием (id A. XIII, 14, 5) и долго считался цветущим. Хотя предание называет первым Христианским епископом Газы Филимона, к которому писал Ап. Павел, однако очень долго в этом городе еще держался языческий культ, что видно из Иеронимова жития преп. Илариона; особенно силен был там культ Марны (Стеф. Виз. стр. 193, Иерон. стр. 17, 19 и др.); при Юлиане жители Газы заявили себя усердными язычниками (id. стр. 34); много интересных подробностей о Газе сообщает Марк в житии Св. Порфирия Газского (353-420 АА. SS. V, р. 645-661); он говорит напр., что в Газе было 8 языческих общественных храмов: Венеры, Аполлона, Прозерпины, Гекаты, называвшийся Ироон (hrown), городской Фортуны, называвшийся Тихион (Tuceion) и Марнион или Критского Зевса (гл. IX); этот храм был круглый, окруженный двумя портиками, при чем один входил в другой; середина, в виде кивория, круглая, была устроена для выпуска паров, будучи выведена вверх (гл. 10); кроме того, была масса идолов в зданиях и урочищах. Храмы эти были разрушены и идолы свергнуты по настоянию Порфирия распоряжением Феодосия и в Пасху 402 г. освящен на месте Марниона христианский храм, а камни языческого были употреблены на мостовую; далее, упоминается в Газе так называемый TetramjodoV, где была на мраморном жертвеннике мраморная статуя Венеры, и Ирене, где епископ Иринион (363) выстроил христианский храм. См. Le Quien. Or. Chr. Ш, p. 603, Reland. Pal. p. 787, Ritter. Erdk. XVI, p. 47

131. О красоте и богатстве Газы см. интересные подробности у Хорикия (Choricii Gazaei orationes declamationes, fragmenta ed. Boissonade. Paris 1846. p. 107, 149; Revue de philologie I, p. 63).

132. Преп. Иларион, ученик Великого Антония, умер на Кипре в 371 или 372 г. Память 21 октября. Мощи его вскоре после кончины тайно были перенесены его учеником Исихием в Майому и погребены близ этого города в монастыре, основанном преподобным (Иероним, Житие Илар. стр. 45).

133. Елуса в третьей Палестине, ранее в Аравии (Hierocl. р. 721, Steph. Byz. p. 269; по Птолемею V, 16, 10, p. 67, в Идумее к З. от Иордана, по Иерониму ad Js. XV в Моавитиде), в 71 миле от Иерусалима (Певт. карта, IX, е), по пути в пустыню Кадес; при преп. Иларионе тут был храм Венеры и жители были полуварварами (Иерон. жит. Илар. стр. 24). Епископы этого города упоминаются не раз. Le Quien. Or. Chr. III, p. 735; Reland. p. 755. A. A. SS. 1. p. 964. сл.

134. Обычай, после смерти любимого лица, продавать и раздавать бедным его имущество, а рабов отпускать на волю практиковался нередко у благочестивых Христиан; так, св. Феодор Едесский всю доставшуюся ему от родителей часть роздал бедным, а рабов всех отпустил (житие гл. 7).

135. В определенные дни после смерти известного лица Христиане поминали его: так, в так называемых Апостольских постановлениях, указываются поминовения в 3, 9, 40 и годичный день (VIII, 42; массу цитат приводит Cotelerius ad 1. p. 419); Римская литургия (цитаты у Kraus R. E. II p. 884) указывала на 3, 7, 30 и годичный. См. Usener. der heil. Theodosios p. 134 и Krumbacher. Studien zu d. Legenden d. heil. Theodosios. p. 342.

136. Пустынные прибрежные местности Заиорданья служили местом пребывания многочисленных отшельников и отшельниц. Рассказы об них можно найти напр. в писаниях Св. Кирилла Скифопольского (житие Св. Евфимия, житие Св. Савы), у Мосха в Луге Духовном, и у других. Подвижницы не редко скрывали свой пол под мужскою одеждою. Подобно тому, как упоминаемая здесь Мария скрывалась inter calameta et palmeta, так на Самосе в тростниках скрывался одно время Св. Павел Латрский и едва не был убит охотником, принявшим его движения за движения дичи (Vita с. XXV). О Сигоре см. выше, прим. к гл. 10.

137. Известия о ручных львах, стерегших, подобно собакам, вьючный скот, встречаются и в других рассказах: так, в житии Св. Савы (р. 294 Cot.), повествуется, что у одного инока был осел, которого лев водил на пастбище; известны ручные львы Св. Кириака отшельника и Св. Герасима Иорданского.

138. Употребление власяниц среди подвижников восходит к раннему времени. Уже Св. Афанасий в биографии Св. Антония (р. 138, 151) упоминает об них, точно также и Феодор Петрский в жизнеописании Св. Феодосия (стр. 83 Usen.). Другие примеры см. у Ducange Gloss. Graec. s. v. tricina.

139. По Певтингеровой карте (IX, е) от Елусы в 24 милях находилась станция Обода.

140. Цитата взята из псалма CVI, 34. И Диодор Сицил. (1, 60, 7) говорит, что на пределах Сирии и Египта, где находится город Ринокорура, окрестности пустыни полны соли, вода только колодезная, да и та, испортившись, делается горькою.

141. Объясняя происхождение названия города Ринокоруры, Страбон (р. 759, 31) и Диодор (1.1.) рассказывают, что при Египетском Амазисе, при нападении на Египет Эфиопского царя Актисана, многие отложились от Амазиса; Актисан, победив Египтян, распорядился расследовать дело и виновных в разбое и измене послал на жительство в пустыню, отрезав им носы, от чего и самое их поселение, Ринокорура, получило свое название. Срвн. Senec. de ira III, 20. Антонин переносит эту легенду на императора Траяна, под которым вероятнее разуметь Декия, имея в виду Chron. pasch. I, p. 504 ?.

142. Под галльской обувью (galliculae, gallicae) разумеются особого вида башмаки, имеющие подобие современных галош и довольно распространенные и в Риме, в эпоху Империи. В Египте этот вид обуви употреблялся нередко пустынножителями (Hieron. praef. in regul. S. Pachomii IV, p. 66). См. Blumner-Mommsen ad edict. Diocletian, p. 128,

143. Гильдемейстер (p. 55) отмечает здесь любовь Саракинов к хлебу, которая, по его мнению, указывает в словах Антонина на рассказ очевидца. И позднейшие путешественники, говорит он, рисуют при случае сильную охоту бедных Бедуинов до хлеба, ссылаясь при этом на Фабри (Evagat. II, 246). Что касается благоуханного корня, то проф. Ашерсон предполагает в нем andropogon laniger Desf., распространенный от Северо-африканских пустынь до Инда и найденный в гробницах XVIII-XXI династии.

144. По Феодосию (§ 77) от Елусы до Синая 15 ночлегов (mansiones, впрочем, место это испорчено, и очень может быть, что в нем существует пропуск); по анон. Tobler (р. 106) от Иордана до Синая 18 ночлегов (ср. anon. Vogue p. 414. n. и anon. Tobler in edit. Theoderici p. 116); по anon. Allat. p. 92 от Иерусалима 15 дней пути, a по Зевульфу (p. 284) — 18 дней от Иордана. Чудесное изведение Моисеем воды из камня произошло в первый раз в стане, в Рафидине, в недалеком расстоянии от Хорива (Исх. 17, 6), в месте, названном искушением и похулением; в другой раз, такое же чудо произошло в пустыне Син, в Кадисе (см. об нем Евсев. Оном. № 581) — Числ. 20, 11. Очевидно, что в нашем месте Антонин имеет в виду первое чудо. Из его слов явствует, что скала, из которой изошла вода, находилась в довольно значительном расстоянии от Хорива; тоже следует вывести и из рассказа Сильвии (стр. 8): идя взад от купины, она перечисляет местности, которые ей указывали: стан сынов Израилевых, место, где был отлит золотой телец, камень, об которой Моисей разбил скрижали, следы жилищ сынов Израилевых, место, где был сожжен телец, и, наконец, скалу, из которой изведена была вода. Эти, довольно ясные показания свидетельствуют о неправильности предания, помещающего эту скалу на западном склоне Хорива в вади Леджа, и отожествляющего ее с Хаджр Муса, обломком, скатившемся с джебел Муса. Первые следы этого предания находим уже в анониме Аллация (р. 94), где этот камень указывается под горою Св. Екатерины. Срвн. Даниил Еф. стр. 34. Вероятно, на образование этого предания имело влияние Исх. 17, 6: «аз же стану тамо прежде пришествия твоего у камене в Хориве».

145. Обыкновение встречать почетных пришельцев, особенно лиц духовного звания, с крестами и песнопениями, было довольно распространено у древних христиан: св. Порфирий Газский, вернувшись в Газу из Константинополя, был встречен тамошними христианами с псалмопением, в преднесении изображения честного креста (Житие гл. 58); Св. Сава, прибыв в Скифополь, был встречен митрополитом Феодосием с псалмопением (Житие гл. 61), и т. д. Может быть не сочтется слишком рискованным предположение, что и наш Антонин принадлежал к духовному званию.

146. Перед Синаем и Хоривом, которые соединены довольно большим седлом, простирается обширная долина, теперь вади еш Шех, подробно описанная у Сильвии стр. 7 и сл. В прилегающей к Синаю стороне этой долины находятся место купины и источник (в Исх. 3,1 сл. об нем не упоминается, но в предании уже довольно рано говорится, что Моисей увидел купину возле того источника или колодца, из которого поил овец Иофора; первые следы этого предания — в нашем месте; (см. затем anon. Allat. p. 93, Коробейников стр. 64). Теперь место видения Моисея указывается на небольшой, закругленной горе — джебел-Монея, на расстоянии почти одного милиария к В. (Паисий Агиапостол. стр. 131).

147. О церкви у подошвы Синая упоминает уже Сильвия (стр. 5), говоря, что она находится в начале долины, т. е. на месте, где указывалась купина, при чем, однако, эта последняя стояла вне церкви, в саду, что был перед церковью; об ней же упоминается в рассказе об авве Никоне IV века (Cotelerii monum. eccl. Graecae I, p. 578); точно также Аммоний монах, IV в., оставивший рассказ об избиении отцов на Синае и в Раифе в конце IV-го века, говорит о церкви на Синае, также, как и Нил Синайский (V в. у Migne Patrol, gr. p. 620). Уже Аммоний (стр. 3 Слав. пер.) упоминает о твердынях, сооруженных на Синае, в виде защиты и убежища при нашествии варваров. Юстиниан выстроил у подошвы Синая церковь во имя Богородицы, существующую и доселе, для того чтобы пустынники могли в ней молиться и приобщаться Св. Таин. Он же соорудил у подошвы же горы крепчайшую твердыню с весьма значительным караулом для того, чтобы отнять у Саракинов возможность вторгаться тайком в Палестину. (Procop. de aedific. III, 327). По свидетельству Евтихия (у Migne Patrol. XI, 1071) близ храма и крепости был водный источник.

148. Уже Св. Феодосий киновиарх, имея в виду, что в числе собравшейся около него братии были люди различных национальностей, и различных языков, отвел каждой группе особое место для молитвы, которую они совершали на своем наречии: так, была отдельная церковь для Греков, отдельная для Бессов, отдельная для Армян (Жит. стр. 45 Us.); тоже сделал в своей лавре и Св. Сава (Жит. гл. 32). И доселе, в Римской базилике Св. Петра, существует 12 конфессионалов, которые открыты в определенные дни для исповеди лиц, наречия которых обозначены у входа в каждый конфессионал. В перечисляемых Антонином наречиях останавливает на себе внимание: Bessus (BessoV). Вряд ли можно видеть в этом названии известный Фракийский народ (Bhssoi), который в I стол. по Р. Хр. занимал почти весь хребет Гема до Понта Евксинского (Strab. VIII, p. 318) и известный своей дикой храбростью. Трудно предположить, чтобы они потом переселились в Палестину и на Синай. Между тем, упоминание об них встречается, сверх только что приведенного места из жития Св. Феодосия, в житии Св. Савы, где в гл. 86 говорится про Иорданских Вессов, которые, около 540 г., принимали горячее участие в борьбе православных с последователями Оригена, стоя на стороне первых; о монастыре Сувиве Вессов Сирском близ Иордана говорит и Иоанн Мосх (Луг дух. § 156), из прибавки которого: Сирский можно думать, что это была одна из местных народностей; в одном послании Сирских, Синайских и Палестинских монахов около 540 г. (Mansi Concil. VIII, 987) читается подпись Андрея игумена монастыря Вессов.

149. Condita мы перевели: убежища, имея в виду назначение монастырской твердыни служить местом защиты для окружных отшельников во время нападения варваров, как было напр. при набеге, описанном Аммонием, Можно однако слово это понимать, как и место погребения.

150. Пещера пророка Илии, находящаяся на седле, соединяющем Хорив с Синаем, отстоит от подошвы, а также и от вершины горы на три мили, каковое расстояние подтверждается и Сильвией, стр. 6. Уже в ее время находился там каменный жертвенник, сооруженный, по преданию, Илиею для жертвоприношений, и на котором совершалась литургия в христианское время, Антонин не упоминает про церковь, но уже Commemoratorium (начала IX в., р. 304) говорит о храме Св. Илии на Синае. Говорят о нем и последующие паломники, напр. anon. Allatii p. 93, Даниил Ефесский стр. 32, прибавляющий, что пещера пророка находилась внутри алтаря этой церкви. Некоторые (цитаты у Дестуниса к Даниилу 1. 1.) говорят даже, что на этом месте были три часовни, бывшие между собою в связи и окруженные одною общею стеною: Св. Илии, Св. Елены и Св. Марины. См. Tobler ad Commemor. стр. 382. Библейское событие, на которое указывает Антонин, изложено в III Царств, 19, 9 и сл. Наш автор сообщает подробность, что перед пещерой вытекает источник, орошающий гору; этой подробности нет у других паломников, за исключением Паисия Агиапостолита (конец XVI в.) говорящего о водоеме с пресной водой, который отстоит на 20 сажен от храма Илии (стр. 95). Теперь вокруг этого колодезя растет зелень и кипарис (Уманец Синай I, стр. 214).

151. Церковь на вершине Синая видела и Сильвия (стр. 4), тоже отмечающая ее небольшие размеры, обусловленные небольшою поверхностью вершины, которую определяют приблизительно в 80 футов в поперечнике (Robinson Pal. I, p. 170). Слова Антонина: никто не осмеливается оставаться на ночь, подтверждаются словами Прокопия (de aedif. V. 8. p. 327): «человеку переночевать на вершине невозможно, так как ночью слышатся постоянные удары и нечто другое, более чудное, поражающее силу и мысль человеческую». Тоже говорит и Сильвия (стр. 4: на самой вершине этой средней горы никто не остается на ночь). — Теперь на вершине Синая находится церковь Преображения Господня. Замечательно, что и церковь, находящаяся на вершине Афонской горы, посвящена воспоминанию того же события. — Указание Антонина на то, что все паломники стригли свои волосы, Гильдемейстер ставит в связь с подобным же обычаем у древних Арабов, ссылаясь на Krehl. Religion d. Arab. 13, Robertson Smith. Kinship and Marriage p. 152, Wellhausen. Reste arab. Heidenth. p. 22, 23, 24, 27, 118.

152. Отсутствие растительности на Синае обратило на себя внимание и Сильвии: сама гора святой Синай вся каменистая, так что не имеет даже кустарников (стр. 4). Вид камня описывает Даниил Ефесский: Сия гора Хорив и все близкие к ней горы имеют поверхность камней расплавленную; вид этих гор таков, как железо, смешанное с воском (стр. 33).

153. О том, что Синайские отшельники редко селились более или менее значительными группами, свидетельствует и Сильвия; об этом же говорит и Аммоний, прибавляя, что по Субботам они собирались вместе в церковь и проводили ночь в молитве; затем, утром в Воскресенье, приобщившись, опять расходились по своим келлиям; Нил Синайский указывает даже, что келлии эти отстояли одна от другой на полчаса и более, для того, чтобы отнять у отшельников возможность частых свиданий друг с другом.

154. Неизвестно, почему Антонин зовет Хорив terra munda. Еврейское слово horeb значит: пустыня, уединение, разрушение, засуха, меч (Leusden. Onomasticum sacrum, s. v. Horeb). Быть может, он имеет в виду Исх. 3, 5. Вульг. и Сильвия: terra sancta.

155. Саракины или Исмаилиты (Аммоний зовет их то Саракинами, то Маврами, то Исмаилитами, то Влеммиями), как зовет их Антонин, суть, без сомнения, потомки Набатеев, заселявших Петрейскую Аравию, преданные идолопоклонству. Интересно, что и магометане считают Синай священною горою (может быть и помимо иудейского влияния), и до сих пор там существует мечеть.

156. Далматика — особый вид одежды, вошедшей в употребление во время Империи из Далматии, с длинными и широкими рукавами, напоминающей покроем наш стихарь. Паллиум длинный и широкий плащ, накидывавшийся вроде римской тоги.

157. Нонноз, современник Юстиниана, рассказывает, что Саракины, в дни своих праздников, бывающих два раза в год — раз в середине весны, когда солнце стоит в созвездии Тельца, другой — после летнего солнцестояния — соблюдают глубокий мир не только по отношению друг к другу, но и ко всем чужестранцам: говорят даже, что и звери живут в это время в мире как с людьми, так и между собою. Fragm. H. Gr. IV, 178.

158. В лучших рукописях стоит в обоих местах Abila; мы не решились поставить это в вину переписчику; скорее это lapsus memoriae автора, смешавшего Abila (близ Дамаска; см. наше примеч. к Евсевиеву Оном. № 4) с Ahila или Aila (Aila или Ailam) на Эланитском заливе Красного Моря; по Евсевию (Оном. № 474) отстоял на 10 милиариев к В. от Петры, на 1260 стадий от Газы (Страбон р. 768, Маркиан Иракл. р. 16. Mill.) или 150 милиариев (Плиний h. n. V § 65). Впоследствии был приписан к третьей Палестине. При Иерониме (ad Ezech. XLVII тут стоял римский легион (legio X Fretensis no Notit. Or. XXXIV, 30) и была крепость. О торговле порта с Индией упоминает и Феодорит (in Jerem. XLIX).

159. Говоря, что от Синая до Аилы 8 ночлегов, Антонин не согласуется с показаниями Певтингеровой карты, считающей от Фарана до Аилы только 50 милиариев, что Евсевий (Оном. № 921) приравнивает трем дням пути. Фаран же, по свидетельству Сильвии (р. 10), отстоял от Синая на 35 милиариев. Большинство исследователей отожествляет эту местность с развалинами города, находящимися в вади Феран и отстоящими от Синая, по направлению вади еш-Шех, на 56-60 километров. Отожествляя Фаран с Рафидином (также и Косма Индикоплевст р. 195, говорящий, что от Фарана до Синая приблизительно 6 милиариев), где, по Исходу, происходила битва Израиля с Амаликом и чудо, сопровождавшее воздвижение рук Моисея (Исх. 17, 8 сл.), Антонин, по-видимому, повторяет Сильвию в пересказе Петра диакона (р. 99), которая тоже видела церковь на месте, где молился Моисей и подложенные под его руки камни, и тоже говорит, что в местности этой нет ничего, кроме воды и пальм. Различные отожествления Рафидина см. у Kneucker в Schenkel B. L. V, 39. Фаран, как местность довольно густо заселенная, упоминается в рассказе Аммония о Раифских отцах, а Нил Синайский говорит об h boulh twn thn Faran oikountwn. (р. 661 М). Епископ Фарана упоминается еще в IV в. Le Quien Or. Chr. III p. 751. По свидетельству Паисия Агиапостолита (p. 141) на горе Фаран была построена деревня, называвшаяся Епископией (Episkoph), бывшая при нем разрушенною; он же свидетельствует об обилии там финиковых пальм; от Синая до Фарана он считает один день пути. Raphanum oleum (rajanelaion) упоминается у древних, как лекарственное средство Dioscorid. I, 45; Plin. h. n. XXY, 49. В Египте его употребляли и как приправу к пище (Dioscor. I. L).

160. О Мадиаме, неоднократно упоминаемом в Ветхом Завете, см. Noldeke. Ueber die Amalekiter und einige andere Nachbarvolker der Israeliten. Gottingen, 1864.

161. О словах: in Sochot et exinde descendimus in Magdalum см. предисловие в конце.

162. Место, где находилось двенадцать источников вод и семьдесят стеблей финиковых, по Исходу (15, 27) называлось Елим, между Меррой и пустынею Син. Более древнее предание отожествляет с ним Арандару (Сурандала Антонина). Сильвия (в пересказе Петра диакона стр. 98) так описывает Елим: «Арандара же есть место, которое называлось Елимом. Тут протекает река, по временам пересыхающая, но в ее русле и возле берегов находится вода. Трава тут в большом обилии, и очень много пальмовых деревьев. От перехода через Чермное море, то есть Сур, не встречается столь приятного места, с таким количеством и обилием воды, столь хорошего качества». Арандара напоминает собою вади Гарандель (Ebers. Durch Gosen zum Sinai, p. 545) близ Хаммам Фараон, которую посему некоторые и отожествляют е Елимом. Но рядом с этим преданием существовало и другое, встречающееся у Аммония, и впоследствии окончательно возобладавшее — это отожествление Елима с Раифой (теперь ет-Тор). Подробно описывается Раифа у Паисия Агиапостолита (стр. 141), который ставит разстояние ее от Фарана в 2 дня, упоминает о подворье с церковью и о небольшой крепостце, окруженной стеною, и о двенадцати источниках и 70 пнях финиковых.

163. К известию о перечном дереве Гильдемейстер замечает, что и по свидетельству Диодора (XIX, 94, 10) в земле Набатеев родится перец, но что здесь разумеется не настоящий перец, а семечки каперсов, которые в обилии встречаются в окрестностях Синая (Ebers и Guthe Palaest. II, 293). По свидетельству Диоскорида (II, 204) каперсы, шедшие с берегов Красного моря, отличались особенною остротою вкуса.

164. Чтение transeuntes возбуждает некоторые недоумения: из всего хода рассказа явствует, что Антонин идет в направлении обратном тому, по которому двигались сыны Израилевы, следовательно transeuntes, значение которого выражено нами в переводе, не подходит. Кроме того, в одной из лучших рукописей (Сенгалленской) стоит transierunt, что ведет к предположению о возможности чтения: Israel (postquam) transierurit mare. Тогда все окажется в порядке.

165. При Сильвие (пересказ Петра диакона стр. 96) молелен на месте перехода еще не было, но были только знаки, сделанные наподобие колонок. Самое место перехода она указывает по середине между Клисмой и порфировой горой, спускавшейся к морю и приходившейся Израильтянам по правую руку. Клисма, которую Сильвия зовет castrum (kastron у Иерокл. р. 728, у Епифания, jrourion у Птолемея IV, 5, 14), на берегу моря, соответствует теперешнему Суэцу, или, точнее, развалинам Телл-Колзум, в 15 мин. к С. от него. Про торговлю этого города, бывшего одним из портов Красного моря (Epiphan. adv. h. II p. 618) Сильвия говорит: там есть закрытая гавань, из которой отправляются в Индию или в которую принимают корабли, приходящие из Индии, ибо в другом месте римской земли, кроме этого, нет доступа кораблям из Индии. Там стоит много кораблей, вследствие чего гавань пользуется известностью по причине торговцев, приезжающих туда из Индии. И тот коммисар, которого зовут Логофетом, и который ежегодно отправляется послом в Индию, по повелению римского императора, имеет тут свое пребывание и тут стоят его корабли. По Антонинову дорожнику Клисма отстояла на 60 милиариев от Серапиума (р. 170), по Певтингеровой карте, в 120 милях от Фарана. См. наше примеч. к Сильвие р. 217.

166. О следах колес Фараона та же Сильвия (р. 96) говорит: Следы же колесницы Фараона запечатлелись на веки посреди песка. Колеса отстоят одно от другого на гораздо большее разстояние, чем у современных колесниц, которые делаются в римском государстве. Ибо от колеса до колеса было двадцать четыре фута и более, а ободки колес шириною по два фута. Следы колесницы Фараона доходят до моря, где он вошел в море, желая захватить сынов Израилевых. Предание о существовании следов колес было довольно распространено; так напр. оно встречается уже у Орозия (histor. 1, 10, 18 Z.), из него взято Григорием Турским (h. Fr. I, 10), у Космы Индикоплевста (р. 194 М.); в XVII в. Василий Гагара видел с краю на край признаки вшествия, исшествия из моря (стр. 70).

167. Гильдемейстер говорит, что под описываемыми источниками разумеются источники петролеума, упоминаемые в этой местности и Епифанием (стр. 14), на Западной стороне Суэцкого залива, близ Габалалзаит. Он же стр. 60 пр. 58 приводит и литературу. Мягкие пальцы, упоминаемые Антонином, суть, очевидно сгустившиеся осадки петролеума, принимавшие, при сочении его из скалы, форму удлиненную. Воспрещения вывозить его в чистом виде при Виллибальде (р. 271) уже не существовало.

168. По свидетельству патриарха Евтихия в Клисме был выстроен храм Св. Афанасия по распоряжению императора Юстиниана (р. 1071 М.).

169. Магдал или Магдол, на египетском берегу Чермного моря. Современные исследователи насчитывают несколько городов этого имени: один упоминаемый у Езек. 29, 10 и 30, 6, у Иерем. 44, 1 и 46, 14, как северный предел Египта, отожествляемый с Magdalon Антонинова дорожника (р. 171), лежавшим в 12 милиариях от Пелусия (MagdwloV, poliV Aiguptou у Стеф. Виз. р. 424). Другой помещается по близости к Бубастису и Пифому; при Сильвие (р. 12) здесь была крепость с войсками, обученными римской дисциплине. Большинство отожествляет его с Магдолом, упоминаемым в Исх. 14, 2 (= Числ. 33, 7), близ места перехода, хотя некоторые (Ewald. Gesch. d. V. Israel II, 91) считают это невозможным и предполагают существование третьего, см. Merx y Schenkel В. L. IV, 218; Ebers. Durch Gosen p. 522. Что касается Магдола, упоминаемого у Геродота (II, 152), как место победы Фараона Нехао над Иосией, то он лежал в Галилее.

170. Сокхоф, по Исх. 12, 37 (13, 20; Числ. 33, 5), первый стан Израильтян по выходе от Рамессы, при Сильвие (p. 13) указывался на небольшом холме, лежавшем посредине долины, неподалеку от Пифома. Еберс (Durch Gosen zum Sinai p. 520) отожествляет с древним Thaubastum. Следующие затем слова читаются в рукописях hoc est Syracumba. Их исправил Гейер на основании Иеронима (vita Paulli erem. V.), который говорит, что один подвижник в пределах Сирийской пустыни, граничащей с Саракинами, in cisterna veteri quam gentili sermone Syri «gubbam» vocant, quinque caricis per singulos dies sustentabatur. А св. Павел Фивейский († ок. 350 г.) жил в пещере, про которую говорили, что она, во времена Антония и Клеопатры, служила убежищем для фальшивых монетчиков. В преддверии этой пещеры росла пальма, из-под которой вытекал чистейшей воды источник, тотчас же поглощавшийся землею. Теперь монастырю св. Павла, по преданию, соответствует дер Мар-Болос, на В. склоне горы Колзум, в расстоянии одного дня пути от монастыря Св. Антония.

171. Следующее затем описание хождения Антонина по Египту, составленное, очевидно, по памяти, страдает беспорядочностью в определении порядка местностей, которые посещал паломник. Прежде всего он упоминает катарракты, по всей вероятности, первый, называемый катаррактом Сиены (Хелталь). Тут же, на о-ве Елефантине, насупротив Ассуана, находился древний Нилометрион, в котором к поверхности Нила ведут многочисленные ступени. Нилометрий описан Страбоном (р. 817), который говорит, что он состоял из каменного колодца, на берегу Нила, где отмечается вышина воды Нила наибольшая, наименьшая и средняя, так как вода в колодце возрастает и убывает вместе с водою Нила. На стене колодца есть отметки, показывающие меру полных и других разлитий. Страбон прибавляет, что Нилометрий в Елефантине устроен на подобие такового же в Мемфисе. Из этого, пожалуй, можно было бы предположить, что и описываемый Антонином виден был им в Мемфисе, но сему препятствует упоминание о катаррактах.

172. Вавилония или Вавилон, пограничный город между средним и нижним Египтом, основание которого предание приписывало то отложившимся от Сесоозиса Вавилонянам (Diod. I, 56, 3), то (Ктесий у Diod. 1. 1. 5) Семирамиде, то (Иос. Фл. antt. II, 15, 1) Камбизу. Лежал в Илиополитском номе, недалеко (по Сильвие стр. 95, в 12 милях) от Мемфиса, на правом берегу Нила. Особенного значения до Империи не имел. При Страбоне (р. 807) тут стоял один из трех отрядов, охранявших Египет. И впоследствии тут была стоянка XIII-го легиона Gemina (Notit. dign. Or. p. 67 В.). Впоследствии иногда служил местом ссылки; Иероним (житие Илариона стр. 28) упоминает про епископа Филона, заточенного в Вавилоне за приверженность к православию. При Бернарде (р. 312) в Вавилонии был патриарх всего Египта. Теперь развалины Бабуль недалеко от Каира.

173. Танис, на значительное расстояние к СВ. от Вавилона, недалеко от озера Мензале, теперь Сан. Упоминается неоднократно в Библии: так, в Числ. 13, 23 упоминается, что Хеврон был выстроен за семь лет до Таниса, града Египетского; в земле Египетской, на поле Танеосе творил Моисей чудеса перед Фараоном (Псал. 77, 13; 43 несколько раз Таниос был резиденцией Фараонов); о князьях Танесовых и старейшинах в Тане говорит Исаия (19, 11, 13; 30, 4). Говоря, что из Вавилонии он прибыл в Мемфис через поле Таниса, Антонин или допускает ошибку, или, быть может, в его время смешивались окрестности Мемфиса с окрестностями Таниса, потому что Мемфис считался резиденцией Фараона. Мемфис Антонин считает городом, из которого вышли сыны Израилевы. По Библии и древнейшему преданию исход был из земли Гесем и, в частности, из города Рамессы (Исх. 12, 37, Сильвия стр. 13); но в то же время предание помещало в Мемфисе пребывание Иосифа, в окрестностях его поле, где сыны Израилевы занимались плинфоделанием; в Илиополе — на 24 милиария от Мемфиса, указывался дом Пенефрия (Сильвия стр. 95), отца Асенефы, жены Иосифа.

174. Антиной или Антиноополь (Antinoou poliV, Antinoeia, Antinw) лежал гораздо южнее Мемфиса (no дорожнику Антонина р. 167 в 184 милиариях от Вавилонии, более чем в 148 от Мемфиса, по Певтингеровой карте). В христианский период эта местность могла привлекать паломников множеством монастырей и праведных мужей. По свидетельству Палладия (Лавс. гл. 81), в окрестностях города жило до 20,000 мужей, питавшихся трудами рук своих и весьма ревностно подвизавшихся в добродетели. В этот город Арианин Валент сослал епископа Едесского Евлогия (Theodoret. h. е. V, 8), и Каррского епископа Протогена (id. IV, 16), не разделявших лжеучения Ариева. На развалинах Антиноя теперь деревушка дер абу Геннес.

175. В паломнической литературе довольно нередко обозначение пирамид, как житниц, выстроенных Иосифом (Быт. 41, 48); Епифаний (стр. 26) насчитывает их 36; Бернард, указывающий их близ Вавилона, дает цифру 7, и позже об них упоминает Гагара (стр. 61). Мнение это как распространенное и между западными паломниками, опровергает Фабер (Evagator. III p. 43). Еще ранее его, в XV в., Даниил Ефесский (стр. 28), упоминая о житницах Иосифа, осторожно прибавляет: «но они, как я думаю, построены были сначала не для той потребы, чтоб служить житницами, но были большими и дорого стоящими гробницами». Наш Суханов (стр. 38) житницы Иосифа помещает в большом каменном дворе, а пирамиды описывает, как древние Фараоновы могилы (стр. 39).

176. Место, где пребывала Богоматерь во время бегства в Египет, Сильвия (пересказ Петра диакона стр. 95) указывает близ Мемфиса, в 1000 шагах, на берегу Нила. Монах Бернард — близ Таниса, на границах пустыни, тянущейся до Газы; там была церковь Св. Марии (стр. 313). Епифаний святоградец (стр. 4) называет Тамиафин (т. е. Дамиетта). Последующее предание опять возвращается к Мемфису. Так, Даниил Ефесский (стр. 27) видел там бывший дом, где жила Богородица с ее Сыном; он был переделан благочестивыми людьми в прекраснейший и изящный храм, посвященный Матери Слова. Коробейников (стр. 36), описывая старый Египет (Каир), говорит, что он развалился, только одни врата целы, в них же въехала Богородица со Христом. Позже его, Гагара (стр. 60) помещает жилище Богоматери в деревне Матарии, по-гречески Марина, в 7 поприщах, не доходя Каира; там был чудесно появившийся ключ воды и дерево, при Гагаре не существовавшее. Про Матарию упоминает и Суханов (стр. 37), упоминая про колодезь, где Богородица мыла Христовы пелены, и камень мрамора белого, на котором сидел Христос. Любопытно показание Фабера, нашедшего разногласие в определении места пребывания Св. Семейства в Египте: одни указывали его в Гермополе Фиваидском, другие в Бузирисе, третьи в Гелиополе, но большинство христиан и Саракин в Вавилонии, в крипте под церковью, где был бассейн с водою (Evagat. III p. 50).

177. Предание о дверях, закрывшихся в языческом храме при появлении Христа, стоит одиноко. Гораздо распространеннее другой рассказ об идолах, упавших в этом храме перед Христом. См. напр. Даниил Ефесский стр. 27. «Третий же из упомянутых храмов (в старом Египте) был прежде храмом языческим и кумирницей. Господь, будучи еще телесно младенцем, вошел в него со святою и пречистою Своею Материю.... Как только вступил туда Христос и увидел возвышающиеся в ней кумиры, немедленно повалились они на землю и разбились. Поэтому и до сих пор видны те места, где были кумиры, но без них, на левой стороне сего храма, на высоте, как бы седалища, на которых они тогда сидели, искусно прикрепленные, для того, чтобы им можно было твердо держаться и быть на виду у заблуждающихся в то время человеков». При Данииле этот храм был посвящен великомученику Николаю Мирскому. Предание это нашло себе место и в апокрифической литературе. См. Покровский, Евангелие стр. 140.

178. О нерукотворенном образе в Мемфисе другие источники не говорят.

179. Атлефи (древний AqribiV, AqlibiV, AqarambiV, AqarrabiV), главный город нома этого же имени, в Восточной части нижнего Египта, по Певтингеровой карте более, чем в 36 милях к С. от Вавилонии. Аммиан Марцеллин (XXII, 16, 6) причисляет его, вместе с Оксиринхом, Тмуи и Мемфисом, к величайшим городам Египта. В христианский период имел епископа. Le Quien. Or. Christ. II p. 554. Теперь развалины Атриб близ Бенга.

180. О Св. Мине см. Васильевский. Епифаний. стр. 150. Следует заметить, что почитание этого святого, считавшегося как бы патроном христианского Египта, было весьма распространено в первые века Христианства; об этом свидетельствует масса так называемых евлогий или глиняных сосудцев (ampullae), в которых хранилась влага (масло или вода), взятая с мощей святого, и которые разносились паломниками в разные концы христианского мира. См. Michon. La collection d'ampoulles a eulogies du Mysee de Louvre в Melanges G. B. de Rossi. Paris-Rome 1892. p. 183 sqq. Изучение изображений на этих сосудцах ведет к несомненному выводу о том, что упоминаемый у Антонина Мина поминается 11-го Ноября вместе с Виктором и Викентием, и был усечен мечем при Диоклетиане и Максимилиане (см. Qeojilou Iwannou Mnhmeia agiologika. Венеция 1884). На ампуллах он изображается в военном костюме, по житию он был воином, в отряде, стоявшем в Фригии Salutaris. Перед кончиной он заповедал, чтобы обезглавленное его тело было положено на верблюда и этот последний был предоставлен самому себе, и он из Котиеи, где пострадал мученик, принес его на родину, в Египет; на ампуллах нередко изображается святой между двумя верблюдами. Из свидетельства Антонина видно, что мощи святого почивали не в самой Александрии, может быть в одном из многочисленных монастырей близ этого города, о которых упоминает Палладий в Лавсаике, по Епифанию (стр. 4) приблизительно в 9 милиариях к 3. от Александрии. Озеро, через которое плыл в Александрию Антонин, есть Мареотис (h MarewtiV, h Mareia limnh, Maria, Mareh), имевшее no Страбону (p. 799) более 150 стадий в ширину и менее 300 в длину; по Палладию (Лавс. VII) простиралось лишь на 70. Теперь биркет Мариут.

181. О красоте и великолепии Александрии см. Аммиан Марц. XXII, 16, 7 и сл., о характере ее жителей Поливий XXXIV, 14, Страбон 797 сл. Из паломнической литературы см. в особенности Аркульфа р. 187 сл.

182. Св. Афанасий Александрийский † 373 г. Память 18 Января и 21 Мая. Мощи его находились в Александрии еще в половине IX в. (Епифаний стр. 5). Впоследствии они были перенесены (из Константинополя? см. Васильевский. Епифаний, стр. 146) в Венецию. Morcelli Calend. eccl. Constant. II p. 96.

183. Св. Фавст Александрийский, вместе с Гаем, Евсевием и Херимоном, 5 Октября. Был диакон и при Валериане приял подвиг исповедничества; в глубокой старости во время Евсевия усечен мечем. Евсевий h. eccl. VI, 40 и VII, 11.

184. Св. Епимахий или Епимах пелусийский, 31 Октября, пострадал в Александрии, будучи сожжен. (Евсевий h. е. VI, 41). Кончину его относят к половине III-го века.

185. Св. Антоний Великий † 356 г. Память 17 Марта. Он заповедал своим ученикам Исааку и Пелусиану не открывать никому места его погребения, из опасения прославления по смерти (Иероним. Житие св. Илариона гл. 31; житие св. Ант., приписываемое св. Афанасию р. 502). В 561 г. по свидетельству Виктора, епископа Туннуненского (Mommsen. Chron. min. II p. 205 срвн. Исидор. Хроника p. 458 R.) мощи св. Антония были обретены, с великою честью перенесены в Александрию и положены в базилике св. Иоанна Крестителя; в VII в., вследствие нашествия на Египет Саракинов, Александрийцами были отправлены в Константинополь, где почивали или в св. Софии (Минея), или в особом храме (Morcelli Calend. Cplt. II, p. 26). Впоследствии, в X в. часть мощей перевезена в Галлию, сперва в Вьенну, а потом, в XV в., в Арль (Архим. Сергий Месяц. Востока II стр. 21. Заметки).

186. Св. евангелист Марк, первый епископ Александрийский, пострадал там же 4 Апреля 63 г. (Болотов. Христ. Чт. 1894. 3, 405-424). Память 25 Апреля. Мощи его видел Аркульф (стр. 190): при входе в Александрию с суши, с северной стороны находится большой постройки церковь, где лежит погребенным евангелист Марк; его гробница указывается перед алтарем, на восточном месте этой четыреугольной церкви, с воздвигнутым над гробом из мраморных плит жертвенником; в IX в. мощи еще почивали в Александрии, как об этом свидетельствует Епифаний, но посетивший Александрию около 870 г. монах Бернард говорит, что мощи прежде почивали в монастыре за восточными воротами города, но уже были тайком увезены Венецианцами, стр. 311. См. Васильевский. Епифаний, стр. 145.

187. О других святых, почивавших в Александрии, говорит Епифаний (стр. 4), перечисляющий преподобного Троила, св. Иоанна Милостивого, св. Петра, прозванного концом мучеников, православного Аполлинария, преподобного Виталия и пять дев. Бернард р. 311 упоминает про монастырь сорока святых, находившийся за западными воротами города.

188. Под блаженной Евфимией, виденной Антонином, вероятнее всего разуметь всехвальную великомученицу, пострадавшую при Диоклетиане. Память 16 Сентября. О раннем и весьма широко распространившемся ее культе любопытные подробности собраны у архимандрита Сергия (Месяц. Вост. II, стр. 292. Заметки).

189. Об Иоппе (Яфа) и Тавифе см. наше примечание к Феодосию стр. 50. В следующем сообщении о Кесарии Антонин смешивает Кесарию Палестинскую (теп. Кёсария) с Кесарией Филипповой (Баниас). О первой см. наше примечание к Феодосию стр. 51, о последней ibid. стр. 40.

190. Памфил, пресвитер Кесарийский, старший современник Евсевия, взявшего от него свое прозвание, погиб мученическою смертью в начале IV в. (307-309). Его жизнеописание в III книгах, составленное Евсевием, до нас не дошло; понятие об его содержании можно составить по актам, изданным Болландистами (АА. SS. 1 июня). Любопытны слова Иеронима (de vir. III. 75): «Пресвитер Памфил, близкий человек Евсевия епископа Кесарийского, пылал такою любовью к божественному книгохранилищу, что собственноручно переписал большую часть свитков Оригена, и до днесь находящихся в Кесарийской библиотеке. Я отыскал 25 толкований Оригена на двенадцать пророков, которые я лелею и храню с такою радостью, что полагаю, будто обладаю богатствами Креза. Ибо, если приятно иметь хоть одно письмо мученика, то насколько более, столько тысяч строк, которые он начертал, как мне представляется, следами своей крови». Мощи Св. Памфила и пострадавших с ним 11-ти сперва были в Кесарии, будучи расположены в прекрасных помещениях храмов и святых молелен. Впоследствии они были перенесены в Константинополь. Morcelli Calend. Constant. II p. 60. Память 16 Февраля.

191. Св. Прокопий, первый из Палестинских мучеников (Евсевий у Ruinart. Acta sine. p. 356), родился в Иерусалиме, жил в Скифополе, где исправлял обязанности чтеца и заклинателя, пострадал в 303 г. (акты у Ruinart 1.1. p. 381). Память 22 Ноября. Одновременно с ним пострадал также в Кесарии другой великомученик Прокопий, вождь, акты которого помещены у Болландистов (АА. SS. 8 Июля); одни ученые (Руинар, Бароний, Архим. Сергий М. В. II, стр. 195 Зам.) отличают двух Прокопиев, другие признают только чтеца, а существование вождя заподозривают (Морчелли Cal. Constant. II, p. 156). Память 8 Июля. Почитание мученика Прокопия восходит к раннему времени: уже Константин В. выстроил в честь его храм в Константинополе (Codinus p. 39; Ducange Const. christ. IV, p. 134); в V в. Исихий, пресвитер церкви Иерусалимской, писал в честь его слово (Fabricius B. O. X. p. 317); в VI в. при Св. Саве существовал во имя его в Скифополе храм (Житие Св. Савы стр. 119).

192. Под Св. Корнилием Антонин, без сомнения, разумеет сотника, крещенного, по Деян. Ап. 10, 24, в Кесарии. Уже Бордосский путник (стр. 22) упоминает о водоеме сотника Корнилия в Кесарии, раздававшего многие милостыни. При Иерониме в доме Корнилия была церковь (per. Paull. p. 31); Феодосии прибавляет, что в Кесарии Корнилий претерпел мучение (стр. 2). Но рядом, быть может, даже одновременно с этим преданием существовало другое, занесенное в житие, составленное Метафрастом, и в Минеи, по которому Корнилий был епископом города Скепсиса в Геллеспонте, где и был погребен. Долго его могила находилась в забвении, пока в IV в. она, вследствие откровения во сне епископу Троадскому Силуану, не была обретена близ храма Юпитера в купине, и мощи Святого перенесены оттуда в храм близ места раба Божия Димитрия, называвшегося Пандохион, где уже почивали многие тела прежде почивших братий. В этом храме мощи находились под алтарем. (АА. SS. 2 Февр. р. 294; Le Quien. Or. Chr. III, p. 535; Архим. Сергий Мес. Вост. II, стр. 284 заметки).

193. Место обращения Савла в Деяниях отмечается лишь как находящееся в окрестностях Дамаска. А исцеление Савла Ананией помещается в самом городе, на стогне, нарицаемой правою — vicus rectus Антонина — в доме Иудове (Деян. 9, 11). При Виллибальде (р. 260) в Дамаске указывали гробницу Анании, а в 2 милях от города церковь, на месте обращения Савла. О месте — secundo miliario — говорят и Феодерик (р. 108) и Иоанн Вюрцбургский (р. 184), но о церкви умалчивают.

194. Гелиополь Сирийский (теп. Баальбек) или у Ливана, по Антонинову дорожнику (стр. 198) в 56 милиариях от Дамаска (в другом месте — стр. 199 — в 70); по Певтингеровой карте (IX, f.) в 50 милях. Теперь 16 часов езды.

195. Емеса (Emesa, Emessa, Emissa, Emisa), по Антонинову дорожнику в 82 (р. 198-199) милиариях от Гелиополя, город в Сирии Апамейской, потом в Phoenice Libanesia (Hierocl. p. 717), теперь Химс. Относительно главы Предтечи свидетельство Антонина подтверждается словами Виллибальда (переск. монах. р. 258), говорящего, что в Емесе находится большая церковь, сооруженная Еленой в честь Св. Иоанна Крестителя, где долго находилась его глава. Священное Писание не упоминает о месте, где совершилась казнь Предтечи, посему предание помещало это событие и погребение Предтечи то в Иерусалиме, то в Севасте=Самарии, то по ту сторону Иордана, в Махерунхе (Цитаты у Тиллемона Memoires I, p. 216 сл.). Что касается, в частности, его главы, то и относительно ее существует разногласие, касающееся как ее первоначального нахождения, так и обретения. По одной версии глава была обретена при Феодосие I у неких монахов, живших сначала в Иерусалиме, и потом переселившихся в Киликию, перенесена сперва в Халкидон, и потом в Константинополь (Sozomen. h. е. VII, 21; Chron. Pasch. I, p. 564 ed. Bonn.); по другой — обретение главы Предтечи произошло в 453 г., в царствование Маркиана, архимандритом Маркеллом близ Емесы, куда в свою очередь она была принесена из Иерусалима и долго хранилась в глиняном сосуде, в различных руках, под конец в пещере, до тех пор, пока вследствие откровения, бывшего Маркеллу, епископ Ураний, участник Халкидонского собора 451 г., не перенес ее из пещеры в диаконик кафедральной Емесской церкви 24 Февраля 453 г. 26 Октября того же года глава была торжественно перенесена в особый храм Предтечи, выстроенный в пещере или над пещерой, принадлежавшей Маркеллу (monh tou Sphlaiou); впоследствии, в 760 г., был выстроен в Емесе же великолепный храм во имя Предтечи с подземельем (katabasiV), где глава источала благоухание и чудеса еще во время Феофана Сигрианского († ок. 820 г.). См. Theophan. Chron. p. 431 В. Вследствие усилившихся затем нападений Саракинов, в первой половине IX в., из Емесы глава была перенесена в Команы (каппадокийские?), и оттуда, при патриархе Игнатии, в Константинополь Подробности, сверх Тиллемона, см. в АА. SS. 24 Jun. p. 711 и у Ducange. Traite historique de la translation du chef de Saint Jean-Baptiste. Paris. 1665.

196. Ларисса Аристоза или Сирийская, иначе называвшая Sizara (Steph. Byz. p. 413), во второй Сирии (Hierocl. p. 712), на Оронте; по Tabula Peuting. (X, e.) в 16 милиариях от Апамеи, и в 14 от Епифании; по Itin. Anton, p. 187, в 16 милиариях от Епифании. Теперь Саджар. Епископ этого города подписался на Никейском соборе. Le Quien. Or. Chr. II, p. 917. Упоминая Лариссу перед Епифанией, Антонин допускает неточность, потому что, по пути к Апамее, города эти следуют в таком порядке: Епифания, Ларисса, Апамея. Название Aristosa в других местах, насколько нам известно, не встречается. В виде простого предположения дозволяем себе высказать догадку, упоминаемую уже у Гильдемейстера, не есть ли эта одиноко стоящая Aristosa испорченное чтение вместо Arethusa, теп. Растан, город во II-ой Сирии (Hierocl. p. 712), отстоявший от Епифании, по направлению к Емесе в 16 (Itiner. Antonini p. 188, 194) или 20 (Tab. Peuting. X) милиариях и упоминаемый Плинием (h. n. V § 81 Arethusii, var. Arbethusii), Страбоном (p. 753 Areqousa h Samyikeramou kai Iamblicou), Стефаном Виз. (p. 117), Птолемеем (III, 13,10), Зосимой (h. I, 52). Епископ этого города участвовал на Никейском Соборе. Наш путник, посещавший, как видно из всего его повествования, местности, особенно чтившиеся Христианами по причине находившихся в них святынь, мог быть привлечен в Аретузу знаменитостью епископа этого города Марва, пострадавшего при Юлиане (Theodoret. h. e. III, 6) и восхваляемого Григорием Богословом в I-ой речи против Юлиана. В Греческих Минеях память его празднуется 20 Марта. См. Le Quien. Or. Chr. II, p. 915. Епифания на Оронте (Евагрий h. e. III, 34), первоначально называвшаяся Эмафом (варианты собраны в нашем прим. к Ономаст. Евсевия № 52, где и вообще говорится об истории этого города), теперь Хама; переименована, вероятно, Антиохом IV Епифаном (Иос. Фл. antt. 1, 6, 2), удержав однако и прежнее название. В этом городе при Юлиане чудесным образом скончался епископ Евстафий (chron. Pasch. I, p. 547 Bonn.), некоторыми причисляемый к мученикам (Le Quien. Or. Chr. II, p. 917).

197. Апамия на Оронте или Аксие (proV tw Axiw) в 16 милиариях от Лариссы и в 32 от Епифании, главный город Сирийской Апамены (Страбон р. 752), впоследствии причисленная ко второй Сирии (Hierocl. р. 712). В христианский период в окрестностях этого города было много монастырей (Le Quien. Or. Chr. II, p. 909 след.), тут же и перечислены епископы этого города, из коих некоторые имели других, подчиненных себе (Евагрий h. e. Ш, 34). Теперь развалины Калаат ел-Медин.

198. С содержанием этой главы срвн. Феодосий § 85. Антиохия Сирийская, h epi DajnhV, в 120 стадиях от моря (Страбон р. 851), в 716 милиариях от Константинополя (itiner. Anton, p. 140), в 130 стадиях от Селевкии (Procop, b. Pers. II, 11), в 36 ночлегах от Александрии (Athanas. Apol. contra Arian. p. 148), в 69 милиариях от Апамеи (itiner. Anton, p. 187). Эпитет maior, подтверждаемый Феофаном (h megalh p. 235, 140; h m. thV SuriaV р. 172, 218), находит себе объяснение в огромном объеме этого города, который, по свидетельству Иосифа Фл. (b. iud. Ш, 2, 4) уступал в величине только Риму и Александрии: по Диону Хрисостому (Or. XLVII, p. 134 Teuton.) имел в длину 36 стадий, или 4 римских милиария (Malal. р. 233 Bonn.). Теперь Антакия.

199. Св. Вавила, и три отрока: Урван, Прилидиан и Аполлоний В календарях под 4 Сентябрем значится два Вавилы, при чем оба считаются епископами Александрийскими (в некоторых., впрочем, говорится о Вавиле Никомидийском, пострадавшем с 84 детьми и не бывшем епископом Арх. Сергий Мес. Вост. II, 272): один пострадал 24 Января 251 г. при Декие, другой при Максимиане. Оставляя в стороне вопрос, о тожестве или различии этих мучеников, заметим здесь, что Св. Вавила, епископ Антиохии, особенно почитался в этом городе, что видно из произнесенных в его память речей Златоуста. Подробности у Morcelli Cal. Const. I, 131, АА. SS. 24 ian., Tillemont Mem. III, p. 341.

200. Св. Иустина, пострадавшая вместе с Св. Киприаном волшебником, которого уже древние источники неправильно смешивают с знаменитым, Карфагенским епископом, по преданию была родом из Антиохии (указание Антонина решает существующий спор в пользу Антиохии Сирийской) и пострадала при императоре Диоклетиане. О ранней распространенности почитания этой мученицы свидетельствует 18-е слово Григория Богослова, и составленное императрицею Евдокиею, супругою Феодосия младшего, стихотворение в трех книгах, описывавшее мучение Свв. Киприана и Иустины (в извлечении у Фотия. Biblioth. cod. 184 p. 415). Память 2 Октября. См. подробности в АА. SS. 7 Сент., Morcelli Саlend. Const. I, p. 174; Tillemont Mem. V, p, 140.

201. Какого из многочисленных Юлианов, прославленных церковью, разумеет здесь Антонин, решить невозможно.

202. Братья Маккавеи (Антонин упоминает про novem sepulcra, потому что, сверх семи братьев, почитался еще их учитель Елеазар (II Макв. 6, 24) и мать Соломония (Соломона или Соломонинда); прибавка этих двух лиц имеет характер позднейший, потому что в наиболее древних свидетельствах, напр. в laterculus Полемия Сильвия (С. J. L. I. p. 349), об них не упоминается; Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, хотя и восхваляют мать Маккавеев, однако не называют ее имени; впервые, кажется, она названа в Минологии Василия Македонянина) пострадали при Антиохе Епифане в Антиохии; о древности их почитания свидетельствует упоминание у Полемия Сильвия дня их кончины 1го Августа. Что почитание это правилось с особенной торжественностью в Антиохии говорит Иоанн Златоуст (I беседа eis touV agiouV MakkabaiouVнач.), где он считает празднество в честь мучеников наиболее светлым днем в целом году.

203. Обычай возле гробниц мучеников вешать орудия их страданий или изображения их мучений идет из глубокой древности: уже Пруденций видел на стене, к которой примыкала гробница мученика Ипполита в Риме изображение его страданий (Peristeph. XI, 124; cf. IX., 19 след.); подобное же изображение при гробнице всехвальной Евфимии, описывает Астерий епископ Амасийский (Ruinart. Acta sincera p. 515); другие цитаты у Kraais Real Encyklopadie II p. 379).

204. Халкида, главный город области Халкидики, при Иерокле (р. 711) в первой Сирии; отстояла на 53 милиария от Антиохии (Tab. Peuting. X, e.), на 18 (по Tab. Peuting. на 29; по Прокопию b, pers II, 12 на 84 стадии) милиариев от Верии; имела епископа. Le Quien, Or. Chr. II, p. 785. Теперь Киннесрин.

205. О Каррах, которые посетила, между другими, и Сильвия, см. наше примечание к ней, стр. 236. Барбарисс или Варвалисс в области Chalybonitis, принадлежавшей к провинции Евфратисии, крепость на Евфрате, укрепленная Юстинианом (Procop. de aedil 11, 9, p. 235), в 100 милиариях кт, ЮВ. от Верии (Tab. Peuting., X, f.); no Notit. dignit. Or. XXXIII, 25, тут стояли equites Dalmatae Illyriciani. По Феодосию в этом городе умерщвлены Свв. Сергий и Вакх, тогда как Антонин место их страданий указывает в Суре, a по актам оно имело место для Св. Вакха в Варвариссе, а для Св. Сергия в Росафе или Расафе, Росифте, в 126 стадиях от Суры, по направлению к Пальмире (Procop. b. pers. II, 6). — Варварисс имел своего епископа. Le Quien. Or. Chr. II, p. 949. Теперь Балес.

206. Свв. мученики братья Сергий и Вакх, из военного отряда gentiles (по notit. d. Or. XXXIII, 27 в Росафе стояли equites promoti indigenae), пострадали в конце III-го или в начале IV-го века и память их чтилась с особенным благоговением, так что Феодорит (gr. aff. VIII, p. 607) говорит о чествовании дня кончины Св. Сергия — 7 Октября — как об одном из выдающихся празднеств Востока; так же относится к мученику Сергию и Евагрий (h. e. IV, 28; VI, 21); одинаковою известностью пользовался он и на Западе, об чем свидетельствует Григорий Турский in gloria martyr. 96, p. 553; cf. h. Fr. VII, 31. В V в. епископ Иерапольский Александр выстроил в Расафе великолепную базилику в честь Св. Сергия, употребив на построение 300 фунтов золота (цитаты у Tillemont Mem. V, p. 209); вскоре после этого Расафа была переименована в Сергиополь, получивший епископа и возведенный на степень митрополии (Le Quien. Or. Chr. II, p. 951). Император Юстиниан, питавший к Св. Сергию особенное благоговение (он выстроил в честь его храм в Константинополе Ducange C. Chr. p. 135, и в других местах империи Tillemont. р. 211; пожертвовал, вместе с императрицей Феодорой, драгоценный крест к его мощам Evagr. h. e. VI, 27), укрепил и украсил этот город; вот, что говорит по этому поводу Прокопий (de aed. II, 9, p. 234 Bonn.): «Есть некий храм в честь знаменитого святого, Сергия, в Евфратисии; прежние жители, почитавшие и погребшие (святого) назвали местечко Сергиополем и обнесли весьма невысокою оградой, только для того, чтобы быть в состоянии воспрепятствовать Саракинам уничтожить его с набега. Ибо Саракины по природе не могут осаждать стен и случившееся, хотя бы самое ничтожное и сплоченное из грязи какое-либо укрепление, делается препятствием их нападению. Но в последствии этот храм сделался вследствие поступления в него сокровищ, и значительным, и знаменитым. Приняв это во внимание, царь Юстиниан тотчас озаботился этим делом, и обнес его весьма замечательною стеною и скопив большое количество воды, предоставил ее обилие жителям; кроме того, он снабдил местечко домами, портиками и другими постройками, что обыкновенно служит украшением города. Он водворил там и военный гарнизон, с тем, чтобы он в потребное время защищал ограду. Во всяком случае Хосрой, царь Персидский, старавшийся взять город и приставивший для осады его большое войско, без успеха снял ее вследствие силы укреплений». Мощи Св. Сергия почивали в серебряной раке (Evagr. h. e. IV, 27). Об уважении, которое питали к Св. Сергию Хосрой сын Кавада и Хосрой сын Ормисды см. любопытные рассказы Евагрия (h. e. IV, 27 и VI, 20). Что Расафа служила целью паломничества для благочестивых паломников, видно из рассказа Иоанна Мосха (pr. spirit, c. 178) об авве Иоанне отшельнике, который жил близ Иерусалима и предпринимал паломничество, то на Синай, то в Ефес к Св. Иоанну, то в Евхаиты к Св. Феодору, то в Исаврию к Св. Фекле, что в Селевкии, то к Св. Сергию в Расафу (так следует читать вместо: Сарафу).

207. Сура или Суры в Евфратисии или Халиванитиде, на Евфрате, стоянка XVI-го легиона Flavia Firma (notit. Or. ХХХШ, 28). По Прокопию, отстояла на 126 стадий от Сергиополя (b. Pers. II, 6); по Tab. Peuting. (X. f.) в 21 миле. Имела епископа (Le Quien. Or. Chr. II, p. 949). — Вениамин Тудельский помещает тут гробницу пророка Софонии (стр. 90).

 

 



версия для печати