Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / Библиотека / История / История Святой Земли / Путешествия XIX века / Прежде и теперь. Из быта русских паломников в Палестине. В. И. Протопопов. 1912 г.

В. И. Протопопов
Прежде и теперь.

Из быта русских паломников в Палестине

 
Сведения об авторе:  Протопопов (Василий Иванович, родился в 1868 г.) - духовный писатель, воспитанник Казанской духовной академии, в которой состоял профессором по кафедре библейской истории. Главные его труды: "Переход евреев через Черное море" (Казань, 1895, магистерская диссертация); "Библейские ветхозаветные события по толкованиям святых отцов и учителей церкви" (Казань, 1897); "Толкования на книги Числ и Второзаконие" (СПб., 1904); "Толкование на I и II книги Царств" (ib., 1905).
1912 Казань. Центральная типография.
Печатать дозволяется. Ректор Академии, Епископ Анастасий
Отдельный оттиск из журнала "Православный собеседник" за 1912 год.
 
Оцифровка, подготовка к публикации и часть примечаний П. В. Платонова - председателя Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества
 
О том, как путешествовали по Св. Земле наши паломники прежде, о том, какие опасности и злоключения испытывали они при этом, — обо всем этом красноречиво говорят нам сохранившиеся описания этих путешествий[1]. Без искусственной драматизации положения, с эпическим спокойствием истого летописца, составители описаний повествуют нам, нередко, о таких подробностях старого паломничества, какие, при существующих условиях передвижения, могут показаться решительно невероятными. Но все это невероятное, все это невозможное, тем не менee, было вероятным и возможным в   недоброе старое время русского паломничества. И только выносливость,   неизбалованность внешним комфортом, а главное — несокрушимая сила подлинного религиозного чувства простого русского человека могли преодолевать то, что теперь для многих могло-бы показаться непреодолимым. Русскому паломнику старого времени давали себя чувствовать и полная   невозделанность путей   сообщения   по Св. Земле, и   разбойное поведение местного населения, и корыстолюбие местных властей, и невозможность обратиться за помощью  к какому-либо-русскому местному учреждению, за отсутствием такового. Чтобы иллюстрировать только-что сказанное, я приведу ряд выдержек из прежних паломнических описаний. В этих выдержках упоминается о путешествии прежних русских богомольцев из Яффы в Иepycaлим,  о пребывании  их в Иерусалиме и его окрестностях, о путешествии к Иордану, в Назарет, о возвращении богомольцев из Иерусалима в Poccию.
 
Яффа — приморский город Палестины. Здесь останавливаются паломнические пароходы, и богомольцы, покинув свое морское пристанище, впервые вступают на почву Св. Земли. До проведения железной дороги, единственным путем из Яффы до Иерусалима был путь, караванного передвижения, но узким, каменистым, неровным тропинкам, среди враждебно — настроенного и алчного населения. «И какую беду и нужду претерпевал народ (христианский) от бесстыдных и проклятых eфиoпов (арабов), донележе проходил горы тыя (Иудейския, пишет В. Г. — Барский, путешественник XVIII в.), — воистину изрещи невозможно. Егда-бо сперва начахом входити в великия, горы и прейдохом к узкому прехождению (проходу) в едину долину, тама, предваряюще нас, многое множество собрася оных: иные с копиями, иные с дрекольми. И, ставше на пути, возбраняху нам шествовати,  ищуще от нас «бакшиша»,  еже-есть дара.
 
Сопротивляхуся же много им  провождающие  нас, но ничто-же им внимаша  ни бо боятся кого,  ниже срам имут. Аще-же и дадоша нечто от денег по преди грядущим поклонницы, но не быша (арабы) тем довольны, но грядяху вкупе си ними при полце и нападаху на всякаго,  воспящающе мески и ослы  (вспячивая верблюдов и ослов) и ищуще  от коеяждо  души по сребреннику; и иже даяху,—свободы шествоваху, а иже или скупости ради, или убожества не даяху, — тех  попираху и каменьями толцаху созади. Прешедше-же мало паки другие (арабы), совокупившееся с первыми, горшу беду народу творяху: неции-же просяще хлеба, друзии-же — ненязей; и елико хотяху - творяху. Паки, егда прейдохом   далее, иные нападоша. И тако, на многих и частых местах стояще уготованы и присовокупляющиеся народу  поклонников, все во всех грядяху. Собрася-же их многое число, одна неравно с нами, и твориша пакости людем многия, и быша последняя горше паче первых: что-б не делаше беззаконный, множицею-бо безстыдный и безсовестный!   Ко единому человеку прихождаху и искаху от него бакшиш, — аще уже не единожды, но и десятицею взяша, - дотоле-же удерживают коня, или верблюда, пли осла, донележе ему   не дает (богомолец) сребреника; и аще отбежит един прочь,  помале другий прискочит и не оставитъся донеле не даси и тому; потом паки иный стужает; таже, помале, паки приходить тойжде, аки не познавает, и ищет сребренника от тогожде, - от него-же взятъ; и аще и речет ему (паломник), яко (уже взял не единожды, но множицею, то запирается поди, глаголюще, яко еще первое от него ищет и дотоле не отступит, донележе или примет что от него, или украдет; аще-же не может испросить сребреника, то хлеба просит, да не тощ оставить человека; аще-же ниже то получит,  тогда  ударяет или палкою, пли камнем и сохраняется  между—полк народа   и не познавается: еси бо одинаки ризы носят. Горе-же нам бысть, иже не ополчитися, ни сопротивлятися им можахом, и раздаяху  множае сребренник, нежели человеков было, и многие пакости приимаху от проклятых эфиопов, иже оных побиваху пестищами, иных-же каменьями, а иже был жестока сердца и хотяше сопротивлятися им, — того палица и нож коснушася». «О роде неверный и развращенный! восклицает наш путешественник. Неверный воистину, яко магометанский содержит закон; развращенный-же, яко не токмо никаковыя добродетели, но ниже человеческого нрава или обычая имать; аще-бы кто по достоянию безчеловечное их житие и обычаи  и явити  восхотел-бы, — «омерзело-бы не токмо пишущему, но и чтущему».
 
Калужские дворяне Вешняковы, посетившие Св. Землю в начале XIX столетия, лет чрез восемьдесят после В. Г.—Барского, могли только убедиться в справедливости того, что было рассказано выше. „Февраля третьего, — ищут они, — выехали мы из Рамле (что вблизи Яффы), при восхождении и солнца, на восток и, въехав из города, продолжали путь, — под защитою рамльских конных вооруженных арабов, — чрез обширные поля (долины Саронской)..... (И вот, в то время, как мы) проезжали с левой руки два арабские селения, — из них выбежали на дорогу арабы с ружьями, пистолетами и ножами, — для отнятия у проезжающих денег; но, увидев (наших) проводников, не осмелились остановиться и сделать (христианам)   насилие…. По довольном отдалении от селения начали (мы) подниматься на небольшую возвышенность, к развалинам, как казалось, какого-нибудь небольшого селения, где много кладбищ, но жителей нет, а только-что сии развалины служат пристанищем разбойникам, скрывающимся иногда под (их сводами. Когда ехавшие впереди наши хаджи, т. е. поклонники, приблизились к узкому в сем месте проезду, тогда выбежали из развалин человек десять арабов и, уставив против едущих ружья со взведенными, курками, кричали, — не знаю что, — громко и принудили караван остановиться. Многие другие их товарищи, выбегая из развалин и стреляя из ружей, к ним присоединились; и толпа сия весьма увеличилась довольно. Поклонники согласились уже дать разбойникам несколько пар («пара» = полкопейки) с человека, но извозчики объявили (нам), что нужно сопротивляться (грабителям).... В противном случае,   говорили они, все будете ограблены. Положение наше было опасно, потому что проводники рамльские, наскучив тихой ездой, нас оставили и уехали далеко вперед. Извозчики наши, имея также ружья и ножи, произвели с разбойниками великий крик на своем языке и начали драться ружейными прикладами, а потом скоро и стрельба открылась. Мы опасались вначале худых последствий, однако, не увидев ни одного убитого, заключили, что стреляют холостыми зарядами. Пальба окончилась безвредно,   обе стороны повысили свои, с ремнями, ружья за плечи (и) начали продолжать драку метанием каменьев. Извозчики, — по меньшему числу людей, — ослабевали.... кричали нам, чтобы (мы) им помогли, если не хотим быть ограблены. Тогда многие из поклонников их подкрепили, и метанье каменьев усилилось.  При сем случае многие из извозчиков и поклонников получили жестокие удары,  даже не в силах были сесть сами на лошадей, а посажены другими. Между тем — как проводники, к счастью нашему,   услышав пальбу и крик, прискакали поспешно, — тогда разбойники разбежались за громады каменьев, и драка кончилась. Раненые наши товарищи в большом были неудовольствии на тех, кои пособия им не делали»[2].
 
Но вот, путники добрались до святого града Иepyсалима. Дневной разбой разнузданных туземных шаек здесь был уже невозможен, зато истинным огорчением для паломников служили толпы нахально-назойливых ребятишек-бакшишников[3], о чем красноречиво рассказывают те-же Вешняковы. По выходе из одного храма, Вешняковы «внезапно были окружены арабскими мальчишками, с большими, в руках, кинжалами, махая которыми они заграждали им путь". «Мы принуждены были, — замечают Вешняковы,—дать им по пapе[4] за каждого и тем только избавились от их наглости». Вообще «арабские ребятишки в Иepyсалиме, — продолжают они, — крайне опасны для христиан, если не случится при них совершеннолетнего араба или арабки: они, как только завидят христиан в глухом месте, вдруг нападают и бросают со всех сторон каменьями; мы принуждены были неоднократно спасаться от них бегством». Всевозможного рода поборы, едва не на каждом шагу взимавшиеся с паломников турецкими властями разных наименования, и настоятельные приглашения к крупным пожертвованиям при обозрении святынь христианства, монастырей и церквей, — дополняли собою то впечатление, которое производили бакшишники на улицe.
 
Странствовавшие по окрестностям Иерусалима, даже на ближайшем расстоянии от него, для немногочисленных путников — христиан являлось делом далеко небезопасным, в чем на собственном опыте убедился иеродиакон Троице-Сергиевой Лавры Зосима, посетивший Иерусалим в первой половине XV столетия. «А за Иерусалим никтоже пойти может, — уверяет он, — злых ради арапов: бьют-бо без милости".
 
На Иордан, в Назарет и другие, наиболее отдаленные от Иерусалима, местности Палестины паломники могли ходить только караванами, с подобающей охраною; но, как сообщают паломнические описания, нередко случалось, что путникам не помогали в этих случаях никакие предосторожности. «Есть тот путь (к Иордану), — говорит игумен Даниил, — тяжек и страшен вельми, и безводен, суть-бо горы каменны и высоки вельми. Поганш-же мнози приходят и избивают христиан в горах тех и в дебрех страшных». По рассказу Вешняковых, во время путешествия к Иордану христианские паломники подвергались обидам даже со стороны своих проводников — арабов. Проводники-арабы отнимали у паломников набранную ими воду Иордана и выпивали ее. «Оторвали,    жалуются они, - от седла нашу кожаную мотору и, выпив воду, порожнюю назад отдали.  Воду в бутылках сохранили мы при сем чрез то, что по наставлению   людей бывавших   на Иордане скрывали под платьем». Путь от Иерусалима в Назарет, по сообщению игумена Даниила, был также «тяжек вельми и непроходен, и тесен: ту-бо погани сарацыны мнози сидят в горах тех (окружающих Назарет), и по полю тому (долине Эздрилонской) сидят мнози селы сарацынские[5], и те из гор и из сел тех страшных выходят и избивают странных. Беднож (трудно) минути путем тем в мале дружине».
 

В базилике Рождества в Вифлееме. 1804 год. Луиджи Майер

© Фото Православный поклонник на Святой Земле

 
Поклонившись святыням  Иерусалима и Св. Земли, богомольцы начинают собираться  в обратный путь. О том с какими затруднениями мог быть иногда сопряженный обратный переход паломников из Иepyсалима до Яффы, рассказывают братья Вешняковы. Начало  этого рассказа таково: Дамасский паша[6] (к области которого относился тогда Иерусалим)   поссорился с яффским пашой. Желая лишить яффского пашу того дохода, который тот получал от проходивших чрез Яффу христианских паломников, дамасский паша   распустил в Иерусалиме слух, будто-бы яффский паша требует с греческих властей Иерусалима, за пропуск чрез Яффу православных поклонников, 75,000 пиастров[7]; а потому он, дамасский паша, исходатайствовал у турецкого Правительства дозволение проводить православных  поклонников, под прикрытием дамасских и бейрутских воинов, не чрез  Яффу, а чрез Самарию, на Акру. Услышав обо всем этом, поклонники пришли в страшное смущение: они знали, насколько труден  и опасен предлагаемый им путь на Акру, и к тому-же отнюдь не рассчитывали расстаться со своим багажом, ожидавшим их в Яффе, а потому решительно объявили, что на Акру они нее пойдут: скорee замрут во св. граде, чем решатся подвергнуть себя опасностям разбойного пути. К тому-же передний путь чрез Яффу заставлять думать поклонников, что яффский паша уже не так плох, как о нем говорил дамасский паша, и это еще более укрепляло их в решимости не подчиняться предлагаемому маршруту. Смущало паломников только то обстоятельство, что оказавшись от пути на Акру и упорно оставаясь в Иерусалиме, они, действительно, могут погибнуть здесь поголовно: до их слуха дошло известие, что яффский паша, мстя дамасскому за оклеветание себя пред правительством, намерен в скором времени двинуть к Иерусалиму 20,000 своего войска и осадить город. Вспомнились тогда им слова Кипрского архиепископа Константина, что-де паломники, обычно «не возвращаются из Иерусалима без какого-либо прискорбия». Желая вовремя выбраться из Иерусалима, и непременно по яффской дороге, паломники неоднократно обращались за помощью к турецким властям Иерусалима, и непременно по яффской дороге, паломники неоднократно обращались за помощью к турецким властям Иерусалима, предъявляя им, для большей убедительности, различного рода «цареградские фирманы[8]», но каждый раз слышали в ответ одно и тоже, т.е. что «яффский паша Мегмет «херсис» - разбойник, имеет намерение ограбить и погубить. Итак, ступайте, - говорит в заключение, с Богом чрез Самарию[9] в Акру[10], с провожанием дамасских и бейрутских конных войск; вам жизнь дороже оставшихся ваших в Яффе у разбойников пожитков; войска для провожания скоро сюда прибудут; сверх того и султанское повеление возбраняет отпустить вас, яко невинных людей, к разбойнику на жертву».
 
«Апреля 25 дня усмотрели мы неожиданно, - продолжают Вешняковы, что городские стены наполнены были войсками, а кровли домов – жителями. По всему городу распространились тревога и молва, что-де яффский паша идет с войском. Невообразимый ужас объял каждого. Магометане страшились яффского паши, а христиане – иерусалимских магометан, злобствующих на поклонников. (Но) спустя часа три потом, узнали, что это не войско яффского паши, но прибывшие для нас проводники из Дамаска, - 1800 конных арабов. При сем известии беспокоила нас более всего мысль, что нас погонят чрез Самарию в Акру насильно.
 
Конница (дамасская) расположила лагерь свой по отлгости Елеонской горы и Малой Галилеи, ради находящейся там в изобилии  хорошей воды, - откуда (со склонов Елеона) приезжали и приходили в Иерусалим вооруженные арабы ежедневно и, расхаживая толпами по улице и рынкам, делали многие обиды торговым людям. Они, скоро по прибытии своем, вошедшего с ними в спор, за похищение некоторой вещи, молодого человека греческого исповедования застрелили из пистолета. Убийца схвачен был иерусалимской стражей. Епитроп[11] (Иерусалимского греческого патриарха) просил муфтия[12] о правосудии, но тот отвечал, что, так как дамасское войско прислано (в Иерусалим) для помощи против неприятеля (яффского паши), то он (муфтий) не желает входить с оным (войском) в сору из-за христианина. После чего приказал освободить убийцу. Спустя с неделю времени, те-же наглые наши «проводники» - дамасские арабы – закололи и другого христианина кинжалами, но епитроп не смел уже просить муфтия об удовлетворении.
 
Наконец утомили мы своими просьбами муселима (мутессалима-правителя) настолько, что он, - по многократном присоветовании к предприятию обратного пути врез Акру, - сказал: просите самого муфтия, а я не могу вас выпустить из города. Доступ к муфтию труден, мы старались об оном всячески и, узнав однажды, что он (муфтий) в армянском саду осматривает войско, пригласили одного болгара, - Афонской горы монаха, разумеющего хорошо говорить по-турецки и вошли с ним в сад, где он (мутфий), по тенью великого масличного дерева, сидел на диване, окруженный конными и пехотными войсками. Чиновник не советовал нам приближаться при сем случае к нему (муфтию), занимающемуся многими делами, держа в руках фирман. Находившийся там с ними муселим обратил его, как мы приметили, на нас внимание. Мутфий, остановив проезжающие мимо него, в два ряда войска, кои он осматривал, и, взглянув на нас, сказал: не от меня зависит отпустить хаджей в Яффу: епитропы ваш и армянский принесли чрез патриарха великому султану жалобу на яффского пашу, что-де он требует за пропуск хаджей[13] необыкновенно – великую сумму денег; вы сами видите, что (присланные для вашей охраны) уже собираются для провожания вас в Акру. Теперь я ожидаю еще (воинов) из Бейрута. В задержании вас не я, на монастырь виной. Итак, пойдите от меня с Богом! Мы вышли из сада с унынием. А проходя мимо Давидовых ворот[14], показали караульным свои фирманы, возложили мы всю надежду на произвол Божий и на греческих и болгарских паломников, кои об отпуске неусыпно стараются. Мимоходом усмотрели в патриархии человек до трехсот наших поклонников, теснившихся и просившись, с шумом и настоятельностью, епитропа об отпуске их в Яффу, угрожая принесением жалобы его величеству султану Селиму III[15] о том, что чрез таковое задержание остановлены их торги и промыслы и что они не возмогут после платить государственных податей;  наипаче (упрашивали) находящиеся между ними многие, приобретающие с трудом пропитание, присовокупив к тому, что через отправление в Акру лишаются они оставленного своего в Яффе имения, в каковом случае решились-де они остаться лучше в Иерусалиме, при Гробе Божием, - какая бы смерть им не угрожала, - нежели погибнуть в безводной самарийской пустыне. Епитроп и главный драгоман, не находя никакого другого способа избавиться от причиняемого им почти беспрепятственного беспокойства,  научили, по-видимому, арабов есакчей, кои, пришед вооруженные, выгнали всех поклонников из патриаршего монастыря с нечестью, потом затворили и заперли ворота. И после той ссоры три дня патриарший монастырь был занят. (А) как отперли монастырские ворота, то и объявили (паломникам), чтобы (они) не роптали, а получали бы хлеб и манжу, т.е. варенье, которое и разносили по монастырям; и развозили на лошадках боченки белого вина, салдери, род сельдей, и раздавали поклонникам; приходящих же в патриархию подчивали водкой и закусками. (Но) достаточных хаджей тем не успокоили. Они не брали никакой пищи, ни напитков из патриархии, а требовали единственно и настоятельно отпуска. Остановка проходила от того, что назначенное для провождения войско не все еще собралось. И так как Иерусалим состоит под владением дамасских пашей, то муфтий не имел воли понудить нас ни отправиться с небольшим числом проводников в Акру, ни отпустить, по общему желанию хаджей, в Яффу.
 
Мая 2-го дня согласился он, по просьбе епитропа и армянского архиерея, послать в Дамаск с донесением к паше двух верховых арабов с тем, что-де хаджи ни под каким видом, кроме что приневолят военной рукой, - ехать в Акру не соглашаются, а желают пойти (пойти) в Яффу и угрожают жалобой великому падишаху. Мая  6 числа посланные в Дамаск арабы возвратились с повелением от паши – отпустить хаджей всех, по их желанию, в Яффу. Узнав о сем, поклонники спешили брать присланные от муфтия. За чернильными печатями, тескере, т.е. билеты о пропуске в городовые Давидовы ворота, за что (т.е. тескере) с каждого взяли по два пиастра и восемь пар (более двадацати копеек).  По получении коих (тескере) нанимали лошадей, лошаков и верблюдов необыкновенно дорогой ценой: лошадь или лошак оседланные стоили до Яффы по двадцать пиастров (около двух с половиной рублей) и более, а верблюд – вдвое.
 
Мая 7-го, по полудни в три часа, отправились поклонники в обратный путь, начально около семисот человек. Проезжая Давидовы ворота, караульные брали с каждого по четыре пары (около двух копеек), смотрели тескере, но не отбирали: а по проезде пяти верст от города, на каменном мосту, приехавшие из Иерусалима арабы отбирали у нас тескере.
 
Прибыв в Яффу 8-го числа (мая), увидели мы до 35 судов – греческих, турецких и итальянских пришедших за поклонниками, коих ожидали оные (суда) более месяца. Хотя поклонники греческие и армянские, рассчитываясь со своими извозчиками, их и удовлетворили, однако паша Яффский Мегмет, узнав, что они (извозчики) взяли за провоз необыкновенно высокую плату, приказал всех их, и со скотом, запереть в крепости, а к нам прислал чиновного человека объявить, чтобы (мы) взяли от них (извозчиков) назад свои деньги, оставив за провоз только по пяти пиастров (около пятидесяти копеек); если же извозчики иерусалимские не захотят возвратить денег, в таком случае (чиновник) позволил взять у них скот, на каком кто ехал, и продавать (его). Многие из поклонников от требования назад денег отказались, но паша тем не удовлетворился, а приказал таких извозчиков, дабы они впредь не притесняли людей, прибывших из далечайших стран Бога ради, высокою ценой за извоз, - наказать каждого 50-ю палочными ударами и отпустить.
 
Мая 10-го дня узнали мы, что паша (яффский) вознамерился удостоить хаджей своего посещения, почему (мы) и приготовились прилично встретить своего благодетеля. Он шел и сарая, т.е. своего дворца, в метох[16], окруженный арнаутами[17] и арабами. Одеяние имел на себе из шелковой материи малинового цвета; чалмы турецкой на нем не было, а, по аравийски, голова была обернута индийской шалью; за кушаком имел малый кинжал, осыпанный дорогими каменьями, который получил от султана за оказанную в Египте храбрость. Пришел в метох, поздравил он поклонников с обратным от св. мест возвращением. Из них познатнее подходили к нему, целовали руку, другие же платье; благодарили на турецком языке за все милости, посредством коих избавились они (поклонники) от безводной пустыни самарийской, где предстояла им неминуемая смерть. Он (паша), хотя и аравийский эмир[18] или князь, но хорошо знает турецкий язык. Потом жаловались (паломники) на иерусалимского муфтия и муселима, объявляя, что они принуждали поклонников отправиться в Самарию, а оттоле уже в Акру, и содержали их целый месяц как  пленников, чрез это довели всех до великих убытков, а некоторых и до крайнего разорения: при чем не упустили уведомить (пашу о том), что его они (муфтий и мутессалим) называли в Иерусалиме разбойником и грабителем оставшихся здесь пожитков и товаров. Донесение сие пашу крайне огорчило и, казалось тронуло до слез, ибо он, утирая глаза платком, сказал: по отпущении вас из Яффы, постараюсь я возблагодарить Иерусалим за таковое обо мне мнение! После чего паша худо одетым поклонникам, почитая их бедными, давал червонцы из своих рук»[19].
 
Так путешествовал по лицу св. Земли русский богомольный народ прежде, в старое время. Немало как мы видели, переносил он при этом путешествии всякого рода неудобств, неприятностей, огорчений, а подчас и серьезных невзгод как со стороны дикого и  алчного туземного населения, так как со стороны различных корыстолюбивых представителей туземной власти.
 
Чтобы улучшить быт русских богомольцев в Палестине, защищать их от всякого рода несправедливых посягательств, грабежа и насилий, а также в возможно полной степени удовлетворять потребности их духовной жизни во Св. Земле – требовалось иметь в Палестине свои постоянные русские учреждения, которые бы материально, морально и политически были вполне правоспособны выполнять вышеозначенный долг.
 
Учреждения эти явились. Они существуют и в настоящее время. Это: 1) Русская Духовная Миссия[20] в Иерусалиме 2) Русское Императорское Генеральное Консульство в Иерусалиме; и 3) Русское Императорское Православное Палестинское Общество.
 

Вид на Свято-Троицкий собор и здание Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

Фотоальбом, посвященный Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Конец 1880-х-начало 1890-х г.г. Ф.М.Тимон

© Фото Православный поклонник на Святой Земле

 
Общая задача всех этих русских учреждений в отношении русских паломников во св. Земле та, чтобы возможно более улучшить здесь быт этих паломников и возможно полнее удовлетворить их духовные потребности. При чем, в частности, Русская Духовная Миссия считает своим преимущественным долгом удовлетворение духовных потребностей богомольцев; Православное Палестинское Общество – улучшение их материального быта; Русское Генеральное Консульство – защиту прав и чести русских поданных на чужбине и административное попечение о них.
 
Далее я приведу несколько конспективных сведений, касающегося каждого из трех вышеозначенных русских учреждений в Палестине.
 
В 1847 году учреждена была Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, в составе одного архимандрита – ее начальника, - одного иеромонаха, одного иеродиакона и двух причетников. В 1853 году, по случаю военных действий между Россией и Турцией, Миссия временно прерывает свое фактическое существование; но с 1857 года она снова водворяется в Иерусалиме, и при том в усиленном составе: в составе восстановленной Миссии входили один епископ – ее начальник[21], два иеромонаха, один иеродиакон, два причетника, шесть певчих. Согласно Высочайшему утвержденному 9 декабря 1895 года штату, личный состав Миссии получает дальнейшее усиление. В настоящее время, по этому штату, Русскую Духовную Миссии в Иерусалиме составляют: один архимандрит, - ее начальник, один старший иеромонах, пять младших иеромонахов, три иеродиакона, неопределенное количество монахов, послушников, регент, певчие и драгоман[22]. Начальник Миссии назначается Святым Синодом – в ведение и непосредственном подчинение у которого находится Миссия – и все отношения с Святым Синодом проводит через Первенствующего члена Святого Синода, входя в к нему с донесениями и представлениями. Старший иеромонах, один из младших иеромонахов и один иеродиакон назначаются непосредственно начальником Духовной Миссии и составляют, до их увольнения или смерти, постоянный состав Духовной Миссии. Остальные же четыре иеромонаха и два иеродиакона, посылаются Святым Синодом на среду служения при Духовной Миссии «из наиболее достойных иноков русских монастырей» на два года, с таким расчетом, чтобы ежегодно из состава Духовной Миссии выбывали два иеромонаха и один иеродиакон, которые затем по увольнении из состава Миссии должны в те монастыри, откуда назначены в Миссию. Монахи, послушники, регент, певчие, драгоман определяются непосредственно начальником Духовной Миссии[23].
 
Определяя коренную задачу Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, первый пункт ее инструкции гласит следующее: «Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, служа среди инославных и иноверных образцом благоустроенной православной иноческой обители, имеет своим существенным назначением удовлетворение духовных потребностей пребывающих там русских поданных и русских богомольцев.
 
Соответственно с этим, не ограничиваясь отправлением богослужений и духовным назиданием богомольцев, Духовная Миссия прилагает особое попечение к тому, чтобы благочестивые желания, привлекшие их в Святую Землю, были удовлетворены с возможной полнотою. С этой целью Миссия сообщает богомольцам в узких беседах сведения и изъяснения о всех чествуемых христианами святых местах[24], оказывает содействие в посещение их в сопровождение опытного спутника[25], заботится о предоставлении богомольцам возможно частых случаев слышать на святых местах богослужения на славянском языке[26] и отвращает от них всё, что может посеять в душе их какой либо соблазн или ослабить воодушевляющие их благоговейные чувства».
 
Первым начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме был архимандрит (впоследствии епископ) Порфирий (Успенский) (1847-1854), известный своей неусыпной деятельностью и обширными учеными трудами в области изучения христианского востока.[27] Его преемники: Епископ Кирилл (Наумов) (1858 – 1864)[28], архимандрит Леонид I (1864-1865)[29], приснопамятный архимандрит Антонин (Капустин) (1865-1894)[30], архимандрит Арсений (1894-1895)[31], архимандрит Рафаил (1895-1899), архимандрит Александр (1899-1903)[32] и ныне здравствующий о. архимандрит Леонид II (в мире Михаил Иванович Сенцов)[33].
 
Отдавая должную дань внимания тому, что является коренной задачей Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и что служит, так сказать, к непосредственному удовлетворению потребностей духовной жизни богомольца путем богослужения, совершения треб, произнесения поучений, внебогослужебных чтений, - представители Русской Духовной миссии знают, что в их нравственной долг входит, вместе с тем, и то, чтобы «отвращать от богомольцев все, что может посеять в душе их какой-либо соблазн или ослабить воодушевляющие их благоговейные чувства». А такой соблазн, действительно, возможен. Еще будучи на родине, а потом едучи по морям, богомолец мысленно уже путешествует по Св. Земле, преклоняется пред ее святынями, лобызает их. А потому неудивительно, что вскоре-же после прибытия в Иерусалим он уже стремится увидеть и осязать то, что составляет предмет его преклонения. Пока богомолец еще в самом Иерусалиме, в своих русских подворьях, в густой толпе своих соотечественников, под сенью своего храма, он не так резко ощущает многие из тех «соблазнов», какие могут ему встретиться здесь. Но вот составляется караван богомольцев для поклонения святым местам, отдаленным от Иерусалима. Через несколько часов или дней, после многих малых и немалых дорожных затруднений, караван прибывает на место своего назначения. Богомолец полно внимания и благоговейного преклонения пред величием тех событий, какие совершались в данном месте. Ему хочется и плакать, и молиться… молиться по-русски, среди русских. А после молитв и волнений ему необходимо найти спокойный приют, среди своей родной русской обстановки, среди русского радушия. Между тем действительно далеко не всегда совпадает с этим желание богомольца. Место святых воспоминаний не всегда окружено ореолом той обстановки, какая соответствовала бы ему; кругом чужие люди, чужой говор, чужой быт. Чужие нравы; вместо русского привета и радушия – полное равнодушие и безразличие одних, корыстолюбивая назойливость других… «А что, если бы, - невольно думается богомольцу, - а что если бы здесь было построено подворье, и наши русские люди встречали бы странный богомольный русский народ, а наш русский батюшка послужил бы нам по-русски, в русской часовенке или церковочке»?... Да, понятны, очень понятны эти желания русского человека в чуждой земле, а русского богомольца в Палестине – в особенности. Начальник Русской Духовной Миссии приснопамятный архимандрит Антонин нашел в себе достаточно энергии, чтобы прийти на помощь этим желаниям русского люда и вместе со славой послужить святому делу своей миссии. Без специальных казенных ассигновок, путем самоотверженных личных пожертвований и пожертвований добрых людей, о. Антонин сумел создать в Палестине целую сеть русских земельных участков, с русскими приютами, а кое-где с храмами. Достойнейшим продолжателем дела этого насадителя русской земли во Св. Земле является нынешний начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме о. архимандрит Леонид II. Как и о. Антонин, о. Леонид, - с преодолением великих препятствий, с большими личными жертвами и при помощи пожертвований других добрых людей, - приобретает, по пути паломнических передвижений, участки земли; как и о. Антонин, строит на этих участках приюты для богомольцев, воздвигает храмы.
 
К настоящему моменту в распоряжении Русской Духовной Миссии в Иерусалиме имеются следующие угодья для русских паломников во Святой Земле:
 
В Яффе: прекрасный обширный сад фруктовых и тропических растений с пещерой Тавифы, страноприимницей для русских паломников и храмом во имя святых апостолов Петра и Павла[34]. Красота тропических и фруктовых зарослей сада, богатство климата, изящество миссийский зданий волне оправдывают названия этого угодья «жемчужиной Русской Миссии». Жаль только, что первая русская странноприимница на Святой Земле находится слишком далеко от места высадки паломников на берег. Обширное пристанище для русских богомольцев в Яффе должно быть сооружено у самого пункта высадки их на яффский берег.
 
В Иерусалиме Русской Духовной Миссии принадлежат: Троицкий Миссийский Собор, вместительный внутри и очень изящный снаружи, с великолепным резным дубовым иконостасом, пожертвованный Великим Князем Константином Николаевичем; и огромное двухэтажное каменное здание самой Миссии, с покоями Начальника Русской Духовной Миссии, отцов, иеродиаконов, иеромонахов, послушников, певчих и пр[35]. Здесь же помещаются: домовая миссийская библиотека, миссийский музей, канцелярия Миссии, трапезная.
 
Вблизи Иерусалима: а) Благоустроенная женская монашеская обитель на горе Елеонской, вблизи места преславного Вознесения Господня, с знаменитой колокольней и храмом и храмом во имя Спасителя, небольшим музеем, мастерскими, и каменными корпусами для монашествующих и богомольцев[36]. б) Находящийся в заведывании Миссии русский Гефсиманский участок, на западном склоне Елеонской горы[37], с церковью во имя св. Марии Магдалины, воздвигнутой, - в красивом древнерусском стиле, с богатой отделкой и живописью внутри, - на средства Государя Императора Александра III и Великих Князей Сергия Александровича и Павла Александровича в молитвенную память о почившей Матери Их Императрицы Марии Александровне и освященный Иерусалимским патриархом Никодимом в 1888 году, в присутствии Великих Князей Сергия Александровича, Павла Александровича и Великой Княгини Елисаветы Федоровны; а также небольшой двухэтажный каменный дом вблизи церкви, выстроенный в память паломника Св. Земли Великого Князя Константина Николаевича и внучки - Великой Княгини Александры Георгиевны. в) «Пещеры пророков», на том же западном склоне горы Елеон[38]. г) Так называемое «Каллистратово место»[39], там же. д) участок земли и небольшой приют для богомольцев при селении Аната (древний Анафов)[40]. ж) Женская монашеская община «Горняя», с церковью воя имя Казанской Божией Матери, с пятидесятью отдельными домиками для монахинь, помещениями для богомольцев, трапезной, иконописной, золотошвейной. Полсотни чистеньких домиков-особняков, выглядывающих среди густых зарослей кипариса, маслин, грецкого ореха, шелковицы, винной ягоды, апельсиновых, лимонных деревьев, производят собой впечатление целого монашеского городка. Это первая русская женская обитель во Св. Земле[41].
 

Вид на 64 метровую колокольню "Русская свеча" и Вознесенский храм 1890-е годы на вершине горы Елеон

Фотоальбом, посвященный Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Конец 1880-х-начало 1890-х г.г. Ф.М.Тимон

© Фото Православный поклонник на Святой Земле

 
К востоку от Иерусалима, по направлению в Иордану: а) В Вифании: участок земли[42] и двух-этажный каменный приют для паломников. б) Вблизи Источника XII апостолов: участок земли[43] (в процессе покупки). в) Пещера Руманние, по пути к Лавре св. Саввы[44]. г) В Иерихоне: собственный участок земли, с тропическим садом и двух-этажным каменным, очень поместительным домом для паломников и отдельным домом для Начальника Миссии, выстроенным на древней мозаикой[45]; а также сад Императорского Православного Палестинского Общества, с постройками, находящимися в заведывании Миссии[46].
 
К югу от Иерусалима, по направлению к Хеврону: а) В Катамоне: участок земли[47]. б) В Бет-Джале: участок земли[48] в) Вблизи «поля пастушков» и «поля Вооза», к востоку от Вифлеема: участок земли[49] (в процессе покупки) в) В Бет-Захаре: участок земли, с прекраснейшим фруктовым садом, с двухэтажным каменным домом для паломников, с надворной постройкой, прикрывающей древнюю мозаику, и с целым рядом пещер, выкопанных трудами неутомимого послушника Миссии Лаврентия. г) В Хевроне: участок земли вокруг знаменитого Дуба Мамврийского, с большим двухэтажным каменным домом для паломников и великолепным, только что выстроенным храмом во имя Пресвятой Троицы[50]. Храм этот, воздвигнутый неусыпными трудами и любовью о. Леонида II, является первым христианским храмом в данной местности, славной победой Света Христова во тьме неведения – мусульманского фанатизма обитателей Хеврона, издавна известного своими непримиримым нерасположением к христианам.
 
К северу от Иерусалима, по направлению в Тивериаде: а) в Кайфе: участок земли с большим, только что достраивающимся подворьем для паломников[51]. б) На горе Кармил: участок земли с хвойным лесом, храмом и небольшим домом[52]. в) В Дженнине: участок земли[53]. г) У подножья Фавора: участок земли[54]. д) В Назарете: участок земли с фруктовым садом[55]. с) В Тивериаде: участок земли с подворьем для паломников[56]. ж) Близ селения Магдала, на берегу Тивериадского озера: участок земли с фруктовым садом и прекрасными минеральными источниками[57].
 
Таковы задачи, такова деятельность Русской Духовной Миссии в Иерусалиме в отношении улучшения быта и удовлетворения духовных потребностей русских паломников в Палестине. Истовое, благолепное русское богослужение, неопустительное назидание церковной проповедью, религиозно-нравственные чтения во внебогослужебные часы, русский духовник и душенаставник, обширные русские подворья, с русским радушием и приютом, раскинувшиеся по всему лицу Земли Святой, - вот то, что может предъявить наша Иерусалимская Духовная Миссия, в ответ тем, кто бы вздумал спросить ее о том, что она делала делает во Св. Земле.
 
В начале 1858 года Высочайше утверждено положение о бытии в Иерусалим Русского Консульства. Первым русским Консулом в Иерусалиме был Камер-Юнкер Двора Е.И.В. Статский Советник В.И. Доргобужинов. Теперь Русское Консульство в Иерусалиме именуется Русским Императорским Генеральным Консульством[58], и Русским Императорским Генеральным Консулом в настоящее время здесь состоит Статский Советник Алексей Федорович Круглов. В штате Консульства имеются два секретаря Консульства (старший и младший) и три драгомана Консульства. В отношении приезжающих в Палестину русских богомольцев Консульство имеет право и обязанность проверки их паспортов, право и обязанность административного наблюдения за ними во все время их пребывания во св. Земле, право судебного разбирательства различного рода недоразумений и проступков, возникающих среди них, обязанность всемерно заботится о возможном бытовом благополучии русского богомольного люда в Иерусалиме, о возможной безопасности и возможных удобствах его передвижения по различным священным местностям Палестины, о предохранении и о защите русских богомольцев от каких бы то не было крупных туземных оскорблений или обид. Если ко всему вышесказанному прибавить еще то, что в известной степени, юрисдикции Русского Императорского Генерального Консула в Иерусалиме подлежат все вообще русско-поданные жители Иерусалима (а таковых насчитывается теперь здесь не один десяток тысяч, преимущественно евреев), все вообще русские поданные, приезжающие волей и неволей в Иерусалим, установление и подержание постоянных благотворительных для дела взаимоотношений Консула с другими русскими учреждениями в Иерусалиме – Русской Духовной Миссией[59] и Императорским Православным Палестинским Обществом[60], ведающими благополучие русского богомольца во Св. Земле, - то совершенно понятной становится та масса дела, которая всегда тяготеет над Консульством.
 
Старший драгоман Русского Консульства в Иерусалиме (г. Саломьяк) совмещает в настоящее время и должность директора Иерусалимского отделения русской ближневосточной почты, содержимой Русским Обществом Пароходства и Торговли. Это Иерусалимское почтовое отделение находится в ближайшем соседстве с русскими постройками в Иерусалиме и в должной степени внимательно обслуживается все почтовые надобности русского богомольца в чужой стороне[61].
 
Мне остается сказать теперь о третьем учреждении, призванном заботиться о благополучии русского богомольного люда во Св. Земле, - об Императорском Православном Палестинском Обществе. Зарождение идеи и первые шаги в духе задач этого Общества могут быть отнесены к половине прошлого века. В 1859 с соизволения Государя Императора Александра II, был учрежден  в Петербурге особый «Палестинский Комитет», поставивший себе целью улучшение быта русских паломников в Палестине. Вверяя управление этим Комитетом его первому председателю, Статс-секретарю князю Оболенскому, Государь заметил, что тот вопрос, который будет, решаем Комитетом, есть «вопрос Его сердца». Вскоре во главе названного Комитета был поставлен Августейший брат Государя Великий Князь Константин Николаевич, при чем Государь Император соизволил принять Комитет под Свое личное покровительство. В целях содействия скорейшему осуществлению задач Комитета, Государь повелел ассигновать последнему, из средств государственного казначейства, 500,000 рублей, открыть повсеместный, в пределах Империи, сбор пожертвований на нужды Комитета Великому Князю Константину Николаевичу предложил лично поехать в Иерусалим и там, на месте, тщательно осмотреть и выбрать те участки, которые могли бы послужить для постройки на них паломнических помещений.
 

Молебен на русских постройках

© Фото из архива Православного Общества "Россия в красках" в Иерусалиме

 
Первоначальным намерением Комитета было купить нужные участки внутри старого города, но осуществить это намерение оказалось затруднительным, - в виду чрезвычайной загроможденности  городской земли внутри стен всевозможного рода постройками и в виду широко примененной здесь вакуфности[62] участков и строений. Большинство вакуфов (неотчужденных участков) внутри города принадлежат церквям и мечетям: были здесь и «вакуф-руми» = собственность греческих монастырей, и «вакуф-франджи» = собственность латинских монастырей, и «вакуф-ель-харам» = собственность великой мечети, т.е. Мечети Омара; а в промежутках между ними попадались так называемые «мукул-мокуф», т.е. вымороченные участки, переходящие по прекращению владельцев мужчин, в вакуфы. Земельных участков, представляющих собой «мулк», - отчуждаемую собственность, - было очень не много, да и из них большинство принадлежали одновременно нескольким владельцам[63].   
 
Более удобным и выгодным оказалось приобрести широкую площадь земли вне стен старого Иерусалима. Путем совместных стараний Статс-Секретаря Б.П. Мансурова и русского Иерусалимского Консула Статского Советника В.И. Дорогобуджинова был закуплен обширный ровный участок земли, в высокой здоровой местности, вблизи северо-западного угла старого Иерусалима, - так называемый Мейдам[64]. В знак своего внимания к стремлениям Комитета, состоящего под покровительством Императора Всероссийского, турецкое правительство не только не препятствовало данной покупке, но еще лично от себя принесло в дар Комитету один из пустопорожних участков, примыкавших к Мейдаму. Составилась площадь земли размером не менее восьми десятин[65]. Кроме того, вблизи Дамасских ворот старого города были приобретены еще два земельных участка[66]. Посещение Св. Города Е.И.В. Великим Князем Константином Николаевичем, Его супругой – Великой Княгиней Александрой Иосифовной и Сыном-первенцем оказало немалое содействие к окончательному закреплению за Комитетом всех его земельных приобретений.
 
С приобретением достаточной земельной площади можно было бы приступить и к постройке необходимых паломнических подворий в Иерусалиме, но недостаток средств Комитета не позволил ему сделать это сейчас же. Вначале были приспособлены так называемые временные помещения для паломников. Помещения эти были устроены в Яффе, Рамле и Иерусалиме, в наемных домах, снабженных от Комитета необходимой утварью[67], и под присмотром особых надзирателей. А затем уже были воздвигнуты и два собственных каменных одноэтажных подворья: Мариинское и Елисаветинское.
 
В 1864 году Палестинский Комитет заменяется «Палестинской Комиссией». Палестинской Комиссии усвояется право иметь в церквах Империи особые кружки, для сбора пожертвований на нужды Комиссии. В осуществление идеи первого Начальника Русской Духовной Миссии архимандрита Порфирия (Успенского) и при энергичном содействии его преемника по Миссии – епископа Кирилла (Наумова), в пределах русской иерусалимской территории, вблизи Троицкого Миссийского собора и здания Духовной Миссии, строится собственное двухэтажное помещение для русской Больницы. В 1885 г., по соседству с главным больничным корпусом, строится особое Отделение для заразных болезней. С 1889 года в русской иерусалимской больнице открывается амбулаторное лечение для всех приходящих, независимо от национальности и вероисповедования последних.  В настоящее время заведующим медицинской частью русских подворий в Палестине состоит доктор В.Я. Северин. Большой медицинский опыт доктора русской Больницы, чистота и безукоризненный порядок, господствующие в русской Больнице, привлекают туда, кроме русских богомольцев, ежедневно десятки туземного населения[68].
 
В 1881 году совершается паломничество в Палестину Великих Князей Сергия Александровича, Павла Александровича, Константина Константиновича. «21 мая под яркими знойными лучами Палестинского солнца, при звоне колоколов русского миссийского соборного храма Живоночальной Троицы, при радостном ликовании туземцев и восторженных восклицаниях «ура» пребывавших на русских постройках наших соотечественников, забросавших Августейших паломников цветами, предшествуемые престарелым патриархом Иерофеем, с сонмом иерархов и священных клириков, Великие Князья-паломники смиренно и благоговейно вступили под многовековую, заветную священную сень Святогробского храма. «Святейшая Матерь Церквей, - приветствовал со слезами радости на глазах и в глубоком волнении чувств маститый Первосвятитель Сионской церкви, - полна неизреченной радости, приемля в недра свои цветущие отрасли по справедливости первенствующей в среде православных Императорской Фамилии Всероссийской, Фамилии, от веков славящейся державным покровительством, оказываемым православию. Помня праотеческие добродетели и достохвальные преимущества сей славной Фамилии, благодаря которым столько знаменитых Императоров и Князей показали себя поистине наилучшими Государями земли и истинными отцами и представителями своего народа, и видя Вас, Императорские Высочества, в полной силе и расцвете, маститая Матерь церквей исполняется восторга и благодарит за Вас Всецаря-Бога»! Под неизгладимо глубоким и отрадным впечатлением от путешествия во Св. Землю, всестороннее ознакомившись здесь с потребностями русского паломничества, вернулись царственные паломники на родину, где ревнители православного дела во Св. Землю В.Н. Хитрово, еп. Порфирий (Успенский), К.П. Победоносцев, граф Е.В. Путянин, П.П. Мельников и др. уже давно трудились на созданием частного Палестинского Общества, которое бы взяло на себя заботу о преуспеянии православия  и об улучшение быта русских паломников во Св. Землю[69].
 
В 1882 году, с Высочайшего соизволения Государя Императора Александра III, последовало торжественное открытие русского «Православного Палестинского Общества». Согласно Устава этого Общества, ему предстояло заботиться о поддержании православия во Св. Земле, и об улучшении быта православных русских паломников во Св. Земле.
 
Первым Председателем Общества был Высочайше призван недавний паломник во св. град Великий Князь Сергий Александрович. Первым Секретарем – В.Н. Хитрово, много и самоотверженно потрудившийся во благо этому Обществу. В настоящее время Председателем И. П. П. О-ва изволит быть Августейшая Супруга Великого Князя Сергия Александровича Е. И. В. Великая Княгиня Елисавета Федоровна, с любовью продолжающая великое и святое дело Своего Августейшего Супруга.
 
В мае текущего 1912 года исполнилось тридцать лет существования И. П. П. Общества. В жизни крупного учреждения этот период времени невелик, но и в эти, сравнительно, очень немногие годы Православное Палестинское Общество успело сделать очень многое. Не касаясь широкой школьно-просветительской деятельности Общества в Сирии и Палестине[70], его научно-литературных и популярных изданий[71], его участия в различного рода научно-археологических изысканиях[72] и в оказании солидных денежных пособий ученым исследователям Священного Востока[73], - я, применяясь к задачам своей статьи, укажу лишь на то, что предпринято было Палестинским Обществом к улучшению быта русских богомольцев в Палестине.
 
Путем настойчивого ходатайства перед министерством путей сообщения и по соглашению с «Русским Обществом Пароходства и Торговли», Православное Палестинское Общество вводит т.н. паломнические книжки на проезд из России до Палестины и обратно, со скидкой из обычной стоимости подобных билетов до 30 и даже 50 %.
 
В Одессе, преимущественном пункте отправления русских богомольцев в Палестину, получив свое местопребывание особый уполномоченный П.П. Общества (в настоящее время М. И.Осипов), призванный оказывать всестороннее содействие паломникам, отправляющимся во Св. Землю.
 
В Яффе, обычном пункте высадки паломников на палестинский берег, богомольцев встречают кавасы[74] П. П. Общества. Кавасы же помогают богомольцам занять места в вагонах железной дороги, идущей на Иерусалим, и, вместе со всем своим багажом, благополучно добраться до Святого Города.
 
О том, как слагается дальнейшая жизнь нынешних паломников во Св. Земле, под сенью русских учреждений в Иерусалиме, мной изложено в статье «русский паломнический сезон в Иерусалиме»[75].
 
В 1886 г., при содействии Д.Д. Смышляева[76], Православное Палестинское Общество приобретает участок земли в 1000 кв. саженей, примыкающей к северной меже русской площади в Иерусалиме.
 
В 1889 году на вновь приобретенном участке заканчивается постройкой первое собственное, - каменное, двухэтажное, - подворье Палестинского Общества, рассчитанное, по меньшей мере, на сто человек. В честь Августейшего Председателя Общества Великого Князя Сергия Александровича, новое подворье получило наименование «Сергиевского». В бытность свою в Иерусалиме в 1910-1911 учебном году, я имел возможность пользоваться добрыми услугами Сергиевского подворья в течение восьми месяцев, и теперь считаю своим нравственным долгом сказать сердечное  спасибо  этому подворью, или вернее тому Обществу предупредительность, внимание, доброта представителей которого делали мое пребывание в Иерусалиме удобным и спокойным в возможной степени. В верхнем этаже Сергиевского подворья, наряду с номерами для приезжающих, расположена квартира заведующего подворьями И.П.П.О-ва. Во дворе Сергиевского подворья, кроме прочих служебных построек, имеется прекрасная русская баня. Последнюю подробность надворных построек Сергиевского подворья по достоинству может оценить тот, кто знает стихийное влечение русского человека (особенно после длинного и утомительного пути в третьеклассных помещениях морского парохода) к всеисцеляющей бане, а также и то, как дорога бывает в Иерусалиме вода по прекращении периода дождей.
 

Молебен на русских пострйках ИППО. Флаг на башне Сергиевского подворья

© Фото из архива Православного Общества "Россия в красках" в Иерусалиме

 
В том же 1889 году было закончено постройкой двухэтажное Александровское подворье, с церковью во имя св. Александра Невского, воздвигнутое Православным Палестинским Обществом внутри старого, вблизи Храм Гроба Господня, над христианской святыней – Судным Порогом, через который шел на вольную смерть Господь Иисус Христос.
 
В том же, наконец, 1889 году было призвано Высочайшей властью «справедливым и благовременным» передать Православному Палестинскому Обществу все земли, капиталы, постройки, принадлежавшие Палестинской Комиссии и даровать Обществу право именоваться отселе «Императорским Православным Палестинским Обществом».
 
В 1904 году Императорское Православное Палестинское Общество заканчивает постройкой огромное двухэтажное каменное подворье в Назарете, - с помещениями для служащих, паломников и школ, - и приобретает участок земли в Кайфе, с великолепным тропическим фруктовым садом и домом[77], принадлежавшие бывшему русскому вице-консулу С.К. Хури.
 
В 1906 г. закончено постройкой и освящено «новое», - грандиозное, каменное двухэтажное подворье И.П.П.О-ва, названное в честь Высокого Покровителя Общества «Николаевским». Кроме паломнических комнат, в Николаевском подворье помещается школа Общества, а во внутреннем дворе подворья – здание, в котором происходят Внебогослужебные чтения, ведущиеся отцами Иеромонахами Духовной Миссии[78].
 
В мае 1907 года был торжественно отпразднован, - в Петербурге, различных городах провинциальной России и в Палестине, двадцатипятилетний юбилей славной и полезной деятельности Императорского Православного Палестинского Общества[79]. В Высочайшем юбилейном Рескрипте, дарованном Его Величеством Государем Императором на имя Августейшего Председателя Императорского Православного Палестинского Общества Великой Княгини Елисаветы Федоровны, читаем, между прочими, следующие строки: «Двадцать пять лет тому назад, по мысли в Бозе почившего супруга Вашего и других ревнителей благочестия, возникло Императорское Православное Палестинское Общество – для оказания содействия отечественным паломникам, посещающим святые места Востока, а также – для изучения и распространения среди народа сведений о Св. Земле и поддержания в ней православия. Руководство новым Обществом Незабвенный Мой Родитель Император Александр III верил Своему Августейшему брату Великому Князю Сергию Александровичу, дважды посетившему Иерусалим….. После кончины приснопамятного Основателя Общества, Я поручил Вашему Императорскому Высочеству заботу о близком сердцу почившего деле, с которым Вы ознакомились, предприняв вместе с Великим Князем путешествие к святым местам Палестины. В деле этом Ваше Высочество нашли новое поприще для проявления Вашей всегдашней отзывчивости на все доброе и любви к России. Под попечительным Председательством Вашим Обществом сохранило, при помощи Божией, приобретенное им доверие населения и все свое значение в Св. Земле. Ныне, обладая в Палестине владениями ценностью почти в два миллиона рублей, оно имеет восемь подворий, где находят приют до десяти тысяч паломников, больницу, шесть лечебниц для приходящих, весьма многими посещаемых, и сто одно учебное заведение с десятью тысячами четырехстами учащихся; за двадцать пять лет им выпущено в свет триста сорок семь изданий по Палестиноведению. Столь плодотворные труды руководимого Вами Палестинского Общества вызывают во Мне отрадную потребность выразить Вашему Императорскому Высочеству и всем достойным деятелям Общества Мою сердечную признательность. Я уверен, что, при живом участии Вашем, Общество и впредь будет с прежним успехом выполнять высокие задачи, предначертанные ему Августейшим Основателем».
 
Здесь я заканчиваю свою статью. Если краткое сопоставление условий русского паломничества в Палестину в прежнее и нынешнее время поможет русскому паломничеству быть более уверенным в предпринятие подвига паломничества по святым местам Палестины и при этом даст ему отчетливое представление о тех Русских Учреждениях в Иерусалиме (Русская Духовная Миссия, Русское Императорское Генеральное Консульство, Русское Императорское Православное Палестинское Общество), которые стремятся сделать подвиг паломничества во Св. Землю возможно -  доступным для всех желающих этого подвига православных русских людей, - то цель моей статьи достигнута.
 
В.И. Протопопов
 
1912 Казань. Центральная типография. Печатать дозволяется. Ректор Академии, Епископ Анастасий
 
Отдельный оттиск из журнала "Православный собеседник" за 1912 год.
 
© Иерусалимское отделение ИППО. Библиотека Сергиевского подворья в Иерусалиме

Оцифровка, подготовка к публикации и часть примечаний П. В. Платонова - председателя Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества
 
Публикация 3 сентября 2009 года. Все права защищены
Полная или частичная перепечатка и цитирование только по письменному разрешению  Иерусалимского отделения ИППО  и по согласованию с редакцией сайта "Россия в красках" в Иерусалиме
 
Тому же автору принадлежат следующие труды
 
1) Библейские ветхозаветные события по толкованиям святых отцов и учителей Церкви. Казань. 1897
 
2) На пороге всемирной истории. «Странник», 1907
 
3) Еврейские патриархи. «Православный собеседник», 1903
 
4) Моисей. «Народные издания при Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг», 1905
 
5) Переход евреев  через Чермное море. История его и религиозное значение по книгам Ветхого и Нового Завета, по святоотеческим толкованиям и церковным песнопениям. Казань. 1895.
 
6) Период Судей. Очерк из истории еврейского народа. «Православный собеседник», 1902
 
7) Нравственная философия и правила житейского благоразумия по книге Притчей соломоновых. «Изв. По Казанской Епархии». 1903
 
8) Статьи в «Богословской Энциклопедии», издаваемой журналом «Странник»: Иаков-Израиль. Иаред. Иафет. Иехония. Иоаким. Иоас. Иоахаз. Иоафам. Иорам. Иосиф. Колена Израилевы.
 
9) Толкования на книги: Числ. Второзаконие. I Царств. II Царств. Премудрости Иисуса Сирахова. «Толковая Библия», издаваемая журналом «Старнник».
 
10) На развалинах Самарии. «Православный собеседник», 1902
 
11) Поездка к самарянам. Самарянская пасха на горе Гаризма. Казань. 1912
 
12) В области самарянской литературы: Самарянские рассказы о первоначальной истории самарян. Самарянские верования, связанные с горой Гаризим. Мессианские верования и ожидания самарян. Самарянская книга Иисуса Навина. «Православный собеседник» 1911-1912.
 
13) Караимы. «Православный собеседник» 1909.
 
14) Первый Вселенский Съезд караимов в Евпатории. «Православный собеседник» 1912.
 
15) В поисках Земли Обетованной. Метаморфоза сионизма. Казань 1907.
 
16) Годичная конференция сионистов в Кёльне. «Православный собеседник» 1908.
 
17) Девятый Международный конгресс сионистов в Гамбурге. «Православный собеседник» 1910.
 
18) Девятый международный конгресс сионистов в Кёльне. «Православный собеседник» 1912.
 
19) История праздника Рождества Христова. «Известия по Казанской епархии». 1903
 
20) Последствия усилия Греко-римского язычества в борьбе с христианством. «Известия по Казанской епархии». 1904
 
21) Палестинские письма. Казань. 1911
 
22) Русский паломнический сезон в Иерусалиме. Казань 1911.
  
 

Примечания

 
[1] г) Русским Императорским Православным Палестинским Обществом изданы следующие старинные русские паломнические описания: 1) „Житие и хождение Даниила, Русской Земли игумена" (XII в.); 2) «Хождение Агрефенья, архимандрита обители Пресв. Богородицы» (XXV в.); 3) «Хождение Игнатия Смолянина» (XIV в.); 4) «Хождение инока Зосимы» (XV в.); 5) «Хождение священноинока Варсонофия ко св. граду Иерусалиму" (XV в.); 6) «Сказание Епифания мниха о пути к Иерусалиму» (XV в.); 7) «Хождение гостя Василия» (XV в.); 8) «Хождение купца Василия Познякова» (XVI в.); 9) «Хождение Трифона Коробейникова» (XVI в.); 10) «Житие и хождение в Иерусалим и Египет казанца Василия Яковлева» (XVII в.; 11) «Проскинитарий Арсения Суханова» (XVII в.); 12) «Повесть и сказание о похождение в Иерусалим и в Царь-Град черного Диакона Ионы Маленького» (XVII в.); 13) «Описание путешествия отца Игнатия в Царь-Град, Афонскую гору, Св. Землю и Египет» (XVIII в.); 14) «Странствование Baсилия Григоровича-Барского» (ХVIII в.). — Протоиерей А. П. Попов издал сведения о новооткрытом, многотомном, путешествии Младшего Григоровича (подражавшего Василию Григоровичу - Барскому). См. «Попов А. П., прот. Младший Григорович. Новооткрытый паломник по святым местам, XVIII в. Кронштадт. 1911.
 
[2] «Путевые записки во св. град Иерусалим и в окрестности оного, Калужской губ. дворян Вешняковых и мядынского купца Новикова, в 1804 и 1805 годах».
 
[3] Бакшиш, перс., подарок, деньги на чай, обычная взятка чиновникам в Турции и Персии. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
 
[4] Парички – мелкие турецкие монеты. (Прим. П.Платонова)
 
[5] Сараци́ны (греч. Σαρακηνός — «восточные люди») — народ, упоминаемый древнеримскими историками IV века Аммианом Марцеллином и Птоломеем. Кочующее разбойническое племя, бедуины, жившие вдоль границ Сирии. Со времени крестовых походов европейские авторы стали называть сарацинами всех мусульман, часто используя в качестве синонима термин «мавры». В настоящее время термин используется историками по отношению к населению Арабского халифата в период до завоевания халифата Аббасидов Хулагу, в результате ближневосточного похода монголов.[1] (VII век — XIII век). По материалам Википедии.
 
[6] Паша́ (тур. paşa, осм. پاشا — paşa) — высокий титул в политической системе Османской империи. Представляет собой сокращённую форму титула падишах, использовавшегося османскими султанами. Пашами именовались, как правило, губернаторы или генералы. В качестве почётного титула «паша» примерно равен «сэру» или «господину». Только османский султан Турции и (делегированием) хедив Египта могли награждать титулом паши. Изначально титул использовался исключительно для военачальников, но впоследствии девальвировался и мог применяться по отношению к любому высокопоставленному официальному лицу или вообще лицу постороннему, удостоенному подобной чести. Выше пашей стояли хедивы и визири, ниже — беи. Существовали паши трёх степеней — бейлербей паша, мирмиран паша и мирлива паша, что отмечалось числом конских хвостов, павлиньих хвостов или хвостов яков, четыре хвоста носил только сам султан как верховный военачальник. По материалам википедии.
 
[7] Османский (турецкий) пиастр — название денежной единицы Османской империи куруш, принятое в Европе. Куруш (тур. kuruş, ранее guruş, через множественные заимствования образовано от лат. grossus[1], этимологически родственно русск. грош) — в современной Турции, после денежной реформы 2005 года, куруш это 1/100 турецкой лиры (1 USD = 1,6984 TRY по состоянию на 20 февраля 2009 г.). Первоначально, куруш — название серебряных европейских монет в Османской Турции, например левендальдера — асади-куруш, рейхсталера — риял-куруш (подроб. см. талер). Позднее — собственная монета (1 куруш = 40 пара), чей вес менялся очень значительно[2] (от 26 до 1.2 грамм). По материалам википедии.
 
[8] Фирман – указ султанов Османской империи. (Прим. П.Платонова)
 
[9] Самария - а) столица  Северного (Израильского) царства, основанная Амврием, царем израильским, на холме, принадлежавшем некоему Семиру (отсюда ее название) (3Ц 16.24), и расположенном в очень живописной долине в северо-западном направлении от Сихема. Город  был построен очень выгодно в военном отношении и выдержал две осады сирийскими войсками (3Ц 20; 4Ц 6.24-25), но в 721 г. до РХ был взят (после трехлетней осады) Саргоном, царем ассирийским (4Ц 18.9-10) (см. Салманассар) . После этого почти все жители Северного царства были переселены в другие земли, а на их место поселены народы из покоренных ассирийцами земель. Так в древности поступали многие завоеватели, чтобы сломить дух сопротивления в покоренных ими странах. Самария  оставалась центром этой провинции  и в дальнейшем, переходя, вместе со всей Палестиной, от Ассирии под владычество Вавилона, затем Персии, а затем и Греции. В 130 г. до РХ Самария была разрушена Гирконом (Маккавейский период) , но позже восстановлена и обстроена Иродом Великим, который переименовал ее в Себасте. Теперь это небольшое селение Себастия рядом с холмом, который остался от прежней Самарии, со множеством развалин и остатками древних ворот,  у которых, возможно, сидели те прокаженные, о которых говорится в 4Ц 7.3 (так исполнилось пророчество  о ней-Мих 1.6, высказанное в 7 в. до РХ); б) название всего Северного (Израильского) царства (3Ц 18.2; 4Ц 17.24,26,28,29; Езд 4.10; Иер 31.5; Ос 14.1 (ср. ст. 2); Ам 3.9), вошедшее в употребление после царствования Ахава и употреблявшееся всегда с целью подчеркнуть отступничество от Бога жителей этого царства (Иер 23.13; Ос 7.1; 8.5-6; Ам 8.14) (в 3Ц 13.22 Самария упомянута при описании событий, происшедших примерно за 50 лет до ее образования); в) название одной из римских провинций Палестины, располагавшейся между Иудеей и Галилеей (Ин 4.4,7). В. Вихлянцев. Библейский словарь (историко-религиозный), 1994 г.
 
[10] А́кко (ивр. עכו‎ — Акко, араб. عكا‎‎ — Акка, европейские языки: Acre, St. Jean d’Acre) — город в Западной Галилее (Израиль), расположенный примерно в 18 км севернее города Хайфа, на берегу Средиземного моря. По материалам Википедии.
 
[11] Эпитропи́я (греч. Επιτροπή — комиссия) — в греческом церковном праве, а так же в греческом обществе — структура самоуправления. Эпитропия образуется путем выборов. Голосованием избираются члены комиссий (эпитропы), которые впоследствии, осуществляют исполнительную власть. Носит внутренний и часто временный характер. По материалам википедии.
 
[12] Му́фтий (араб. مفتى‎‎ — muftī, производное от афта — «высказывать мнение») — высшее духовное лицо у мусульман. Наделён правом выносить решения по религиозно-юридическим вопросам, давать разъяснения по применению шариата. Его решение (фетва) основывается на религиозно-юридических канонах распространённого в данной стране направления ислама (суннизма, шиизма и т. д.), а также школы шариата (мазхаба). По материалам википедии.
 
[13] Хаджи – так называли паломников. (Прим. П.Платонова)
 
[14] Давидовыми воротами в то время называли Сионские ворота, т.к. рядом находилось медресе «Небе Дауд», где по преданию находится гробница Царя Давида. (Прим. П.Платонова)
 
[15] Сели́м III (осм. سليم ثالث‎ — Selîm-i sâlis , тур. Üçüncü Selim) (24 декабря 1761—28 июня 1808) — султан Османской империи (7 апреля 1789 — 29 мая 1807). По материалам Википедии.
 
[16] Метох – подворье. (Прим. П. Платонова)
 
[17] Арнауты (греч. Αρβανίτες, тур. Arnavutlar — досл. «албанцы») — субэтническая группа албанцев, выделившаяся из собственно албанского этноса между 1300—1600 годами в ходе так называемых балканских миграций, вызванных нашествиями крестоносцев, ослаблением Византийской империи и вторжением турок. К концу вышеназванного периода и вплоть до середины XX века арнауты составляли значительную часть населения республики Греция. Из-за этого многие учёные-этнографы считали, что собственно греки — потомки древних греков — были истреблены во время долгого периода падения Византийской империи, практически исчезнув в Европе, а основное население вновь восстановленной Греции (Королевство Греция) составляли албанцы. В отличие от основного албанского ареала, арнауты, переселившиеся в пределы исторической Греции (Аттика, Беотия, Пелопоннес и некоторые греческие острова) ещё в годы Византийской империи, подверглись аккультурации и частичной эллинизации, а потому они остались верны православию и после нашествия турок. Арнауты также хорошо владели греческим языком, хотя он не был для большинства из них родным вплоть до середины XX века. В настоящее время коренные арнауты, особенно в районе греческой столицы города Афины — полностью эллинизированы и стали частью греческого народа, чему способствовала ассимиляционная политика греческого государства. Вместе с тем в настоящее время, особенно после 2000 года, набирает обороты легальная и нелегальная иммиграция современных албанцев всех вероисповеданий в Грецию, где по данным текущей статистики (2007 год) албанцы составляют 57 % натурализующихся граждан. По материалам Википедии.
 
[18] Эми́р или ами́р (араб. امير‎‎ — ’amīr — повелитель, вождь) — в некоторых мусульманских странах Востока и Африки титул правителя, князя, а также вообще лицо, носящее этот титул. Также употребляется в значении предводитель мусульман вообще. По материалам Википедии.
 
[19] См. «Отчет о мерах, принятых к улучшению быта русских православных поклонников в Палестине, изданный Высочайше утвержденным в 1859 г. Палестинским Комитетом. СПб 1860 г. Типография Морского Министерства», глава II.
 
[20] Не в смысле особого миссионерского учреждения в Турции, а в смысле постоянного представительства Русской Православной Церкви Иерусалимской.
 
[21] Первым и до сих пор единственным епископом – начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме был Преосвященный Кирилл (Наумов), скончавшийся 10 февраля 1866 г. в Казани и погребенный в церкви свв. Мучч. Киприана и Иустинии при Казанском Спасо-Преображенском монастыре. Подробнее о личности и деятельности епископа Кирилла см. в книге прот. Ф.И.Титова: «Преосвященный Кирилл Наумов, Епископ Мелитопольский, бывший начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме». Киев. 1902. По удалении Еп. Кирилла из Иерусалима, во главе Миссии были поставлены опять архимандриты.
 
[22] Драгоман - (араб.) - переводчики при европейских миссиях и консульствах на Востоке, особенно в Турции. Лица, готовящиеся в Д. российской миссии и консульств, получают образование в учебном отделении восточных языков, состоящем при Азиатском департаменте министерства иностранных дел.
Драгоман (французское dragoman от арабского — переводчик) — устаревшее название официального переводчика, состоявшего при дипломатических и консульских миссий в восточных странах. Согласно установившимся традициям, драгоман причислялся к членам дипломатического или консульского корпуса. По материалам Википедии.
 
[23] См. пп. 3-5 «Инструкция Начальнику Русской Духовной Миссии в Иерусалиме».
 
[24] Обстоятельное церковное поучение для молящихся обязательно произносится ныне самим архимандритом. Внебогослужебные чтения для паломников ведутся иеромонахами Миссии, в особо устроенном помещении, в промежуток времени от 7 до 9 часов вечера. Чтение сопровождается показом соответствующих световых картин и чередуется с общим пением различных молитвословий.
 
[25] Согласно пп. 10-14 Инструкции, «Начальник Духовной Миссии должен строго наблюдать, чтобы члены Миссии, состоящие при  ней и служащие в оной, не взимали денежного и вещественного вознаграждения за исполнение для паломников духовных треб, а равно не взимали каких либо денежных и вещественных от них пожертвований под каким бы то ни было наименованием». Пожертвование как для духовной Миссии, так и на известное употребление по воле жертвователей, могут быть принимаемы только лично Начальником Духовной Миссии, или опускаемые в установленные для сего, за печатью Духовной Миссии, кружки».   
 
[26] Согласно пункту 13 Инструкции, «богослужение в Миссии по церковному уставу должно совершаться в течение целого года в определенные заблаговременные часы: ежедневно в Троицком соборе на Русском подворье; еженедельно в определенные заблаговременно дни: в церкви Спасителя на Елеонской горе: в церкви св. Марии Магдалины близ Гефсимании; в церкви св. Александра Невского в Русском доме близ «Судного Порога»; в церкви Казанской Божией Матери в Горней; в церкви св. апостола Петра в Яффе. Кроме того должны быть совершаемы ежегодно заупокойные литургии: в церкви св. Александра Невского по в Бозе почившем Государе Императоре Александре III 26 февраля, 30 августа и 20 октября; в церкви св. Марии Магдалины по Бозе почившей Государыне Императрице Марии Александровне 22 мая, 22 и 27 июля; в церкви Спасителя на Елеонской горе о почившем Начальнике Русской Духовной Миссии архимандрите Антонине 24 марта, 12 августа и 7 ноября». И долг справедливости требует сказать, что Русская Духовная Миссия свято, ревностно и неустанно выполняет свое богослужебное призвание, отлично сознавая какое важное религиозно-воспитательное значение должно и может богослужение в духовной жизни паломника. Неторопливое, истовое, благоговейное священослужение Начальника Миссии отца архимандрита Леонида и сослужащей ему братии, прекрасное пение солидного хора русских певчих пользуется самым заслуженным вниманием не только русского богомольного люда, бывающего в Иерусалиме, но и широких слоев туземного населения, даже приезжих чужестранцев.
 
[27] См. профессор Дмитриевский А.А. «Епископ Порфирий Успенский как инициатор и организатор певрой Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и его заслуги в пользу православия и в деле изучения христианского Востока» («Сообщения Импер. Прав. Пал. О-ва» 1905); Красев «Еписком Порфирий Успенский. Краткий очерк его жизни» (Хр.Чт.1910); Титов А. «Из книги бытия моего» еп. Порфирия Успенского»; «Из писем (его) к разным лицам» (Русск.Арх.» 1910-1911); «Материалы для биографии епископа Порфирия успенского» (Изд. СПб. Импер. Академии Наук).
 
[28] См. прот. Ф.Титов. «Преосвященный Кирилл Наумов, Епископ Мелитопольский, бывший Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме». Киев. 1902
 
[29] Впоследствии наместник Троице-Сергиевой Лавры. 
 
[30] См. проф. Дмитриевский А.А. «Начальник Р.Д. Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин Капустин как деятель на пользу православия на Востоке и в частности в Палестине; «Из автобиографических записок о. Антонина» (Сообщ. Имп. Прав. Пал. О-ва» 1890-1891). Проф. Терновский С.А. «О последних днях жизни, кончине и погребении в Иерусалиме архим. Антонина. Киев. 1894.
 
[31] Впоследствии епископ Сухумский.
 
[32] Ныне епископ на покое.
 
[33] Окончивший курс Спб. Технологического Института и Московской Духовной Академии.
 
[34] Площадь участка равняется приблизительно, 17, 000 кв. сажен. Участок куплен в 1870 г. о. Антонином, им же и застроен.
 
[35] 8 пункт миссийской «Инструкции» говорит: «Все прибывающие во Св. Землю на поклонение русские монашествующие и белого духовенства, останавливались в помещении Духовной Миссии, обязательно подчиняются Начальнику оной, наравне с лицами, принадлежащими к составу Миссии».
 
[36] Земельный участок равняется, приблизительно 27, 000 кв. саженей (57, 607 кв.м). Куплен в 1870 г. о. Антонином, им же и застроен. Внутри Елеонского храма покоится прах великого строителя русского дела в Палестине – о. Антонина
 
[37] Земельный участок равняется, приблизительно, 6000 кв. саженей. Куплен в 1880 г о. Антонином.
 
[38] Земельный участок равняется приблизительно 800 кв. саженей. Куплен в 1880 г. о. Антонином
 
[39] Земельный участок равняется приблизительно 1400 кв. саженей. Куплен в 1880 г. о. Антонином
 
[40] Земельный участок, вместе с пещерами, равняется приблизительно 500 кв. саженей. Куплен в 1880 г. о. Антонином
 
[41] Земельный участок обители равняется приблизительно 111, 000 кв. саженей. Куплен в 1870-х г. о. Антонином. О.Леонид II начал постройкой второй храм Горненской обители.
 
[42] Земельный участок равняется приблизительно 4200 кв. саженей. Куплен в 1909 г. о. Леонидом II
 
[43] Земельный участок равняется приблизительно 6000 кв. саженей. Покупается о. Леонидом II
 
[44] Земельный участок равняется приблизительно 1200 кв. саженей. Куплен в 1880 г. о. Антонином
 
[45] Земельный участок равняется приблизительно 7000 кв. саженей. Куплен в 1880 г. о. Антонином
[46] Земельный участок равняется приблизительно 6000 кв. саженей.
 
[47] Размером, приблизительно в 2000 кв.с. Куплен в 1910 г. о. Леонидом II
 
[48] Размером, приблизительно в 2000 кв.с. Куплен в 1880 г. о. Антонином
 
[49] Размером, приблизительно в 3000 кв.с. Покупатеся о. Леонидом II
 
[50] Участок земли равняется приблизительно 33,000 кв. с. Куплен в 1860 г. о. Антонином. К этому участку непосредственно примыкает другой – Хирбет-Насыра, протяжением в 92, 000 кв. с. Куплен о. Леонидом II
 
[51] Участок земли равняется приблизительно 1300 кв. с. Куплен в 1909 г. о. Леонидом II
 
[52] Участок земли равняется приблизительно 13, 000 кв. с. Куплен в 1908-1911 гг. о. Леонидом II, им же и обстраивается.
 
[53] Размером, приблизительно в 7000 кв.с. Куплен в 1911 г. о. Леонидом II
 
[54] Размером, приблизительно в 3000 кв.с. Куплен в 1911 г. о. Леонидом II
 
[55] Размером, приблизительно в 30, 000 кв.с. Куплен в 1911 г. о. Леонидом II
 
[56] Участок земли равняется приблизительно 3000 кв. с. Куплен о. Антонином, застраивается о. Леонидом II
 
[57] Размером, приблизительно в 45, 000 кв.с. Куплен в 1908-1911 гг. о. Леонидом II
 
[58] Дом Русского Генерального Консула находится в общем дворе русских Иерусалимских построек. Другой дом Консульства, с квартирами секретарей, расположен вблизи Дамасских ворот города, вне городской стены.
 
[59] Предусматривая, например взаимные отношения Русского Императорского Генерального Консула т Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, второй пункт Инструкции Духовной Миссии говорит: «…..В отношениях с Императорским Русским Консулом, являющимся официальным представителем Русского Правительства в Иерусалиме  органом всех отношений с местной светской властью, Миссия соблюдает должное единодушие и христианское согласие, сохраняя достоинство, приличествующее духовному учреждению и оказывая Консульству братское содействие во всех тех случаях, когда оно обратится к посредничеству Миссии». 
 
[60] Не говорю уже о тех специально торгово-дипломатических задачах, какие лежат на представителе Российского Государства заграницей.
 
[61] Французский текст почтового адреса для богомольца необязателен.
 
[62] Вакуф (вакф, араб. وقف‎‎, множ. араб. أوقاف‎‎, аукаф; тур. vakıf: остановка, приостановление, удержание) — в мусульманском праве имущество, переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели. В вакуф может входить как недвижимое, так и движимое неотчуждаемое имущество, но лишь приносящее пользу (доход) и нерасходуемое (например, в вакуф не могут быть переданы деньги). Основной вакуф предполагал полную утрату дарителем прав на переданное имущество; в случае обычного вакуфа даритель и его наследники сохраняли за собой часть дохода. Тем самым, вакуф является вариантом доверительной собственности (некоторые историки утверждают, что сам институт траста появился в 12—13 веках в Западной Европе под воздействием вакуфа, с которым столкнулись крестоносцы). По материалам википедии.
 
[63] О характере позднейшего землепользования в Палестине см. в «Сообщениях И.П.П.О-ва» за 1892 г.
 
[64] Внутри старого города Комитету удалось приобрести лишь небольшой участок земли, расположенный недалеко от Храма Гроба Господня, - это тот участок земли, где впоследствии была обнаружена великая христианская святыня  - Судный Порог, через который шел на пропятие Господь И.Х. и где теперь И. П. П. О-вом воздвигнуто Александровское подворье, с храмом во имя св. Александра Невского.
 
[65] На этом участке земли теперь сосредоточены почти все «Русские Иерусалимские Постройки», т.е. здания Русской Духовной Миссии, Русского Императорского Генерального Консульства, Русского Императорского Православного Палестинского Общества.
 
[66] На одном из них теперь выстроен двухэтажный дом с квартирами для секретарей Консульства, а другой порожний, сдается в аренду.
 
[67] В Иерусалиме для временных паломнических приютом были приспособлены Комитетом следующие помещения: 1) Так называемый «Коптский хан», напротив греческого женского монастыря «Большой Панагии», - для (300) женщин; 2) Дом Мнемара, на Страстном Пути, - для (60) мужчин; 3) Дом Гассана, возле греческого мужского монастыря св. Харлампия, для (30) мужчин; 4) Дом Армянский, около Австрийского консульства, - для (30) мужчин; 5) Дом Муфти, на Страстном Пути, - для паломников привилегированных классов; 6) Дом Феде, вблизи здания Греческой Патриархии, - для русского госпиталя на сорок кроватей, под медицинским заведыванием популярного тогда врача Харлампия Мазараки; 7) Дом Мегмет-Али-Эффенди – для строительства русских подворий. 
 
[68] В 1888 году открыто русское амбулаторное лечение для всех приходящих в Назарет; в 1892 – в Бет-Джале; в 1896 – в Вифлееме; в 1897 – в Дамаске; в 1904 – в Хомсе. По статистике за 1906 год, количество всех амбулаторных больных, пользовавших услугами русского лечения, выражалось цифрой в 126, 827. Вблизи Больницы и главных ворот в Подворье имеется книжная лавка И. П. П. О-ва. Другая книжная лавка расположена против входа в Троицкий собор и принадлежит Русской Духовной Миссии.
 
[69] См. «Сообщения И. П. П. О-ва», т. XVIII, вв 3-4, стр. 430-432
 
[70] К 1907 году Обществу принадлежали 101 школа: 5 в Иудее, 19 в Галилее, 50 в Южной Сирии, 22 в северной Сирии и 5 в Бейруте; по типам: 48 одноклассных школ, 51 – двухклассных и 2 учительских семинарии: мужская в Назарете и женская в Бет-Джале.
 
[71] Общество издает «Православный Палестинский Сборник», «Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества», а также научные и популярные работы в области ознакомления с Палестиной. Вице-Председателем Общества в настоящее время состоит Князь А.А. Ширинский-Шихматов; Секретарем Общества – заслуженный профессор А.А. Дмитриевский, известный специалист в области церковной старины; Редактором «Сообщений И.П.П.О.» - ординарный профессор Спб. Д.Академии И.И. Соколов, известный византолог.
 
[72] Общество произвело раскопки на месте «Судного Порога» вблизи Храм Гроба Господня.
 
[73] А.А. Цагарели, П.В. Безобразову, А.В. Елисееву, Д.Д. Смышляеву, А.И. Пападопуло-Керамевсу, Н.П. Кондакову, А.А. Олесницкому, Ф.И.Успенскому, П.А.Сырку, Клуге, Мышцину, И.И.Соколову, Н.Я. Марру и др.
 
[74] Кавас - (Kawwàs, Kavas, Chawas) - мусульманские почетные стражи, облеченные низшей полицейскою властью, которые в Турции приставляются к дипломатическим агентам всех рангов, а равно к высшим турецким сановникам. Прим. (П.Платонова)
 
[75] См. «Православный собеседник» 1911, X
 
[76] Уполномоченный Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме. (Прим. П.Платонова)
 
[77] Небольшой беленький домик тонет в океане пальм, банановых, фиговых, шелковичных, ореховых деревьев, кипарисов, маслин, лимонных, апельсиновых деревьев. А рядом южное, теплое море.
 
[78] Внебогослужебные миссийские чтения, оживляемые световыми картинами и общим пением, собирают такое огромное количество паломников, что существующее здание для чтений оказывается очень тесным. Насколько мне известно Императорское Православное Палестинское Общество озабочено устройством нового, более обширного, высокого и удобного, помещения для чтений.
 
[79] См. «Сообщения И.П.П.О-ва, т.XVIII, выпп. 3-4, посвященные XXV летнему юбилею Палестинского Общества». СПб 1907.

версия для печати