Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главы 26-50

Содержание

 

26. Жизнь брата Феофана и его дивное видение

27. Жизнь пресвитера селения Мардард

28. Чудо Иулиана столпника

29. Чудо св. Евхаристии

30. Жизнь инока Исидора и чудо от Св. Причастия

31. Обращение и жизнь блудницы Марии

32. Обращение комедианта и его двух наложниц

33. Жизнь епископа Феодота

34. Жизнь чудного Александра, патриарха Антиохийского

35. Жизнь Иерусалимского архиепископа Илии и о Флавиане, патриархе Антиохийском

36. Жизнь Антиохийского патриарха Ефрема и обращение им к православной вере одного столпника

37. Жизнь епископа, который, оставив кафедру, работал вместе с плотниками

38. Смерть нечестивого императора Анастасия

39. Инок обители аввы Севериана, спасенный девицей от греха

40. Жизнь аввы Космы евнуха

41. Жизнь Павла из Аназарва

42. Жизнь аввы Авксанона, раба Божия

43. Ужасная смерть нечестивого Солунского архиепископа Фалалея

44. Жизнь старца-инока близ города Антинои и о молитве за усопших

45. Жизнь инока, подвизавшегося на горе Елеонской, и о почитании образа Пресвятой Богородицы

46. Удивительное видение аввы Кириака из лавры Каламонской и о двух книгах нечестивого Нестория

47. Чудо Пресвятой Богородицы над Гаианом комедиантом

48. Чудо Пресвятой Богородицы, побудившее Космиану, жену патриция Германа, возвратиться в лоно св. Церкви из ереси Северовой

49. Дивное видение палестинского военачальника, побудившее его отречься от ереси и возвратиться в лоно Христовой Церкви

50. Видение затворника аввы Георгия 

 

 

Глава 26. Жизнь брата Феофана и его дивное видение

 

Поди и познай истину!

 

Старец, великий пред Богом, именем Кириак, жил в лавре Каламонской, около священного Иордана. Однажды пришел к нему чужестранец, из страны Дора, по имени Феофан, спросил старца о блудных помыслах. Старец начал наставлять его речами о целомудрии и чистоте. Брат, получив от этих наставлений великую пользу, воскликнул: «Отец мой, в моей стране я нахожусь в обществе с несторианами. Не будь этого — я бы остался навсегда с тобой!» Услыхав имя Нестория, старец глубоко опечалился о погибели брата и стал убеждать его и молить, чтобы он оставил эту пагуб­ную ересь и присоединился к святой кафолической и апостольской Церкви. «Невозможно спастись, если не будешь право мыслить и веро­вать что Пресвятая Дева Мария есть истинная Богородица». «Отче, — возражал брат, — да ведь все ереси говорят точно так же: если не будешь в общении с нами, не получишь спасения. Не знаю, несчастный, как мне и поступить. Помолись Господу, что­бы Он явно показал мне, какая вера истинная». Старец радостно выслушал слова брата. «Оставайся в моей келье, — сказал он. — Я имею упование на Бога, что Он по Своему милосердию откроет тебе истину». И оставив брата в своей пещере, старец отправился к Мертвому морю и стал молиться о брате. И точно, на другой день, около девя­того часа, брат видит, что кто-то явился к нему, страшный по виду, и говорит: «Поди и познай истину!» И, взяв его, ведет в место мрач­ное, смрадное и испускающее пламя и показывает ему в пламени Нестория и Феодора, Евтихия и Аполлинария, Евагрия и Дидима, Диоскора и Севера, Ария и Оригена и других. И говорит явившийся брату: «Вот это место уготовано еретикам и тем, кто нечестиво учит о Пресвятой Богородице, равно как и тем, кто следует их учению. Если тебе нравится это место, оставайся при своем учении. Если же не желаешь вкусить такого наказания, обратись к св. кафо­лической Церкви, к которой принадлежит и наставлявший тебя старец. Я говорю тебе: хотя бы и всеми добродетелями украсился человек, но если он неправо верует, он попадет в это место». При этих словах брат пришел в себя. Когда старец возвратился, брат рассказал ему все, что видел, и в скором времени присоединился к св. кафолической апостольской Церкви. Оставшись в Каламоне при старце, он прожил с ним несколько лет и скончался в мире.

 

 

Глава 27. Жизнь пресвитера селения Мардард

 

Подивился добродетели старца.

 

Киликии есть город Эги. На расстоянии 10 000 шагов от не­го есть селение Мардард. В том селении — храм во имя св. Иоанна Крестителя. Священником при этом храме был старец, великий пред Богом и исполненный добродетели. Однажды жители селения пришли к епископу города Эги с просьбой: «Возьми от нас этого старца — он тяжел для нас. В воскресный день он совершает литургию в девятом часу и не соблюдает установленного чина Божест­венной службы». Епископ, призвав старца, спросил его: «Зачем ты так поступаешь, старец? Или не знаешь устава св. Церкви?» «Поистине, так, владыко, — отвечал старец, — и ты справедли­во говоришь. Но я не знаю, что мне делать. В воскресные дни от са­мой полунощницы я нахожусь у св. престола и не начинаю литур­гии, пока не увижу Св. Духа, нисходящего на св. престол. Когда же увижу наитие Св. Духа, немедленно совершаю литургию». Епископ подивился добродетели старца. Вразумив жителей се­ления, он отпустил их с миром и хвалою Богу.

 

 

Глава 28. Чудо Иулиана столпника

 

Сам Бог попечется о нас.

 

Одному старцу авва Иулиан послал приветствие и вместе с тем вретище с положенными в нем тремя горящими углями. Старец, получив приветствие и еще не угасшие угли, отослал вретище обратно к авве Иулиану, налив в него воды и завязав. А расстояния между ними было около 20 миль. Авва Кирилл, ученик аввы Иулиана столпника, о котором мы только что упомянули, рассказал следующее: «Я, отец мой и брат пришли из нашей местности к авве Иулиану, наслышавшись мно­го об его жизни. Я имел, — продолжал авва Кирилл, — неизлечимую болезнь: все врачебные средства оказались бессильны. Когда же я пришел к старцу, он, сотворив молитву, исцелил меня. Все трое, мы остались при нем и отреклись от мира. Старец приставил моего отца к житнице. Однажды отец приходит к авве Иулиану и говорит: «У нас нет хлеба». Старец отвечает ему: «Ступай, брат, и собери, что найдешь — смели, а на завтра Сам Бог попечется о нас». Отец, смутившись этими словами (он хорошо знал, что в житнице уже ничего не было), удалился в свою келью. Настала крайняя нужда. Старец послал за отцом: «Приди немедленно сю­да». Едва только он пришел, старец сказал: «Брат Конон, пойди и что найдешь, употреби на пользу братии». Отец, как бы в гневе, взял ключи от житницы: «Что ж, хоть пыль принесу!» Отомкнув замок, он хотел было отворить двери, но не мог этого сделать: житница была доверху полна хлеба... Видя это, отец принес пока­яние старцу, славя Бога».

 

 

Глава 29. Чудо св. Евхаристии

 

На расстоянии 30 миль от киликийского города Эги живут два столпника, в шести милях один от другого. Один из них принадлежал к св. кафолической и апостольской Церкви, а другой, больше пробывший на столпе близ селения Кассиодора, был последовате­лем ереси Севера. Еретик возводил на православного разнообраз­ные обвинения, стараясь о том, чтобы привлечь его к своей ереси. Распространяя о нем молву, он решил добиться его осуждения. Православный подвижник, как бы свыше озаренный, просил еретика прислать ему частицу причастия. Тот обрадовался, как будто уже совратил собрата в свою ересь, и немедленно послал ему просимое, ничего не подозревая. Православный, взяв частицу, присланную еретиком, т. е. последователем Севера, раскалил сосуд и положил в него частицу, и она немедленно исчезла в жару пылаю­щего сосуда. Затем, взяв частицу Св. Причастия православной Церкви, он сделал то же самое, и мгновенно раскаленный сосуд охладился, и Св. Причастие осталось целым и невредимым. Он благо­говейно хранил его и показал нам, когда мы были у него.

 

 

Глава 30. Жизнь инока Исидора и чудо от Св. Причастия 

 

Он непрестанно плакал.

 

На о. Кипре есть гавань Таде. Поблизости от нее находится монастырь, называемый Филоксенов («Страннолюбцев»). При­быв туда, мы нашли там инока родом из Милета, по имени Исидор. Мы видели, как он непрестанно плакал с воплями и рыданиями. Все убеждали его, чтобы он хоть немного престал от плача, но он не соглашался. «Я столь великий, великий грешник, — говорил инок всем, — ка­кого не было еще от Адама до сего дня...» «Правда, отче, — возражали мы. — Мы все — грешники. Кто без греха, кроме одного Бога?» «Поверьте мне, братия, — отвечал инок, — ни в Писании ни предании, ни между людьми я не нашел грешника, подобного мне и греха, который я совершил. Если вы полагаете, что я наговариваю сам на себя, выслушайте о моем грехе и помолитесь обо мне. В миру я был женат, — продолжал инок. — Я и жена моя принадлежали к секте Севера. Придя однажды домой, я не застал дома жены и уз­нал, что она ушла к соседке, чтобы вместе причаститься. А соседка принадлежала к св. кафолической Церкви. Я бросился немедленно туда, чтобы остановить жену. Войдя в дом соседки, я узнал, что же­на недавно приняла Св. Причастие. Схватив ее за горло, я заставил ее извергнуть святыню. Подхватив святыню, я бросал ее в разные стороны, и наконец она упала в грязь. И мгновенно, пред моими очами, молния восхитила Св. Причастие с того места... Прошло два дня, и вот я вижу эфиоплянина, одетого в рубище. «Я и ты — мы оба осуждены на одинаковую кару», — сказал он. «Но кто ты?» — спросил я. «Я тот, кто ударил Творца всех Господа нашего Иисуса Хрис­та по ланите во время Его страданий», — отвечал мне явившийся эфиоплянин. «Вот почему, — закончил инок свой рассказ, — я не могу пере­стать плакать».

 

 

Глава 31. Обращение и жизнь блудницы Марии

 

Отвергаю грех мой!

 

Два старца шли однажды из Эгов в Таре киликийский и зашли, по усмотрению Божию, в гостиницу для отдохновения. Стоял сильный зной. В гостинице они нашли троих молодых людей, отправляющихся в Эги, и с ними была блудница. Старцы сели поодаль. Один из них, вынув из своей сумки св. Евангелие, начал чи­тать. Блудница, увидав это, оставила своих спутников и, подойдя, села близ старца. Но он, отстранив ее, сказал: «Несчастная, в тебе и стыда нет. Ты не задумалась подойти и сесть вблизи от нас!». «Отец, не отвергай меня, — отвечала блудница. — Хотя я и преисполнена всякими грехами, но Владыка всех Господь и Бог наш не отверг приступившей к Нему блудницы». «Но ведь та блудница с той поры перестала быть блудницей», - возразил старец. «Уповаю на Сына Бога живого, — воскликнула женщина, — что от нынешнего дня и я отвергаю грех мой!..». И оставив молодых людей и свое имущество, она последовала за старцами. Они поместили ее в монастырь близ Эгов, называемый Нанкиба. И я видел ее уже старицей, отличавшейся великим разу­мом. От нее самой я и слышал это.

 

 

Глава 32. Обращение комедианта и его двух наложниц 

 

Оставляю мир и иду в монахи!

 

В Тарсе киликийском был один комедиант по имени Вавила. Он имел двух наложниц. Одну звали Комито, а другую Никоса. Комедиант жил распутно и творил дела диавола по его внушению. Однажды случилось ему войти в церковь. По промыслу Божию, читалось тогда следующее место из Евангелия: «покайтеся, приближибося Царствие Небесное». Пораженный этими словами, он при­шел в ужас, вспомнив всю свою жизнь. И немедленно выйдя из хра­ма, он позвал своих наложниц. «Вы знаете, как распутно я жил с вами, — сказал он им, — и ни­когда не предпочитал одну другой. Теперь — все ваше, что я приоб­рел для вас. Возьмите и мое все имущество и поделите между собой. А я с нынешнего дня удаляюсь от вас, оставляю мир и иду в монахи». «Для греха и погибели души мы жили вместе с тобой, — вос­кликнули обе в один голос, залившись слезами, - а теперь, возже­лав богоугодной жизни, ты бросаешь нас и хочешь спастись один!? Этого не будет — ты не оставишь нас! Мы желаем быть участница­ми с тобой и в добре!» Актер вскоре заключился в одной из стен городского укрепле­ния, а женщины, продав свое имущество, деньги раздали бедным и, приняв иноческий образ, также затворились, устроив себе келью вблизи того же укрепления. Мне удалось видеться с иноком, бывшим комедиантом, и я получил большую пользу. Это — муж весьма сострадательный, милостивый и смиренномудрый. И я записал это для пользы читателей.

 

 

Глава 33. Жизнь епископа Феодота 

 

Он был очень кроток и смиренномудр.

 

Один из отцов поведал нам, что в Феополисе был архиепис­коп по имени Феодот, отличавшийся добротой сердца. Когда на­ступал праздничный день, он приглашал некоторых из служившего с ним духовенства к своей трапезе, но один не оказал послушания и отказался от приглашения. Патриарх сохранил спокойствие духа и сам пошел к нему пригласить его разделить с ним трапезу. Тот же самый и о том же архиепископе Феодоте рассказал нам еще следующее. Он был очень кроток и смиренномудр. Например, однажды он был в дороге вместе с одним клириком. Архиепископ совершал путь в носилках, а клирик ехал на коне. И говорит патриарх клирику: «Поделим длину пути и будем ме­няться местами». Клирик не соглашался. «Это будет бесчестие для патриарха, — сказал клирик, — если я сяду в носилках, а святитель поедет на коне». Но чудный Феодот настоял на своем и, убедив клирика, что в этом не будет для него бесчестия, заставил поступить по своему же­ланию.

 

 

Глава 34. Жизнь чудного Александра, патриарха Антиохийского 

 

Прости ж меня, брат мой!

 

В Феополисе был другой патриарх, по имени Александр. Он был также очень милостив и сострадателен. Однажды один из его писцов, похитив у него золото, бежал от страха в Фиваиду, в Египет. Блуждая там, он попал в руки египетским и фивским разбойникам, и эти кровожадные варвары увели его в самые дальние местности их страны. Узнав об этом, дивный Александр выкупил пленника за во­семьдесят номисм. И когда беглец вернулся к нему, он обошелся с ним так ласково и человеколюбиво, что один из граждан выразился так: «Нет ничего выгоднее, как согрешить против Александра!» В другой раз один из его диаконов пред всеми клириками стал укорять дивного Александра. Александр поклонился ему и просил у него извинения: «Прости ж меня, брат мой!»

 

Глава 35. Жизнь Иерусалимского архиепископа Илии и о Флавиане, патриархе Антиохийском 

 

Пойдем и мы на суд с ним!

 

Авва Полихроний говорил нам об авве Илии, архиепископе Иерусалимском, что он не пил вина, будучи простым монахом и, сделавшись патриархом, соблюдал то же правило. Рассказывали нам о том же архиепископе Иерусалимском и об Антиохийском — Флавиане следующее: император Анастасий обо­их сослал в ссылку из-за собора св. отцов, бывшего в Халкидоне: Илию — в Аил, Флавиана — в Петру. Однажды патриархи извеща­ют друг друга: «Анастасий сегодня умер, пойдем и мы на суд с ним». И через два дня оба отошли ко Господу.

 

 

Глава 36. Жизнь Антиохийского патриарха Ефрема и обращение им к православной вере одного столпника 

 

Уповаю па милосердие Сына Божия!

 

Один из старцев поведал нам о блаженном Ефреме, патриархе Антиохийском, который был пламенным ревнителем православной веры. Услышав об одном столпнике к области города Иераполя, что он принадлежит к числу последователей Севера и акефалов, отправился, чтобы вразумить его. Прибыв к столпнику, он начал убеждать и молить его, чтобы он прибег к апостольскому престолу и вступил в общение со св. кафолической и апостольской Церковью. «Я не вступлю в общение с собором без особенного основа­ния», - отвечал столпник. «Какого же доказательства желаешь ты от меня для убеждения в том, что, по благодати Иисуса Христа, Господа Бога нашего, свя­тая Церковь свободна от всякой нечистой примеси еретического учения?» — спросил дивный Ефрем. «Господин патриарх, — сказал столпник, — разведем огонь и войдем вместе в пламя. Кто выйдет невредимым, тот и будет право­славным, и мы должны будем последовать ему». «Следовало бы тебе, чадо, послушаться меня, как отца, — воз­разил патриарх, — и ничего более не требовать, а ты потребовал от меня того, что выше моих слабых сил. Впрочем, я уповаю на мило­сердие Сына Божия, что ради спасения души твоей исполню и это». И немедленно чудный Ефрем обращается к предстоявшим со словами: «Благословен Господь! Принесите дров». Дрова принесены. Патриарх зажигает их перед столбом и говорит столпнику: «Сойди со столба и, согласно твоему решению, войдем оба в пламя!» Столпник был поражен твердым упованием патриарха на Бо­га и не соглашался сойти. «Не ты ли сам пожелал этого? - спросил патриарх. - Отчего же теперь не хочешь исполнить?» Сказав это, патриарх снял с себя омофор и, близко подойдя к пламени, вознес молитву: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, благоволивший ради нас воистину воплотиться от Госпожи нашей Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, Сам укажи нам истину!» И, окончив молитву, бросил свой омофор в середину пламени. Пламя пылало около трех часов. Дрова все сгорели, а омофор оказался целым и невредимым, без всякого даже знака от пламени. При виде этого, столпник, уверившись в истине, умилился, прокляв Севера и ересь его, и присоединился к св. Церкви. Приобщившись из рук блаженного Ефрема, он прославил Бога.

 

 

Глава 37. Жизнь епископа, который, оставив кафедру, работал вместе с плотниками

 

Сколько есть никому не ведомых рабов у Господа, и только Он один знает их!

 

Один отец рассказал нам о епископе, который, оставив свою епископию, прибыл в Феополис и работал вместе с плотниками. Областным правителем Востока в то время был Ефрем, человек милостивый и сострадательный. Он занят был восстановлением и ис­правлением общественных зданий, так как город пострадал от зем­летрясения. Однажды Ефрем видит во сне спящего епископа, и над ним поднимался до неба огненный столб. Это сновидение повто­рялось не раз, и Ефрем пришел в ужас: явление было страшно и изумительно. Он долго раздумывал, что бы это значило, и не мог догадаться, потому что не знал, что у него в числе рабочих был епи­скоп. Да и как можно было узнать епископа в человеке с неприбранными волосами, в грязной одежде, совершенно простого вида, изможденном от терпения, подвигов и работы? Но однажды Еф­рем посылает за этим работником, бывшим некогда епископом, чтобы от самого узнать, кто он такой. Увидав его, стал подробно расспрашивать, откуда он и как его зовут. «Я — один из бедных жителей этого города. Не имея средств к пропитанию, я занимаюсь работой, и Бог питает меня от трудов моих». «Поверь мне, — воскликнул Ефрем как бы по вдохновению свыше, — я не отпущу тебя до тех пор, пока ты мне не скажешь всей правды о себе». «Дай мне слово, что при жизни моей ты никому не будешь рассказывать обо мне, — сказал епископ, видя, что не может более скрываться. — С этим условием я открою тебе правду о себе, не на­зывая, впрочем, ни моего имени, ни отечества». «Не скажу о тебе никому до тех пор, пока Бог продлит твою жизнь», — поклялся св. Ефрем. «Я епископ и, ради Бога оставив свою епископию, пришел сюда, где меня никто не знает, чтобы изнурять себя трудами, — сказал епископ. - От своего труда я добываю себе немного хлеба. Что касается тебя - то подавай милостыню по мере сил. На этих днях Бог возведет тебя на апостольский престол Церкви города Феополиса, чтобы пасти тебе народ Его, который стяжал Своею Кровью Христос, истинный Бог наш. И еще раз скажу: подвизайтесь в делах милостыни и за веру православную, ибо такими жертвами благоугождается Бог». Спустя немного времени так действительно и случилось. А св. Еф­рем, выслушав епископа, прославил Бога, воскликнув: «Сколько есть никому не ведомых рабов у Господа, и только Он Один знает их!»

 

 

Глава 38. Смерть нечестивого императора Анастасия

 

Се - за твое зловерие я изглаждаю четырнадцать!

 

Один христолюбец поведал нам следующее об императоре Анастасии. После того как он изгнал патриархов Константинопольских Евфимия и Македония и отправил их в ссылку к Понту Евхаиты по делу о соборе отцов, бывшем в Халкидоне, сам император Анастасий видел во сне прекрасного мужа, одетого в белую одежду. Явившийся стоял против него, держал в руках исписанную книгу и читал ее. Перевернув пять листов, он прочитал имя импера­тора и сказал ему: «Се — за твое зловерие я изглаждаю четырнад­цать», — и изгладил своим перстом. Спустя два дня вдруг сверкнула ослепительная молния и раздался страшный удар грома. Анастасий в ужасе испустил дух с невыразимой тоской. Это — воздаяние за то, что он нечестиво поступал против св. Церкви Христа Бога нашего и ссылал в ссылку ее пастырей.

 

 

Глава 39. Инок обители аввы Севериана, спасенный девицей от греха

 

Молил, чтобы никогда не отлучаться из монастыря.

 

Когда я был в великой Антиохии, один из пресвитеров той Церкви рассказал мне следующее происшествие, о котором слышал от патриарха Анастасия. Один монах из монастыря аввы Севериана послан был на служение в область Елевферопольскую, и дорогой зашел к одному христолюбивому земледельцу. У него была одна дочь. Мать ее уже скончалась. Монах прожил в доме земледельца три дня. Всегдашний враг людей — диавол внушил брату нечистые помыслы и страсть к девице, и он искал удобного случая причинить ей насилие. Внушивший нечистую похоть диавол позаботился и об этом. Отец девицы по неотложной нужде отправился в Аскалон. Монах, видя, что в доме никого нет, кроме него и девушки, приступил к ней с явным намерением обесчестить ее. Увидав его в сильном волнении, в пылу нечистой похоти, девушка сказала ему: «Успокойся и не спеши причинить мне бесчестие... Отец мой не вернется домой ни сегодня, ни завтра... Выслушай сперва, что я скажу тебе... Видит Бог, я готова удовлетворить твоей страсти...». И, стараясь перехитрить монаха, девушка начала говорить ему: «Скажи мне, мой брат, сколько времени ты прожил в монас­тыре?» «Семнадцать лет». «Имел ли ты сношения с женщинами?» «Нет». «И ты теперь не прочь ради одного часа потерять весь свой подвиг!? О, сколько раз ты проливал слезы, чтобы представить плоть свою Христу незапятнанной! И неужели из-за минутного наслаждения ты желаешь теперь лишиться всех своих трудов!?. Погоди — вот еще что: хорошо, я послушаюсь тебя... Но если ты па­дешь со мною, возьмешь ли ты меня к себе и будешь ли кормить?» «Нет», — ответил монах. «Так я тебе скажу сущую правду, — воскликнула девица, — ес­ли ты обесчестишь меня, будешь виновником многих зол...» «Каким образом?» — спросил монах. «Во-первых, — отвечала девушка, —- ты погубишь свою душу, и моя погибшая душа взыщется на тебе. Знай - и я клянусь Тем, Кто сказал: «Не лги» - знай, что если ты обесчестишь меня, я немедленно удавлюсь, и ты окажешься убийцей и будешь судим, как убийца! Чтобы не случилось этого, ступай-ка лучше в свой монастырь и там прилежно помолись обо мне». Монах пришел в себя, отрезвился и, оставив дом земледельца, возвратился в свой монастырь. Пав к ногам игумена, чистосердечно раскаялся и молил, чтобы ему никогда более не отлучаться из монастыря. Прожив еще три месяца, он отошел к Господу.

 

Глава 40. Жизнь аввы Космы евнуха

Отец мой, воистину велик был этот старец!

 

Авва Василий, пресвитер Византийского монастыря, расска­зал нам следующее: «Пришлось мне быть в Феополисе у патриарха аввы Григория. В это время пришел из Иерусалима авва Косма евнух, из лавры Фаран. То был истинный монах и строгий ревнитель православной веры. К тому же он был весьма сведущ в Св. Писании. Спустя несколько дней старец скончался. Желая почтить его останки, патриарх приказал похоронить его в гробнице, где покоился уже епископ. Спустя два дня я пришел поклониться гробнице старца. На гробнице возлежал один бедный расслабленный, просивший милостыню у входивших во храм. Я поклонился трижды и произнес пресвитерскую молитву. Увидав это, нищий сказал мне: «Отец мой, воистину велик был этот старец, которого здесь похоронили два дня назад». «Откуда ты это знаешь?» — спросил я. «Двенадцать лет я был расслабленным, — отвечал нищий, — и него я получил исцеление от Господа. И всякий раз, как я бываю в печали, он приходит утешать меня и доставляет мне облегчение. Мало того — я расскажу тебе еще об одном дивном явлении. С пор как погребен здесь старец, я слышу громкий голос его, об­ращенный к епископу: «Не прикасайся ко мне! Уйди прочь! Не приближайся ко мне, еретик и враг истины и святой Божией кафо­лической Церкви!». Услышав это от исцеленного расслабленного, я пришел и рас­сказал обо всем патриарху. Вместе с тем я просил св. мужа о том, чтобы взять тело старца и перенести в другую гробницу. «Поверьте мне, чада, — возразил патриарх, — что авва Косма нисколько не оскорбляется близостью еретика. Все это произошло для того, чтобы показать нам после его кончины добродетель его и ревность по вере, которую он выказывал при жизни. Вместе с тем нам открыт и образ мыслей епископа, чтобы мы не считали его пра­вославным». Вот что еще рассказал нам тот же авва Василий о старце авве Косме, когда я посетил его в лавре Фаран. Старец рассказывал ему: «Пришла мне в голову мысль, что значат слова Господа его ученикам: «Имеющий одежду, пусть продаст ее и купит нож». Ученики отвечали Ему: «Вот два ножа». Я много размышлял и не мог уяснить себе смысла этих слов. Несмотря на сильный зной полуденного солнца, я вышел из моей кельи, чтобы пойти в лавру Башен к авве Феофилу и спросить его. Проходя пустыней близ Каламона, я увидал огромного змея, который сползал с горы к Каламону. Змей был так велик, что при своих движениях представлял вид как бы свода, и я прошел невредимо под этим сводом. Я понял, что диавол хотел ослабить мое усердие, но мне помогли молитвы старца. Придя к авве Феофилу, я спросил его о словах Писания. «Два ножа, - отвечал Феофил, — означают двоякую добродетель: созерцание и добрые дела. Имеющий то и другое достигает совершенства».

 

У аввы Космы авва Василий был еще в лавре Фаран. Там он пробыл десять ­лет. Во время одного душеспасительного разговора приведено было изречение св. Афанасия, архиепископа Александрийского. При этом старец сказал ему: «Если встретится тебе слово Афанасия и не будешь иметь при себе бумаги, возьми и запищи его на своей одежде». Столь великое уважение питал старец к св. отца и учителям нашим!

 

Вот что еще передавали нам о нем: в ночь под воскресные дни стоял с вечера до самого утра, пел псалмы и читал, совсем не садясь в своей келье и в храме. На восходе солнца, окончив правило, он садился читать св. Евангелие — до начала службы.

 

Глава 41. Жизнь Павла из Аназарва 

 

Я не знаю, приходилось ли мне встречать в жизни другого, подобного ему.

 

В той же самой лавре Фаран мы видели авву Павла. Это был святой муж, пламеневший любовью к Богу, необыкновенно кроткий и великий подвижник. Он ежедневно проливал обильные сле­зы. Я не знаю, приходилось ли мне в моей жизни встречать другого, подобного ему. Этот св. старец провел в уединении около пятиде­сяти лет, довольствовался только Дарами Церкви и хранил совер­шенное безмолвие. Родом он был из Аназарва.

 

 

 Глава 42 Жизнь аввы Авксанона, раба Божия 

 

В четыре дня вкушал одну только просфору.

 

В той же самой лавре довелось нам увидать и авву Авксанона в его келье. Он отличался милостию и воздержанием. В своем уединении он проводил столь строгую жизнь, что в четыре дня вкушал одну только просфору в двадцать лепт ценою. А иногда и в течении всей недели довольствовался одной просфорой. Под конец жизни этот великий отец заболел расстройством желудка. Мы перенесли его в патриаршую больницу во св. граде. Однажды, когда мы находились при нем, авва Конон, настоятель обит ли св. отца нашего Саввы, прислал ему в платке благословенный хлеб и шесть номисм, наказав сказать при этом: «Прости меня: недуг не дозволяет мне самому придти и приветствовать тебя». Старец принял хлеб, а монеты отослал обратно, прося передать пославшему: «Если бы, отец мой, Богу угодно было продлить мою жизнь, то я имею еще десять номисм. Когда издержу их, при­шлю сказать вам. Но знай, отец мой, что через два дня я расста­нусь с этим миром». Так и случилось. Мы перенесли его в лавру Фаран и там похоронили. Блаженный старец раньше был синкеллом свв. Евстохия и Григория. Оставив обоих, он, ради духовно­го совершенства, удалился в пустыню. Родом был из Анкиры галатийской.

 

Глава 43. Ужасная смерть нечестивого Солунского архиепископа Фалалея 

 

Страшно впасть в руки Бога живого! Несчастный погиб вечной смертью.

 

В Фессалонике был один архиепископ, по имени Фалалей. Он не боялся ни Бога, ни будущего воздаяния, презирал учение, ни во что не ставил, несчастный, и свой священный сан - словом, то был не пастырь, а лютый волк. Отвергая поклонение Святой Единосущной Троице (прости, Господи!), он служл идолам... Церковные власти того времени соборным определением лишили его епископского сана. Прошло немного времени, и Фалалей, совсем потеряв совесть, вздумал снова возвратить себе священный сан. По слову премудрого Соломона — «злата всяческая послушают..». Вот и этот епископ был пригла­шен вернуться в свою епископию. Он ведь побывал в Константи­нополе, где власти, по слову пророка Исайи, оправдали «нечестиваго даров ради, и, еже есть праведное праведнаго, взимали от него» (Ис.5, 23)... Однако Бог не оставил Своей Церкви без попе­чения: Он отверг, как неугодное Ему, определение, составленное вопреки апостольским правилам. Однажды Фалалей облачился в пышные одежды, намереваясь представиться властям, чтобы, со­гласно постановлению, принять утверждение в прежнем своем сане. Он уже готов был выйти из дому, как вдруг, почувствовав боль в желудке, должен был удалиться для отправления естествен­ной нужды. Там он пробыл два часа. Видя, что он не выходит, некоторые из дожидавшихся его снаружи вошли в отхожее место сказать ему, чтобы он выходил, и увидели, что голова его застряла внизу в нечистом отверстии, а ноги торчат кверху... Несчастный погиб вечной смертью, столь же ужасной, как и нечестивый богоборец Арий. Арий также надеялся насильственно войти в церковь при помощи властей, но дивный Великого Совета Ангел святой Божией Церкви поразил его: в отхожем месте разорвались его бренности, носившие в себе богохульство... Так и Фалалей надеялся было при помощи беззаконного содействия властей сотворить еще горшие прежнего злодеяния, но ангел Церкви Солунской вместе с великим мучеником Димитрием не допустили этого: там, где он сидел, замышляя вместе с подстрекавшим его нечистым демонами козни против св. Божией Церкви, безбожная голова раба неключимого застряла внизу в смрадном месте, а ноги, не ходившие прямыми путями по земле, оказались торчащими на воздухе, в знамение грядущего осуждения и того, как страшно впасть в руки Бога Живого.

 

Глава 44. Жизнь старца-инока близ города Антинои и о молитве за усопших

 

Придет смерть и вместе с нею кара!.

 

Когда мы пришли в Фиваиду, один старец рассказывал нам: «За городом Антиноей жил великий старец, проживший в своей келье около семидесяти лет. У него было десять учеников. Один из них был очень нерадив. Старец не раз уговаривал и молил его: «Брат, по­думай о своей душе. Придет смерть и вместе с нею — кара». Но брат никогда не слушал старца и не принимал к сердцу его слов. Спустя немного времени этот брат скончался. Много печалился о нем старец: он знал, что брат покинул этот мир в великом нерадении и беспечности. И начал старец молиться: «Господи Иисусе Христе, Истинный Бог наш, покажи мне, что сталось с душою брата». И вот, как бы в забытьи, он видит огненную реку. В огне — великое множество осужденных, и среди них — брат, погруженный по шею. «Не ради ли этой муки я молил тебя, чадо, чтобы ты позаботился о своей душе?» «Благодарю Бога, отец мой, что хотя моя голова свободна от мучений. По молитвам твоим я стою над головой епископа».

 

Глава 45. Жизнь инока, подвизавшегося на горе Елеонской, и о почитании образа Пресвятой Богородицы

 

Не тебе, клятвопреступнику, уличать меня!

 

Один из старцев передал нам следующий рассказ аввы Феодора Илиотского: на горе Елеонской жил затворник, великий подвижник. Диавол сильно обуревал его блудными помыслами. Однажды при страшном нападении диавола старец, потеряв терпение, воскликнул: «Когда же, наконец, ты оставишь меня в покое? Отсту­пи от меня, по крайней мере, в моей старости!» Тогда диавол види­мым образом явился старцу. «Поклянись мне, что никому не откроешь того, что скажу те­бе, и я перестану нападать на тебя». «Клянусь Живущим на небе, — поклялся старец, — что нико­му не открою сказанного тобою». «Перестань поклоняться вот этому образу, — сказал диавол, — и я прекращу брань на тебя». На иконе было изображение Владычицы нашей Пресвятой Богородицы Марии с Предвечным Младенцем — Господом нашим Иисусом Христом. «Дай мне подумать», — ответил старец. На следующий день старец передал обо всем авве Феодору Илиотскому, жившему тогда в лавре Фаран. От него и мы узнали. «Воистину, авва, ты поруган, потому что поклялся, — сказал ему авва Феодор, - но хорошо поступил, что не умолчал. Знай, что нет греха гибельнее и ужаснее, как отречься от поклонения Господу нашему Иисусу Христу и Его Матери». После этого, успокоив и подкрепив старца различными наставлениями, авва Феодор удалился к себе. Снова является затворнику диавол. «Что ж это значит, негодный старик!? — сказал диавол. - Не клялся ли ты мне, что никому не будешь говорить? Зачем ты рассказал все пришедшему к тебе? Знай, что ты будешь осужден в день суда, как клятвопреступник!..» «Не тебе, клятвопреступнику, уличать меня! — отвечал старец — Сам знаю, что я клялся и нарушил свою клятву, но не перед то­бою, а пред Господом и Творцом моим. Тебя же слушать не стану: ты-то вот уж подлинно подвергнешься неизбежной каре, как первовиновник всякого зла и клятвопреступник!..».

 

Глава 46. Удивительное видение аввы Кириака из лавры Каламонской и о двух книгах нечестивого Нестория

 

Да не останется и в моей келье враг Владычицы нашей!

 

Однажды пришли мы к авве Кириаку, пресвитеру лавры Каламонской, что около священного Иордана. Он рассказывал нам: «Однажды я видел во сне величественную Жену, облаченную вместе с Ней двух мужей, сиявших святостью и достоинством. Все стояли вне моей келье. Я понял, что это - Владычица наша Богородица, а два мужа - св. Иоанн Богослов и св. Иоанн Креститель. Выйдя из кельи, я просил войти и сотворить молитву в моей келье. Но Она не соизволила. Я не переставал умолять, говоря: «Да не буду я отвержен, унижен и посрамлен» и многое другое. Видя неотступность моей просьбы, Она сурово ответила мне: «У тебя в келье - Мой враг. Как же ты желаешь, чтобы Я вошла?» Ска­зав это, удалилась. Я пробудился и начал глубоко скорбеть, вообра­зив себе, не согрешил я против Нее хотя бы помыслом, так как кро­ме меня одного никого в келье не было. После долгого испытания себя я не нашел в себе никакого прегрешения против Нее. Погру­женный в печаль, я встал и взял книгу, чтобы чтением рассеять свою скорбь. У меня была в руках книга блаженного Исихия, пресвитера Иерусалимского. Развернув книгу, я нашел в самом конце ее два слова нечестивого Нестория и тотчас сообразил, что он-то и есть враг Пресвятой Богородицы. Немедленно встав, я вышел и возвра­тил книгу тому, кто мне ее дал. «Возьми, брат, обратно свою книгу. Она принесла не столько пользы, сколько вреда». Он пожелал знать, в чем состоял вред. Я рассказал ему о своем сновидении. Исполнившись ревности, он немедленно вырезал из книги два слова Нестория и предал пламени. «Да не останется и в моей келье, — сказал он, — враг Владычи­цы нашей Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии!..»

 

 

Глава 47. Чудо Пресвятой Богородицы над Гаианом комедиантом

 

Ради человеколюбия...

 

В одном из городов ливанской Финикии был комедиант Гаиан. Он, понося Пресвятую Богородицу, представлял Ее в театре. И вот, является ему во сне Богоматерь и говорит: «Какое зло Я причини­ла тебе? За что ты издеваешься и поносишь Меня?» Пробудившись, комедиант не только не образумился, но еще более поносил Ее. Снова явилась ему Пресвятая Богородица и, вразумляя его, произнесла те же слова. Но и это вразумление не подействовало на не­счастного. В третий раз явилась ему Пресвятая Дева с тем же самым вразумлением, но комедиант оказался неисправим. Наконец, од­нажды во время полуденного отдыха Она явилась ему и, не сказав ни слова, одним только перстом провела черту по его рукам и но­гам. Проснувшись, он почувствовал, что у него отнялись руки и но­ги и лежали без движения, как бревна... Всем показывал себя несча­стный, громко исповедуя свое нечестие, за которое восприял достойное возмездие — и то еще ради человеколюбия...

 

 

Глава 48. Чудо Пресвятой Богородицы, побудившее Космиану, жену патриция Германа, возвратиться в лоно св. Церкви из ереси Северовой

 

Ты не принадлежишь к нам, поэтому и не входи сюда!

 

Пресвитер Афанасий, ризничий церкви св. Воскресения Христа, Бога нашего, передавал нам, что однажды в ночь под воскресенье Космиана, жена патриция Германа, придя одна, желала поклониться св. и животворящему Гробу Господа нашего Иисуса Христа — истинного Бога. Она уже приблизилась к вратам святили­ща, и вот навстречу ей явилась видимым образом наша Владычица Пресвятая Богородица в сопровождении других жен. «Ты не принадлежишь к нам, не наша, поэтому и не входи сю­да», — сказала Богоматерь. Космиана действительно принадлежала к секте Севера акефала. На настойчивые мольбы о дозволении войти ко св. Гробу Бого­матерь отвечала: «Поверь мне, женщина, что ты не войдешь сюда, если не при­соединишься к нам». Поняв, что уклонение в ересь возбраняет ей доступ к святыне, которой она не увидит, пока не обратится к св. кафолической и апостольской Церкви Христа, Бога нашего, Космиана тотчас позвала диакона. Когда диакон пришел с св. чашею, она причастилась Св. Тела и Крови великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а затем удостоилась беспрепятственно поклониться и св. животворящему Гробу Господа.

 

Глава 49. Дивное видение палестинского военачальника, побудившее его отречься от ереси и возвратиться в лоно Христовой Церкви 

Видно, есть еще какая-нибудь преграда!

 

Пресвитер Анастасии рассказал нам еще о следующем происшествии. Гевемер, сделавшись палестинским военачальником, прежде всего явился поклониться Св. Христову Воскресению. Лишь только хотел он войти во храм, как увидал барана, бросивше­гося на него, чтобы ударить рогами. В сильном испуге он отступил назад. Стоявшие здесь Азарий, хранитель св. Креста, и храмовые служители спрашивали его: «Что с тобой, господин? Отчего ты не войдешь?» «Зачем вы пустили сюда этого барана?» — спросил военачальник. Все были поражены удивлением. Осмотрели св. Гроб и ничего не нашли. «Тут нет ничего — ступай!» Гевемер снова попытался войти — и снова то же явление: баран устремляется на него и не дает ему войти... Это повторялось не раз. Видение было только одному Гевемеру, другие совсем ничего не видели. «Поверь мне, господин, — сказал тогда хранитель св. Креста, - у тебя что-нибудь есть на душе... Это и возбраняет тебе доступ к св. и животворящему Гробу нашего Спасителя. Ты хорошо сделаешь, исповедавшись пред Богом. Милостивый и человеколюбивый, желая твоего спасения, Он явил тебе это знамение. «О, на мне много тяжких грехов пред Господом», — воскликнул Гевемер, проливая слезы. И пав на лицо свое, он долго плакал и исповедывал грехи свои пред Богом. И, поднявшись, снова хотел было войти и — не мог: явившийся баран еще с большей силой преграждал ему доступ к святыне. «Видно, есть еще какая-нибудь преграда», - сказал хранит Креста. «Не потому ли я не могу войти, что не состою в общении со св. кафолической и апостольской Церковью, а принадлежу к с сектк Севера?» — сказал военачальник и просил хранителя св. Креста что бы сподобил его причащения Св. и Животворящих Тайн Христа Бога нашего. Пришел диакон со св. чашею, и он, причастивши присоединился к Церкви. После того приступил и поклонился св. Гробу, ничего более не видев.

 

 

 Глава 50 Видение затворника аввы Георгия

 

Как мне не плакать, когда Господь наш прогневался на нас?!

 

Скифополь был вторым главным городом Палестины. Там мы виделись с аввой Анастасием, который передал нам рассказ о затворнике авве Георгии. «Однажды ночью я встал, чтобы ударить в било (он был канонархом), и слышу, что старец плачет. Подойдя к нему, я спросил: «О чем ты так плачешь, авва?» Старец молчал. «Скажи же мне о причине твоего плача», — продолжал я спрашивать. «Как мне не плакать, — сказал старец, вздохнув из глубины души, — когда Господь наш прогневался на нас! Мне казалось, чадо, что я стою пред Кем-то, сидящим на высоком престоле. Многие, многие тысячи обстоят вокруг престола, умоляя Его о чем-то. Но Он не склоняется на их молитвы. И приблизилась к Нему некая Жена, облеченная в порфиру. Припав к Нему, Она воскликнула: «Умилостивись же, хоть ради Меня!» Но Он остался непреклонен. Вот почему я плачу и рыдаю — в сильном страхе за то, что угрожает нам». Он рассказал мне об этом в четверток утром, а на следующий в пятницу, часу в девятом, произошло страшное землетрясение, разрушившее города приморской Финикии.

 

Тот же авва Афанасий рассказал нам еще об этом старце: «Спустя немного времени стоял он у окна и начал горько плакать. «Увы, брат, - говорил старец, - никакого сокрушения сердечного нет у нас, пребываем в нерадении, и я боюсь, что мы при дверях, и гнев Божий постиг нас». И на следующий день виден был огонь на небе».


Продолжение>>


версия для печати