Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




 

Содержание

 

1. Жизнь св. старца Иоанна, и о пещере «Сапсас»

2. О старце, питавшем львов в своей пещере

3. Жизнь Конона, пресвитера монастыря Пентуклы

4. Видение аввы Леонтия

5. Рассказ аввы Полихрония о трех иноках

6. О звезде, шедшей над умершим иноком

7. О жизни и кончине старца, отказавшегося от настоятельства в монастыре Башен

8. Жизнь аввы Мирогена

9. О доброте одного св. отца

10. Жизнь отшельника Варнавы

11. Жизнь аввы Агиодула

12. Слово аввы Олимпия

13 . Жизнь отшельника аввы Марка

14. О брате, который был обуреваем помыслами блуда и впал в проказу

15. Чудесное происшествие с аввой Кононом

16. Рассказ аввы Николая о себе самом и о своих спутниках

17. Жизнь великого старца

18. Жизнь другого старца, который спал со львами

19. Рассказ аввы Илии о себе самом

20. Обращение одного воина вследствие оказанной ему чудесной помощи

21. Смерть отшельника и его убийцы

22. Жизнь старца Конона из обители св. Феодосия

23. Жизнь инока Феодула

24. Жизнь одного старца, обитавшего в кельях Хузива

25. Об одном из братии монастыря Хузива и о силе слов св. возношения 

Глава 1. Жизнь св. старца Иоанна, и о пещере «Сапсас»

 

Малая пещера - больше горы Синая.

 

Жил один старец, по имени Иоанн, в пустыне аввы Евсторгия. Архиепископ Иерусалимский св. Илия хотел его поставить игуменом монастыря, но старец отказался, говоря: я хочу отправиться на гору Синай для молитвы. Архиепископ настаивал, чтобы он сперва сделался игуменом и потом уже отправился. Старец не согласился, и архиепископ отпустил его, взяв обещание, что он примет игуменство по своем возвращении. Простившись, таким об­разом, с архиепископом, старец отправился в путь к горе Синай. Взял с собой и своего ученика. Но только что он перешел Иордан и прошел не более версты, как вдруг почувствовал озноб и жар. Дальнейшее путешествие стало невозможно. Путники нашли не­большую пещеру и вошли в нее, чтобы успокоиться старцу. Болезнь настолько усилилась, что старец не мог уже двинуться, и в пещере пришлось пробыть три дня. Тогда старец во сне услышал голос ко­го-то, говорящего ему: «Скажи мне, старец, куда ты стремишься?». «На гору Синай», — отвечает старец явившемуся. «Советую тебе не уходить отсюда», — говорит незнакомец. Однако не удалось уговорить старца, и явившийся ему удалился. Между тем, горячка усилилась. В следующую ночь тот же самый, в прежнем виде, предстал старцу. «Зачем ты, старец, желаешь страдать? Послушайся меня и не уходи отсюда». «Но кто же ты сам?» — спросил старец. «Я — Иоанн Креститель, — отвечал явившийся, — и вот поче­му убеждаю тебя не уходить отсюда: эта малая пещера больше горы Синая. Сюда часто приходил посещать меня Господь наш Иисус Христос. Итак, дай мне слово остаться здесь, и я исцелю тебя». Услыхав это, старец с радостью обещал остаться в пещере. Немедленно получив исцеление, старец, действительно, пребыл в пеще­ре до конца дней своих. Устроив из пещеры той храм, он собрал братию. Это место и называется Сапсас. Близ него, с левой сторо­ны протекает поток Хорив, на противоположной стороне — Иор­дан. Сюда был послан Илия Фесвитянин во время бездождия.

 

Глава 2. О старце, питавшем львов в своей пещере

 

Без трепета встречал львов.

 

В той же самой местности Сапсас жил другой старец, достигший столь великого духовного совершенства, что без трепета встречал львов, приходивших к нему в пещеру, и кормил их на своих коленах. Столь великой Божественной благодати исполнен был человек Божий!

 

 

Глава 3. Жизнь Конона, пресвитера монастыря Пентуклы

 Будь тверд и терпи!

 

Мы пришли в лавру св. отца нашего Саввы к Афанасию. Од­ни старец рассказал нам: «пришлось быть нам в монастыре Пентук­лы. Там был старец Конон, киликиянин. Сперва в качестве пресви­тера он служил при совершении таинства крещения, а потом ему, как великому старцу, поручили самому совершать крещение, и он стал помазывать и крестить приходивших к нему. Всякий раз, как приходилось ему помазывать женщину, он приходил в смущение и даже по этой причине вознамерился уйти из монастыря. Но тогда является ему св. Иоанн и говорит: «Будь тверд и терпи, и я избавлю тебя от этой брани». Однажды пришла к нему для крещения деви­ца персиянка. Она была так прекрасна собой, что пресвитер не решался помазать ее св. елеем. Она прожила два дня. Узнав об этом, архиепископ Петр был поражен этим случаем и решил было уже для сего дела избрать диакониссу, но не сделал этого, потому что не дозволял закон. Между тем, пресвитер Конон, взяв свою мантию, удалился со словами: «Я не могу более здесь оставаться». Но едва взошел на холмы, как вдруг встречает его Иоанн Креститель и кротко говорит ему: «Возвратись в монастырь, и я избавлю тебя от брани». С гневом отвечает ему авва Конон: «Будь уверен — ни за что не вернусь. Ты не раз обещал мне это и не исполнил своего обещания». Тогда св. Иоанн посадил его на один из холмов и, раскрыв его одежды, трижды осенил его крестным знамением. «По­верь мне, пресвитер Конон, — сказал Креститель, — я желал, чтобы ты получил награду за эту брань, но так как ты не захотел, я избав­лю тебя от брани, но вместе с тем ты лишаешься и награды за по­двиг». Возвратившись в киновию, где совершал крещение, пресви­тер на утро, помазав елеем, окрестил персиянку, даже совсем и не заметив того, что она была женщина. После того в течение 12 лет пресвитер совершал помазание и крещение без всякого нечистого возбуждения плоти, даже не замечая, что пред ним — женщина. И таким образом скончался».

 

Глава 4. Видение аввы Леонтия

 

Авва Леонтий, настоятель киновии св. отца нашего Феодосия рассказал нам: «После того как иноки из Новой лавры были изгнаны, я пришел в эту лавру и остался в ней. Однажды в воскресный день я пришел в церковь для приобщения Св. Тайн. Войдя в храм, я увидел ангела, стоящего по правую сторону престола. Пораженный ужасом, я удалился в свою келью. И был глас ко мне: «С тех пор как освящен этот престол, мне заповедано неотлучно находиться при нем».

 

 

Глава 5. Рассказ аввы Полихрония о трех иноках

 

Хорошо ты делаешь, брат, заботясь о своей душе!

 

Авва Полихроний, пресвитер Новой лавры, рассказал нам: «В иорданской лавре Башен я заметил, что один из находившихся там братии был нерадив о себе самом и никогда не выполнял правила воскресного дня. Спустя немного времени вдруг вижу, что этот брат, столь нерадивый прежде, подвизается со всей ревностью и с большим усердием. «Хорошо ты делаешь, брат, заботясь о своей душе», — говорю ему. «Авва, — отвечал он, — мне скоро придется умереть». И действительно, чрез три дня он скончался». Тот же авва Полихроний рассказал мне: «Однажды я находился в лавре Башен. Там скончался один брат. Эконом обратился ко мне со словами: «Брат, сделай милость, приди перенести со мною пожитки по­койного в кладовую». Начали переносить - вижу: эконом плачет. «Что с тобою авва? О чем ты так плачешь?» - спрашиваю его. «Сегодня, - отвечает он, - я переношу пожитки брата, а чрез два дня другие будут переносить мои». Так и случилось. На другой день эконом скончался, как и говорил».

 

 

Глава 6. О звезде, шедшей над умершим иноком

 

Звезда шла над умершим.

 

Пресвитер авва Полихроний рассказывал нам слышанное им от аввы Константина, игумена монастыря Пресвятой Марии Богородицы Нового: «Один из братии умер в больнице иерихонской. Мы взяли его тело и понесли в монастырь Башен для погребения. С того мгновения, как мы вышли из больницы, до самого монастыря звезда шла над умершим и была видна до тех пор, пока мы не преда­ли его земле».

 

 

Глава 7. О жизни и кончине старца, отказавшегося от настоятельства в монастыре Башен

 

Что будет угодно Богу то и совершу!

 

В том же монастыре Башен жил один старец. После кончины прежнего игумена настоятели и остальная братия обители желали его избрать игуменом, как великого и богоугодного мужа. Старец умолял их отказаться от этого. «Оставьте меня, отцы, оплакивать мои грехи. Я вовсе не таков, чтобы заботиться о душах других. Это дело великих отцов, подобных авве Антонию, Пахомию, св. Феодору и другим». Однако не проходило дня, чтобы братия не убеждали его принять игуменство. Старец продолжал отказываться. Наконец, видя, что братия неотступно просят его, сказал всем: «Оставьте ме­ня помолиться три дня, и что будет угодно Богу, то и совершу». Тог­да была пятница, а в день воскресный рано утром старец скончался.

 

 

Глава 8. Жизнь аввы Мирогена

 

Помолись за меня, отче, чтобы мне избавиться вечного мучения.

 

В той же лавре Башен был один старец по имени Мироген, который от великой строгости жизни заболел водянкой. Его постоянно навещали старцы, чтобы ходить за больным. «Молитесь лучше обо мне, отцы, — говорил больной, — чтобы внутренний человек мой не страдал водянкой. Я же молю Бога, чтобы Он продлил мою настоящую болезнь». Иерусалимский архиепископ Евстохий, услышав об авве Мирогене, пожелал прислать ему кое-что для телесных потребностей, но тот не принял ничего из присланного. «Помолись лучше за ме­ня, отче, чтобы мне избавиться вечного мучения».

 

 

Глава 9. О доброте одного св. отца

 

Нищий не нашел ничего в келье.

 

В той же лавре Башен жил один старец, отличавшийся полной нестяжательностью. В то же время он очень любил подавать милостыню. Однажды пришел к нему в келью один бедняк, прося мило­стыни. Старец ничего не имел, кроме хлеба, и, взяв его, подал ни­щему, но тот возразил: «Не нужно мне хлеба. Дай мне одежду». Желая услужить бедняку, старец, взяв его за руку, привел в свою ке­лью. Нищий не нашел в ней ничего, кроме того, что носил на себе сам старец. Глубоко тронутый святостью старца, нищий развязал свой мешок, вынул из него все, что имел, и положил посреди кельи, сказав: «Возьми это, добрый старец! А себе я найду, что мне нужно, в другом месте».

 

 

Глава 10. Жизнь отшельника Варнавы

 

Чем более страждет внешний человек, тем более возрастает в силе внутренний.

 

В пещерах св. Иордана жил один отшельник по имени Варнава. Однажды он отправился утолить жажду водой из Иордана. В ногу его вонзилась спица, и он оставил ее в ноге, не допуская, чтобы врач осмо­трел его. Нога начала гноиться, и он принужден был отправиться в ла­вру Башен и взять себе келью. Между тем, нарыв в ноге увеличивался со дня на день, а старец говорил всем, навещавшим его: «Чем более страждет внешний человек, тем более возрастает в силе внутренний». Прошло несколько времени с той поры, как авва отшельник Вар­нава ушел из своей пещеры к Башням. В оставленную пещеру при­шел какой-то другой отшельник и, войдя внутрь, увидал ангела Божия, стоявшего пред престолом, который воздвиг и освятил старец. «Что ты здесь делаешь?» — спросил отшельник ангела. «Я — ангел Господь, — отвечал он, — и этот престол вверен моему смотрению от Бога с той поры, как был освящен».

 

 

Глава 11. Жизнь аввы Агиодула

 

Покойся, пока Сын Божий не воскресит тебя!

 

Авва Петр, пресвитер монастыря святого отца нашего Саввы рассказал нам об Агиодуле следующее. Когда он был настоятелем лавры блаженного Герасима, один и тамошней братии умер, но старец не знал об этом. Канонарх ударил в било, чтобы собралась братия для выноса умершего. Пришел и старец и, увидав тело брата, лежавшее в церкви, опечалился, что не успел проститься с братом пред смертью. Подойдя к одру, он обратился к почившему со словами: «Встань, брат, и дай мне последнее целование». Умерший поднялся и поцеловал старца. «Теперь покойся, - сказал старец, - пока не придет Сын Божий и не воскресит тебя!» Тот же авва Агиодул, проходя однажды близ берегов Иордана, размышлял о том, что произошло с теми камнями, взятыми по числу двенадцати колен, которые положил на дне реки Иисус Навин вместо тех, которые раньше взяты были со дна реки. Вдруг воды разделились на обе стороны, и старец увидел те 12 камней. Повергшись на землю, он воздал хвалу Богу и удалился.

 

 

Глава 12. Слово аввы Олимпия

 

Я - пришлец.

 

Брат просил авву Олимпия, пресвитера лавры аввы Герасима: «Скажи мне что-нибудь». «Не будь с еретиками, — отвечал тот, — и воздерживай язык и чрево. И где бы ты ни был, говори себе непрестанно: «Я — пришлец».

 

 

Глава 13. Жизнь отшельника аввы Марка

 

Труды рук моих питают меня!

 

Об авве отшельнике Марке, жившем близ монастыря Пентуклы, рассказывали, что он в течение шестидесяти девяти лет вел та­кой образ жизни: постился по целым неделям, так что некоторые считали его бесплотным, трудился день и ночь по заповеди Христа и все раздавал бедным, не принимая за то никакого воздаяния. Уз­нав об этом, некоторые христолюбивые люди пришли к нему, про­ся взять от них то, что принесли в знак своей любви к нему. «Не возьму, — сказал старец, — потому что труды рук моих питают ме­ня и тех, кто во имя Божие приходит ко мне».

 

 

Глава 14. О брате, который был обуреваем помыслами блуда и впал в проказу

Бог послал мне эту болезнь, да спасет мою душу!

 

Авва Полихроний рассказывал нам еще, что в монастыре Пентуклы был один брат, весьма внимательный к себе самому и строгий подвижник. Но он был обуреваем страстью блуда. Не вынеся плотской брани, вышел из монастыря и отправился в Иерихон, чтобы удовлетворить своей страсти. Но лишь только вошел в жилище блудницы, как вдруг весь был поражен проказой. Увидав это, он немедленно возвратился в монастырь, благодаря Бога и говоря: «Бог послал мне эту болезнь, да спасет мою душу». И воздал великую хвалу Богу.

 

 

Глава 15. Чудесное происшествие с аввой Кононом

Старец совершил над ними молитву.

 

Рассказывали нам об авве Кононе, игумене монастыря Пентуклы, что однажды на пути в святое место Битон встретились ему евреи и хотели его умертвить. Обнажив мечи, они бросились к старцу и, подбежав, подняли руки, чтобы нанести смертельный удар, но их руки вдруг как бы окаменели, сделавшись неподвижными. Ста­рец совершил над ними молитву, и они удалились, радуясь и про­славляя Бога.

 

 

Глава 16. Рассказ аввы Николая о себе самом и о своих спутниках

 

Дадим ему ради гостеприимства.

 

Один старец по имени Николай жил в лавре аввы Петра, что вблизи Иордана. Он рассказывал нам про себя следующее: «Однажды, во время моего пребывания в Раифе, мы были посланы, в числе трех братии, на служение в Фиваиду. Проходя по пустыне, мы сбились с пути и начали блуждать. Вода у нас вся вышла. Целые дни мы не находили ни капли воды, и жажда нас сильно истомила. На­конец, мы не могли уже продолжать путешествия. Найдя в той же пустыне кустарники тамариска, мы легли, где кому пришлось найти тенистый уголок, и стали ожидать смерти от сильной жажды. Возлежа, я пришел в восторженное состояние и вижу водоем, напол­ненный водою, и воду, изливающуюся чрез все края его, и двое стоят над краем водоема и черпают воду деревянным ковшом. И начал я просить одного: «Сделай милость, господин мой, дай мне немного воды, потому что я изнемогаю». — Но он не хотел дать мне. Тогда другой говорит ему: «Дай ему немного». «Не дадим ему, — возражает первый. — Он очень ленив и не­радив о себе». «Что правда, то правда, — отвечает другой. - Точно, он нерадив, но все-таки дадим ему ради гостеприимства». И они дали мне воды. «Дай же, — говорит, — и его спутникам». Таким образом, все мы утолили жажду и прошли, не пив, остальные три дня, пока, наконец, не достигли селения».

 

 

Глава 17. Жизнь великого старца

 

Пятьдесят лет подвизался он в своей пещере!

 

Вот что еще рассказал нам тот же старец об одном великом старце, жившем в том же монастыре: «Пятьдесят лет подвизался он в своей пещере: не пил вина, не ел хлеба, а только отруби и три раза в неделю приобщался».

 

 

Глава 18. Жизнь другого старца, который спал со львами

 

За грехи наши мы стали рабами.

 

Авва Полихроний в другой раз рассказал нам еще об одном старце, жившем в монастыре аввы Петра, что он часто удалялся на берега св. Иордана и, оставаясь там, ложился спать в львином логовище. Однажды, найдя двух львят в пещере, он принес их в своем плаще в церковь. «Если бы мы соблюдали заповеди Господа нашего Иисуса Хри­сту, - сказал он, — то звери боялись бы нас. Но за грехи наши мы стали рабами, и теперь скорее мы боимся их». И братия, получив большую пользу, удалились в свои пещеры.

 

 

Глава 19. Рассказ аввы Илии о себе самом

 

О, бедное человечество!. .

 

Однажды я находился в пещере близ Иордана, — рассказал нам о себе авва Илия, воск (особого рода отшельник), — чтобы не иметь общения с аввой Макарием, епископом Иерусалимским. В это время, приблизительно в шестой час дня (полдень), в сильнейший зной кто-то постучался ко мне в пещеру. Я вышел и увидел женщину. «Что тебе надо?» - говорю ей. «Отец мой, и я провожу такую же жизнь, как и ты. Моя небольшая пещера не более как на расстоянии одного камня от тебя. И она указала мне место несколько на юг. «Проходя этой пустыней, — продолжала она, — почувствовал жажду от сильного зноя. Сделай милость, дай мне немного воды». Вынеся кружку, я подал ей. Она напилась, и я отпустил ее. После ее удаления диавол воздвиг во мне плотскую брань и внушил нечистые помыслы. Изнемогая в борьбе и будучи не в силах погасить плотского разжжения, я, схватив посох, вышел из пещеры в та­кое время, когда от зноя самые камни раскалялись, и поспешил за женщиной, чтобы удовлетворить свою страсть. Я уже находился от нее на расстоянии не более одной стадии. Страсть пылала во мне. Вдруг я пришел в восторженное состояние и увидал, что земля раз­верзлась и поглотила меня. И вот я вижу: лежат мертвые тела, сгнившие, разложившиеся и испускающие нестерпимое злово­ние... Кто-то, сияя святостью, указал мне на тела и сказал: «Это вот тело женщины, а это — мужчины. Удовлетворяй, как хочешь и сколько хочешь, свою страсть... И ради такого-то удовольствия, смотри, сколько подвигов желаешь ты потерять! Вот из-за какого греха желаете вы лишить себя Царствия Небесного! О, бедное человечество! За один час (греховного удовольствия) вы готовы погубить подвиг целой жизни?!» Между тем, от сильного зловония я упал на землю. Подойдя ко мне, явившийся мне святой муж поднял меня и укротил во мне брань. И я возвратился в свою келью, прино­ся благодарение Богу».

 

 

Глава 20. Обращение одного воина вследствие оказанной ему чудесной помощи

 

Спаси меня от злой смерти.

 

Один из отцов передал мне следующий рассказ воина, бывше­го драконария: «Во время войны в Африке с мавританцами мы потерпели поражение от варваров и подверглись преследованию, во время которого многие из наших были убиты. Один из неприяте­ли настиг меня, - передавал он далее, - и уже поднял копье, что­бы поразить меня. Увидав это, я начал призывать Бога: «Господи Боже, - взывал я, — явившийся рабе Твоей Фекле и избавивший ее от рук нечестивых, избавь и меня от настоящей напасти и спаси меня от злой смерти. Я удалюсь в пустыню и проведу остаток моей жизни в уединении». И обернувшись, я уже не увидал никого из варваров. Немедленно удалился я в эту лавру Копраты. И вот, по милости Божией, прожил в этой пещере тридцать пять лет».

 

 

Глава 21. Смерть отшельника и его убийцы

 

Мы плакали об отшельнике

 

Авва Геронтий, настоятель монастыря св. отца нашего Евфимия, рассказал мне следующее: «Трое нас, восков, находились по ту сторону Мертвого моря, близ Висимунта. Мы шли по горе, а один — ниже, по самому берегу моря. С ним повстречались сарацины, бродившие по тем местам. Они уже прошли мимо него, как вдруг один из них, вернувшись, отрубил голову отшельнику. Нам остава­лось только издали смотреть на это, потому что мы были на горах. Мы еще плакали об отшельнике, как вдруг сверху спустилась птица на сарацина. Схватив, она подняла его вверх и затем бросила на землю, и сарацин разбился насмерть».

 

Глава 22. Жизнь старца Конона из обители св. Феодосия

 

Непрестанно трудился.

 

В монастыре св. отца нашего Феодосия архимандрита жил один старец по имени Конон, родом из Киликии. В течение трид­цати пяти лет он соблюдал следующее правило: однажды в неделю вкушал хлеб с водою, непрестанно трудился и никогда не пропускал Божественной службы.

 

 

Глава 23. Жизнь инока Феодула

 

Никогда не спал на боку.

 

В том же самом монастыре мы видели другого старца, Феодула, бывшего прежде воином. Постясь все дни, он никогда не спал на боку.

 

 

Глава 24. Жизнь одного старца, обитавшего в кельях Хузива

 

Трудился в течение целого дня.

 

В кельях Хузива жил один старец. Старцы того места рассказывали нам о нем следующее. Живя еще в своем селении, он поступал таким образом: если случалось ему видеть, что кто-либо из односельчан по бедности не мог засеять своего поля, он выходил ночью, так что этого не знал и сам хозяин поля, и, взяв свой скот и свои семена, засевал поле дру­гого. Таким же состраданием отличался старец, когда удалился в пу­стыню и стал жить в кельях Хузива. Он выходил на дорогу, ведущую от священного Иордана к святому граду, взяв с собою хлеба и воды. Замечал ли кого-либо утомившимся — он брал его ношу и прово­жал до св. горы Елеонской. Возвращаясь обратно по той же дороге — нес тяжести другим до Иерихона. Можно было видеть иногда, как старец обливается потом под большой тяжестью или несет на плечах одного, а иногда и двоих отроков. Иногда он сидел за чин­кой износившейся мужской или женской обуви, для чего брал с со­бою необходимые орудия. Одних поил водою, которую носил при себе, других кормил хлебом. Встречал ли нагого — снимал с себя одежду и отдавал ему. Можно было видеть, как он трудился в течении целого дня. Случалось ли ему находить мертвого на дороге, он совершал над ним чин погребения и хоронил.

 

 

Глава 25. Об одном из братии монастыря Хузива и о силе слов св. возношения 

 

Опечалился при мысли, не оскорбил ли он каким-либо грехом Св. Духа.

 

Авва Григорий, из схолариев (один из императорских телохранителей), рассказал нам следующее: в монастыре Хузив был один брат, хорошо знавший чин св. возношения. Однажды он был послан за хлебами для литургии. На обратном пути в монастырь он совер­шал над ними молитвы возношения по чиноположению. А затем ди­аконы эти самые хлебы на дискосе возложили на св. престол. Св. возношение должен был совершать авва Иоанн, по прозванию Хозевит, бывший тогда пресвитером, а потом — епископом Кесарии палестинской. И вот он не замечает, чтобы Дух Святый освятил их, как замечал это прежде. Сильно опечалился старец при мысли, не оскорбил ли он каким-либо грехом Св. Духа, Который и отступил от него. Придя в диаконикон, он залился слезами и пал на лице свое. И явился ему ангел Господень, возвещая, что с той поры, как брат, принесший эти хлебы, на пути произнес над ними слова св. возно­шения, они уже освящены и вполне уготованы. И с того времени старец установил правило, чтобы никто из нерукоположенных не заучивал слов св. возношения, — тем более, не произносил их, как случится, не разбирая времени и вне освященного места.

 

Продолжение >>

 


версия для печати