Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




 

Главы 134-160

Содержание

134. Жизнь Феодора отшельника

135. О пяти девах, задумавших бегство из обители

136. О благодеянии аввы Сизинния сарацинке

137. Рассказ аввы Иоанна об авве Каллинике

138. Об авве Сергии отшельнике и об иноке язычнике

139. Предсказание аввы Сергия о Григории, игумене Фаранской обители

140. Жизнь Григория, патриарха Феопольского

141. Ответ аввы Олимпия

142. Ответы аввы Александра

143. Жизнь Давида, атамана разбойников, ставшего потом иноком

144. Увещания одного старца в Кельях

145. Жизнь блж. Геннадия, патриарха Константинопольского, и о чтеце его Харисии

146. Видение Евлогия, патриарха Константинопольского

147. Чудесное исправление письма блаженного папы Льва Флавиану

148. Видение Феодора епископа Дарны ливийской

о том же блаженном Льве

149. Рассказ Аммоса, патриарха Иерусалимского, о св. Льве, папе Римском

150. Повесть о епископе городка Ромиллы

151. Рассказ аввы Иоанна персианина о божественном Григории, папе Римском

152. Жизнь аввы Маркелла скитиота из лавры Келлий и его наставления

153. Ответ инока брату мирянину

154. Жизнь Феодора мирянина, человека Божия

155. Рассказы аввы Иордана о жестокости сарацин

156. Ответ старца философам

157. Сказание о собачке, показавшей путь брату

158. Об осле, служившем в обители Марес

159. Жизнь аввы Софрония воска, и увещания Мины, игумена киновии Севериана

160. О явлении демона одному старцу в виде отрока, как бы сарацина 

 

Глава 134. Жизнь Феодора отшельника

 

Меня беспокоит мысль, что я даром получил книгу.

 

В окрестностях св. Иордана был отшельник по имени Феодор. Однажды он пришел ко мне в келью и обратился со словами: «Сделай милость, авва Иоанн, поищи мне книгу, содержащую весь Новый Завет». Расспросив, я узнал, что авва Петр, бывший потом епископом в Халкидоне, имеет книгу. Прихожу к нему и спрашиваю его о книге. Он показал мне Новый Завет на прекрасном пергаменте. «Сколько стоит?» — спрашиваю. «Три номисмы, — говорит авва. — Но ты сам что ли желаешь купить или другой кто-нибудь?» «Нет, отче! Отшельник желает иметь ее» «Если отшельник, — говорит авва Петр, — то возьми ее даром, Возьми вот и три номисмы. Если книга понравится ему, пусть возьмет. Если же не понравится, то купи ему на эти деньги, какую он пожелает» Взяв книгу, я отнес ее отшельнику. Тот получил книгу и удалился пустыню. Прошло два месяца, и отшельник снова пришел ко мне. «Знаешь, авва Иоанн, меня беспокоит мысль, что я даром получил книгу» «Не беспокойся, — говорю ему. — Авва Петр богат и добр. Он рад этому» «Да я-то не успокоюсь, пока не заплачу» «Но имеешь ли ты деньги?» — спрашиваю его. «Нет, — отвечал отшельник. — Но ты дай мне надеть власяницу». Отшельник был наг. Я дал ему власяницу и старый головной покров, и он, уйдя, нанялся работать при озере, которое устраивал на Синае патриарх Иерусалимский Иоанн. Получая ежедневно плату в пять фолер, он ходил в лавру Илиотскую близ меня и ел только по десяти волчьих бобов, несмотря на то, что трудился целый день. Когда из получаемой платы у него составилась сумма в три номисмы, он сказал мне: «Возьми деньги и отдай за книгу. Если же не пожелает, возврати книгу». Я пошел и рассказал авве Петру. Тот не хотел брать ни денег, ни книги. Однако я уговорил его взять деньги и не отвергать труда отшельника. Возвратившись, я снова вручил книгу отшельнику, и он с радостью удалился в пустыню.

 

 

Глава 135. О пяти девах, задумавших бегство из обители

 

Благодарим всемилостивого Бога, наказавшего нас.

 

Вместе с братом моим Софронием пришли в монастырь Евнухов, что близ св. Иордана. Там пресвитер монастыря авва Николай рассказывал нам. На его родине (он был из Ликии) есть женский монастырь, в котором живут около сорока дев. Пять из них задумали бежать ночью из монастыря и избрать себе мужей. Однажды, когда все монастырки заснули те взяли одежды и собрались бежать, но все пять вдруг подпали действию диавола. Вследствие этого им не пришлось бежать из монастыря, напротив, вознося благодарность Богу, они исповедали свое прегрешение: «Благодарим всемилостивого Бога, наказавшего нас, чтобы не погибнуть душам нашим».

 

Глава 136. О благодеянии аввы Сизинния сарацинке

 

Перестань грешить!

 

Авва Иоанн, пресвитер монастыря Евнухов, передал нам слышанное им от отшельника аввы Сизинния: «Однажды ко мне в пе­щеру, что близ Иордана, пришла сарацинка. Я пел в это время тре­тий час. Войдя в пещеру, она разделась донага и легла передо мною. Я, однако, не смутился, но продолжал совершать правило со всем спокойствием и со страхом Божиим. Окончив молитву, говорю ей по-сирийски: «Встань. Я поговорю с тобой и тогда сделаю для тебя, что те­бе нужно». Она встала. «Христианка ты или язычница?» — спрашиваю ее. «Христианка» «Что ж, разве ты не знаешь, что за блуд будет наказание?» «Да, знаю» «Зачем же ты ищешь блуда?» «Я голодна» «Перестань грешить и приходи ко мне ежедневно. Я буду делиться с тобою тем, что Бог пошлет» С того дня она приходила ко мне ежедневно, и я давал ей пищу что Бог посылал, до тех пор, пока не ушел из той местности».

 

Глава 137. Рассказ аввы Иоанна об авве Каллинике

 

Помолись обо мне!

 

В другой раз рассказывал мне авва Иоанн: «Когда я был еще молод, явилось у меня сильное желание сходить к великим и славным старцам, чтобы принять от них благословение и получить ду­ховное назидание. Я слышал об авве Каллинике, который жил в за­творе в монастыре аввы Саввы. Попросив одного из приближенных, чтобы он привел меня к нему, я отправился. Брат, взявшийся представить меня, посадил меня у окна, а сам долго с ним разгова­ривал. Я в это время размышлял сам в себе: старец никогда не видал меня и не окажет мне благосклонного приема. Отойдя от окна, брат велел мне подойти, поклониться старцу и принять от него бла­гословение, при этом сказал старцу: «Помолись, отче, о рабе твоем сем, он в первый раз пришел сюда». «А я все-таки знаю его, чадо мое. Двадцать дней тому назад ходил к св. Иордану. Он встретился со мною на пути и сказал мне: «Помолись обо мне». Я спросил его: «Как тебе имя?» Он отвечал: «Иоанн». Вот с тех пор я и знаю его. Услышав это, я понял, что в тот момент, когда я решился идти к нему, Бог открыл ему мое имя и кто я».

 

Глава 138. Об авве Сергии отшельнике и об иноке язычнике

 

Мы окрестили его в Иордане.

 

Вот еще рассказ того же старца. «Когда отшельник авва Сергий, покинув Синай, жил в Руве, прислал сюда, в монастырь, одного молодого инока, чтобы его ок­рестили. Когда мы спрашивали, зачем ему креститься, слуга аввы Сергия — тоже авва Сергий — сказал нам: «Он пришел к нам, что­бы жить вместе с нами в пустыне. Я как слуга его принял и сперва долго его уговаривал, чтобы он сначала испытал себя, способен ли он к такому образу жизни. Узнав о его твердой решимости, я на другой день привел его к старцу. Лишь только старец увидал его, прежде чем я вымолвил слово, сказал мне: «Чего желает этот брат?» «Он просит позволения остаться с нами» «Поверь мне, брат, он еще не крещен. Отведи его в монастырь Евнухов, чтобы его окрестили во св. Иордане» Пораженный этими словами, я стал расспрашивать пришедше­го брата, кто он и откуда. Он отвечал мне, что пришел с Запада, что родители его были язычники, и он сам не знает, крещен он или нет. Тогда, огласив его, мы окрестили его в Иордане. И он остался в монастыре, благодаря Бога».

 

Глава 139. Предсказание аввы Сергия о Григории, игумене Фаранской обители

Я видел на нем омофор, а в руках — Евангелие!

 

Об этом же отшельнике авве Сергии ученик его авва Сергий армянин рассказывал нам: «Авва Григорий, бывший настоятелем лавры Фаранской, много докучал мне просьбами, чтобы я привел его к старцу. Однажды я ре­шил исполнить его просьбу. Старец в то время находился в окрест­ностях Мертвого моря. Увидав авву Григория, старец любовно об­лобызал его и, принеся воды, омыл ему ноги. Весь тот день он бесе­довал с гостем о пользе душевной, а на другой день отпустил его. По уходе аввы Григория я говорю старцу: «Знаешь ли, отче? Я очень смутился. Сколько епископов, пре­свитеров и многих других я приводил к тебе, и ты никогда никому не омывал ног, кроме одного аввы Григория». «Чадо! Кто такой авва Григорий, я не знаю, — отвечал ста­рец. — Знаю только то, что я принимал в своей пещере патриарха. Я видел на нем омофор, а в руках св. Евангелие». Так и случилось. Спустя шесть лет Бог удостоил авву Григория сделаться патриархом в Феополе, как предвидел старец».

 

Глава 140. Жизнь Григория, патриарха Феопольского

 

Некоторые из старцев рассказывали об авве Григории, патриархе Феопольском, что он особенно отличался добродетелями ми­лостыни, непамятозлобия и даром слез. У него было великое сост­радание к грешникам. Все это часто мы испытываем на себе самих.

 

Глава 141. Ответ аввы Олимпия

 

Переношу зной, чтобы избежать огня вечного.

 

Один брат посетил авву Олимпия в лавре аввы Герасима, что близ св. Иордана. «Как можешь ты переносить столь сильный зной и такое мно­жество насекомых?» — спросил брат старца. «Я терплю насекомых (скнипы), чтобы избежать неусыпающего червя, равным образом переношу и зной, боясь огня вечного. Все это временно, а то — не имеет конца».

 

Глава 142. Ответы аввы Александра

 

Очень скучаю!

 

Другой брат пришел однажды в лавру аввы Герасима к игумену авве Александру. «Авва, сказал гость, — я желаю удалиться из своего настоящего местопребывания, потому что очень скучаю». «Верный знак, — отвечал авва Александр, — что ты вовсе не думаешь ни о вечных мучениях, ни о Царстве Небесном. Иначе тебе не было бы скучно».

 

Глава 143. Жизнь Давида, атамана разбойников, ставшего потом иноком

 

Он всех назидал своей жизнью.

 

По прибытии в Фиваиду мы пришли в город Антиноэ к софисту Фивамону, ради пользы душевной. Он рассказал нам. В области города Гермополиса был один разбойник по имени Давид. Он многих ограбил, совершил много убийств, словом ска­зать — сделал столько зла, как никто. Однажды, занимаясь разбоем, он находился на горе вместе со своей шайкой человек в тридцать. Тут он пришел в себя и стал сокрушаться о совершенных им злодеяниях. Бросив свою шайку, он пришел в монастырь и постучался в ворота. Вышел привратник. «Что тебе нужно?» — спросил он его. «Хочу сделаться иноком», — отвечал атаман. Привратник по­шел и доложил авве. Авва вышел и увидал, что пред ним — старик. «Как ты будешь жить здесь? — спросил авва. — Здесь братия пребывают в великом труде, в великом подвиге. А ты всю жизнь прожил не так. Где ж тебе выдержать монастырское правило!» «Нет, я все буду исполнять, — упрашивал тот, — только прими меня» Но старец оставался непреклонен. «Не можешь исполнить!» —говорил. «Ну, так знай! — воскликнул атаман, — что я — Давид, атаман разбойников, и пришел сюда ради того, чтобы оплакать свои преж­ние грехи. Если ты не примешь меня, клянусь Живущим на небесах, что я вернусь к старому промыслу, приведу сюда мою шайку, всех вас перебью и сотру с лица земли монастырь ваш!» Услышав это, старец ввел его в монастырь, постриг и облек в иноческую одежду. И, начав подвизаться, он превзошел всех воз­держанием, послушанием и смиренномудрием, а в монастыре было около семидесяти иноков. Он всех назидал своей жизнью, всем служил примером. Однажды он сидел в своей келье, и ему предстал ангел Господень. «Давид, Давид, Господь Бог простил тебе грехи твои, и отселе ты будешь совершать знамения» «Не могу поверить, — отвечал он ангелу, — что в столь корот­кое время я заслужил прощение моих грехов, которые многочис­леннее песка морского» «Если я не пощадил Захария, не поверившего мне, когда я воз­вестил ему о рождении сына, но связал язык его в наказание за не­верие словам моим, — пощажу ли тебя? — сказал ангел. — Отныне ты лишен будешь дара слова...» «Как!? Когда я был в мире и совершал безбожные дела и кро­вопролитие, — вскричал Давид, бросившись к ногам ангела, — я мог говорить, а теперь, желая служить Богу и возносить Ему хвалу, те­перь ли свяжешь мой язык?!» «Ты не будешь лишен дара слова во время Божественной службы, а во все остальное время будешь молчать навсегда!» Так и было. И много знамений явил Бог через него. Он пел псалмы, но других речей — ни длинных, ни кратких — никто не слы­хал от него. Тот, кто рассказал нам это, прибавил, что ему часто приходи­лось видеть его. И за это он прославлял Бога.

 

Глава 144. Увещания одного старца в Кельях

 

О, если бы люди имели такое стремление к добру, какое имеют ко злу!

 

Один брат поучал братию в Кельях. «Не пожелаем рабствовать египетским удовольствиям, кото­рые делают нас рабами губителя фараона» «О, если бы люди имели такое стремление к добру, какое имеют ко злу! О, если бы они свою любовь к театрам, к пустым празднест­вам, свою жадность, тщеславие и неправду переменили на любовь к благочестию! Тогда мы познали бы, как мы высоко поставлены Бо­гом и какую силу имеем против демонов» «Нет ничего выше Бога, нет ничего Ему равного, нет ничего, что сколько-нибудь приближалось бы к равенству с Ним. Кто же может быть крепче, кто блаженнее того, кому Бог помогает?» «Бог вездесущ, но ближе к благочестивым и подвизающимся, к тем, кои славны не одним исповеданием веры, но сияют делами. А где Бог, кто посмеет строить козни? Или кто будет иметь силу вредить?» «Крепость человека не в его природе: она непорочна; но в (святой) решимости с Божией помощью. Будем, чада, заботиться о ду­ше, как заботимся о теле!» «Будем собирать целительные средства для души, то есть благо­честие, справедливость, смиренномудрие, послушание. А величай­ший врач душ, Христос, близок к нам и всегда готов уврачевать нас. Не будем же нерадивы...» «Господь наставляет нас быть воздержанными, а мы, несчаст­ные, благодаря изнеженности, все более и более стремимся к удо­вольствиям» «Предадим себя Богу, по слову Павла, как ожившие из мертвых (Рим. 6,13). Не озираясь назад, забудем старое, будем стремиться соответст­венно нашему назначению к награде вышнего звания (Флп.3,13,14)» Один брат спросил старца: «Отчего я постоянно осуждаю братьев?» «Потому что ты еще не познал себя самого. Кто знает себя, тот не смотрит на других»

 

Глава 145. Жизнь блж. Геннадия, патриарха Константинопольского, и о чтеце его Харисии

 

Или исправь его, или отлучи.

 

Мы прибыли в киновию на расстоянии девяти миль от Александрии и нашли там двух старцев, которые сказали нам, что они были пресвитерами константинопольской церкви. Они нам рассказывали о блаженном Геннадии, патриархе Константинопольском он отличался величайшею кротостью, чистотою и воздержанием. Многие докучали ему из-за одного клирика, весьма дурного поведения, по имени Харисий. Призвав клирика, патриарх пытался вразумить его, но вразумления нисколько на него не действовали. Тогда приказал наказать по правилам отеческим и церковным. Но наказание не принесло ни малейшей пользы: дело доходило до волхвования и убийства... Вот патриарх призывает к себе одного из апокрисиариев, посылает его к св. Елевферию (Харисий был чте­цом при его храме) и поручает ему сказать: «Св. Елевферий, один из твоих воинов много грешит. Или исправь его, или отлучи!» Апокрисиарий отправился в храм св. мученика Елевферия и стал перед жертвенником. Обратясь к гробнице мученика, простер руки свои и воскликнул: «Святой мучениче Христов, патриарх Геннадий объ­являет тебе через меня, грешного: «Твой воин много грешит. Или исправь его, или отлучи!» И на другой день нечестивец был найден мертвым... Все были поражены ужасом и прославили Бога.

 

Глава 146. Видение Евлогия, патриарха Константинопольского

Ему являлся мученик Юлиан.

 

Мы были в Еннате, в киновии Тугара. Настоятель киновии авва Мина рассказывал нам о св. папе Евлогии. Однажды ночью, совершая у себя в домовом храме епископии правило, он увидал стоявшего близ него архидиакона Юлиана. Увидав его, он изумился, что он дерзнул войти без доклада. Однако промолчал. Окончив псалмопение, папа сделал земной поклон. Сделал то же самое и явившийся ему в образе архидиа­кона. Поклонившись, папа встал, но тот оставался простертым на полу. «Доколе же ты будешь лежать?» — сказал папа, обратившись к посетителю. «Если ты не прострешь руку и сам не поднимешь меня, — от­вечал он, — я не могу встать». Тогда авва, протянув руку и взяв его, поднял. Потом продолжал славословие. Немного спустя, оглянувшись, он уже никого не уви­дал. По окончании утренних молитв, он позвал своего келейника и спросил его: «Почему ты не сказал мне о приходе архидиакона, и он без до­клада пришел ко мне, и притом ночью?» Келейник уверял, что он никого не видал и никто не входил. Не поверив ему, папа сказал: «Поди, позови сюда привратника». Привратник явился. Папа спросил его: «Не приходил ли сюда архидиакон Юлиан?» Тот с клятвою утверждал, что не приходил и не уходил. И только теперь папа успокоился. Утром явился архидиакон Юлиан для благословения. Папа спросил его: «Зачем ты, архидиакон, нарушил порядок и сегодня ночью пришел ко мне без доклада?» «Молитвами твоими, владыко, я не приходил сюда, да и из до­му вовсе не отлучался — до настоящего часа» Тогда великий Евлогий понял, что ему явился мученик Юлиан с Целью побудить его воздвигнуть его храм, потому что от времени он разваливался и угрожал падением. Чтитель мученика блаженный Евлогий с большой готовностью простер руку свою и воздвиг его храм, выстроив его с основания и благолепно украсив, как подоба­ет храму мученика.

 

Глава 147. Чудесное исправление письма блаженного папы Льва Флавиану

 

Я, как человек, что-нибудь пропустил.

 

Вот что еще рассказал нам авва Мина, настоятель той же киновии, как слышанное от самого аввы Евлогия, папы Александрийского. «Когда я был в Константинополе, я пользовался приязнью ар­хидиакона Римской Церкви господина Григория, мужа весьма доб­родетельного. Он мне рассказывал о святейшем и блаженнейшем Льве, папе Римском. В Римской Церкви записано предание, что па­па, написав свое послание к св. Флавиану, патриарху Константино­польскому, против нечестивых Евтихия и Нестория, положил его на гробницу верховного апостола Петра и, пребывая в молитве, посте и коленопреклонении, просил верховного ученика: «Если я, как человек, что-нибудь пропустил, ты, которому вверены Церковь и этот престол от Господа и Бога, Спаса нашего Иисуса Христа, сам исправь написанное мною». По прошествии сорока дней апо­стол явился ему во время молитвы и сказал: «Прочитал и испра­вил». Взяв послание с гроба св. Петра, папа развернул его и нашел исправленным рукою апостола».

 

Глава 148. Видение Феодора епископа Дарны ливийской о том же блаженном Льве

 

Святейший епископ города Дарны в Ливии Феодор расска­зал нам: «Когда я был синкеллом св. папы Евлогия, я увидел во сне бла­голепного и великого мужа, говорившего мне: «Извести о моем приходе папу Евлогия» «Кто ты, владыко, и как прикажешь известить о тебе?» «Я - Лев, папа Римский», — отвечал мне явившийся. Войдя к папе Евлогию, я возвестил ему: «Святейший и блажен­нейший папа Лев, предстоятель Церкви Римской, желает покло­ниться вам» Папа Евлогий, лишь только услышал, немедленно встал и по­спешил ему навстречу. После взаимных приветствий, сотворив мо­литву, они сели. Тогда воистину чудный и богоносный Лев обратил­ся к папе Евлогию со словами: «Знаешь ли, зачем я пришел к вам?» «Нет», — отвечал папа Евлогий. «Я пришел поблагодарить вас за то, что вы прекрасно и сильно вступились за мое послание, которое я написал брату нашему Флавиану, патриарху Константинопольскому, раскрыли мою мысль и за­градили уста еретиков. Знай, брат, что вы не мне только угодили своим подвигом, а верховному апостолу Петру и, прежде всего, Са­мой проповедуемой нами Истине, Которая есть Христос, Бог наш». Видев не раз, но трижды это сновидение и убежденный трое­кратным видением, я рассказал о нем св. папе Евлогию. Он, выслу­шав меня, заплакал. Простирая руки к небу, он вознес благодарность Богу, говоря: «Благодарю Тебя, Господи Христе Боже наш, что удостоил меня, недостойного, быть проповедником Твоей истины, и ради молитв служителей Твоих, Петра и Льва, благость Твоя приняла малое усердие мое как две лепты вдовицы».

 

Глава 149. Рассказ Аммоса, патриарха Иерусалимского, о св. Льве, папе Римском

 

Правильно ли рукополагал ты?

 

Когда авва Аммос пришел в Иерусалим и был рукоположен в патриарха, пришли поклониться ему все настоятели монастырей. В числе их был и я со своим игуменом. И вот патриарх начал говорить отцам: «Молитесь обо мне, отцы, потому что на меня возложено великое и неудобоносимое бремя, и немало страшит меня патриар­шее служение. Петру, Павлу, Моисею и подобным им под силу па­сти разумные души, а я — бедный грешник. Но более всего устра­шает меня трудность рукоположения. Я читал, что блаженный Лев, бывший предстоятелем Церкви Римской, в течение сорока дней пребывал при гробе апостола Петра в непрестанной молитве и по­сте, прося апостола, чтобы он предстательствовал за него пред Бо­гом и испросил ему отпущение его прегрешений. По прошествии сорока дней апостол Петр явился ему и сказал: «Я молился о тебе, и прощены тебе все твои грехи, кроме рукоположения. Вот в этом только ты сам должен будешь дать отчет, правильно ли рукополагал ты поставленных тобою».

 

Глава 150. Повесть о епископе городка Ромиллы 

Дал себе слово никогда более не решать чего-либо необдуманно.

 

Авва Феодор рассказывал нам, что в тридцати милях от Рима находится городок Ромилла. Там был епископом великий и добродетельный муж. Однажды несколько человек из Ромиллы пришли к блаженнейшему папе Римскому Агапиту и оклеветали пред папой своего епископа в том, что он ест из освященного сосуда. Папа, по­раженный этим известием, посылает двух клириков, которые пеш­ком привели в Рим связанного епископа и ввергли в темницу. Епи­скоп провел три дня в темнице, и настал воскресный день. На рас­свете воскресного дня папа видит во сне, что кто-то говорит ему: «В это воскресенье ни ты и никто из клириков или находящихся в городе епископов не будет совершать литургии, но да совершит ее епископ, которого ты держишь заключенным в темнице. Я желаю, чтобы он совершил сегодня литургию». Папа проснулся и недо­умевал относительно видения. «Такое обвинение взвели на него — и он будет совершать литургию?!» Но, заснув, он в видении слышит тот же голос: «Я сказал тебе, что епископ, состоящий под стражею, да совершит литургию!» И в третий раз то же видение повтори­лось, и тот же голос слышал недоумевавший папа. Пробудившись, он послал в темницу за епископом и стал его расспрашивать: «Чем ты занимаешься?» На все расспросы епископ повторял только од­но: «Я грешник». Не добившись ничего более от епископа, папа сказал ему: «Сегодня ты будешь совершать литургию». Епископ стоял пред св. престолом, папа стоял близ него, и диаконы окружали престол. И стал епископ совершать св. возношение... Он уже оканчивал молитву св. приношения, но, прежде чем заключить ее, начал опять снова, а потом в третий и в четвертый раз начинал святое возношение, не оканчивая его... Все были изумлены такой медлительностью... Тогда папа сказал епископу: «Что это значит, что ты вот четыре раза произнес святую молитву и все не можешь ее окончить?» Епископ отвечал: «Прости меня, св. папа, я не видел, по обыкновению, схождения Св. Духа, потому и не окан­чивал молитвы. Но удали от св. престола диакона, держащего рипиду, так как я сам не смею сказать ему». Диакон удалился по приказа­нию св. Агапита, и немедленно епископ и папа увидели наитие Св. Духа. Покров, лежавший на св. престоле, поднялся сам собою и осенял в течение трех часов папу, и епископа, и всех диаконов, предстоявших св. престолу... Тогда св. Агапит понял, что этот епископ велик пред Богом и оклеветан. И печалясь о том, что причинил ему огорчение, дал себе слово никогда более не решать чего-либо необдуманно, но осмотрительно и терпеливо.

 

Глава 151. Рассказ аввы Иоанна персианина о божественном Григории, папе Римском

 

Папа первый бросился предо мною на землю.

 

Когда мы прибыли в Келлии к авве Иоанну персидскому, он рас­сказал нам о блаженнейшем епископе Римском Григории Великом. «Я ходил в Рим на поклонение гробам свв. апостолов Петра Павла. Однажды я стоял в городе и увидал, что идет папа Григорий и что ему придется проходить мимо меня. Я решился поклониться ему. Заметив мое намерение, каждый из его свиты, один перед другим говорили мне: «Авва, не кланяйся!» Но я не понимал, почему это считал вовсе неприличным не поклониться папе. Когда папа приблизился ко мне, заметив мое намерение поклониться ему, — говорю как перед Богом, братия! - папа первый бросился предо мною на землю и не прежде встал, как я первым стал на ноги. И облобызав ме­ня с великим смиренномудрием, из своих рук дал мне три номисмы и приказал дать мне еще кусуллий и все нужное. Я прославил Бога, да­ровавшего ему такое смирение, милосердие и любовь ко всем».

 

Глава 152. Жизнь аввы Маркелла скитиота из лавры Келлий и его наставления

 

Филерем в городе не получает пальмы.

 

Мы пришли в лавру Келий к авве скитскому — Маркеллу. Желая беседой доставить нам пользу, старец рассказал нам следующее. «Когда я жил еще на родине (он был родом из Апамеи), там был наездник по имени Филерем (с греческого — пустынелюбец). Однажды он был побежден в состязании и не получил пальмы, и люди его партии поднялись и начали кричать: «Филерем не получает пальмы в городе». После моего удаления в Скит случалось, что иногда одолевал меня помысл уйти в город или в селение, и я тотчас говорил себе: «Маркелл! Филерем в городе не получает пальмы». И по милости Христа, эти слова так действовали на меня, что я не вы­ходил из Скита в течение тридцати пяти лет, пока не пришли варвары, разорившие Скит, а я был продан в рабство в Пентаполь».

 

Тот же авва Маркелл рассказал нам как бы о другом скитском старце (а это был он сам). «Однажды ночью он встал для совершения правила. Начал пра­вило — и слышит звук трубы как бы на войне. Смущенный этим, ста­рец размышлял: откуда этот звук? Воинов здесь нет, время мирное. Среди этих размышлений он видит близ себя демона, который сказал ему: «Нет, теперь война! Если же не желаешь воевать и подвергаться нападениям, ступай — ложись и спи, и не потерпишь нападений».

 

В другой раз старец говорил нам: «Поверьте мне, чада, ничто так не возмущает, не беспокоит, не раздражает, не уязвляет, не уничтожает, не оскорбляет и не во­оружает против нас демонов и самого виновника зла сатану, как по­стоянное упражнение в псалмопении. Все Священное Писание полезно, и чтение его немало причиняет неприятности демону, но ничто столь не сокрушает его, как Псалтирь. Подобно тому как среди народа: если одна часть его прославляет царя, другая не ос­корбляется этим, не вооружается против прославляющих, и только подвергшись оскорблениям, возмущается и поднимается против них; так и демоны: они не столько огорчаются и возмущаются чте­нием Св. Писания, как пением псалмов. Упражняясь в псалмопе­нии, мы, с одной стороны, возносим молитву Богу, с другой — про­клинаем диавола. Так, мы молимся, произнося: «помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое» (Пс.50;1, 2, 3); также: «не отвержи мене от лица Твоего, и Духа Твоего Святаго не отъими от мене» (Пс.50, 5); «не отвержи мене во время старости, внегда оскудевати крепости моей, не остави мене» (Пс.70, 9). С другой стороны, проклинаем демонов: «да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящий Его» (Пс.67, 2); равным образом: «расточи языки, хотящия бранем» (31). «Видех нечестиваго превозносящася и высящася, яко кедры Ливанския. И мимоидох, и се не 6 взысках, его и не обретеся место его» (Пс.36, 35. 36); еще: «меч да внидет в сердца их» (15); или также: «ров изры, и ископа и, и па дет в яму, юже содела. Обратится болезнь его на главу его и у верх его неправда его снидет» (Пс.7, 16. 17)»

 

Говорил также старец: «Поверьте мне, чада, великая честь и хвала, если кто, отрекшись от царства, станет иноком, так как духовные блага выше чувствен­ных, равно как, наоборот, стыд и срам иноку, отказавшемуся от сво­его звания, хотя бы он и приобрел царство». «Человек вначале был подобен Богу. Отпав от Бога, уподобился животным» «Сама природа, братия, возбуждает нас к страстям. Но усилен­ное подвижничество погашает их» «Узнай на самом опыте добрую жизнь, и тогда не будешь боять­ся ее, как чего-то невозможного» «Не удивляйся тому, что, будучи человеком, можешь сделаться равным ангелам. Тебе предстоит слава, одинаковая с ангелами, и Сам Подвигоположник обещает ее подвизающимся» «Ничто так не приближает иноков к Богу, как прекрасная, святая и боголюбезная чистота сердца. Она украшает нас и дела­ет нас способными никогда не удаляться от Бога. О ней свиде­тельствует Всесвятый Дух устами божественного Павла (1 Кор.7,35)» «Чада, предоставим брак и рождение чад мирским! Но худо, ес­ли и они взирают только на землю, жаждут временных благ и не радят о грядущих, не ищут стяжания вечных сокровищ и не могут от­решиться от временных» «Поспешим уйти от плотской жизни, подобно Израилю, бежав­шему от рабства египетского» «Братия, нам обетованы светлые и сладчайшие дары Божий вза­мен грубых удовольствий мира» «Будем избегать матери всех зол — сребролюбия!»

 

Глава 153. Ответ инока брату мирянину

 

В миру я насыщался через уши.

 

В Константинополе были два брата мирянина. Они были очень набожны и много постились. Один из них пришел в Раиф отрекся от мира и стал иноком. После пришел к нему в Раиф остав­шийся в миру брат — навестить брата инока. Живя у брата, мирянин увидал, что инок, брат его, принимает пищу в девятом часу, и, соблазнившись, сказал ему: «Брат, в миру ты не вкушал пищи до зака­та солнца». Монах отвечал ему: «Это правда, брат! Но в миру я на­сыщался через уши: пустая людская слава и похвалы немало питали меня и облегчали труды подвижничества».

 

Глава 154. Жизнь Феодора мирянина, человека Божия

 

Ты можешь сказать что-нибудь!

 

Авва Иоанн воск говорил нам: «Трое нас отшельников при­шли к авве Николаю, жившему у потока Бетасимского. Это между св. Елпидием и монастырем Чужестранных. Войдя к нему в пещеру, мы увидали там одного мирянина. Началась душеспасительная беседа. Авва Николай обратился к мирянину: «Скажи же и ты нам что-нибудь» «Что ж я, мирской человек, могу сказать вам полезного? О, ес­ли бы я себе самому мог принести пользу!» — отвечал тот. «А все-таки ты можешь сказать что-нибудь», — возразил старец. Тогда мирянин рассказал нам: «Вот уже двадцать два года, как солнце никогда не видало меня за едой, кроме субботних и воскресных дней. Я живу работником в селе у одного богатого, но несправедливого и жадного человека. Прожил я у него пятнадцать лет, работая день и ночь. Он не хочет отдавать мне платы и ежегодно немало обижает меня. Но я сказал себе: «Феодор, если ты вынесешь жизнь у этого человека, он приго­товит тебе Царство Небесное вместо платы, какую ты заслужил...» Тело свое я сохранил доселе чистым от прикосновения к женщине». Выслушав это, мы получили великую пользу для души».

 

Глава 155. Рассказы аввы Иордана о жестокости сарацин

 

Спаси раба Твоего!

 

Чот что еще рассказал нам авва Иордан об авве Николае: «Старец рассказывал. В царствование благоверного импера­тора Маврикия, когда сарацинский предводитель Намес произво­дил грабежи, я проходил поблизости Аннона и Эдона. Увидал трех сарацин и при них юношу замечательной красоты, лет двадцати. Это был пленник. Завидев меня, юноша стал со слезами умолять меня, чтобы я освободил его. Я принялся упрашивать сарацин, что­бы они отпустили его. «Не пустим!» — ответил мне по-гречески один из них. «Возьмите лучше меня, а его отпустите, — сказал я. — Ведь он не может вынести горя» «Не пустим!» — сказал мне тот самый. «И выкупа не возьмете за него? Отдайте мне его. Я возьму его с собою и принесу вам, что пожелаете» «Не можем отдать тебе его, — возразил мне сарацин, — пото­му что мы обещали нашему жрецу: если найдем что-нибудь хоро­шее из плена, принесем ему для жертвоприношения. А ты лучше уходи, а не то снесем и тебе голову». Тогда, повергшись пред Богом, я произнес: «Спаситель наш Господи Боже, спаси раба Твоего!» И тотчас три сарацина, объятые бешенством, обнажили мечи и изрубили друг друга. Я взял юношу к себе в пещеру, и он не пожелал уйти от меня, но отрекся от мира. Прожив иноком семь лет, скончался. Родом он был из Тира.

 

Глава 156. Ответ старца философам

 

Вот вам предмет для вашей философии!

 

Авва философа пришли однажды к старцу и просили сказать им слово назидания, но старец молчал. «Что же ты не отвечаешь нам, отче?» — спросили философы. «Что вы филологи, т.е. любословы, — это я знаю, но в то я время уверяю вас, что вы вовсе не философы. Доколе будете учиться говорить вы, никогда не знающие, как и о чем говорить? Вот вам предмет для вашей философии — размышлять непрестанно о смерти. И спасайте себя в безмолвии и тишине!»

 

Глава 157. Сказание о собачке, показавшей путь брату

 

Я и софист Софроний пришли в лавру Каламон, что близ св. Иордана, к авве Александру. У него мы увидали двух иноков Сувивского Сирского монастыря. Они рассказали нам. «За десять дней приходил сюда чужеземный старец. Зайдя в Сувив Бессов, сделал пожертвование. Потом, обратившись к на­стоятелю, сказал: «Сделай милость, пошли в соседний монастырь Сиров, чтобы пришли и получили пожертвование. Да пусть уж да­дут знать и в монастырь Хорембский, чтобы пришли за тем же». Ав­ва послал одного брата к игумену Сувива Сирского. Брат пришел к игумену и говорит: «Ступай в монастырь Бессов, да извести и Хорембу, чтобы пришли и оттуда». «Прости, брат, — отвечал старец, — мне совсем некого по­слать. Будь столь добр, сходи, пожалуйста, и скажи им сам» «Но я никогда не ходил туда и не знаю дороги, — сказал брат. Тогда старец сказал собачке: «Ступай с братом в монастырь Хорембский, чтобы он дал туда известие». И собака пошла с братом и Довела его до ворот монастыря. Рассказавшие это показали нам и собаку, потому что она была с ними.

 

Глава 158. Об осле, служившем в обители Марес

 

Служил только старцам.

 

В окрестностях Мертвого моря есть гора под названием Ма­рес. На горе живут отшельники. У них есть сад в шести верстах у подошвы горы, при морском заливе. Садом заведовал один из них. Всякий раз, как отшельники нуждались в овощах, они взнуздывали осла и говорили ему: «Ступай в сад к садовнику и принеси нам овощей». И осел один отправлялся к садовнику. Став у двери, он ударял головою в дверь. И тотчас садовник, навьючив его овощами, отпу­скал. Можно видеть, как осел ежедневно ходит один и служит толь­ко старцам, не повинуясь никому другому.

 

 

 Глава 159. Жизнь аввы Софрония воска, и увещания Мины, игумена киновии Севериана

 

Будем избегать светских разговоров!

 

Авва Мина, настоятель монастыря аввы Севериана, рассказывал нам об авве Софронии, воске. Он подвизался в окрестностях Мертвого моря в течение семидесяти лет. Ходил нагим, питался только растениями и не вкушал ничего другого. Передавал нам также и то, что слышал из уст самого подвижни­ка: «Я молил Господа, чтобы демоны не приближались к моей пе­щере. И я видел, что они на три стадии подходили к пещере, но не могли приблизиться». Так говорил авва Софроний.

 

Сам авва Мина поучал братию в монастыре: «Чада мои, будем избегать светских разговоров. Они, как из­вестно, приносят вред, особенно молодым» «Во всяком возрасте — стар и млад — должны приносить покая­ние, чтобы заслужить жизнь вечную, которая принесет великую славу и честь. Молодым — за то, что они в цветущем возрасте, в са­мом разгаре страстей подклонили выю свою под иго целомудрия, старцам — за то, что смогли искоренить усвоенную в течение мно­гих лет злую привычку».

 

Глава 160. О явлении демона одному старцу в виде отрока, как бы сарацина

 

Я встал и повергся пред Богом.

 

Авва Павел, настоятель монастыря аввы Феогния, передавал нам, что говорил ему один старец-подвижник: «Однажды я сидел в своей келье и занимался рукоделием, плел корзины и пел псалмы, как вдруг через окно вошел в келью как бы от­рок-сарацин, одетый в мазарий и, став передо мною, начал плясать. «Старик, хорошо ли я пляшу?» — спросил меня. Я ничего не ответил. «Как тебе нравится моя пляска, старик?» — снова спросил он меня. С моей стороны — полное молчание. «Что ж, по-твоему, негодный старик, ты что ль великое дело делаешь? Так я тебе скажу, что ты соврал в шестьдесят пятом, в шестьдесят шестом и в шестьдесят седьмом псалмах» Тогда я встал и повергся пред Богом, и он тотчас исчез.

 

Продолжение >>


версия для печати