Юбилеи 2019 года

125 лет
Освящение храма на русском подворье в Яффо

 

Храм св. апостола Петра и праведной Тавифы на русском участке в Яффо. Павел Платонов

 

165 лет
Завершение деятельности первого состава РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

130 лет
Поднятие флага ИППО над Сергиевским подворьем в Иерусалиме в честь дня рождения вел.кн. Сергея Александровича


Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): история и современность. Павел Платонов

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / Библиотека / Библия и наука / «Шестоднев» в истории библейского текста. А.А. Алексеев

«Шестоднев» в истории библейского текста

Существует несколько довольно сложных теорий происхождениятекста Пятикнижия. В силу особенностей материала нередко эти теорииохватывают также следующие за Пятикнижием книги Иисуса Навина, Судей, Самуила [= 1 и 2 Царств], Царей [= 3 и 4 Царств], которые в совокупности образуют единое целое и нередко называются Девятикнижи-ем. Своим содержанием и, возможно, происхождением с Девятикнижием связаны следующие далее исторические книги Хроник (Паралипоме-нон) и Ездры—Неемии1. Документальная теория Графа—Велльгаузенав XIX в. выделила 12 этапов формирования текста Пятикнижия, древнейшие из которых датируются эпохой Соломона (970–930), а самыепоздние относятся к 400 г. до н.э. Позже Мартин Нот (1902–1968) уста-новил существование «девтерономической» редакции, которая былаосуществлена в Вавилоне уже по окончании Плена и охватила весь объем Девятикнижия2. Это позволило дать богословскую характеристикудвум главным этапам формирования текста, т. е. первому, осуществленному при Соломоне, и второму, отраженному в «девтерономической» редакции.

 

Сложность и взаимная противоречивость существующих теорий обусловлена отсутствием ясных внешних свидетельств, большинство выводов приходится строить на смысле библейского текста. При появлении внешних свидетельств такие умозаключения нередко рассыпаются. Так, поддерживая мнение Велльгаузена о том, что начало письменной фиксации библейского текста относится ко времени Соломона, Герхардфон Рад (1901–1971) отмечал, что эпоха объединенной монархии Давида—Соломона обеспечила экономическое и культурное процветаниестраны, вызвала появление развитого государственного аппарата, который оказался способен выдвинуть серьезные богословские концепции3. Однако археологические работы последних двух десятилетий привелиисследователей к выводу, что никакого строительства в Иерусалиме в X в. не было, как не было и самой объединенной монархии. Историческая обстановка, которую приписывали эпохе Соломона, сложилась надва столетия позже, когда после разгрома Израильского царства в 722 г.за счет беглецов с севера выросло население пустынной прежде Иудеи иначался серьезный экономический рост4.

 

И все же некоторые свидетельства самого библейского текста даютопорные точки, которые принимаются во внимание авторами всех теорий.

 

Согласно одному из них, в 622 г. при ремонте Храма был обнаружен свиток Закона (4 Цар 22:8–10). Поскольку речь идет об одномсвитке, это мог быть только свиток Второзакония, ибо лишь он одинпредназначен непосредственно для царя как руководство к управле-нию (Втор 17:18–19); и действительно, следуя ему, царь Иосия про-вел тогда обширные религиозные реформы (4 Цар 23:1–25)5. Другое надежное свидетельство дают последние стихи 4 Цар 25:27–29,где сказано, что в 560 г. после 37 лет заключения царь Иехония былосвобожден из темницы в Вавилоне и стал пользоваться всеми по-ложенными ему привилегиями. Такая запись могла быть составле-на только при жизни Иехонии, она доказывает факт возобновле-ния в это время хронографической работы при царском дворе. Третье исторически зафиксированное событие — чтение Торы священником Эзрой у Водяных ворот в Иерусалиме в праздник Кущей 458 или 428 г. (Неем 8:1–8)6.

 

Первое из приведенных свидетельств не дает почвы для решения во-проса о том, существовали ли в момент обретения свитка другие части Пятикнижия или же формирование Пятикнижия началось со свитка Второзакония. Зато второе и третье свидетельства дают опору для утверждения,что известный сегодня текст Библии не старше эпохи Плена.

 

Действительно, нет никаких признаков того, что в I Храме производилось чтение Писания, служба в нем ограничивалась пением Псалмов. Это значит, что прочие библейские тексты (для допленного времени речь может идти лишь о Пятикнижии, книгах Иисуса Навина, Судей и Самуила) не могли существовать в сколько-нибудь заметном количестве списков. Все, что было в наличии, хранилось при царском дворе вместе с книгой браней Господних (Числ 21:14–15, 17–18, 27–30), книгой деяний Соломона (3 Цар 11:41), летописями царей иудейских (3 Цар 14:29, 15:7, 23, 22:45, 4 Цар 8:23, 12:19, 14:18, 15:6, 36, 16:19, 20:20,21:17, 25, 23:28, 24:5), летописями царей израильских (3 Цар 14:19,15:31, 16:5, 14, 20, 27, 22:39, 4 Цар 1:18, 10:34, 13:8, 12, 14:15, 28, 15:11, 15,21, 26, 31). Только в синагогальной практике сложился ритуал общественного чтения Писания, но синагога появилась после Плена и первоначально в диаспоре. Царь Иехония был уведен в вавилонский пленв 597 г. вместе с образованной элитой и ремесленниками, тогда же сокровища Храма и дворца были вывезены в Вавилон (4 Цар 24:10–17). При штурме города, который последовал десятилетием позже, новый царь, Седекия, не спасся (25:4–5), город, Храм и дворец были подвергнуты полному разрушению (25:9–10). И когда в 560 г. Иехония, всееще находившийся в плену, получил в Вавилоне привилегированноеположение, только тогда и только при его дворе могла возобновитьсялитературная работа, о чем и свидетельствуют заключительные стихикниги Царств (4 Цар 25:27–30). Возрождение Писания в опустевшей Палестине не могло произойти.

 

Безусловно, основная масса использованных при составлении Девятикнижия источников, как исторических, так и законодательных, сама идеология сформировались гораздо раньше. Так, племенная концепцияпоследовательно и полно представлена в книгах Иисуса Навина и Судей, отражающих эпоху первоначального освоения Ханаана, но не стар-ше этого времени, ибо поставленные при Моисее старейшины числом 70 (Исх 18:21–27, 24:1; Числ 11:16–17, 24–25) не связаны с делением всегообщества Израилева на 12 племен.

 

В недавние годы в исследованиях по истории синагоги было об-ращено внимание на то, что толчок к общественному чтению Писания исходил из внешней среды. Внутренняя политика Персии стро-илась на том, чтобы вошедшие в империю государства (сатрапии иих части) обладали определенной степенью автономии и для этого руководствовались собственным законодательством7. Этим, вероятно, и была вызвана деятельность еврейских книжников в Вавилонепо систематизации исторического наследия и выделения части егов законодательный блок, получивший именование закона Моисея (Торы). В действительности избранная тогда структура не соответствовала смыслу исторического повествования, заключающего в себе историю Спасения. В угоду этой структуре пришлось отделитькнигу Иисуса Навина от предшествующего изложения, так что ис-полнение Обетования Аврааму о наследовании земли (Быт 12:1–3) было, вопреки логике, оторвано от Пятикнижия и вынесено в другойраздел. Со временем книга Иисуса Навина была объединена с сочинениями пророков в отдел Невиим, и «Тора завета» стала «Торой надежды», а Моисей — не столько спасителем, сколько законодателем8.

О том, что литературная работа по созданию Девятикнижия была осуществлена в Вавилоне, с убедительностью говорит тот факт, что известный сегодня текст Библии написан арамейским письмом (так называемым квадратным, или ассирийским, шрифтом), каким пользовалась вавилонская и персидская канцелярия. Допленная еврейская графика, сохраненная, как известно, самарянами, могла быть заменена арамейской графикой только в случае полной переписки в Вавилоне библейского текста заново, в ходе которой была изготовлена новая редакция текста,рекомендованная к распространению взамен каких-то прежде бытовавших форм текста (если они существовали). Такова была тысячелетие спустя судьба масоретского текста: к консонантному письму была добавлена огласовка, что зримым образом отличало новый текст от прежнего,так что в результате он вытеснил все прежние неогласованные формы, в которых был известен в частности в Кумране. В Кумране обнаруженонезначительное число рукописей, написанных старым древнееврейскимписьмом (из них 10 содержат части Пятикнижия и одна — Иова), однако нет возможности считать, что эта традиция восходит к допленным истокам, ибо в целом она находится в согласии с текстом Пятикнижия, написанным арамейским шрифтом9.

 

Мнение о том, что именно Эзра возобновил традицию Священного Писания в Палестине, господствует в Талмуде. И оно верно отражает состояние дел. Из рассказа книг Ездры—Неемии становится понятно, что персидский царь Артаксеркс I (465–424) предписал Эзре подготовитьзнатоков закона в послепленном Иерусалиме (Ездр 7:12, 21), и с этой целью Эзра принес с собой из Вавилона свиток Торы (Ездр 7:6).10 Он читал его публично, но не в Храме, а на площади (Неем 8:1–8), что отве-чало характеру его юридической миссии. Происходило это в дни осен-него праздника Кущей (Неем 8:13–18), и последующая синагогальнаятрадиция чтения Торы именно в эти дни начинала и начинает годичныйлитургический цикл. Текст, который принес с собою и читал тогда Эзра,не мог быть чем-либо иным, кроме Пятикнижия или даже только Вто-розакония, написанного в Вавилоне арамейским письмом. В своих глав-ных чертах это тот текст, который известен сегодня. Характерно, что вну-три этого корпуса отсутствуют редакционные различия между еврей-ским текстом и греческим текстом Септуагинты, как это наблюдается заего пределами в книгах Иеремии, Даниила, Есфири, Притчей и Псалтыри, вошедших в корпус Младших пророков и Писаний (кетувим)11. Это значит, что в последующее время и в Палестине, и в рассеянии не предпринимались серьезные редактуры Пятикнижия и Девятикнижия.

 

Переходя от истории текста к содержанию «Шестоднева», т. е. рассказу о творении мира, в котором повествование распределено по шестидням (Быт 1:1–2:3), следует отметить, что в книге Бытия даны друг задругом две картины творения мира. На первый взгляд кажется, что второй рассказ о сотворении человека (Быт 2:4–25) служит дополнением иразъяснением в отношении собственно «Шестоднева». Однако начинаяс Жана Астрюка (Jean Astruc, 1684–1766)12 отмечалось различие в терминологии этих двух рассказов: первый пользуется термином Элогим,второй — Ягве. Это одно заставляет рассматривать их как два параллель-ные варианта и не считать второй рассказ разъяснением первого. Астрюктак и думал, что Моисей объединил в своем сочинении несколько доступных ему источников. Но между двумя рассказами есть и существенные противоречия: в Быт 1 мужчина и женщина создаются одновременно (1:27) и получают одно и то же имя адам (ср. 5:2), в Быт 2 они созда-ются в разное время и имена у них разные; в Быт 1 мужчина и женщинасоздаются в шестой день, в Быт 2 — мужчина создается до животных, аженщина создается после животных; в Быт 1 всем созданиям своим име-на дает Бог, в Быт 2 — Адам13.

 

С рассказом о творении в Быт 2:4–25 органически связаны следую-щие далее сюжеты о грехопадении, в особенности проклятия змее, Евеи Адаму, о нечестии людей, о радуге, о вавилонской башне. Все это такназываемые «этиологические легенды»14, которые призваны объяснитьпроисхождение явлений окружающей действительности. Человек происходит от земли, ибо человек и земля называются сходно адам и адама (2:7); женщина происходит от мужчины, ибо ишша «жена» восходит к иш «муж» (2:23b); змея лишилась ног и стала ползать на брюхе в результате проклятия (3:14); радуга является залогом того, что потоп не повто-рится (9:14); Вавилон (бавел) имеет название свое от того, что там былисмешаны (балал) языки (11:9). Эти же сюжеты окрашены в цвета антро-поморфизма и антропопатизма: Бог творит не словом, как в «Шестодневе», а физическими действиями вплоть до вдувания духа жизни в чело-века (2:7), женщину создает из ребра (2:21), ходит в раю «во время прохлады дня» (3:8), «и обонял Господь приятное благоухание» (8:21).

 

В результате открытия и расшифровки в 1872 г. вавилонского эпо-са о творении мира стало ясно, что Быт 2 содержит рассказ, в большейили меньшей степени тождественный вавилонскому. Нередко его считают заимствованием из Вавилона15, но с полным основанием его можносчитать частью общесемитского легендарного фонда, имевшего локаль-ные варианты. Что же касается Быт 1, то здесь дана монотеистическаяконцепция творения, вполне свободная от языческих рудиментов, на-турализма и антропоморфизма. Даже там, где рассказ отражает семитскую мифологию, она очищена от языческой космогонии. Так, верхниеи нижние воды (Быт 1:6–7) соответствуют двум половинам рассеченной Мардуком богини Тиамат, как об этом повествует «Энума элиш», нополитеистический элемент заменен здесь натурфилософским описанием16. «Шестоднев» основан на двух концепциях: (а) «Боги, которые несотворили неба и земли, исчезнут с земли и из-под небес» (Иер 10:11) и(б) первичной материи не существовало, Бог творил из ничего (creatioex nihilo). В составе Ветхого Завета первый тезис эксплицитно представлен лишь у пророка Иеремии между 622 и 587 гг. Пророк произнесего по-арамейски, что могло быть вызвано обращением к язычникамВавилона или Ханаана и, во всяком случае, подчеркивало актуальностьтезиса, его обращенность к самой широкой аудитории. Второй изложенлишь в 2 Макк 7:28 как бы некоторой скороговоркой, поскольку вклю-чен в повесть о мучениках за веру эпохи Селевкидов. Он оказался важенв условиях противостояния сирийскому язычеству. Отсутствие этойантиязыческой аргументации в других частях Ветхого Завета говорито ее невысокой значимости для внутренней миссии, для которой болееактуальной была борьба с языческим ритуалом, как это видно во всех антиязыческих пассажах у младших пророков и в законодательных и исторических книгах. Зато оба тезиса важны для литературы премудрости.

 

Итак, с точки зрения истории ветхозаветного текста, «Шестоднев »представляет собою богословский трактат, созданный в Вавилоне по-сле 560 г. при редактировании книги Бытия и следующих за нею книг.Как всякое предисловие, трактат был написан после того, как весь кор-пус текста был составлен. Именно поэтому «Шестоднев» не цитируетсяв Пятикнижии, тогда как аллюзии к нему в других частях Библии тожене могут быть признаны вполне надежными17. Материалом для тракта-та послужил рассказ о Творении в Быт 2 и других семитских источниках,восходящий к весьма древней легендарной эпохе. Поскольку за рассказом Быт 2 стоял авторитет большой и долгой традиции, редактор не ис-правил в нем всех следов древней легенды, обусловленных ее языческимпроисхождением, и сохранил те особенности, которые дают сюжетнуюмотивацию для каждого отдельного эпизода. В свою очередь «Шестод-нев» как научный трактат обладает строгой формой: изложение ясно ипоследовательно; материал распределен в виде космической литургии по дням недели; светила представлены не как космические объекты, акак единицы счета времени (1:14); всякий акт творения описан набо-ром одних и тех же формул; субботе придана особая значимость в связис тем, что в Вавилоне у еврейских переселенцев не было храмового бо-гослужения, синагогальная практика к тому времени еще не сложилась,так что религиозный ритуал сосредоточен был в семье (о семейной кати-хизации говорит Втор 6:20–25), и главным его элементом являлся субботний покой. Богословская оценка выражена рефреном тов «хорошо»(стихи 4, 8, 10, 12, 18, 21, 25, 31), который значит, что творение произошло в согласии с замыслом Творца.

 

Главы 1–11 книги Бытия являются предисловием ко всей Библиии находящейся в ней истории спасения. В их содержании можно выявить две главные темы: (а) происхождение мира как Божьего творения и (б) происхождение греха (зла, смерти) в нарушение Божьего творения. Тем самым указывается задача избавления от греха, т. е. намечается по-иск пути спасения. История спасения начинается призванием Авраама(Быт 12:1–3), и она не принадлежит автору «Шестоднева», он имел с нейдело как с готовым материалом. Своей литературной формой «Шестоднев» связан с литературой премудрости, ибо возник в той же священ-нической и придворной среде, где существовала она.

 

Изложенная здесь точка зрения имеет мало общего с древней традицией считать все Пятикнижие сочинением пророка Моисея. Не вдаваясь в причины и обстоятельства возникновения этой традиции, следуетотметить, что в самой Библии Моисею как автору приписывается Вто-розаконие (Втор 1:1–5, 29:1, 31:9, 24 и др.) или написание собственнозакона (Исх 24:4), или же письменная фиксация отдельных эпизодов(Исх 17:14)18. Исследуя методами научной текстологии сочинения Пуш-кина, Ломоносова, русскую летопись и многое другое, невозможно приизучении Священного Писания отказаться от многократно оправдавше-го себя подхода. Наше противоречие с традицией не должно пугать. Следует иметь в виду природу научного знания: оно всегда относительно. При отсутствии достоверных свидетельств (как в этом случае) об одноми том же предмете может быть высказано несколько несогласных междусобою точек зрения. Эти гипотезы называются научными, поскольку по-лучены тем же методом, который в других случаях доказал свою практическую надежность. Он основан на трех принципах: (а) критическоеотношение к источникам, в том числе ко всякой традиции, их проверка; (б) убеждение в том, что в прошлом действовали те же законы в природеи обществе, какие действуют сегодня (принцип аналогии); (в) рассмо-трение всякого явления не в изоляции, а в системе, частью которой оноявляется (принцип корреляции). Эти принципы впервые сформулиро-вал один из основателей школы сравнительного религиоведения Эрнст Трельч (Ernst Treultsch, 1865–1923). Научная истина относительна посвоей природе, потому что она выясняется через внутренние отношенияизучаемых объектов, которые образуют своего рода систему. В оценкевсякой системы возможны сдвиги, зависящие от изменения точки зре-ния исследователя и выявления в системе новых, прежде не замечен-ных, элементов. В противоположность этому, истины религиозные, хотяи образуют систему, не подвержены таким сдвигам и не предполагаютизменения позиции наблюдателя. Они абсолютны по своей природе, ибо обусловлены этической нормой, т. е. пониманием добра и зла.

 

И откровение, и богодухновение осуществляются в истории, они доступ-ны как отдельным лицам, так и коллективному знанию, память об истоках которого забыта. Моисей Маймонид (1135–1204) считал одним из 13 принципов иудаизма, обязательных к принятию и исполнению, признание пророка Моисея автором Пятикнижия. В то время не было серьезных причин сомневаться в этом. Сегодня библейская наука ставит нас перед неприятной необходимостью выбора между двух противоположных точек зрения. Утешением нам служит то, что наука разрушает догматы, но не веру.

___________

Примечания

1. См. изложение некоторых из них в книге: Введение в Ветхий Завет / Под ред. Э. Ценге-ра / Пер. с нем. К. Битнера, М. Паит, Е. Солодухиной. М., 2008. С. 114–173.
2. Noth M.Überlieferungsgeschichte des Pentateuch. Stuttgart, 1948.
3. von Rad G.Die formgeschichtliche Problem des Hexateuchs. Stuttgart, 1938.
4. Finkelstein I. andSilberman N.A. The Bible Unearthed. Archaeology’s New Vision of AncientIsrael and the Origin of Its Sacred Texts. New York, 2001; Schniedewind W.M. How the BibleBecame a Book. The Textualization of Ancient Israel. Cambridge, 2004. P. 64–90.
5. Аргументация связана с содержанием находки, ибо в принципе кожаный свиток мог со-держать Пятикнижие целиком. Так, среди кумранских рукописей 8 свитков содержатчасти двух-трех книг Пятикнижия, в кодексе 4QRPc сохранились пассажи из всех пятикниг. См.: Lange A.Handbuch der Textfunde vom Toten Meer. Bd. 1. Die Handschriftenbiblischer Bücher von Qumran und den anderen Fundorten. Tübingen, 2009. S. 35.
6. Можно также датировать это событие 397 г., помещая в правление Артаксеркса II (404–358), ибо в середине V в. население Иерусалима было крайне малочисленно, что сле-дует из Навин 1:3, 2:17, 7:4. См. Введение в Ветхий Завет. С. 354–359. Вообще, помещение Эзры хронологически впереди Неемии, как это сделано в разделе Кетувим, порождает трудности, которые остаются без научного разрешения. См.: North R. Ezra //The Anchor Bible Dictionary. V. 2. 1992. P. 726–728; Klein R.W. Ezra—Nehemiah, Books of // Ibid. P. 735–737. Завет Моисея о регулярном чтении Закона (Втор 31:9–13) едва лиисполнялся ранее времени Эзры.
7. Литература о формировании и назначении синагогальной практики: Binder D.D. Intothe Temple Courts: The Place of the Synagogues in the Second Temple Period. Atlanta, 1999;
Levine L.I. The Ancient Synagogue: The First Thousand Years. New Haven: Yale Un-ty Press,2000; Runesson A.The Origins of the Synagogue: A Socio-Historical Study. Stockholm, 2001;The Ancient Synagogue from Its Origins until 200 C.E. Papers Presented at an InternationalConference at Lund University, Oct. 14–17, 2001 / Ed. by B. Olsson and M. Zetterholm.Stockholm, 2003.
8. Sanders J.A. Torah and Canon. Philadelphia, 1972. P. 91 и сл.
9. Общую характеристику самарянского текста, статистику кумранских библейских руко-писей по содержанию и графике см.: Тов Э. Текстология Ветхого Завета / Пер. К. Бур-мистрова, Г. Ястребова. М., 2001. С. 75–77, 79–87, 98–99. От представления о раннем разрыве между самарянами и иудеями пришлось отказаться в связи с наличием самарянских рукописей в Кумране; вероятно, разрыв произошел лишь в Маккавейскую эпо-ху (там же, с. 77–78).
10. См.:Hoglund K.G.Achaemenid Imperial Administration in Syria-Palestine and the Missionsof Ezra and Nehemiah. Atlanta, 1992. См. пересказ этого труда: Введение в Ветхий За-вет. С. 364.
11. См. соответствующие сведения в книге: Тов Э.Текстология Ветхого Завета.
12. Conjectures sur les mémoires originaux, dont il parait que Moïse s’est servi pour composerle livre de la Genése, sans nom d’auteur Bruxelles, 1753.
13. Впервые на противоречие в двух картинах создания человека обращает внимание Фи-лон Александрийский (20 г. до н.э.–50 г. н.э.) и древнейший мидраш Bereshit Rabbah.Оба источника склоняются к тому, что вначале человек был создан гермафродитом, апосле разделен на мужчину и женщину. На это указывает Ruzer S. Reflections of Genesis1–2 in the Old Syriac Gospels // The Book of Genesis in Jewish and Oriental ChristianInterpretation: A Collection of Essays / Ed. by J. Frishman and L. van Rompay. Leuven,1997. P. 93.
14. Термин Г. Гункеля. См.: Алексеев А.А. Библия как литература // Вода живая. 2010.10/129. С. 44–47.
15. Так думал первый исследователь вопроса Герман Гункель. См.: Gunkel H.Schöpfung undChaos in Urzeit und Endzeit, Göttingen, 1895. S. 15–27.
16. Это же деление вод на верхние и нижние известно угаритской традиции, что препятствует считать этот материал простым заимствованием. См.: Tsamura D.T.Genesisand Ancient Near Eastern Stories of Creation and Flood: An Introduction // I StudiedInscriptions from Before the Flood. Ancient New Eastern, Literary, and Linguistic Approachesto Genesis 1–11 / Ed. by R.S. Hess and D.T. Tsamura. Winona Lake, 1994. P. 41.
17. См.: Hoffman Y. The First Creation Story: Canonical and Diachronic Aspects // Creationin Jewish and Christian Tradition / Ed. by H.G. Reventlow and Y. Hoffman. Sheffield, 2002.P. 32–53. Гофман считает, что автором «Шестоднева» был сам Эзра.
18. Моисей мог почитаться изобретателем письма и алфавита. Так, грекоязычный еврейский автор Эвполем в своем трактате «О еврейских царях» в середине II в. сообщает, что Моисей открыл евреям буквенное письмо, которое затем перешло к финикий-цам и грекам. См.: The Old Testament Pseudepigrapha. V. 2 / Ed. by J.H. Charlesworth.Garden City, 1986. P. 865.

 

Алексеев Анатолий Алексеевич — доктор филологических наук, профес-сор, заведующий кафедрой библеистики филологического фа-культета Санкт-Петербургского государственного университета

 

Иудаика и востоковедение: Материалы научной конференции поиудаике, гебраистике и востоковедению. / Отв. ред. К.А. Битнер,Л.А. Лукинцова; Петербургский ин-т иудаики. — СПб., 2012. С.8-16.

версия для печати