Юбилеи 2019 года

125 лет
Освящение храма на русском подворье в Яффо

 

Храм св. апостола Петра и праведной Тавифы на русском участке в Яффо. Павел Платонов

 

165 лет
Завершение деятельности первого состава РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

160 лет
Паломничество великого князя Константина Николаевича на Святую Землю


Первые Августейшие паломники на Святой Земле. 1859 год. Татьяна Тыжненко

 

130 лет
Поднятие флага ИППО над Сергиевским подворьем в Иерусалиме в честь дня рождения вел.кн. Сергея Александровича


Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): история и современность. Павел Платонов

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Одно сокровище


Одно сокровище, одну святыню
С благоговением я берегу,
За этим кладом я ходил в пустыню
И кочевал на дальнем берегу.

Весь этот клад — одно воспоминанье;
Но жизнь мою, жизнь мелочных забот,
Оно искупит, даст ей смысл, благоуханье,
Которое меня переживет.

Я помню край, опустошенья полный,
Минувшаго величья прах и тлен;
Пожаров там прошли столетий волны
И выжгли почву, жизнь и след племен.

Природа смотритъ дико и несчастно;
Там на земле как будто казнь лежит
И только небо, скорбям непричастно,
Лазурью чудной радостно горит.

Там дерево томится тенью скудной,
Поток без волн там замер и заглох
И, словно, слышен в тишине безлюдной
Великой скорби безконечный вздох.

Но этот край — святая Иудея,
Но летопись опальной сей земли —
Евангелие: свято, не старея,
Сии места преданья сберегли.

Передают дням беглым камней груды —
Глаголы вечности и Божий суд;
Живые там — порожние сосуды,
Но мертвецы хранят живой сосуд.

Текущий день мрачнее мертвой ночи,
Но жизнью дышет вечное вчера:
Здесь пред тобой слепцу отверзты очи,
Здесь недвижимый возстает с одра.

Из каменнаго гроба Иисусом
Здесь вызван Лазарь: страшный, грозный вид!
Его лицо обвязано убрусом,
От плеч до ног он пеленой обвит.

Но он возстал, мертвец четверодневный;
Забилось сердце, жизнью вспыхнул взор:
Услышаны молитва, плач душевный
О милом брате плачущих сестер!

Священных книг и лица, и событья
Живой картиной радуют глаза
И на душе, под таинством наитья,—
Любовь и страх, улыбка и слеза.

И нет страны на всей земле обширной,
Где бы душа как дома зажила,
Где б жизнь текла такой струею мирной,
Где б смерть сама желаннее была.

И помню я, паломник недостойный,
Святых чудес заветныя места,
Тот свод небес, безоблачный и знойный,
Тот вечный град безсмертнаго креста.

И память эта не умрет со мною:
Мой биограф,— быть может: Шевырев,
Меня, давно забытаго молвою,
Напомнит вновь вниманью земляков.

В итоге дней ничтожных пилигрима
Отметит он один великий день,—
Тот день, когда со стен Ерусалима
И на меня легла святая тень.

И скажет он, что средь живаго храма
На Гроб Господень я главу склонил,
Что тихою струею Силоама
Я грешные глаза свои умыл;

Что в этот край, отчизну всех скорбящих,
Я страждущей души носил печаль,
За упокой в земле сырой лежащих
Внес имена на вечную скрижаль;

Что прокаженным, за стенами града
Сидящим одаль, как в евангельские дни,
Мне лепту подавать была отрада,
Чтоб обо мне молились и они;

Что я любил на берегу Кедрона
Иосафатовой долины свежий мир,
Что с высоты божественной Сиона
Внимал я духом песням горних лир;

Что долго раб житейскаго обмана,
Послышал раз я неземной призыв,
Когда в водахъ священных Иордана
Омылся я, молитву сотворив.

1853

версия для печати