Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Судьба Сергиевского подворья в Иерусалиме

 
Р.К.Гультяев
 
 
Сергиевское подворье, получило свое имя в честь председателя Императорского Православного Палестинского Общества великого князя Сергея Александ­ровича и стало первым строительным проектом ИППО в Иерусалиме.
 

Местонахождение

 
 
Сергиевское подворье (Москобийе-эль-Джедиде), с участком площадь которого 4252 кв.м.,  расположено в центре Иерусалима, по соседству с Русской Духовной Миссией и Троицким собором. На пересечении улиц Монбаз и Царицы Елены (Мелисандры).
 
 

Проблематика

 
Несколько месяцев назад в израильской газете «Гаарец» была опубликована статья - «Бецалель вернётся в центр города», в которой сообщалось о новом городском проекте -  размещении академии искусств на территории русского подворья. В числе предполагаемых зданий для размещения отделений академии, также упоминалось Сергиевское подворье, которое цитирую – «на сегодняшний день находится в почти полном запустении».
 
Не секрет, что кроме этого в Иерусалимском муниципалитете существует ещё несколько проектов по эксплуатации Сергиевского подворья.
 
В сегодняшнем докладе я попытаюсь выявить историческое значение этого русского архитектурного памятника в центре Иерусалима и задать вопрос, кто же вправе распоряжаться его дальнейшей судьбой?
 

Источники

Архивы:
Архив внешней политики Российской Империи (фонд РИППО), из подборки Лисового
Центральный Сионистский Архив (Иерусалим)
Архив Иерусалимского муниципалитета
Архив Национальной Еврейской Библиотеки (Иерусалим)
Сборники документов:
 Н.Н.Лисового Россия в Святой Земле. Документы и материалы. Т.I. М., 2000.
Советско-израильские отношения. Сб. документов. Т. I. 1941-1953. Кн. 2. Май 1949-1953. М., 2000.
Периодика
Сообщения ИППО 1887-1900
Отчёты ИППО 1887-1900
Иерусалимские Газеты «Хавацелет» и «Нагид»  1888-1891
Частные коллекции:
Коллекция Джо Шадора 
 

Причины возникновения нового подворья

 
Главной причиной стала теснота старого подворья, построенного в 1864 г., и рассчитанного на 800 паломников, но в действительности вынужденного нередко вмещать до 2,000 и более человек.
 
Второй не менее важной причиной была острая необходимость хозяйственных учреждений на Русских постройках, а также отсутствие номеров I-го и II-го разрядов.
 
Создание нового подворья  неразрывно связано с памятью одного из интересней­ших деятелей общества, Пермского исследователя-краеведа Дмитрия Дмитриевича Смышляева.
 
Проект Смышляева подразумевал расширение Русских Построек путем строительства нового подворья,  на котором предложено было устроить помещение для всех отсутствующих на старом подворье хозяйственных учреждений.
 

Приобретение Участка

 
Изначально строительство предполагалось на ранее приобретенной тер­ритории, находившейся в ведении Палестинской комиссии при Ази­атском департаменте МИДа. Однако, в виду сложных взаимоотношений между Палестинской комиссией и ППО, Смышляев настаивает на необходимости приобретения обществом на свои деньги частного участка для того, чтобы деятельность общества никак не была ограничена Палестинской комиссией. [1]
14 мая 1886 г. участок был куплен  у драгомана немецкого консульства Мусы Соломона Тануса, и был записан на имя помощника председа­теля ППО генерал-майора Михаила Петровича Степанова. Стоимость земельного участка  была 28,100 франков (11, 469 руб).
 

Строительство

 
Для составления проек­та, Смышляев пригласил состоящего у турецкого правительства в должности инженера Палестины Георгия Франгия. [2], [3]
 
В первой декаде октября 1886 года приступили к строительству будущего подворья. 
            
Спустя 3 года, в день рождения великого князя 3 мая 1889 г. был поднят  флаг Пале­стинского Общества на угловой башне Сергиевского подворья, а в день рождения Великой Княгини Елизаветы Федоровны 1-го ноября (по н.ст.) 1890 г., подворье было торжественно освящено и открыто для пользования.
 

Устройство подворья

 
На территории Сергиевского подворья располагались комнаты для паломников трёх разрядов, а также ряд хозяйственных построек.
 
По своей обстановке, комнаты I разряда не уступали лучшим европейским гостиницам того периода, с традиционной для них приемной  и столовою.
 
Комнаты II и III разряда были обставлены немного проще, c общей столовой для малоимущих. Были также палаты, в кото­рых удобно размещались до 180 про­стых поклонников. В некоторых комнатах Сергиевского подворья также расположилась администрация управления подворий ИППО, а также жилые комнаты для служащих общества.
 
Как сказано выше, необходимость хозяйственных учреждений для продовольствия поклонников была главною побудительною причиной строительства специального комплекса сооружений. Поэтому на новом подворье, прежде всего, была устроена общая дешевая столовая для простых паломников. В месте с тем, также был отдельно построен ресторан и буфет для паломников  I и II разрядов.
 
Одновременно с открытием общей столовой Общество перенесло на новое подворье водогрейную для продажи горячей воды. Также была открыта хлебопекарня и квасная.
 
Общая Столовая также использовалась как зал для проведения лекций, собеседований и чтений для паломников. Такие мероприятия проводились на подворье регулярно почти каждый день.  
 
6 Декабря   1889   года общество  открыло  на  новом подворье лавку,  продавая в ней наиболее употребляемые в России продукты. В этой же лавке было открыто отделение для продажи сувенирной и книжной продукции.
 
Открытие бани и прачечной приветствовалось поклонниками более всех других  хозяйственных учреждений. Как записано в Отчёте Общества за 1890 г. -  в одном марте в ней перемылось до 700 человек.
 
Дальнейшая судьба подворья – турки, англичане, израильтяне.
 
В декабре 1914 г. турецкие власти в Палестине дали распоряжение всему русскому мужскому населению покинуть Святую Землю и выехать в Александрию. Сергиевское подворье и другие русские здания были заняты турецкими войсками.
 
Так называемое освобождение Иерусалима английским генералом Аленби в 1917 г. началось с отвоевывания у турков центрального и стратегического места в Иерусалиме – Русских построек. Сломив турецкое сопротивление, англичане заняли их место на русской территории и там же разбили свой военный лагерь.      
                                                  
Тем временем в России произошли роковые события, которые на долгие годы прервали связь Росси с Палестиной. Большая Русская Община осталась в Палестине отрезанная от своей родины и без финансовой поддержки Империи.
 
Палестина с 1922 г. была передана Лигой Наций в подмандатное управление Великобритании. Россияне, оставшиеся в вынужденной эмиграции на Ближнем Востоке, смогли вернуться в Иерусалим.
 
Была восстановлена Иерусалимская администрация ИППО и Управление подворьями Общества во главе с уполномоченным, бывшем Императорским вице-консулом в Иерусалиме, В.К. Антиповым.
 
Администрация ИППО получило у англичан в своё пользование лишь отдельные комнаты на Сергиевском подворье, поскольку большая часть здания уже была занята английскими административными органами.
 
Правительство Палестинского Мандата за минимальную стоимость расположило свои правительственные учреждения на русских землях, назначая аренду, от которой не могло отказаться переживающее острый экономический кризис Правление ИППО, оставшееся без какого-либо дохода и терпящее острую нужду.
Русские здания были сданы в наем для весьма различных целей: от таких как размещение испанского консульства и суда Палестинского Мандата, до складов, больниц, тюрем, и даже бараков и складов британской жандармерии.
 
Сергиевское подворье было занято английской военной Администрацией, Жилищной Комиссией и департаментом общественных работ.
 
Накануне признания независимости государства Израиль, международной Лигой Наций и последующей войны между евреями и арабами, начинает сильно ощущаться «безвластие» британских мандатных властей.  Управляющий подворьями В. К. Антипов  в панике переселяется на Александровское подворье. Опека и охрана Сергиевского подворья поручается члену Совета, исполняющему обязанности Секретаря Общества В. А. Самарскому, который в 1948г. в одиночестве  остался на подворье, несмотря на непрекращающиеся обстрелы. После того как Израильтяне захватили западный Иерусалим Самарский, был вынужден принять на подворье новых арендаторов – органы Израильских административных и военных структур. На протяжении нескольких лет, подворье переходило из рук в руки разных государственных организаций Израиля пока не закрепилось окончательно за Министерством сельского хозяйства. Вплоть до 1951 г., Самарский продолжал возглавлять администрацию управления подворьями ИППО, которая по-прежнему располагалась на территории Сергиевского подворья.
 
С марта 1951 г. до июня 1967, по согласованию с израильской стороной, в Сергиевском подворье, в первом этаже восточного крыла здания размещался офис Российского Палестинского Общества при АН СССР, которое практический оказалось на том же месте где до этого размещалось  Управления подворий во главе с Самарским.  Этот офис был оставлен представителями СССР при разрыве отношений с Израилем в результате Шестидневной войны и пребывает с того времени запертым, с заколоченными окнами. В настоящее время он находится в аварийном состоянии и нуждается в срочном ремонте.
          

Так кто же является хозяином Сергиевского подворья?

 
Палестинское Общество как частная благотворительная организация по турецким законам не имело прав юридического лица и, соответственно, права земельной собственности.
 
Поэтому 14 мая 1886 г. участок был куплен на имя помощника председа­теля ППО генерал-майора Михаила Петровича Степанова, а  в мае 1899 г. подворье было оформлено на имя Председателя ИППО великого князя Сергия Александровича,  что и было зарегистрировано в Иерусалимской кадастровой книге № 24. Таким образом, на имя великого князя подворье было переписано лишь через 12 лет после приобретения участка и исключительно по причине удобства оформления.
 
Ни сам великий князь Сергий Александрович, ни кто-либо другой никогда не считал Сергиевское подворье его личной собственностью. В переписке российского МИДа фигурирует формулировка: «номинальная собственность Вел. Кн. Сергия Александровича» [4]. 
 
Великий князь Сергий Александрович погиб от руки террориста в 1905 г., не имея наследников и не оставив какого-либо завещания, за исключением завещания своих личных вещей на имя великого князя ДМИТРИЯ ПАВЛОВИЧА  (1891-1942) Единственного сына великого князя Павла Александровича, родного брата Сергия Александровича. Но естественно в этом завещании ничего не говорилось о Сергиевском подворье.
 
 В разгар войны в 1915 г. Совет ИППО поднял вопрос о переводе подворья на имя Палестинского Общества или русского правительства, что и планировалось осуществить сразу по окончании первой мировой войны.
(Соответствующий доклад был представлен в МИД) [5]. Достаточным юридическим основанием для этого было бы, полагал автор доклада Управляющий учреждениями ИППО в Палестине П.И.Ряжский, с одной стороны, формальное заявление русского посольства о том, что эти земли приобретались на средства ИППО, а не его Председателя, и записаны на имя последнего только вследствие известных дефектов турецкого законодательства, а, с другой стороны, факт более чем десятилетней давности бесспорного фактического владения этими имуществами Императорского Православного Палестинского Общества, исправно платившего все государственные и поземельные налоги и бесспорно признаваемого в качестве ответственного владельца местными властями, принимавшими эти налоги и выдававшими квитанции. 
 
(Этот аргумент в пользу ИППО является также актуальным во время Британского Мандата и Государства Израиль).
 
Перевести подворье на имя ИППО или русского правительства, Ряжскому  так и не удалось. События 1917 года надолго прервали все планы и Проекты палестинского общества.
 
После Первой мировой войны Англия получила мандат на Палестину. Согласно статье 13 этого мандата за все Святые места и религиозные сооружения  в Палестине ответственность возлагается на Англию.
 
Поскольку исторически все имущество ИППО подпадает под статус «религиозные места», за состояние имущества ИППО в Палестине отвеча­ло английское правительство.
 
При этом нельзя забывать что на протяжении 20-х годов Советское правительство не оставляло дипломатических попыток получения российского национального наследия в Палестине, но они были безуспешны. ( Ноты)
 
Параллельно с нотами Советского правительства были также выдвинуты претензии от имени Совета ИППО Иерусалимского отделения, члены которого  предъявили англичанам  свои права на недвижимость. В начале двадцатых годов Н. Р. Селезнев от имени Совета Общества и его Председателя кн. А.А. Ширинского-Шихматова подал заявление в Иерусалимский Земельный Суд о переводе Сергиевского подворья и других владений на имя ИППО. Суд вынес гениальное постановление: вызвать через публикацию в газетах наследников Вел. Кн. Сергия Александровича, на имя которого были записаны эти владения. Никто из наследников не отозвался.
 
Британская политика, мотивируя заботой о международно-признанном   религиозном и благотворительном характере русских религиозных  землевладений на Святой земле, попыталась любыми средствами избежать возвращения владений советским  властям, чей признанный атеизм она рассматривала как противоречие тем целям, с которыми используются святые места.
 
Не передавая права на владение советским представителям,  — власти Британского Мандата вели переговоры с представителям Иерусалимского ИППО, состоящего из  русской эмиграции, которые пы­тались, хотя и с малым успехом, использовать страх перед советским атеизмом для установ­ления своего контроля над владениями ИППО, и в частности Сергиевского подворья.
 
Таким образом, власти Палестинского Мандата были заинтересованы держать на расстоянии юридические притязания Советов, но  в то же время сохранять нейтралитет в ответах на апелляции эмигрантского ИППО, платя обществу не высокую арендную плату, которой едва хватало для производства необходимых ремонтных работ на подворьях, оплате налогов и минимальной поддержке русской общины в Палестине.
 
В конце концов, сто­роной, которая выиграла более всего от спорного вопроса о русском землевладении, был Палес­тинский Мандат или сами британские власти. Обеспечивая аренду землевладений, правительство Палестинского Мандата за минимальную стоимость поддер­жало и расширило свои собственные правительственные учреждения на русских подворьях.
 
Важ­ность этого прецедента огромна и актуальна на сегодняшний день. Так как во взятых в аренду зданиях в бывшем Русском подворье и в других местах продолжают располагаться некоторые самые высокопоставленные правовые и бюрократические учреждения современного Израильского государства. В том числе министерство сельского хозяйства и Общество охраны природы на Сергиевском подворье.
 
В 1948-ом  году, англичане  перед своим уходом из Палестины издали приказ о сохранении прав владельцев Русского имущества. Однако израильтянам удалось предотвратить публикацию приказа и таким образом получить по «наследству» от англичан русскую недвижимость в западном Иерусалиме.
 
С созданием государства Израиль, еврейскими властями была создана временная система опеки над русским имуществом на территории государства Израиль, по образцу английской, которая должна была получать арендную плату с лиц и учреждений, занимающих русские постройки (в основном, гражданские и военные государственные учреждения) оказывать помощь русской эмигрантской общине  и вести переговоры с представителями Советского государства о передаче им русского имущества на территории государства Израиль.
 
Большая часть недвижимости зарегистрированного на имя Российского Императорского правительства было перерегистрировано в 1949-1950 гг. на имя правительства СССР. Однако имущество, зарегистрированное на имя ИППО, а также на имя Великого князя, оставалось в ведении уполномоченного по делам Русских имуществ в Израиле.
 
 Важно отметить, что в документации комиссии по делам Русских имуществ в Израиле, до 1952 г. Сергиевское подворье фигурирует как собственность ИППО.
 
25 сентября 1950 г. было издано распоряжение Совета Министров СССР о возобновлении деятельности Палестинского Общества и утверждении штата его представительства в государстве Израиль. Главной задачей общества была переоформление на своё имя собственности ИППО.  Как уже было сказано, офис РПО расположился в Комнатах Сергиевского подворья сменив тем самым находящийся там офис ИППО во главе с Секретарём управления подворьями Самарским.
 
 За весь период пребывания в Иерусалиме, представители РПО так и не смогли добиться от израильских властей перевода на их имя имущества зарегистрированного на ИППО.
 
В тексте ноты МИДа Израиля миссии СССР в Израиле от 29 апреля 1952 г. сказано:  «Относительно перевода на имя Российского Палестинского Общества при Академии Наук СССР имущества, зарегистрированного в Кадастровых Книгах на имя Императорского Православного Палестин­ского Общества, Министерство Иностранных Дел имеет честь сооб­щить Миссии СССР в Израиле решение Правительства Израиля, соглас­но которому таковой перевод обуславливается получением предва­рительного постановления компетентного израильского Суда о за­конной преемственности этих двух обществ. Вышесказанное относится также к имуществу зарегистриро­ванному на имя бывшего Великого Князя Сергея. Для того, чтобы произве­сти исправление в Кадастровых Книгах с целью перерегистрации этого имущества на имя Правительства СССР, потребуется доказать пе­ред компетентным израильским Судом, что это имущество было в сущ­ности правительственным имуществом» [6].
 
Из этого следует что имущество, зарегистриро­ванное на имя Великого князя Сергея Александровича, в 1952 г., рассматривалось Советским Правительством как имущество Российской Империи, и соответственно должно было быть переведено на имя Советского правительства. Однако Советская сторона так и не смогла представить израильскому суду достаточно веских доказательств того, что участок, будучи записан на Сергия Александровича, принадлежал бывшему царскому правительству [7].  Поэтому в 1952г. «компетентный»  Израильский суд вынес постановление – за отсутствием законных хозяев, передать управление Сергиевским подворьем  генеральному опекуну при министерстве юстиции государства Израиль. За исключением 15 помещений, общей площадью 447 кв. м. в которых размещался офис Российского Палестинского Общества при АН СССР, который был, покинут представителями СССР в 1967, при разрыве дипломатических отношений с государством Израиль.
 
В начале 90-х прошлого столетия были восстановлены дипломатические отношения между Россией и Израилем. 25 мая 1992 г. Президиум Верховного Совета РФ принял постановление о переходе ИППО под юрисдикцию Российской Федерации в качестве международной общественной организации. В 1993г. была попытка возобновить переговоры с Израильской стороной о возвращении Сергиевского Подворья, Однако ни каких результатов не было достигнуто. Подворье и по сей день находится без хозяина.
 
В своём докладе я попытался осветить сложную историю одного из важнейших русских исторических памятников на святой земле. Ему было суждено не только носить имя великого Князя Сергия Александровича, но и стать своего рода архитектурным символом ИППО в Иерусалиме. Ещё раз отмечу тот факт, что подворье было приобретено в конце 19 века на средства ИППО, было записано на имя Его председателя, но при этом являлось собственностью общества. Основной целью создания подворья ,было обеспечение русских паломников всем необходимым на время их пребывания на Святой Земле, а также духовная поддержка  желающих посетить Святые  места. Однако, историческая цепь событий сложилась так, что  своим истинным  целям подворье служило очень недолго. Как было отмечено выше, уже в 1915 году фактическое владение подворьем перешло в руки турков, вслед за ними подворьем завладели англичане, и с созданием государства Израиля подворье  занимают государственные структуры  и до сих пор. Никто из этих владельцев не ставил себе целью возобновить в какой бы то ни было мере деятельность подворья так, как она была задумана его создателями. Напротив, Сергиевское подворье ввиду различных причин до сих пор остаётся предметом притязаний различных заинтересованных в недвижимости израильских структур.
 
На сегодняшний день, как никогда остро стоит вопрос: кто же является истинным владельцем подворья ,тем кто мог бы   достойно возродить и развить благое дело, начатое более ста лет назад, но так быстро оборвавшееся в буре трагических событий 20 века. 
 
Иерусалим 2 ноября 2005 года.
Конференц-зал им.Маерздорфа в Еврейском университете на горе Скопус
© Роман Константинович Гультяев,
Православное Научно-Просветительское Общество «Россия в красках» в Иерусалиме
При перепечатке материала - ссылка на сайт "Россия в красках" и адрес http://ricolor.org/  обязательна
 

Примечания

 

[1] “… Заявляю решительно и окончательно мое мнение, что, если Общество желает что-либо строить в Иерусалиме, то оно должно приобрести для этого покупкою место. Иначе никакого толку из его хлопот и денежных затрат не выйдет, и я не возьму греха на душу способствовать Обществу в пагубе значительного капитала. Место есть, в соседстве с Русскими Постройками – целый квартал. На него уже есть покупатели, надо не упустить, а я постараюсь удержать продавца до Вашего ответа”
(письмо к В.Н. Хитрово от 26 марта 1886 г.).
[2] Он получил техническое образование в Париже и уже был известен по многим замечательным сооружениям.  Франгия строил по проекту петербургского архитектора Д.И. Гримма  русскую церковь св. Марии Магдалины в Гефсимании (1884-1888). Именно он руководил строительством здания русского Ген-консульства в Константинополе,  ремонтом здания посольства на Рю де Пера, а также посольской дачи в Буюк-дере. Он строил первый мост над Иорданом рядом с местом крещения и проектировал водопровод в Иерусалим. В начале 80-х он сделал карьеру и был официальным турецким архитектором. Из Константинополя он приглашался в Иерусалим уже в качестве столичной знаменитости для реконструкции северной, служебно-санитарной зоны в храме Гроба Господня. Под его руководством было построено множество зданий в Иерусалиме. 
[3] Опасаясь ошибки в определении последней цифры, Смышляев пригласил известного Обществу архитектора Конрада Шика составить самостоятельную смету на основании уже существующих  данных. Сумма сметы Шика была в два раза выше, чем у Франгиа. В продолжение построек оказалась, что смета Шика  наиболее точная.
[4] (АВП РИ. Ф. РИППО. Оп. 873/11. Д. 4. Л. 3об.)
[5] Россия в Святой Земле: документы и материалы. Т.1. М., 2000. С.299-313.
[6] Советско-израильские отношения. Сб. документов. Т. I. 1941-1953. Кн. 2. Май 1949-1953. М., 2000. С. 351-352.
[7] О советском имуществе в Израиле. (Справка). Составлена Управлением стран Ближнего Востока и Северной Африки МИД СССР. Москва, 4 ноября 1986 г.
 
 

Автор: Гультяев, Роман, диакон

версия для печати