Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Игумен Даниил и его «Хождение» в русской духовной традиции

 

 

Это первое «Хожение». Потом будет много написано. Эта эпоха русской литературы удивляет до сих пор самостоятельностью. Не наблюдается периода ученичества. Самостоятельность проявляется не  только в легкости творчества, и не боязни себя проявить, но и в жанровом отношении. Русская летопись, она совсем не византийская, совсем не западно-европейская. Ни в одной христианской стране нет  историографии коллективно-безымянно-личной, которая началась бы и длилась бы столетие. Возникает свой жанр историографии. То же самое с «Хожениями». То, что мы слышали о греческих, они оказываются безличны, анонимы, а наше первое возникает, как очень личное. Сказал бы попутно о жанровом своеобразии. Во всех произведениях древнерусской литературы происходит на глазах возникновение русского народа.  Может первый Илларион говорит, произносит молитву – «Русская земля». Земля выступает, как молящийся народ. Даниил тоже пишет - недаром «игумен Русской земли». Интересно, что в последующих редакциях это пропадает. Просто – «Паломник Даниил». В тот момент это важно. Летописец задается вопросом, откуда пошла земля русская. Откуда мы взялись. Народ этот на глазах сплавляется из племен, которые столетия существовали рядом, и никакого желания сплавляться в народ не проявляли. Вдруг случается чудо онтогенеза. Эти слова, и молитва от русской земли, и Игумен русской земли из этого народа. В тот момент это очень важно для него самого. Он не боится сразу начать с самого себя.  «Я - человек недостойный. Ходил во всякой лености, в пьянстве, все непотребные дела творя, но вот захотелось мне увидеть Святую Землю, и Бог дал мне». Он, кончено, не первый паломник. Первый, которого мы знаем, это житие Феодосия. Первая половина XI века. Мальчик Феодосий, провинциальный мальчик, хочет удрать их дома, от мамы, которая только думает, что бы он честь рода соблюл. Какие-то старые родовые нормы. Идут рядом паломники, идут прямо из Иерусалима. «Когда пойдете обратно»? «Скоро пойдем». Он уходит с ними. Он, а догоняет его. Лупит. Бьет. Возвращает. На  цепь сажает. Первая половина XI века. Писателя не казалось там. Вторая половина.- Феодосий из Киево-Печерского монастыря туда идет и на обратном пути умирает. Даниил пишет, что многие ходили и опять пойдут.

      
Это именно то, что сказывается в жизни Феодосия. Ходили и опять пойдут. А сего пути нельзя быстро совершить. Вот он говорит, что я-то жил там 16 месяцев, а не то, что скакал туда-сюда. Нашел хорошего гида, платил моего своего худого добыточка, и все посмотрел в Иерусалиме, в земле, где пречистыми Своими ногами Господь ходил, нашего ради спасения. Он так счастлив просто и передает. Никаких литературных приемов, никаких ученических, вот так надо писать. Это поразительная легкость, вот как он это видит. Проехали столько-то, такого-то расстояния, повернули налево- направо. Расстояние между памятниками - дважды камнем бросить. Пересчитывает столпы, отмечает материал. Может он в своем монастыре и строительством занимался, потому что такой хороший хозяйственный взгляд. Много там личного - личных  впечатлений, повторений. Это важно, потому что в последующих редакциях происходит некоторое обезличивание. Убирается такое, как «страшно тем путем идти в горах каменных». Было такое «Ныне там живут фряги». «Ныне» - убирается. Эта конкретность времени смывается. «От туда пойти в летний Восток. На Восток, на Запад, на Север». В последующих редакциях все убирается. Как будто человек сидит где-то далеко. Какая разница -  так на Север, на Восток- там разберемся, если нужно будет. И вот масса вещей таких убирается. Причем некоторые исчезаю важные вещи.
     
Мне кажется, что просто неправильно понимает иногда редактор.  Когда работал этот редактор, я думаю, что в XVI веке, но моя коллега, что перед великими Четьи-Минеями. Но моя коллега Ира Федорова говорит, что в списках конца XV века эта редакция уже заметна. В том же городе есть гроб Исаий Пророка сына Амоса, в редакции- Елисея Пророка-  сына Асафата.  Теперь хочу проверить кто прав? И масса вещей. Он читает невнимательно и переделывает имена, названия. Неаполь он пишет Аполлоний город. Списков сего «Хожения игумена Даниила» около 150. Несколько списков первой редакции, а этот, что я говорю с этими сокращениями, изменениями этномомов, топонимов, их больше всего, этих списков второй редакции. Эта редакция вошла в Великие Четьи-Минеи, она была проиллюстрирована. Сейчас к 900-летию мы думаем, как издавать игумена Даниила. Моя коллега и готовит вторую редакцию. Я сделал перевод и посмотрел. Я увидел этого редактора, русского редактора, который сам в землю не ходил, который переделывает это для русского читателя, который сам в Землю Святую не пойдет. Он убирает все конкретные вещи. Остается просто общее. Что тут делать? Стали мы спорить. Надо первую издавать. Она ближе. Древнейшие списки конца 15 века только. Первая редакция ближе к тому, что написал Даниил, но распространена на Руси была вторая и проиллюстрирована. Веловитинов писал, что надо издавать колонками, рядом, чтобы была еще и третья редакция. Сейчас кажется Веловитонов склонился, что третья - это вариант второй. Но рядом издавать, с разночтениями, колонками, это будет книга не для чтения. Списки первой редакции появляются с конца XV века и списки второй редакции появляются тоже с конца XV века.
    
Мы сейчас склоняемся к тому, чтобы издать обе редакции за друг за другом. С хорошим исследованием, с хорошими комментариями. Интересно, что со временем с русским «хожением» происходит  приближение к тому, как мы видим греческие хожения. Обезличиваются, оно делается обобщенным, убирается его замечательный голос путешественника. Как он переживает -  знаете прекрасный рассказ об огне Святом, который сходить в субботу. Тоже редактор убирает такие вещи о князе Балдуине - Молдвин, как он пишет. Он пишет, что «совсем  добрый, совсем не гордиться, очень меня любил». Редактор убирает это. Василий Поздняков при Иоанне Грозном, который пошел с милостыней на Святую Землю и потом описал это свое путешествие. Он много черпал у Даниила. Мамврийский дуб, кругом него как   вымощено - это вымысел, списанный у Даниила. 80-90-ые годы ходил на Святую Землю Трифон Коробейников. Это «хожение» имеет списков 400. Это самое популярное  «Хожение». Оно самостоятельно, относительно Даниила. Но со временем выяснилось, что Трифон Коробейников сам и не писал, что это списано у Василия Познякова, со включениями из Даниила. Он ли это списал или кто-то другой, но тоже личность исчезает.
    
Возвращаясь к культурообразующему началу русской литературы, в которой  возникло «Хожение игумена Даниила»,  во все книгах помимо высокого сознания  собственно авторской личности и свободы есть при этом элементы культа княжеского рода, как и полагается для того времени. Это не только, что он игумен русской земли, но он ставит лампаду кандила за всех русских князей, за всю Русскую землю, перечисляет этих князей. Мы видим  похвалу княжескому роду и у митрополита Иллариона и в летописях, во всех литературных произведениях того времени. Это тоже со временем все размывается- «за всех князей и их детьми женами», он молится. Редактор это убирает. За чем жены, дети. Коротенько сказал об этом произведении. Можно и сейчас с Даниилом поездить по этой земле и посмотреть. У позднейших авторов сохраняется эта мера «дважды из лука стрельните» или «ввержение камня». Даниил дал такие способы измерения расстояния. 

Вопросы. Задает Н.Н. Лисовой
- Как вы объясняете появление тенденции такой редактуры, не говорю конкретного редактора, а тенденции появления редактуры вычеркивающей, обобщающей, обезличивающей. Это действительно сознательная установка на обобщение, «зачем нам нужны подробности?» или гиперкоррекция – «что я не могу проверить, я вычеркиваю». Такой редактор тоже существует.

Ответ - Я не думаю, что это гиперкоррекция. Потому что в таких уточнениях скорее наоборот проявляются ошибки, Например и с названием и с топонимикой, и с именами пророков. Потом Даниил видит место и  вставляет  цитату из Библии, что этот пророк говорил, диалог с самаритянкой. Редактор все эти цитаты убирает, правда свои вставляет. Он в основном убирает эти распространения. Мне не кажется, что это точность. Но то, что происходит с повестями, написанными в XIV веке. Мы знает, что в XVI веке все переосмысляется с точностью до наоборот. Читатель своего времени. Совершенно другая ментальность. На Восток. На Запад. Он уже далек и от этого человека, от этого тогдашнего воздуха. Мы исследовали колоссальное количество списков и будем тиражировать первую редакцию. Будем издавать две редакции.

Вопрос - Связанный с проблемой современного прочтения «Даниила». Вы предполагается при новом издании реальный комментарий, что Даниила правильно описал, где Даниил ошибся. У него безусловно это есть. Вы сказали, мы возьмем  «Даниила» и пойдем с ним, как с путеводителем. Тогда он нас заведет не туда. Это вы будите проверять и уточнять? 
Ответ - Надо бы понять. Когда мы издавали в «Памятниках литературы древней Руси», в «Библиотеки литературы Древней Руси», там есть реальный комментарий.

Вопрос (Лисовой Н.Н.) - Там есть реальный комментарий, но точки зрения, что вот здесь Даниил ошибся, гробница не там находится, а эта дорога не в тот город ведет, у него иногда это есть. Вот такого комментария нет.
Ответ -  Мы были вроде того редактора - XV века это. Для нас это было так далеко. Так ли это или не так. Сейчас мы только можем поставить этот вопрос.

Вопрос- Все-таки такой вопрос  в современном издании «Даниила» поставить можно?
Ответ - Да. Еще  вопрос иллюстрирования. Вторая редакция она вся проиллюстрирована. Если мы получим микрофильм, воспроизведем древнерусские миниатюра не отдельно, а вместе, целиком. Страница и текст, как он иллюстрируется. Но стоит ли при этом говорить о памятнике вообще, что он собой представляет - фотографии или изображение современным художником, я не знаю. Это вопрос дискуссионный. Мне важно ваше мнение по этому поводу знать - оставить ли только древнерусского художника прочтение, иллюстрирование, или что-то взять показать, что это на самом деле. 
Вопрос - есть предложение в декабре собраться  на заседание совета Общества и продумать план подготовки, во-первых, к Юбилею, всю ту издательскую часть и не  только издательскую часть - мы собирается медаль издавать,  специальную, настольную, большую медаль в честь 900-летия  «Хождения». Если вы поддержите, ты мы с Николаем Николаевичем будем пробивать эту идею.
Ответ - Я, разумеется, поддержу любую плодотворную идею. Но, как вы думаете, надо ли давать что-нибудь, помимо древнерусских иллюстраций. Что такое - такой памятник. Так сказать, реальный комментарий в изобразительном материале, Нужен ли он.

Лисовой Н.Н. - Мое мнение - это имеет право на существование. Думаю, что это должно быть другое издание. Одно - это академическое самого «Хожения», а другое уже с реальным фотокомментарием.

Прохоров -  Может быть. Да.
Вопрос - Нужно  ли редактированное издание.

Ответ - Я думаю, что это научности не снизит. Это покажет движение текста в веках. Мы все прокомментируем. Но больших научных усилий требует подготовка второй редакции, потому что она популярна. Исключить ее потому, что у нее есть свои недостатка, например, он там свои заголовки проставляет, как редактор работает. Да, тогда бы мы показали жизнь только этого текста в литературе XV-XVI -XVII веков. Но на Страшном Суде Даниил нам скажет – «А почему вы  вторичные тексты издали» и мне обидно не воспроизвести. Может быть возьмем другой список первой редакции, что не тиражировать один и тот же. Но я думаю, что обязательно надо показать. И надеюсь, что научности это не снизит.

Вопрос (Владыка Тимофей) - Трудно сформировать на русском языке мои рассуждения. Во-первых, если  кто-то из клириков в IX-XII веке получал звание  ИГУМЕНА, у него было какое-то образование. Или же он выделялся из  среды своих братьев за какие-то церковные подвиги, поэтому он получил звание Игумена. Это предисловие, к тому, что человек писал свои воспоминания о поездке, о паломничестве во Святой Земле. Вы сказали, что это было самостоятельное описание. Что вы подразумеваете под «Самостоятельным описание». Второе, поскольку Даниил жил во Святой Земле 16 месяцев, у него был хороший гид. Значит ли, что идею написания «Хождения» он мог бы получить так же и от гида. Клирики или миряне знали очень хорошо, что до приезда игумена Даниила были другие паломники, которые тоже писали. Мы очень хорошо  знаем, что уже в IV веке есть описание, что происходит в Святой Земле. Может быть, ему подсказал гид. По вопросу господина Лисового - мы считаем, что описание игумена Даниила «Хождение» содержит в себе тоже очень ценные элементы. Один израильский археолог Рина Авнер недавно сделала раскопки в одном из монастырей по дороге в Вифлеем. Она в своем рапорте о раскопках вспоминает описание в «Хождениях» игумена Даниила - место сидения Божьей Матери. Мы всегда отмечали это место. Мы знали, что ранних веков там была построен восьмиугольный Храм. Но когда игумен Даниил был здесь в XII веке, он описывает, что он видел, что есть Святое место, где на камне сидела Матерь Божия. Он описывает, что видел там руины. Конечно, игумен Даниила может допускать какие-то ошибки, но он держит ценную информацию, которой пользуются археологи историки современной эпохи.
Ответ - он говорит, что жил в метохе монастыря Святого Саввы, «нашел там мужа, старого деньми, который Писание знал хорошо». Он не говорит, что  тот ему какие-то образцы «Хожений» показывал или что-то советовал, но что  он Писания связывал с местами. Образованность Даниила и других русских авторов того времени просто поражает. Дмитрий Сергеевич Лихачев - наш смиренный  учитель, говорит о монументально- историческим стиле литературы этого времени. Действительно, когда летопись читаешь, удивляешься, как он карту всю знает. Где какие племена живут, не только средиземноморские, но и Север весь. И Даниил прекрасно ориентируется в пространстве, и тоже не только Писания знает. Академик Сахаров сравнил Даниила с Нестором, как Нестор - летописец послужил основой всего нашего летописания. «Повесть временных лет», так и Даниил был таким основанием, на котором все остальные авторы «Паломников» и «Хожений» основывались. Хотя потом становились самостоятельными. Это правда. Образованность удивительна! А митрополит Илларион! Первая русская проповедь такой высоты! Чувство удивления! Так эти первопроходцы, создатели русских произведений - как они самостоятельны! Как они образованы! Как они легко пишут! Как они умны! Отточенность всего поразительна! Я не удивляюсь, что археологи могут пользоваться. Там шагами вымеривают расстояния, точно указывают. Можно нарисовать планы его пути.
Я на что-то не ответил? - Сейчас можно быть игуменом, не принадлежа монастырю, не руководя никаким монастырем. Видимо, он из какого- монастыря.  Так рассчитывают, что из южно-русской земли, из черниговской. Потому, что когда он смотрит на Иордан, говорит «Ну совсем, как наше река Сновь. Так же  лукаряво и камыши такие же». Река Сновь - эта единственная привязка. Какие есть соображения, из какого монастыря? Я не знаю того, чтобы тогда это было   звание ученого человека - игумен. Склонен воспринимать это буквально, что он был игуменом в монастыре каком-то.
Вопрос - У меня замечание и вопрос. Замечание - я сам араб. Хочу выразить уважение Пушкинскому дому  в Санкт-Петербурге. У вас очень замечательная школа в Петербурге, Восточный факультет и Институт Востоковедения, поэтому, я бы хотел обратить ваше внимание на тот факт, что на арабском языке недавно вышел перевод с французского «Хождения игумена Даниила». Есть ли комментарии? -Думаю, что французские есть. Это точный перевод с французского. Было бы хорошо напоминать, когда вы издаете, что есть такой язык и есть такие люди, которые тоже обращают внимание на русских путешественников и их хождения. Я тоже обратил внимание на «Хождение игумена Даниила» в моей диссертации на арабском языке. Хорошо, чтобы она была в списка источников.
Ответ - пожалуйста, пришлите.

Вопрос - идеологический. Каково отношения игумена Даниила к крестоносцам? 

Ответ - По-моему, он никакого осуждения завоевательской деятельности крестоносцев  не высказывает. Он говорит о владении- турки, арабы, а сейчас - крестоносцы. Он восхищается искусством крестоносцев, например, статуя. Это романское искусство. Он говорит - «Как живой стоит». Он очень большое внимание обращает на искусство, мозаики, скульптуру. Он там часто говорит о разбойниках «В горах, - говорит, -пройти очень страшно, только можно с большой дружиной. И то не безопасно, потому, что выходят из населенных пунктов и убивают разбойники».

Вопрос- какого времени этот арабский перевод? 

Ответ - Переведен с французского языка три года назад.

Вопрос - какую редакцию издавал Норов в 1864 году? Первую или вторую со своими комментариями?

Ответ - Первую. Мы хотели тоже сопроводить английским новым переводом. Я заказал. Перевод был сделан, но я им не удовлетворен, потому, что уж очень свободно. Я  стал править, переводчица возмутилась «Зачем буквализм?» А по-моему, надо, так что мы решили отказаться.

Вопрос -  вопрос, связывающий предыдущий с вопросом Омера Мохамеда. Норовский перевод французский с какой редакцией?

Ответ - думаю, что с первой.

Вопрос (Житенев С.Ю.) - Поскольку тут завязалась живая дискуссия, позвольте мне продолжить мысль, высказанную владыкой Тимофеем. Как писать комментарии и следует ли задаваться задачей исправлять ошибки игумена Даниила. Есть ряд  таких мест, как выясняется в «Хождении игумена Даниила», которые по началу выглядят непонятно. Как бы мы, исправляя ошибки не лишились бы важной информации. Поясню  на одном  только примере. Когда он описывает свой путь в Святую Землю и проезжает через Кипр, он описывает церковное устройство Кипра. Он бросает такую фразу «А вот на Кипре, скажем 14 епархий, а митрополия одна,» - замечает он. Совершенно не понятна мысль. Почему при 14 епархиях должно быть сколько-нибудь еще  две или сколько - Здесь, на самом деле содержится скрытая информация, заключающаяся в том, что церковное  устройство Киевское того времени только что пережило пору раскола киевской митрополии, вычленение из нее Черниговской, откуда Даниил и происходил и Переславо-Ростовской. И это еще не было полностью изжить вначале правления Ростовского Мономаха. Если мы такие места начнем поправлять, мы лишимся очень ценной информации о церковном устройстве Руси, в том числе. Я не вызываю на полемику.

Ответ. - Нет. Нет. Без всякой полемики. Я  ни в коей мере не имел ввиду исправлять Даниила. Я имел ввиду оговаривать это в примечаниях, не более того. 
 
Иерусалим 2 ноября 2005 года.
Конференц-зал им.Маерздорфа в Еврейском университете на горе Скопус
©   Гелиан Михайлович Прохоров.
Доктор филосовских Наук,
Главный научный сотрудник Института русской литературы РАН - Пушкинского дома (Санкт-Петербург)
 
При перепечатке материала - ссылка на сайт "Россия в красках" и адрес http://ricolor.org/ обязательна
 

Автор: Прохоров, Гелиан Михайлович

версия для печати