Юбилеи 2017 года

170 лет
Учреждение Русской духовной миссии в Иерусалиме

 

История здания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с домовым храмом св. мученицы Александры. Павел Платонов

 

На Святой Земле отпраздновали 170-летие Русской духовной миссии

 

135 лет
Создание Императорского Православного Палестинского Общества

 

Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце XIX начале XX веков. Павел Платонов

 

Кадровая политика Императорского Православного Палестинского Общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений. Петр Федотов

 

Еще статьи раздела "История ИППО"

 

160 лет
День рождения первого председателя ИППО великого князя Сергея Александровича

 

Великий князь Сергий Александрович и его соратники. Н. Н. Лисовой

 

200 лет
День рождения архим. Антонина (Капустина)

 

Архимандрит Антонин (Капустин) - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

 

Документальный фильм «Архимандрит Антонин (Капустин)»

 

Антонин Капустин - основатель «Русской Палестины». Александра Михайлова

 

170 лет
Назначение свт. Феофана Затворника в состав РДМ в Иерусалиме

 

Святитель Феофан Затворник в составе Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1855 гг.) по документам АВПРИ. Егор Горбатов

 

120 лет
Кончина игум. Вениамина (Лукьянова)

 

Вениаминовское подворье в Иерусалиме. Павел Платонов

 

130 лет
Закладка Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

От «Русских раскопок» до Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме. Павел Платонов

 

120 лет
Открытие отдела ИППО в Нижнем Новгороде


Памятные места Нижегородской земли, связанные со святыми именами и с историей ИППО. Павел Платонов

 

110 лет
Юбилей со дня рождения члена ИППО, благотворителя Святой Земли А.В. Рязанцева

 

Соликамский член Императорского Православного Палестинского Общества Александр Рязанцев и русский благовестник на Елеоне. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / Паломнику / Святые места / Святые места Иерусалима / Сокровенный Иерусалим. Протоиерей Геннадий Беловолов

Сокровенный Иерусалим

Есть Иерусалим, который знают все, а есть Иерусалим, который почти никто не знает и не посещает. В этот день мы открыли тот Иерусалим, который не найдешь ни в одном путеводителе.


Наш путевод Григорий пообещал сделать сюрприз, «показать нам Иерусалим, который никто не видит». Интрига была заявлена серьезная. В течение всего дня мы переиодически спрашивали, что же имел ввиду Григорий.

 


Когда мы вошли в стены старого города, уже стемнело. Мы шли за Григорием, наполненные таинственным ожиданием открытия.


Улицы старого Иерусалима образуют каменные коридоры, зайдя в которые, тут же теряешь ориентацию в пространстве. Иерусалим представляет собой невообразимое сочетание бесконечных рядов лавок и периодически встречающихся храмов, монастырей и святых мест. Как можно ориентироваться в этом лабиринте – оставалось загадкой. Не могу даже вспомнить название улиц, по которым мы проходили.


Среди этого всеобщего торжища особенно радостно реагируешь на какой-нибудь православный знак. Когда я увидел над дверью в стене каменную икону, я не мог не остановиться. По-гречески прочел имя мученика Феодора. Григорий пояснил, что это греческий монастырь Иерусалимского патриархата, посвященный двум святым мученикам Феодорам – Феодору Тирону и Феодору Стратилату. Сразу удивило объединение двух святых, которых связывало только одно имя.


«Он всегда закрыт. Но я имел ввиду другое место». В тот самый момент, когда мы хотели уже проследовать дальше, эта самая дверь перед нами открылась. Кто-то вышел из нее. За нею горел свет, был виден небольшой дворик. Григорий тут же отреагировал: «Если дверь открыта, значит нужно зайти. Это монастырь святых Феодоров. Сюда тоже обычно не водят паломников».

 

 


Мы зашли. Некоторых паломников пришлось звать вернуться назад. Ничем не примечательная стена внутри оказалась маленьким монастырем. Нас встретила приветливая монахиня, кажется, она была сербка. В древнем храме горели лампады. Было такое чувство, что только что закончилась служба. По крайней мере, мы сразу почувствовали глубокую намоленность храма. Главной святыней здесь является икона двух свв.мучеников Феодоров.


К экскурсии по этому монастырю наш экскурсовод, естественно, не был готов. Пришлось мне что-то рассказывать. Я прежде всего сообщил, что на каждой проскомидии обязательно вынимаются частицы за святых мучеников. Это свв. Стефана, Димитрий, Георгия, а также святые мчч.Феодор Тирон и Феодор Стратилат. Это означает, что в Церкви после Димитрия и Георгия литургически самыми почитаемыми являются два Феодора. Напомнил их жития, Федоровскую сууботму на первой седмице Великого поста. Вспомнил также, что имя Тирона носил Федор Достоевский, которого я тут же помянул о упокоении.


О самом монастыре в то момент мы решительно ничего не смогли узнать. Нас встретила монахиня сербка, которая радушно нам улыбалась, предлагая свечи в лавке, но плохо изъяснялась по-русски.


Только вернувшись в Россию, я нашел в интернете на сайте Иерусалимской патриархии буквально несколько строк об этой обители. Она была основана в 7 веке святителем Иоанном (не прославлен), учеником святителя Софрония Иерусалимского.


Мы пробыли в монастыре недолго. Когда мы вновь вышли на узкую улочку Иерусалима и за нами закрылась дверь, осталось ощущение какого-то чудесного видения.

 


Григорий повел нас дальше в восточном направлении по опустевшим улочкам, которые то расширялись, то сужались. Одно из таких расширений оказалось площадью, но ни одна машина на ней никогда бы не развернулась. Вскоре Григорий привел нас к обещанному сюрпризу, который «нужно посетить именно жителям града святого Петра». Признаюсь, что второй раз я бы сам не смог найти это место. Мы остановились у металлической двери со знаком братства Гроба Господня. Никаких внешних отличительных черт монастырь не имел. Если не прочесть надпись на греческом языке, сообщавшую, что это монастырь св.Никодима, невозможно догадаться, что за стенами находиться обитель. Как оказалось, на территории обители находятся жилыен помещения. Здесь находятся два святых места: 1) народная темница апостол Петр, и 2) дом Шимона, в котором произошла беседа Господа с Никодимом.


В этом монастыре нас никто не встретил. Григорий по-хозяйски открыл ключами дверь, ведущую в темницу. Он сказал, что единственный хранитель обители доверяет ему ключи и он может приводить сюда кого угодно и когда угодно.

 

 


По тесной каменной лестнице мы спустились в темницу апостола Петра. В Деяниях Апостолов она названа «народной», видимо, потому что в ней заключались под стражу самые разные преступники. В крипту мы увидели подземный храм. Здесь никого, кроме нас, не было. Это усилило впечатление какого-то одиночества. Несколько ступенек ниже находиться темничная камера апостола Петра, которая в буквальном смысле напоминает каменный мешок. В Деяниях Апостолов рассказывается, как по повелению Ирода апостол Петр был схвачен, заключен эту темницу, будучи закован двумя цепями. Вся Церковь усердно молилась об апостоле, и ночью Ангел Господень явился Петру и освободил его: цепи сами спали с апостола, а тюремные ворота сами отворились перед ним. Ангел вывел Петра на улицу, после чего стал невидим.


Мы пропели тропарь апостолу Петру, и я прочитал 6 главу Деяний Апостолов, где описано это чудо, причем, я читал, находясь прямо в темнице. Яркое чудо живо представилось воображению. На стене темницы помещены три иконы большие иконы, изображающие разные эпизоды жизни апостола, в том числе и его заключение в темницу. Над иконой висят цепи. Григорий поспешно пояснил, что это копии тех, цепей которыми был скован первоверховный апостол. Подлинные были вывезены крестоносцами и находятся в Риме. В честь них установлен особый церковный праздник – поклонение веригам ап.Петра (16/29 января). Мы поклонились этой копии, воздавая таким образом честь подлинным узам страстей апостола.

 

 


Потом мы вернулись на узкий монастырский дворик. Григорий открыл нам храм, устроенный в память беседы Христа с Никодимом. Исторически здесь существовал дом Шимона, у которого останавливался Спаситель в Иеруслаиме. В этом доме некая женщина омыла ноги Христа, отерев их своими власами. Этот же дом стал местом одной из самых важных бесед Спасителя. В центре небольшого храма на аналое лежала икона, изображавшая беседу. Такой иконы никогда прежде не видел, хотя она не помешала бы в любом храме на пасхальной седмице в светлый четверг, когда читается 3 глава Евангелия от Иоанна с этой беседой.


Как известно, Никодим был одним из иудейских начальников, членом Синедриона, и поэтому свое ученичество у Иисуса Христа он сохранял в тайне и из-за страха перед иудеями приходил к Спасителю глубокой ночью. Спаситель беседовал с Никодимом при полной луне.

 

 


Григорий предложил прочитать эту беседу по большому Евангелию на церковно-славянском языке. Оно было подарено монастырю русскими паломниками еще до революции. Евангелие оказалось столь тяжелым, что я для подстраховки попросил придерживать его на аналое двум нашим паломникам.


Перед чтением сказал, что и здесь у нас полное соответствие евангельской обстановке: также темно на улице, а на небе полная луна. Электрического света в храме не было и мы читалеи при свете свечи. В такой обстановке невольно казалось что где-то тут в темноте сидит Никодим и слушает слово Христа. Знакомый текст Евангелия я как будто не читал, а только слушал. Беседа посвящена главнейшему вопросу, как войти в Царствие Божие. Спаситель изъяснил духовный смысл таинства Крещения как духовного рождения: «Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3, У). Никодим не понимал: «Как может человек родиться, будучи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери и родиться?» (Ин. 3, 4). Тогда Спаситель разъяснил: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3, 5).

 


После чтения мы приложились к Евангелию и большой иконе на левой стене храма, которая изображала эту таинственную беседу.

 

 

Также Григорий показал другие святыни храма. Справа стороны от входа можно увидеть большой железный котел, называемый по-турецки «казан», в котором по преданию готовили чечевичную похлебку для строителей храма Господня. Когда храм был построен, его перенесли сюда. Здесь кормили паломников. Происходило чудо. Сколько бы человек не приходило – всем хватало еды в этом казане. Поэтому и сам монастырь в литературе иногда называют «монастырь чечевичной похлебки».


Здесь же находятся части мощей восьми монахов савваитов, убитых персами в 7 веке.

 

 

Особой святыней является плащаница из России, изготовленная монахами Китаевой пустыни. Она почитается чудотворной: при прикладывании к ней некоторые паломники слышат биение сердца Спасителя. Мы все приложились к ней. В ночной тиши я, к сожалению, ничего не услышал. Признаюсь, у меня в ушал и в сердце звучало гулкое чтение беседы с Никодимом.


Когда мы вышли и под полной луной отправились назад по совершенно пустым улочкам Иерусалима, я поблагодарил Григория за его благодатный «сюрприз». Этот монастырь не значится ни в каких путеводителях по Иерусалиму. Его практически не посещают паломники. Я спросил, сколько же таких сокровенных и неизвестных паломникам монастырей находится в Иерусалиме. Ответ меня поразил: «Почти двадцать». – «И все православные?» - «Это только православные греческие монастыри… Это связано с обилием святых мест, а также с необходимостью в древности принимать в Иерусалиме множество паломников. Сейчас паломники селятся в гостиницах».


Вот тогда-то я и понял, что кроме известного существует неизвестный – сокровенный Иерусалим. И мы из него сегодня вечером увидели всего лишь только две обители. Сколько же надо приезжать в Святую Землю, чтобы увидеть все?!

 

Протоиерей Геннадий Беловолов

Фото автора, 2012 год

 

Дневник протоиерея Геннадия Беловолова в ЖЖ


Автор: Беловолов Геннадий, протоиерей

версия для печати