ИППО в Иерусалиме

Анонсы

 

Для очередного выпуска №  IX-X Иерусалимского вестника принимаются статьи

 

События


3 ноября 2015 года - исполнилось 10 лет созданию Иерусалимского отделения ИППО. Смотрите юбилейный фотоальбом 

 

Иерусалимское отделение ИППО к 10-летию своего создания подготовило очередной выпуск «Иерусалимского вестника»

 

Отчёт о деятельности Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества за 2015 год

 

Члены Иерусалимского отделения ИППО презентовали в Тель-Авиве книгу Д.К. Гейки «Святая Земля и Библия»

 

В Святой Земле состоялось отчетно-выборное собрание Иерусалимского отделения ИППО

 

Отчётный доклад председателя Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества о деятельности отделения в период с декабря 2010 по 2015 годы

 

Благодарность Президента Российской Федерации В.В. Путина председателю Иерусалимского отделения ИППО П.В. Платонову. 14 июня 2012

 

Проекты ИППО

 

К 10 летнему юбилею Иерусалимского отделения ИППО вышел в свет № VII-VIII Иерусалимского вестника

 

Иерусалимское отделение ИППО сотрудничает с израильским министерством по туризму

Иерусалимское отделение ИППО разместило в Интернете выпуски "Иерусалимского вестника" за 2012-13 годы


Иерусалимское отделение ИППО переиздало раритетную книгу Джона Гейки о Святой Земле

 

«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества

 

Последние обновления

 

Статьи и интервью

«Явление Святой Руси в европейском Петербурге» К столетию освящения Барградского Николо-Александровского храма. Д.Б. Гришин

 

Воссоздание собора Казанской иконы Божией Матери Казанского Богородицкого монастыря: акт исторической справедливости. А.М. Елдашев

 

Лавра преподобного Саввы Освященного в Иудейской пустыне. П.В. Платонов

 

"И гид, и страж, и друг". Черногорцы на службе проводниками у Императорского Православного Палестинского Общества. Л.Н. Блинова

 

Идентификация родственных связей Смоковницы Закхея посредством молекулярного анализа. И. М. Куликов, М. Т. Упадышев

 

Монастырь преподобного Герасима Иорданского в Иорданской долине. П.В. Платонов

 

Цикл статей П.В. Платонова о русских монастырях и храмах на Святой Земле

 

Русский паломник XIX века. Л.Н. Блинова

 

«Благодаря деятельности ИППО повышается международный авторитет России». Интервью с председателем Иерусалимского отделения ИППО П.В. Платоновым

 

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Главная / История / История русского присутствия в Святой Земле / Русская Палестина / Православные арабы Сирии и Ливана: проблемы межэтнических и межрелигиозных отношений в конце XIX – начале ХХ вв. П.В. Федотов

Православные арабы Сирии и Ливана: проблемы межэтнических и межрелигиозных отношений в конце XIX – начале ХХ вв.

 

В начале ХХ века на территории Сирии и Ливана по разным оценкам проживало от 200 до 400 тысяч православных арабов[1], составляя более 10 процентов населения. Сирия и Ливан относились к юрисдикции третьего по старшинству, Антиохийского православного патриархата. Наблюдатели отмечали в XIX веке многочисленные проблемы местной арабской православной общины – бедность, низкий образовательный и культурный уровень, бесправие[2]. Причины этого бедственного положения были связаны с внешней и внутренней слабостью общины. Христиане часто сталкивались с враждебным отношением мусульманского большинства. В мае - июне 1860 г.  в так называемой Дамасской резне (антихристианских погромах) погибли тысячи православных арабов. Агитация со стороны католических и протестантских обществ, распространение светского мировоззрения, эмиграция в Америку способствовали ослаблению позиций православной общины. Патриархи, стоящие во главе Антиохийской церкви, не предпринимали серьёзных усилий, чтобы улучшить жизнь местных христиан. Константинопольская греческая иерархия, фактически, монополизировала избрание кандидатов на Антиохийский престол (как и на Александрийский и Иерусалимский). Греческие ставленники были оторваны от жизни своей паствы, одним из основных мотивов их деятельности было личное обогащение.  Такое положение дел, естественно, вызывало постоянное недовольство в арабской среде, однако, каких-либо эффективных рычагов для изменения ситуации у жителей Сирии и Ливана не было. Баланс сил изменился с началом активной деятельности в соседнем Иерусалимском патриархате  русского Императорского Православного Палестинского общества, основанного в 1882 году. В лице ИППО иерархи Антиохийской церкви разглядели сильного союзника и в 1895 году пригласили русских заведовать патриаршими школами в Сирии и Ливане. Спиридон - очередной греческий ставленник на Антиохийском престоле своими злоупотреблениями вызвал сильнейшее отторжение православной общины, и был вынужден осенью 1897 года покинуть Дамаск. Поддержка России значительно увеличивала шансы на избрание нового предстоятеля церкви из числа сирийских иерархов. Антиохийский патриарх был не только духовным главой, но и гражданским представителем православных Сирии перед турецким правительством. Борьба разгорелась вокруг вопроса о праве Антиохийской церкви не включать в число кандидатов претендентов из других патриархатов – то есть, по существу, за автокефалию (независимость). «Греческую партию» в Антиохийском Синоде возглавил местоблюститель патриаршего престола Герман Киликийский, поддержанный Аллепским и Диарбекирским митрополитами. Против греческой монополии на избрание патриарха выступили не только иерархи-арабы, но и греки – Никодим (митрополит Аккарский) и Мисаил (митрополит Тиро-Сидонский)[3]. (О национальной принадлежности Мисаила, впрочем, имеются противоречивые сведения[4]). Русская поддержка позволила «автокефальной» (проарабской) партии занять твёрдую позицию по отношению к трём греческим патриархатам (Константинопольскому, Александрийскому и Иерусалимскому). Борьба за Антиохийский престол продолжалась до 1899 года. Сторонники церковной независимости добились низложения греческого местоблюстителя патриаршего престола Германа и избрания на его место Лаодикийского митрополита Мелетия. 15 апреля 1899 года Мелетий был избран патриархом. Греки не смирились со своим поражением. Греческие патриархи Константинополя, Александрии и Иерусалима бойкотировали Мелетия, отказавшись признать его избрание. Трое митрополитов из «греческой партии» удалились из пределов Антиохийской церкви. Немногочисленные прихожане из греков также не признали арабского патриарха. Противоречия между православными греками и арабами привели к продолжительному конфликту в Киликийской епархии[5] (в настоящий момент – это турецкая территория). После самовольного отъезда греческого митрополита Германа в Константинополь местная община осталась без предводителя. Греки, численно составлявшие менее четверти общины[6], заняли непримиримую позицию по отношению к арабским иерархам. В 1903 году патриарх Мелетий возвёл на пустующую киликийскую кафедру митрополита Александра. Из-за сопротивления греческой партии в Константинополе, Александр только через два года смог получить султанский фирман (охранную грамоту). Прибытие арабского епископа осенью 1905 года в епархиальный город Мерсину привело к громкому скандалу. Делегаты от греческой общины объявили, что не признают Александра митрополитом и пригрозили устроить беспорядки, когда он сойдёт с парохода на берег. Когда Александр в сопровождении более сотни турецких солдат въехал в город, арабы встречали его экипаж цветами, а греки кидали в него камни и палки.

 

После смерти антиохийского патриарха Мелетия греки предприняли попытку восстановить своё влияние в Сирии. Фотий и Дамиан - предстоятели Александрийской и Иерусалимской церквей выступили с публичными обвинениями сирийских иерархов в одержимости «манией генеалогии»[7]. Однако, Константинопольский патриарх Иоаким III, решил остаться в стороне от этой борьбы, позволив провести выборы нового главы Антиохийской церкви без постороннего давления. В греческой печати даже после смерти Мелетия называли «бывшим лаодикийским митрополитом» и «антиканоническим патриархом»[8]. Каноническое общение между тремя греческими патриархатами и Антиохийской церковью возобновилось только в 1909 году (через три года после избрания арабского патриарха Григория IV). Победа «туземной» партии в Сирии вызывала зависть среди православных арабов Палестины и Египта и подогревала националистические настроения. Православная газета «Феллах» в Каире писала: «… Если представители греческой иерархии на арабском Востоке не оставят нас в покое и всячески будут раздражать наше национальное чувство, то мы сумеем живо перенести огонь в их собственные дома и произвести там пожар, размеры которого едва ли теперь можно предвидеть и который едва ли удастся им скоро потушить»[9].

 

Благотворная деятельность представителей России в Сирии и Ливане породила дружеское отношение православных арабов к русским. Борьба Антиохийской церкви за независимость от греческой иерархии велась при активном участии русских дипломатов – посла в Константинополе Зиновьева  И.А. и консула в Дамаске Беляева А.П. Алексей Петрович Беляев поддерживал сирийских иерархов советами, представительствовал за них у дамасского генерал-губернатора, координировал действия с влиятельными и богатыми членами православной общины. Русский консул завоевал большое уважение православного населения Сирии и Ливана, чувствовавшего благодарность за церковное освобождение. Беляев подробно вникал в проблемы Антиохийской церкви, проводя целые часы в патриархии в обществе сирийских иерархов. Компанию Беляеву часто составлял другой представитель России - инспектор школ ИППО Дмитрий Фёдорович Богданов. Богданов добился авторитета благодаря самоотверженной и добросовестной работе по улучшению системы образования для православных арабов. В ведении русского инспектора находились десятки школ (в 1903 г. – около 40), разбросанных на большом расстоянии. Он был глубоко погружен в жизнь арабского общества – вёл переговоры с местными жителями, прослушивал учеников на уроках, организовывал работу служащих школ, умело улаживал различные недоразумения. Русский инспектор сумел добиться особого расположения представителей светских и духовных властей. Для Богданова, по его словам, «основным и краеугольным камнем был постоянный союз, во что бы то ни стало с патриархией и консульствами в общем деле народного оживления через школы…[10]». Ещё более укоренилась в местную жизнь Мария Александровна Черкасова - православная русская миссионерка. Более 25 лет своей жизни она посвятила школьному образованию православных арабов. Черкасова сошлась в Бейруте с одним из семейств, выучила арабский язык. В течение 25 лет (с 1887 по 1912 годы) она открыла или взяла под свою опеку 6 школ в главном городе Ливана (число учеников достигало 1500). Особое внимание в этих учебных заведениях уделялось нравственному воспитанию в православном духе. Школы пользовались большой популярностью среди местных жителей, выпускницы считались желанными невестами. Черкасова стала частью истории Бейрута – её прозвищем «Мама» названа одна из современных улиц. Большими событиями для православных арабов становились инспекционные поездки по городам и селениям, в которых находились школы подведомственные ИППО. С 1894 по 1910 годы Сирию посетили представительные русские инспекции под руководством Извольского П.П., Истомина Д.В., Аничкова Н.М. и  Кохманского Н.В. В Бейруте, Триполи с ель-Миной и в Дамаске в арабских школах работало несколько русских учителей. В Бейруте и Дамаске находились русские консульства, сотрудники которых также занимались делами православных арабов. Большое значение имела финансовая и организационная поддержка Россией православных школ в Сирии и Ливане, а также материальная помощь Антиохийскому патриархату.

 

Серьёзной проблемой для христиан некоторых областей Сирии было враждебное отношение мусульман. Во многих случаях даже покровительство России не спасало православных арабов от унижения и дискриминации. В Аккарской епархии (территория между Триполи и Хомсом) враждебность мусульман проявлялась особенно сильно. Здесь были зафиксированы случаи поджогов церквей, похищения православных девушек, убийств (один мусульманин, например, застрелил строительного рабочего-христианина, желая испробовать в деле новую винтовку). Представители турецких властей давали обещания наказать виновных, но не выполняли их.

 

Так называемый аз-Зебеданский инцидент стал показательным примером проявления религиозной нетерпимости. В городе аз-Зебедани (недалеко от Дамаска) православная община не имела в своей церкви колокола. Местный правитель (каймакам) и административный совет, состоявший в основном из мусульман, не дали разрешения представителю православной общины митрополиту Герману повесить колокол. В запальчивости Герман пригрозил властям заступничеством со стороны России, напомнив о предстоящем визите инспекции Палестинского общества в местную школу. Угроза митрополита вызвала озлобление мусульман и привела к обострению отношений между общинами города. Накануне приезда русской делегации, мусульмане провели враждебную акцию против православных, разрушив ворота, ограды и вырубив плодовые деревья в 15 садах. Несмотря на напряжённую обстановку, русская комиссия приехала в город. Представитель России, секретарь Палестинского общества Дмитриевский, призвал местных жителей простить, нанесённые им обиды и оскорбления. После отъезда русских мир между общинами не восстановился – мусульмане неоднократно избивали христиан. Турецкие власти возложили всю ответственность за аз-Зебеданский инцидент на митрополита Германа и даже попытались добиться от Антиохийской церкви его смещения[11]. Проблема публичного исполнения религиозных обрядов православными возникала и в других городах Сирии. Несколько лет потребовалось жителям Хомса, чтобы согласовать установку колокола, подаренного Палестинским обществом. Впрочем, успешная деятельность православных школ вызывала уважение мусульман. Муфтий Хомса даже выражал пожелание, чтобы были созданы смешанные школы, в которых дети мусульман обучались бы вместе с христианами.

 

Подводя итог, необходимо отметить значительную роль деятелей Палестинского общества в укреплении позиций арабской православной общины в Сирии и Ливане.  Благодаря помощи России, православные арабы Антиохийского патриархата избавились от зависимости от греческой церковной иерархии и сумели наладить в некоторых городах более конструктивные отношения с мусульманами.

 

© П.В. Федотов

Государственный музей истории религии в Санкт-Петербурге

Материал прислан автором порталу Иерусалимского отделения ИППО 1 сентября 2014 г.

 

Примечания



[1] И. Соколов (Световостоков). Антиохийская церковь// СИППО. 1913. т.24. с.465
[2] Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX – начале XX в. М., 2006. с.237.
[3] И. Померанцев. Блаженнейший Мелетий, патриарх Антиохийский// СИППО. 1906. т.17. с.255, 258
[4] Ф.Хури. Из Сирии. Кончина Мисаила Тиро-Сидонского// СИППО. 1906. т.17. с.622-623
[5] П.Жузе. Из Сирии// СИППО. 1906. т.17. с.292-298
[6] И. Соколов (Световостоков). Антиохийская церковь// СИППО. 1913. т.24. с.321
[7] И. Световостоков. Вести с православного Востока// СИППО. 1906. т.17. с.505
[8] И. Померанцев. Блаженнейший Мелетий, патриарх Антиохийский// СИППО. 1906. т.17. с.282
[9] П.Жузе. Из Сирии// СИППО. 1906. т.17. с.604
[10] Богданов Д.Ф. Православные школы в Южной Сирии в 1900-1901// СИППО. 1902. т.13. с.49-50
[11] А. Дмитриевский. Свобода совести в православной Сирии при новом младо-турецком режиме// СИППО. 1910. т.21. с.581-593

Автор: Федотов, Пётр Викторович

версия для печати