Юбилеи 2018 года

120 лет
Учреждение на Святой Земле Горненской обители

 

Горненский монастырь в Иерусалиме: история Обители и ее престольных праздников. Павел Платонов

 

100 лет
Мученический подвиг августейшей председательницы ИППО вел.кнг. Елизаветы Федоровны

 

Преподобномученица Елизавета – небесный покровитель ИППО. Павел Платонов

 

135 лет
Открытие Порога Судных врат на месте строительства Александровского подворья в Иерусалиме

 

Иерусалим. Александровское подворье. Татьяна Тыжненко

 

115 лет
Кончина инициатора создания ИППО Василия Хитрово

 

В. Н. Хитрово — основатель Императорского Православного Палестинского Общества. Николай Лисовой

 

Памяти старого паломника почетного члена и секретаря Императорского Православного Палестинского Общества Василия Николаевича Хитрово + 5 мая 1903 г. Свящ. Иоанн Лабутин

 

Памяти основателя Палестинского общества. Некрополь Никольского кладбища Александро-Невской лавры. Лидия Соколова

 

130 лет
Завершение основных работ по строительству Сергиевского подворья в Иерусалиме

 

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): история и современность. Павел  Платонов

 

115 лет
Завершение проектирования Николаевского подворья ИППО в Иерусалиме

 

Николаевское подворье ИППО в Иерусалиме. Николай Лисовой

 

А.Е. Элкин - архитектор Николаевского подворья Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме. Лариса Блинова

 

100 лет
Мученическая гибель  почетного члена ИППО сщмч. Владимира (Богоявленского)

 

В Киеве прошла научная конференция, посвященная 100-летию со дня мученической смерти почетного члена ИППО сщмч. Владимира (Богоявленского)

 

190 лет
День рождения первого уполномоченного ИППО в Иерусалиме Дмитрия Смышляева

 

От Урала до Иерусалима: труд и подвиг Дмитрия Смышляева. Николай Лисовой

 

170 лет
День рождения члена-учредителя и почетного члена ИППО графини Ольги Путятиной

 

"Христианнейшая графиня" Ольга Евфимьевна Путятина — благотворительница, член-учредитель и почетный член ИППО. Лариса Блинова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Палестина в европейской политике     

 

Все предпосылки, способствовавшие возникновению Общества, а также сама история его возникновения, описаны в литературе неоднократно. На наш взгляд, это лучше всего изложено в упомянутой выше книге Б.Ф. Ямиленца. Поэтому всё последующее изложение данного раздела носит конспективный характер. Образование Общества и его деятельность можно по настоящему понять только в контексте внешней политики России на Ближнем Востоке и с учётом особенной идеологической жизни Российской Империи во второй половине XIX века.   

 

Прогрессирующее ослабление Османской Империи в XIX-м веке закономерно привело к тому, что проблема Палестины и Святых мест становилась в европейской политике всё более актуальной, являясь, правда, прикрытием борьбы за господство на Ближнем Востоке.[1]       

 

Подобно другим христианским церквям, Русская Православная Церковь стремилась к усилению и укреплению своего присутствия в Палестине и к закреплению именно за собой права защиты и покровительства Святых мест, и православных подданных Османской Империи. Православная Церковь добивалась также права богослужения в Палестине на церковно-славянском, права на пропаганду православия среди местного населения, а также права на защиту русских паломников.   

 

Необходимо, однако, сказать, что политика русского Православия, как и в целом государственная политика Императорской России в восточном вопросе была неоднозначной и не во всём бескорыстной. В архивах можно найти детальные планы того, как следует поступать после установления русской власти в Константинополе[2].        

 

Первое официальное российское учреждение в Палестине – Русская Духовная Миссия - было открыто в 1847 году в Иерусалиме Его главой стал архимандрит Порфирий (Успенский), прибывший в Иерусалим даже несколько ранее – в 1843 году в качестве секретного агента Синода и Министерства Иностранных Дел. Деятельность Миссии была весьма разносторонней. Она покупала земли, строила церкви, дома для паломников и т.д.

 

Епископ Кирилл (Наумов)

Епископ Кирилл (Наумов)

 

 

Особенно много этим занимался епископ Кирилл (Наумов), второй начальник Русской Духовной Миссии, приступивший к исполнению своих обязанностей уже после Крымской войны.[3]   

 

Порфирий (Успенский), еп. Чигиринский. (1804 – 1885)

Порфирий (Успенский), еп. Чигиринский. (1804 – 1885)

© Иерусалимское отделение ИППО

 

Что касается епископа Порфирия (Успенского), то хорошо известно, что он был крупным исследователем и собрал ценную коллекцию древних рукописей.[4] Именно он открыл знаменитую рукопись Септуагинты[5], известную под названием Синайский кодекс, именно он подготовил первое описание греческих рукописей монастыря Св. Екатерины на Синае.[6] С именем другого главы Миссии – Антонина (Капустина) – связаны многочисленные археологические раскопки в Палестине[7] и продолжение собирания земельных участков, а также рукописей и различных памятников древности, которые со временем значительно обогатили коллекции российских музеев.[8]      

 

Архимандрит Антонин (Капустин). © Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

Архимандрит Антонин (Капустин).

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

 

 

Во второй половине XIX века, в соответствии с общим возрастанием в европейской политике интереса к Ближнему Востоку, в России постепенно возрастало внимание к Палестине, к судьбе православных на Ближнем Востоке и взаимоотношениям Русской Православной Церкви с другими Православными Церквами, имеющими свои интересы в Святой Земле. В эти годы стало увеличиваться также и количество российских паломников в Палестину. [9]    

 

Русская Духовная Миссия не могла обеспечить обслуживание всех паломников, как не могла она решать задачи научного изучения Палестины, или же школьного образования местного населения. Как показывает отмеченное выше исследование архимандрита Никодима (Ротова), дело заключалось в незначительности бюджета Миссии и в явном нежелании представителей светской власти России на Ближнем Востоке допустить, чтобы церковное учреждение занималось чем-либо, кроме дел, касающихся чисто духовной сферы[10]. Научные изыскания Порфирия (Успенского) и Антонина (Капустина) отражают лишь их собственный интерес к изучению истории Палестины и Православного Востока.   

 

Первыми русскими учреждениями, в какой–то мере  сходными по задачам с английским Palestine Exploration Fund и немецким Deutsche Palästina Verein – были «Палестинский Комитет», основанный в 1859 году, и «Палестинская Комиссия», основанная в 1864 году. Обе организации сделали немало для обеспечения русских паломников всем необходимым, но научные изыскания – как и в случае с Русской Духовной Миссией, не входили в задачи этих учреждений.

 

© А.Г. Грушевой

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института восточных рукописей РАН (Сектор Ближнего Востока)

Материал прислан автором 11 сентября 2014 г. порталу Иерусалимского отделения ИППО

 

 

Примечания



[1] См. подробно – Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII- начало XXв. М., 1978, в особенности же – с. 130-144. О взаимоотношениях Турции, Западной Европы и России в первой половине XIX-ого века, о предпосылках Крымской войны и роли Святых мест в дипломатической борьбе того времени см. также – Шеремет В. И. Османская Империя и Западная Европа. Вторая треть XIX-ого века. М., 1986. С. 152-170.
[2]  Например, в архиве А. А. Дмитриевского (РНБ ОР, ф. 253, ед. хр.41, лл. 20-47) находится документ, относящийся к годам Первой Мировой Войны и озаглавленный «Константинопольская церковь и русская власть». Остающийся нам неизвестным автор (А. А. Дмитриевский?) относился к своей задаче очень серьёзно и исходил из того, что установление русской власти в Константинополе неизбежно и произойдёт в самом ближайшем будущем. Достаточно привести первую фразу документа – «Водворение русской власти в Константинополе, к чему направлены теперь мысли русских людей, потребует от неё определить её отношение к Константинопольской церкви».
[3] Архимандрит Никодим. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме // Богословские труды. 20. М., 1979. С. 31-92. См. также – Лисовой Н. Н. Русское присутствие в Святой Земле: учреждения, люди, наследие // Отечественная история, 2003, №2. С. 19-37.
[4] Лучшим источником информации о деятельности Порфирия Успенского является его многотомная автобиография – Книга бытия моего. Дневники и автобиографические записки. Под редакцией П. А. Сырку. ТТ.1-8. СПб., 1894-1902. О Порфирии Успенском см. также детальное исследование А. А. Дмитриевского – Епископ Порфирий Успенский как инициатор и организатор первой духовной миссии в Иерусалиме, и его заслуги на пользу православия и в деле изучения Христианского Востока // Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. Т. XVI.1905. С. 329-361; 457-547.
[5] Септуаги́нта; перевод семидесяти толковников (лат. Interpretatio Septuaginta Seniorum — «перевод семидесяти старцев») — собрание переводов Ветхого Завета на древнегреческий язык, выполненных в III—II веках до н. э. в Александрии. Часто обозначается LXX (число семьдесят, записанное римскими цифрами). Септуагинта является самым старым известным переводом Ветхого Завета на греческий язык. Цитаты из неё встречаются в Новом Завете. Септуагинта сыграла важную роль в истории христианской церкви, став, по существу, каноном Священного Писания на греческом языке, с которого впоследствии были сделаны переводы на другие языки, в том числе первый перевод на церковнославянский. Сегодня, наряду с масоретским вариантом, Септуагинта является одним из двух древнейших свидетельств библейского текста. Прим. редакции Иерусалимского отделения ИППО.
[6] Каталог Порфирия Успенского был опубликован В. Н. Бенешевичем – Описание греческих рукописей монастыря Св. Екатерины на Синае. Под редакцией и с дополнением В. Н. Бенешевича. Т. 1. СПб., 1911; Т. 3, вып. 1. Рукописи 1224-2150. Петроград, 1917. Второй том этого издания не выходил.
[7] Самыми известными из них были раскопки 1883 г., в ходе которых была обнаружена древняя городская стена Иерусалима и порог судных врат. О русских археологических исследованиях в Палестине см. подробно – Ростовцев М. И. «Русская археология в Палестине» // Христианский Восток, т. I, вып. III. 1913. С. 247-266.
[8] Интересное исследование об архимандрите Антонине Капустине написано в начале века А. А. Дмитриевским – Начальник русской духовной миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин) как деятель на пользу православия на Востоке и в частности в Палестине (По поводу десятилетия со дня его кончины) // Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. Т. XV, вып. 2, СПб. 1904. С. 95-148.
[9].  О связях России с Палестиной в допетровское время  см. Данциг Б.М. – Из истории русских путешествий и изучения Ближнего Востока в допетровской Руси // Очерки по истории русского востоковедения. М., 1953, с. 185-231. Из более новых работ отметим – Рождественская М. В. Образ Святой Земли в древнерусской литературе // Иерусалим в русской культуре. Составители А. Баталов, А. Лидов. М., 1994 С. 8-14.
[10]. (Архимандрит Никодим, ук. соч. С. 29, 35-36). О первоначальных, очень широких планах Порфирия Успенского по вопросу о сферах занятия Русской Духовной Миссии см.: Дмитриевский А.А. Епископ Порфирий Успенский как организатор…. С. 357-358.

версия для печати