Юбилеи 2018 года

130 лет
Завершение основных работ по строительству Сергиевского подворья в Иерусалиме

 

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): история и современность. Павел  Платонов

 

115 лет
Завершение проектирования Николаевского подворья ИППО в Иерусалиме

 

Николаевское подворье ИППО в Иерусалиме. Николай Лисовой

 

А.Е. Элкин - архитектор Николаевского подворья Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме. Лариса Блинова

 

100 лет
Мученическая гибель  почетного члена ИППО сщмч. Владимира (Богоявленского)

 

В Киеве прошла научная конференция, посвященная 100-летию со дня мученической смерти почетного члена ИППО сщмч. Владимира (Богоявленского)

 

190 лет
День рождения первого уполномоченного ИППО в Иерусалиме Дмитрия Смышляева

 

От Урала до Иерусалима: труд и подвиг Дмитрия Смышляева. Николай Лисовой

 

170 лет
День рождения члена-учредителя и почетного члена ИППО графини Ольги Путятиной

 

"Христианнейшая графиня" Ольга Евфимьевна Путятина — благотворительница, член-учредитель и почетный член ИППО. Лариса Блинова

 

115 лет
Кончина инициатора создания ИППО Василия Хитрово

 

В. Н. Хитрово — основатель Императорского Православного Палестинского Общества. Николай Лисовой

 

Памяти старого паломника почетного члена и секретаря Императорского Православного Палестинского Общества Василия Николаевича Хитрово + 5 мая 1903 г. Свящ. Иоанн Лабутин

 

Памяти основателя Палестинского общества. Некрополь Никольского кладбища Александро-Невской лавры. Лидия Соколова

Информационные партнеры

Россия в красках: история, православие и русская эмиграция

 

Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура




Итоги деятельности Общества до 1917 года     

 

Палестинское Общество пережило относительно благополучно первую мировую вой­ну, революции и гражданскую войну и просуществовало до 1936-1937 гг., когда фак­тически жизнь его замерла, возродившись вновь в 1951 году. Детальное описание ис­тории Палестинского Общества в советское время содержится в книге «Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге», в статье «Императорское Палестинское об­щество (по петербургским архивам)»[1] (с. 134-156 указанной книги). Вот почему здесь повторное изложение этих же фактов представляется здесь излишним.   

 

В заключение,  однако, хотелось бы процитировать один документ,  написанный в октябре 1921 года Ф.И. Успенским. Фёдор Иванович следующим образом, в весьма точных словах подводил итоги деятельности Палестинского Общества за весь предшествующий период его существования.   

 

«Деятельность Палестинского Общества обнаружилась в весьма ценных и столь разнообразных приобретениях как научных, так и материального характера, что она не может не внушить к себе уважения и признательности.   

 

При подведении итогов этой деятельности нужно иметь в виду, что Палестинское Об­щество работало на чужбине в условиях далеко не благоприятных для достижения предло­женных целей, а в постоянной борьбе с враждебными к нему отношениями как со стороны местного духовного и светского правительства, так и иностранных учреждений и заведующих ими лиц с завистью и недоброжелательством относившихся к русскому делу. Нужно при этом помнить, что на Востоке это было единственное русское насаждение, пытавшееся дать твёрдую постановку государственно-народным русским интересам.»[2]   

 

При всей очевидной правильности слов Ф.И. Успенского[3], сейчас, через 91 год, значение деятельности Палестинского Общества на Ближнем Востоке представляется необходимым уточнить по ряду вопросов, учитывая также соображения А.А. Дмитриевского, сформулированные им в марте 1915 г[4].   

 

Прежде всего, следует отметить то, что Императорское Православное Палестинское Общество до 1917 года было своего рода координирующим центром работы многих известных специалистов разных направлений – и историков, и археологов, и искусствоведов[5]. Факты, таким образом, показывают, что поддержка Императорским правительством гуманитарной науки всегда оставалось одним из приоритетов Российской Империи. Конечно, поддержка эта не была совсем бескорыстной и во многом объяснялась политическими целями – стремлением закрепиться на Ближнем Востоке, заботой о распространении Православия, но и в этих условиях выделяемых государственных средств хватало на проведение серьёзных научных изысканий и их публикацию как в Палестинском сборнике, так и в других изданиях Академии наук. При этом задержек с публикациями не было[6].   

 

При оценке деятельности Палестинского Общества до 1917 года с особым сожалением следует упомянуть два проекта, к сожалению оставшиеся лишь на бумаге и не воплощённые в жизнь из-за чисто политических причин.   

 

О первом проекте известно очень немного. Между 1904 и 1912 годами среди исследователей, связанных с Обществом, обсуждался проект Русского Археологического Института в Афинах. Судя по всему, невозможность его осуществления очевидной ещё до Первой мировой войны[7]. Не исключено, что невозможность открытия Русского Археологического Института в Афинах косвенно связана с открытием аналогичного Института в Константинополе. Существенным же аргументом в пользу создания такого Института была не только наука, но и политика[8]. С этой точки зрения наличие русского института в Константинополе представлялось гораздо более важным.     

 

Чуть дальше продвинулся проект создания Комитета или Общества Палестиноведения в Петербурге, а также -  Русского Археологического Института в Иерусалиме. Предполагалось, что Комитет и работающий под его руководством Институт станут центрами комплексного научного изучения Палестины и всего того региона, в котором на Ближнем Востоке работало Палестинское Общество. Все документы о Комитете Палестиноведения и Институте в Иерусалиме датируются 1915 годом. Сейчас, когда ход последующих событий хорошо известен, остаётся только предполагать, что у авторов этого проекта в 1915 году, в годы Первой Мировой войны, не было ощущения, что до конца Российской Империи оставалось не более двух лет. Итоги Первой Мировой войны и революций в России в 1917 году сделали реализацию этих проектов невозможными[9].   

 

Очень важным итогом деятельности Палестинского Общества до 1917 года стали регулярно выходившие номера Палестинского сборника, где было опубликовано множество ценных научных трудов и источников по истории региона. Аналитический обзор публикаций Палестинского Общества приведён в статье Г.З. Пумпян (см. прим. 1). Роспись всех номеров Палестинского сборника приведена в книге А.В. Крылова и  Н.М. Сорокиной на стр. 50-80, но без указания страниц. Подробная роспись содержания всех изданий Палестинского Общества с указанием страниц составляет основное содержание неоднократно упоминавшегося выше Указателя Трудов Палестинского Общества (СПб., 2009).   

 

Наконец, при оценке деятельности Палестинского Общества нельзя не упомянуть и о многочисленных археологических раскопках в Палестине.[10].   

 

Говоря об итогах и значении деятельности Палестинского Общества, нельзя не упомянуть об одном факте, видном, правда, только по бухгалтерским документам Общества. Сметы доходов и расходов Общества, публиковавшиеся регулярно в виде отдельных книжек, легко позволяют определить, какие именно статьи расходов были приоритетными. Основной статьёй расходов Общества во все годы оставались не паломники и их обслуживание, не научные задачи, а нужды образования – то есть расходы на школы.  

 

© А.Г. Грушевой

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института восточных рукописей РАН (Сектор Ближнего Востока)

Материал прислан автором 11 сентября 2014 г. порталу Иерусалимского отделения ИППО

 

Примечания



[1] Опубликовано: СПб., 1995 под редакцией И. П. Медведева.
[2] Цитируется следующий документ: АВ ИВР РАН Ф.  120. Оп.1. Док. 6. Л. 3.
[3] Слова Ф.И. Успенского отражают лишь значение Палестинского Общества как организации, обеспечивавшей государственные, внешнеполитические интересы России в регионе.
[4] Использованное издание – документ № 116 – Записка секретаря ИППО А.А. Дмитриевского о научной деятельности Общества // Россия в Святой Земле. Документы и материалы. Том. 1. М., 2000. С. 350-356.
[5] Крылов А.В., Сорокина Н.М. Императорское Православное Палестинское Общество и отечественное востоковедение. М., 2007. С. 19-20; 26-32. См. также выше, раздел работы о научных изысканиях Общества, где упомянуты многие известные специалисты смежных гуманитарных наук, принимавших участие в заседаниях Общества.
[6] Публикации в Православном Палестинском Сборнике легко позволяют сопоставить время написания той или иной работы и время её опубликования.
[7] См. подробно конец первой части работы К.Н. Юзбашяна «Палестинское общество. История становления. Часть 1.», а также особо прим. 77 к тексту этой первой части. По версии текста, размещённой на сайте Палестинского Общества, речь идёт о с. 5).
[8] Горянов Б.Т. Ф.И.Успенский и его значение в византиноведении // ВВ. 1947. С. 83.
[9] Документы, касающиеся проекта Комитета Палестиноведения и Русского Археологического Института в Иерусалиме, издавались и комментировались многократно. См. например – документ Россия в Святой Земле. Документы и материалы. Т.1  М., 2000, №114. Доклад Е. П. Ковалевского «Русские научные интересы в Палестине». С.339-349; Грушевой А.Г. Императорское Палестинское общество (по петербургским Архивам.) // Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге. Под редакцией И.П.Медведева. СПб., 1995. С. 137-138; Мещерская Е., Александр Мусин, Пиотровский М. Б. Русская археология в Святой Земле (некоторые итоги и перспективы) // История Древней Церкви в научных традициях XX века. СПб, 2000. С. 25-27; Лисовой Н.Н. Русское политическое и духовное присутствие в Святой Земле и на Ближнем Восток в XIX – начале XX вв. М., 2006. с. 209-214.
[10] Подробный рассказ и анализ  Мещерская Е.Н., Александр Мусин, Пиотровский М.Б.  ук.соч.  С. 14-27

версия для печати